Читать онлайн Очищение огнем, автора - Марч Джессика, Раздел - ГЛАВА 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очищение огнем - Марч Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очищение огнем - Марч Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очищение огнем - Марч Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Джессика

Очищение огнем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 24

Окончание университета не было таким волнующим событием для Кей, как для большинства однокурсников. Поступив в колледж в том возрасте, когда сверстники были уже на последнем курсе, она не чувствовала, как остальные выпускники, что эта церемония знаменует некий возрастной рубеж, переход через границу от юности в мир взрослых людей. Кей вступила в этот мир много лет назад. Кроме того, ее, в отличие от других, не окружали гордые и счастливые родственники. Эмоциональное оцепенение только усиливалось отсутствием известий от Джима Болтона. Покидая Чикаго, девушка была уверена, что вскоре услышит о нем, но не получила даже открытки, хотя Митч прислал пару записок, и одна невольно пролила свет на причины столь странного молчания.
«Кстати, я познакомился с Джимом Болтоном. Его голыми руками не возьмешь, особенно когда речь идет о бизнесе. Он действительно хотел заполучить эту авиакомпанию».
Похоже, Митч и Джим оказались по разные стороны, и Джим выиграл. Может, это объясняло его исчезновение: бизнес целиком поглотил Джима. Он не мог позволить себе тратить время на что-то еще, потому что был одержим навязчивым желанием не потерпеть краха, подобно своему отцу. Возможно, он решил также, что девушка, позировавшая когда-то для подобных фото-графий, которые каждый мог повесить на стену, – неподходящая компания для человека, пытавшегося завоевать солидную репутацию в финансовом мире. А что, если он просто обаятельный мужчина, не пожелавший быть с ней откровенным? Сначала Кей намеревалась поискать ответ… или Джима, когда ее вызовут в Чикаго на судебный процесс между отцом и Александрой. Ведь именно там находилось административное здание «Мид-Коаст Эйрлайнз», и скорее всего, можно было спросить о Джиме. Но два месяца спустя после встречи с адвокатом, Кей позвонил детектив чикагской полиции и спросил, не известно ли что-нибудь о местопребывании Ванессы Уайлер – сводная сестра была похищена матерью. В заявлении, разосланном Александрой в газеты, говорилось, что она сознает, насколько велико влияние Рэнделла Уайлера в судейских и адвокатских кругах, не позволяющее добиться истинного правосудия, поэтому она «спасает» девочку от постоянной угрозы сексуального посягательства.
Кей ответила детективу, что Александра, желая скрыться, ни за что не стала бы откровенничать с бывшей падчерицей, которую искренне ненавидела.
Поскольку необходимость возвращения в Чикаго отпала, Кей оставила мысль о поисках Джима и попытках узнать, почему столь романтически начавшиеся отношения внезапно оборвались? Поэтому, когда настал день окончания университета, только одна Лора Кук радовалась успехам Кей. После заключительного экзамена она пригласила Кей на ужин в любой ресторан по желанию девушки. Они отправились в «Олд Обрайкиз», известное в Балтиморе заведение, где фирменным блюдом были спаренные на пару крабы, сервированные в панцире. На столе, кроме ложек и вилок, лежали щипцы для разделывания крабов и стояла корзинка, куда бросались скорлупки. В этой забавной борьбе с неподатливыми панцирями можно было провести целый вечер, но в ресторане царила теплая домашняя атмосфера, которую Кей предпочитала чопорной сдержанности.
– Прежде чем начать пачкаться, – объявила Лора, как только они уселись, – я хотела подарить это.
Открыв сумочку, она извлекла маленький пакетик в красивой обертке. Внутри оказались модные золотые часы. Кей была не только тронута неожиданным подарком, но и смущена такой роскошью. Но Лора только небрежно отмахнулась:
– Нет лучшего способа потратить деньги, чем сделать приятное людям, которым мы симпатизируем.
И, не желая показаться сентиментальной, быстро переменила тему, заговорив о будущем Кей и об исследовательской работе, которую они надеялись провести.
