Читать онлайн Очищение огнем, автора - Марч Джессика, Раздел - ГЛАВА 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очищение огнем - Марч Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очищение огнем - Марч Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очищение огнем - Марч Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Джессика

Очищение огнем

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 17

Кей, в шелковом полосатом пляжном халатике, сидела на огромном камне – медные волосы развевались по ветру. Впереди волны Атлантического океана с шумом разбивались о побережье Северной Африки, позади, на холмах, виднелись дома Танжера на фоне зубчатых вершин гор Риф. Скоро Кей скинет халат и останется обнаженной перед фотографом и О. О., лично руководившим съемками.
– Не торопись, постарайся освоиться. У нас еще уйма времени, – посоветовал он. – Пока не подготовишься, не начнем.
Кей повернула лицо к солнцу и закрыла глаза – на какой-то момент шорох прибоя напомнил ей о Гавайях. Но Танжер с его ослепительно-белыми домами, шумными рынками, заполненными верблюдами и осликами, минаретами, с которых на рассвете и закате неслись призывы муэдзинов к Аллаху, так не походил на дом ее детства. Город выглядел мирным и красивым, но опасность таилась в темных аллеях и закоулках.
Кей открыла глаза и увидела Берта Четуина, англичанина-фотографа, выполнявшего работу для О. О.
в Европе и в восточных странах. Тот передвигал огромные зеркальные отражатели, стараясь поймать как можно больше солнечного света. Берт, похожий на игрушечного медведя, с длинными, собранными на затылке в хвостик волосами, поймал ее взгляд и заговорщически подмигнул.
Сейчас или никогда. Кей гибким грациозным движением соскользнула с камня и прыгнула в воду, но, как бы далеко она ни пыталась зайти, глубина оставалась одинаковой – по щиколотку. Повернувшись спиной к Берту и О. О., Кей сняла халат, скомкала в ладонях.
– Ловите! – крикнула она и, резко развернувшись, запустила в воздух тряпичный мячик.
О. О. поймал его и одобрительно кивнул, не отрывая взгляда от ее обнаженного тела. Соски приподнялись и затвердели под прохладным морским ветерком. Кей чувствовала себя беззащитной, уязвимой и неожиданно спросила себя, почему решилась на это? Из-за вызова, брошенного Сильвией, или потому, что захотела испытать себя?
– Подойди поближе, детка, – велел Берт.
Кей пошла к берегу; Берт начал быстро щелкать камерой.
– Прелестно… восхитительно… превосходно… великолепно… волшебно…
Каждый раз, нажимая затвор, он сыпал комплименты, ни разу не повторяясь.
Девушка постепенно расслабилась, плескаясь в воде, играя с волнами, воображая себя русалкой, обретшей способность ходить. Берт снимал ролик за роликом, приплясывая от возбуждения, изгибаясь под самыми невероятными углами, пытаясь поймать девушку в кадр, какие бы причудливые позы она ни принимала.
Наконец Кей вообще забыла о камере и опустилась на колени, рассматривая выброшенную приливом розовую раковину, снова легла на кромку прибоя, позволяя воде лизать ноги, ляжки, заветное местечко между бедер. Потом выгнула спину, наслаждаясь приятным ощущением легкой щекотки, концы волос, чуть касаясь лопаток, гладили кожу. Вопли Берта: «Сенсационно…! Убийственно!» сливались с шумом прибоя.
Наконец Кей поднялась и побежала по берегу, ошеломленная великолепным чувством свободы, хотя Берт прыгал и скакал вокруг нее, щелкая затвором, и очень удивилась, когда перед ней вырос О. О. и преградил дорогу.
– Закончим, Кей, – объявил он, накидывая ей на плечи помятый шелковый халат. – У нас пленки больше, чем надо. Ты просто невероятна!
Кей, словно в тумане, но охваченная ощущением странного торжества, пошла по берегу к ступенькам, высеченным в скале и ведущим к летнему дому О. О. Он был построен таким образом, что казался почти продолжением поднимающейся из моря скалы. С фасада поднималась густая кипарисовая роща, скрывающая его от идущей вдоль берега дороги; традиционный мавританский стиль напоминал о дворце из арабских сказок. Но задняя сторона дома была целиком открыта солнцу, выходила на океан и представляла собой стеклянную стену, армированную стальной проволокой.
Кей и О. О. вошли в дом и застали целый взвод слуг, хлопотливо вставлявших свечи в настенные канделябры, – электрическое освещение во время вечеринок в доме О. О. допускалось только в кухне и помещениях для слуг Ибрагим, мажордом, который командовал марокканским домом, поспешил к О. О. с каким-то вопросом, а Кей поднялась по винтовой лестнице в свою комнату, одну из двенадцати, выходивших в коридор с мраморными панелями. Кей предположила, что гости уже начали готовиться к рождественской вечеринке, до которой оставалось всего часа два. На праздник уже приехали Джил и несколько будущих «кошечек», одна из которых, Аманда, роскошная брюнетка, видимо, претендовала на роль очередной пассии О. О. Рядом с комнатой Кей поселилась французская кинозвезда, а спальня напротив была отведена звезде рока Тине Уорнер, прилетевшей из Лондона, Мик и Бьянка Джаггеры, снявшие на неделю соседнюю виллу, должны были прийти вечером, как и половина Голливуда, прибывшая сюда и поселившаяся в местной гостинице за счет О. О… Приглашены также были здешние эмигранты, магнаты и некоторые члены марокканской королевской семьи. Даже король Гасан мог прийти, хотя гостей предупредили, что он будет инкогнито и узнавать его не рекомендуется.
Войдя в спальню, Кей обнаружила на постели великолепный «кафтан» – нарядное марокканское платье из золотой парчи с множеством крохотных речных жемчужинок, нашитых на лиф. Рядом лежала деревянная шкатулка с крышкой на шарнирах. Приподняв ее, Кей увидела записку, написанную аккуратным до отвращения почерком О. О.:
«Это нужно завтра возвратить в королевский музей, но сегодня повеселись как следует».
Вынув листок бумаги, Кей увидела нечто, выглядевшее, как ожерелье из крохотных золотых колокольчиков. Когда девушка подняла украшение, звон оказался настолько мелодичным, что она засмеялась от удовольствия, ощутив себя героиней волшебной сказки в золотом платье и магических амулетах.
Только приняв ванну, одевшись и распустив по плечам сверкающие волосы, Кей поняла, что колокольчики были не ожерельем, а чем-то вроде венчика, обхватывающего лоб.
Кей встала перед зеркалом и, глядя на свое отражение, подумала, что теперь в самом деле похожа на марокканскую принцессу, одетую для какого-то древнего ритуала. К тому времени, как она, грациозно скользя, спустилась по лестнице, низкий салон переливался отблесками сотен свечей. Чувственная, жалобная мелодия разливалась в воздухе, – О. О. пригласил оркестр марокканских музыкантов. Одна из них, закутанная в шаль женщина, держала небольшой барабан, обтянутый кожей, и выбивала томительный, пульсирующий ритм. Женщина подняла голову. Кей, внимательно наблюдавшая за ней, заметила, что лицо ее было почти целиком покрыто татуировкой. Оглядывая комнату, Кей увидела Джил в черном бархатном платье с высоким воротом, зато, когда она повернулась, оказалось, что красивая прямая спина открыта до самого верхнего изгиба ягодиц. Эффект был ошеломляющим. Кей про себя поинтересовалась, уж не выбрал ли О. О. наряд и для Джил.
Рядом появился Берт, с двумя бокалами шампанского, и вручил один Кей.
– За лучшую модель, которая у меня была когда-либо, – объявил он так громко, что слышали все присутствующие.
– Съемки в самом деле прошли великолепно!