Последние несколько месяцев обе непрерывно обсуждали, как лучше организовать изучение неизвестных до сих пор аспектов сексуального поведения людей. Они говорили часами, когда шли завтракать, встречались в кабинете Лоры, пили кофе у нее дома, шли в кино; и подчас беседы превращались в жаркие споры, хотя до ссор и стычек дело не доходило. Основываясь на достаточном, хотя и полученном различными путями опыте, женщины считали, что более глубокое понимание сексуальности человека окажется неоценимо полезным с психологической и социальной точек зрения. Но они никак не могли прийти к соглашению относительно точной природы и цели исследования, не говоря уже о применимой методологии. Лора предпочитала создание базы данных сбору информации путем опроса и анализа ответов.
– Вместо того, чтобы заниматься сексуальностью человечества, – предлагала она Кей, – по-моему, лучше ограничиться женской сексуальностью. Именно это нам легче всего исследовать и понять.
В качестве основного объекта Лора предлагала взять самую главную суть половых сношений – оргазм. Специализируясь в лечении дисфункций, она давно обратила внимание, что большинство женщин либо вообще не испытывают оргазма, либо крайне редко его достигают.
– Предположим, мы займемся изучением механизма нервной системы, посредствам которого достигается оргазм, – предложила она. – Это можно потом применить для улучшения статистики.
Но Кей постоянно спорила против такого подхода, не желая тратить столько времени и усилий, чтобы дело потом закончилось одной-двумя статьями в медицинских журналах, читаемых только профессионалами, которые передавали смысл широкому читателю лишь постепенно, в виде лекций или специализированного лечения. Нет, она мечтала сама обратиться непосредственно к читателям, принести пользу как можно большему числу людей. Кей ощущала постоянную настойчивую потребность передать полученные знания, чтобы исправить все несправедливости, ошибки и мифы, так долго мешавшие радости и счастью людей. Она даже считала, что многим можно спасти жизнь – ее мать не сошла бы с ума, понимай она лучше собственную сексуальность и сумей примириться с ней.
– Секс представляет проблему для всех, в определенные периоды существования, – заметила она. – Думаешь, мы могли бы помочь всем, проведя исчерпывающее исследование сексуальных потребностей человека?
Насколько она себе представляла, работа должна попытаться ответить на широкий ряд вопросов. Какова природа сексуальной энергии? Насколько важно сексуальное удовлетворение для здоровья и благосостояния? Каковы параметры сексуального наслаждения и как его лучше получать? Какие партнеры достигают лучших результатов друг с другом? Каков диапазон сексуального поведения человека – можно ли считать определенные поступки «ненормальными» или «извращенными?»
– На это может уйти четыре – пять, а может, и десять лет, – предупредила Лора.
Но Кей это не обескуражило. Любое сколько-нибудь важное научное исследование требует невероятных усилий. Алфред Кинси, первый из американцев, занявшийся исследованием секса, основывал свои открытия на более чем восемнадцати с половиной тысячах интервью, сбор и обработка которых заняла несколько лет, прежде чем написать книги «Сексуальное поведение мужчины» и «Сексуальное поведение женщины». Сам по образованию зоолог, Кинси посвятил жизнь этим исследованиям, рассматривая поступки людей с точки зрения стереотипов поведения животных. Но Кинси, талантливый ученый и первооткрыватель, гаки не осмелился зайти слишком далеко за грани уже существующих исследований. Его трудам было почти двадцать пять лет, а умер он двадцать лет назад. Настало время расширить границы. Получение новой информации О сексе стало жизненно важным в атмосфере вседозволенности, царившей с шестидесятых годов, а подъем движения за права женщин позволил выдвинуть новый лозунг – борьбу за то, чтобы женщины достигали сексуального удовлетворения, вместо того чтобы всю жизнь обходиться без него, как показывала обширная практика Лоры.
– Людям давно уже необходимо понимание подобных вещей, – рассказывала Кей. – Почему пятьдесят процентов браков распадается, причем даже в половине сохранившихся все еще существуют сексуальные дисфункции? Может, мы сумеем помочь изменить это? Наконец Кей удалось склонить Лору к идее более обширной программы исследований, хотя они продолжали спорить относительно выбора методологии.
– У Кинси был целый штат ассистентов, которые брали интервью у населения, – заметила Лора. – Но это все, что они делали, Кей – сидели в гостиных, задавали вопросы об их впечатлениях, переживаниях, секретах, предубеждениях. Это было обзором, попыткой создать статистическую картину. Нельзя ручаться за ее точность, потому что Кинси сам не был уверен в полученных результатах. Многие из тех, кто соглашался беседовать с ассистентами, не сумели полностью преодолеть естественную скромность, или потребность оградить личную жизнь. Поэтому и ответы их чаще всего лишь полуправда, а иногда и вообще чистая ложь, и невозможно определить, в каком случае можно на них положиться.
– Чтобы пойти дальше Кинси и доверять полученным данным, Лора предложила до мелочей отработать методику.
– Нужно убедиться, что люди отвечают искренне, независимо от того, какого рода вопросы мы им задаем.
– Есть только один способ убедиться в том, что наши данные верны, – сказала Кей. – По-моему, главный критерий научных исследований – непосредственное наблюдение. Именно это нам необходимо, Лора, – настоящая работа в лаборатории, проверка исследуемых объектов. Вместо того чтобы беседовать с людьми в гостиных, как Кинси, нужно наблюдать за ними в спальнях.
Лоре потребовалось несколько секунд, чтобы убедиться в серьезности заявления Кей.
– Существует разница между научным трудом и вуайеризмом,
type="note" l:href="#n_37">[37]
– отпарировала она.
– Может, нет, – покачала головой Кей, – когда предмет исследования – секс.
Когда Кей впервые предложила такой подход, Лора решительно отвергла его, но позже они все-таки постоянно возвращались к этому предмету, и Кей объяснила преимущества возможностей прямого наблюдения.
– Нам не обязательно в самом деле проникать в спальни. Главное – создать условия, ведущие к интимности и позволяющие изучать происходящее, не стесняя людей своим присутствием.
– Например, используя зеркала с односторонним обзором?
– Или телевизионные камеры. Можно записывать разговоры на пленку или снимать действие скрытой камерой, – кивнула Кей. – Конечно, этого нельзя делать без согласия испытуемых. В этом вся сложность – придется найти мужчин и женщин, которые не откажутся заниматься сексом для научных целей.
Но Лора по-прежнему сомневалась. Люди, позволяющие подглядывать за собой, возможно, попросту извращенцы, охваченные неестественным желанием и потребностью выставлять себя напоказ, но в этом случае от них трудно ожидать достоверной информации о мотивах поведения обычных мужчин и женщин.
Но Кей снова не согласилась. Студенческая среда может обеспечить идеальный источник сексуально-активных индивидуумов и партнеров, которые могут перенести вмешательство в личную жизнь по ряду вполне обычных причин.
– Поверь моему опыту, – сказала она, – небольшая плата может быть достаточным стимулом для десятков студентов, нуждающихся в деньгах. Кроме того, некоторые изучают психологию или медицину, и они будут с радостью участвовать в опытах во имя науки.
И наконец Кей привела самый веский и очевидный довод: существует достаточно много совершенно нормальных людей, которые будут рады любому предлогу, чтобы, как говорят дети, «перепихнуться на травке».
Наконец, недели две назад, Лора смирилась, поняв наконец, что радикальный подход Кей позволит получить более ценные результаты, но по-прежнему сомневалась, что деньги на такой бросающий вызов всем условностям проект можно будет получить из обычных организаций, предоставляющих субсидии, – фондов, колледжей, правительственных агентств.
– Для исследований, связанных с сексом, всегда было трудно добыть деньги, – сказала она. – Но для подобной работы это, по-видимому, вообще невозможно. И ты, и я уверены в чистоте наших намерений, по люди, ответственные за распределение денег, каждый день получают достаточно интересные заявки, и к тому же на менее скандальную тему. Боюсь, они посчитают то, что мы собираемся делать, немногим лучше грязного анекдота.
– Все равно, стоит попытаться, – настаивала Кей. – Мы можем получать эти знания и всегда могли, только слишком боялись. Подавляющее множество мужчин и женщин полагаются на недостоверность информации, передающейся из уст в уста, почти таким же примитивным способом, как сказки, которые рассказывали друг другу у костров пещерные люди. Черт возьми, Лора, не зря триста лет этой страной правили пуритане. По-моему, сейчас самое время избавиться от их влияния.
На этом спор прервался. Несколько оставшихся до выпуска недель Кей была так занята подготовкой к экзаменам, что почти не виделась с Лорой. Но та и сама, казалось, не очень-то стремилась встречаться с Кей, и постепенно девушка начала подозревать, что она попросту передумала. Возможно, ради спасения собственной репутации на медицинском факультете Лора решила не поддерживать столь сомнительный проект и даже не иметь ничего общего с той, в чьей голове родился этот проект. Поэтому приглашение Лоры на ужин в честь окончания университета и дорогой подарок быстро развеяли страхи Кей, что такая драгоценная дружба отныне потеряна. Только теперь стало ясно, что все эти недели Лора почти не показывалась именно поэтому, что всеми силами пыталась найти спонсоров для их исследований.
– Я надеялась, что к этому времени смогу все уладить, – вздохнула Лора, – чтобы ты не чувствовала себя не у дел после выпуска. Из этих денег ты должна была получать зарплату и стипендию, если бы захотела учиться в аспирантуре, но, к несчастью, как я и предвидела, пришлось столкнуться с упорным сопротивлением во всех распределяющих субсидии организациях.
Кей мрачно слушала, мысленно взвешивая все возможные перспективы. Как заработать на жизнь? Неужели продолжать позировать для Ларри Мейера?
Но тут Лора сказала:
– У нас есть еще шанс в одном частном фонде с огромными средствами. В основном, деньги даются на филантропические цели – постройка зданий для университетов, больниц для бедных, раздача субсидий артистам, художникам, все в этом роде. Я знаю попечителей этого фонда, поэтому меня выслушали и не отказали сходу.
– А что это за фонд?
Лора чуть поколебалась, словно защищала источник информации от конкурентов.
– Фонд Джеррона.
Кей мгновенно узнала имя. Каждый, кто учился в университете Джефферсон, знал о семье Джерронов, много лет бывшей одной из главных благотворителей. Основы состояния Джерронов были заложены в конце девятнадцатого века Натэниелом Джерроном из Балтимора, начавшего со строительства железных дрог, потом занявшимся нефтью и под конец – банковским делом. Состояние, которое сумел накопить старик, поставило его в один ряд с миллионерами вроде Рокфеллера, Карнеги и Форда, и как все финансовые магнаты, он занялся служением отечеству. Одно время он даже был министром финансов и, кроме того, пожертвовал значительную часть богатства на основание благотворительного фонда. Натэниел Джеррон был уверен, что стал родоначальником династии после того, как жена родила троих сыновей, но две ветви семейства были жестоко отсечены, когда двое старших мальчиков после летнего путешествия в Англию возвращались домой на совершавшем первое плавание «Титанике». Но хотя оставшиеся в живых члены семьи – потомки третьего сына – предпочитали держаться в тени, не выставляя себя напоказ, они считались богатейшими людьми в Америке, а сумма пожертвований, сделанных фондом, доходила до нескольких миллиардов долларов. Основные субсидии имел университет Джефферсон, поскольку Натэниел, основатель династии, сумел закончить колледж, прежде чем составить состояние.
– Однако администрация фонда весьма осторожна, – продолжала Лора. – Они не дадут денег, если мы не согласимся на их условия.
– Какие именно? – с подозрением осведомилась Кей. Сама идея о всяких условиях шла вразрез с самим духом идеального научного исследования.
– Не так давно они решили дать субсидию в парочку миллионов долларов на финансирование работ по ПМС. Знаешь, что это такое?
Кей покачала головой.
– Предменструальный синдром, – пояснила Лора… – В некоторых случаях ежемесячные гормональные изменения в организме женщины могут быть настолько серьезными, что это приводит к неприятным осложнениям. Мы только сейчас начинаем понимать тяжесть последствий воздействия подобных явлений на довольно большую группу женщин. Это весьма интересная тема для исследований, поэтому и привлекла внимание некоторых известных ученых – медиков.
Это означает, что работа дублируется. Фонд Джеррона выделил субсидию для проведения экспериментов в Калифорнии, но не возражает дать ее вместо этого нам.
Лора многозначительно помолчала.
– Суть в том, чтобы убедить человека, возглавляющего другое исследование, передать деньги на наши эксперименты.
Кей безутешно вздохнула.
– Ничего не выйдет. Если бы кто-то выписал нам чек, неужели мы согласились бы отдать его кому-нибудь еще?
– Признаю, надежды весьма шаткие, – согласилась Лора. – Но нищим выбирать не приходится. Большинство людей, имеющих деньги, не желают связываться с такого рода работой. Приходится хвататься за каждую соломинку и нажимать все кнопки, лишь бы хоть что-то получить.
– Все равно, это почти невероятно. С чего этот человек должен жертвовать своей работой и вновь пуститься на поиски финансирования?
– Ты немного не так поняла. Нам необходимо заполучить не субсидию, а самого человека. Администрация фонда считает, будто у меня слишком мало научного опыта, чтобы возглавлять работу такого масштаба. Кроме того, из-за самой природы исследования, они просто не желают, чтобы эксперименты проводились исключительно женщинами, и просят, чтобы в команде были и мужчины, кто-нибудь из уже имеющих репутацию известного исследователя.
– И кто же это?
– Пол Синклер.
Имя показалось Кей знакомым, хотя она не помнила, чтобы когда-нибудь читала его труды.
– А что он делал раньше? – полюбопытствовала Кей.
– Основное его занятие – хирург-гинеколог. Работал над проблемами бесплодия, это и заставило его проводить некоторые эксперименты по воспроизводству человека…
– Знаю! – неожиданно подскочила Кей. – Именно он занимался исследованиями по оплодотворению in vitra.
type="note" l:href="#n_38">[38]
После рождения первого «искусственного» ребенка в Соединенных Штатах, его имя не сходило со страниц «Таймс», и «Ньсуик», и с телеэкранов!
– Это он, – кивнула Лора.
– Лора, – вздохнула Кей, – с какой радости Пол Синклер бросит свою работу и займется нашей?! Он уже получил имя и известность. Или собирается переехать сюда?
– Он уже заявил, что желает бросить практическую деятельность и заняться теорией, а именно ПСМ. Очевидно, такой человек любит разнообразие в работе, ищет новые пути. Я говорила с ним по телефону, и Синклер не захлопнул дверь перед нашим носом, а наоборот, пожелал встретиться и выслушать. Если мы сможем убедить его, что наша игра интереснее, а проект – заманчивее, думаю, у нас есть шанс. Возможно, не очень большой. Но иногда ловишь самую большую рыбу на крошечный крючок… – Лора многозначительно-лукаво улыбнулась: – Все зависит от наживки.
Лора договорилась о встрече с Синклером на его территории, в кампусе Калифорнийского университета в городке Санта-Барбара, где у него была своя лаборатория.
Но Лора выпросила отсрочку, лишь немного времени, чтобы подготовить письменное предложение проекта, над которым собралась работать с Кей. В отчете давалось краткое описание всех аспектов работы – цели, методы, стоимость, примерный график, позволяющие администрации фонда Джеррона и доктору Синклеру получить четкую основу для принятия решения. Лора объявила, что это и будет интеллектуальной наживкой для крючка. Кей было поручено заняться составлением документа, и Лора даже выдала ежемесячное пособие в тысячу долларов из собственного кармана, чтобы девушка не отвлекалась. Чтобы сэкономить на жилье, она даже пригласила Кей пожить у нее в комнате для гостей.
Через пять недель Кей предъявила стопятидесятистраничный труд, озаглавленный: «План наблюдения за сексуальными отношениями и взаимодействиями особей женского и мужского пола». В реферате содержался раздел по истории исследования в области секса, отдавалась дань значению работ Кинси и других ученых. Но Кей также не обошла вниманием и недостатки их трудов. Отстаивая преимущества непосредственного наблюдения, Кей детально изложила план «лабораторных экспериментов, методов их проведения и порядка сбора необходимой информации».
Работая над составлением обзора в университетской библиотеке, Кей постаралась побольше узнать о Поле Синклере и прочитала все, что появлялось о нем в печати. На снимке в журнале «Тайм» Синклер выглядел совсем молодым, лет тридцати пяти, мужчиной с густыми седеющими каштановыми волосами и приветливыми карими глазами. Высокий и костлявый, он чем-то напоминал улучшенный вариант Эйба Линкольна, человека скрупулезно порядочного, и с таким же грустным выражением, казалось, навечно застывшим в чертах этого худого, напряженно-аскетического лица. Хотя в биографических заметках неизменно упоминалось, что Синклер – человек скрытный, не желающий ни с кем обсуждать подробности личной жизни, то, что было о нем известно, лишь подтверждало: для грусти имеются все основания. Еще будучи студентам медицинского факультета, он женился на красивой девушке, наследнице большого состояния, уроженке Калифорнии. Его жена была прекрасной наездницей и членом олимпийской команды на летних играх 1964 года. Она завоевала серебряную медаль по прыжкам через препятствия. Месяц спустя на каких-то соревнованиях ее лошадь упала. Молодая женщина повредила позвоночник и осталась полностью парализованной. Девять лет она была прикована к креслу и только четыре года назад умерла.
Все знающие Синклера утверждали, что он глубоко любил жену и тяжело переживал сначала несчастный случай, потом ее смерть. Некоторые даже поговаривали, что невозможность иметь собственных детей и была причиной его стремления помочь бесплодным супругам и проделать огромную работу над проблемами новых методов для осуществления мечты этих людей.
Кей опомнилась и сообразила, что уже несколько минут не сводила взгляда с фото Синклера. Она была уверена, что тот не захочет менять тему работы и ехать ради этого через всю страну. В глазах его по-прежнему светилось страдание – свидетельство неразрывной связи с прошлым. И источник этих воспоминаний был в Калифорнии.
Она даже не удивилась, когда после отсылки реферата прошло две недели, а ответа от Синклера не было. Должно быть, он даже не захотел тратить время на чтение!
– По крайней мере, – раздраженно воскликнула Лора, – мог хотя бы позвонить! Обязан был сделать такую мелочь… для меня!
Это прозвучало так, словно между ней и Синклером существовали какие-то личные отношения.
– Не знала, что вы знакомы, – заметила Кей. Несколько мгновений Лора выглядела так, будто ее поймали на месте преступления.
– Не знакомы, – бросила она наконец. – Но существуют профессиональная этика, взаимное уважение, а он ведет себя просто по-хамски!
Кей чувствовала, что Лора что-то скрывает, но не стала допытываться. Узнав Лору, девушка поняла, что в жизни подруги существуют некоторые моменты, о которых та предпочитала не упоминать.
Когда прошла еще неделя, а ответа по-прежнему не было, Лора пришла в бешенство и объявила, что сама позвонит Синклеру и потребует объяснений. Если их ждет отказ – что, впрочем, и ожидалось, – по крайней мере, можно начать решать, что делать дальше.
На следующий вечер, вернувшись с работы, Лора сказала, что сумела поговорить с Синклером. Кей была поражена, узнав, что Синклер успел прочитать реферат и нашел предложение «заманчивым».
– Заманчивым? – повторила Кей. – Так почему он отложил его и не позаботился дать ответ?
– Потому что еще не решил – согласиться или нет. Глаза Кей широко раскрылись.
– Хочешь сказать… он… может приехать?
– По крайней мере думает над этим. Пора кому-нибудь из нас отправиться в Калифорнию и лично поговорить с ним.
– Может, лучше обеим?
– Он на перепутье, Кей, это очевидно. Думаю, на этом этапе лучше будет поехать кому-то одному. Если на него свалятся сразу все, Синклер может посчитать, что мы хотим надавить на него, вынудить поскорее принять решение, а такие вещи могут запросто оттолкнуть его.
Кей кивнула. Лора правильно оценила психологические тонкости ситуации.
– Когда ты едешь? – спросила она.
– Не я. Ты.
Кей снова вытаращила глаза.
– Но ты старшая в команде и имеешь все полномочия. Я только выпускница…
– Это скорее твой проект, Кей, чем мой, – улыбнулась Лора, – а кроме того, разве мы не говорили, что величина пойманной рыбы зависит от наживки?
Сначала Кей шокировал намек на то, что ее молодость и красота помогут завоевать Синклера, но тут до нее дошло, что целью работы является изучение физического взаимодействия мужчины и женщины. Что ж, это может стать первым этапом исследований.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очищение огнем - Марч Джессика



Этот роман нельзя назвать любовным, так как в нем любви в романтическом понимании этого слова практически нет. Очень много разговоров и размышлений о сексе - гг-я сексопатолог, но это произведение помогает лучше понять психологию американцев. В общем, если хоите легкого чтива, вам не сюда.
Очищение огнем - Марч ДжессикаИрина Р.
19.11.2016, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100