Услышав голос О. О., Кей повернулась. Он потрясающе выглядел в смокинге с бриллиантовыми запонками, в сорочке из кремового шелка.
– И прежде, чем прибудут остальные гости, – добавил он, – я хотел бы пожелать всем счастливого Рождества. Этот вечер предназначен для веселья, и я хотел бы, чтобы вы хорошенько повеселились. Мы это заслужили. Он слегка поклонился в сторону Кей.
– И особенно Кей Уайлер, которая не только достойно представляет «Томкэт», но и вскоре украсит его страницы.
Просторный салон заполнили гости; английская речь мешалась с французской и арабской. Слуги разносили бесконечные бокалы с шампанским и подносы с закусками. Кей различала лица людей, о которых раньше только читала.
Эмигрантка из Америки, считающаяся самой богатой женщиной в мире, прибыла со своим любовником-подростком, черноглазым арабским мальчишкой в американских джинсах. Следующими были Мик и Бьянка Джаггеры, Джордж Харрисон и Джин Шримптон, высокая красавица-англичанка с глазами лани, по прозвищу «Шримп»
type="note" l:href="#n_26">[26]
считавшаяся самой известной моделью: ее снимки украшали обложки модных журналов. Туземных музыкантов сменил рок-оркестр. Гости сгрудились на внешней террасе и начали танцевать. Аманда так энергично извивалась и трясла роскошными телесами, что местные бизнесмены начали заключать пари на то, как скоро ее груди вывалятся из платья без плечиков.
– Так много красивых женщин, – сказал Кей кто-то на ухо; повернувшись, она увидела высокого привлекательно человека в белом смокинге, оценивающе глядевшего на нее сверкающими глазами.
– Мы все привыкли к великолепным вечеринкам О. О., но эта кажется особенной, даже по его стандартам.
– Почему? – удивилась Кей.
– Потому что сегодня я смотрю на самую прекрасную женщину в мире.
Немного неловок, решила Кей, но в ответ просто улыбнулась.
– Если вы завтра свободны, – продолжал незнакомец, – я с радостью доставил бы вам великолепное развлечение.
– И что же это может быть? – спросила Кей, но, расслышав в собственном голосе кокетливые нотки, решила, что придется быть поосторожнее с шампанским.
– У меня лучшая коллекция порнографии в Танжере. Каждый может там найти что-нибудь себе по вкусу…
Неожиданно между ними оказалась Джил.
– Простите, – энергично вмешалась она, – О. О. нужно поговорить с Кей.
Взяв девушку под руку, она решительно потащила ее прочь.
– Надеюсь, ты не возражаешь? Я думала, что тебя необходимо спасать от Грязного Доналда. Его порноколлекция не так уж плоха, но он обычно пытается накачать наркотиками всех, кто приходит ее посмотреть, потом приводит свору мальчишек и позволяет им делать все, что захочется, пока сам делает снимки для очередного пополнения коллекции.
– Похоже, по нему давно тюрьма плачет, – покачала головой Кей.
– В другой стране, возможно, но не здесь. Я все время повторяю Орину, что он оскорбляет философию «Томкэта», приглашая сюда подобных людей.
– Тогда зачем он это делает?
– Доналд – архитектор, построивший этот дом, – объяснила Джил и провела Кей в одну из многих маленьких гостиных, под изящными мавританскими арками, расположенными по одной стороне величественного салона. В крохотной комнате не было мебели, только груды парчовых подушек, и Джил со вздохом опустилась на пол.
– Расслабься, – сказала она, приглашающим жестом похлопывая по лежавшей рядом подушке. – Если желаешь увидеть настоящую марокканскую экзотику, вовсе не обязательно идти к Грязному Доналду.
Джил открыла крошечную гагатовую вечернюю сумочку и, вынув две сигареты, протянула одну Кей.
– Я не курю, – отмахнулась Кей.
– Солнышко, это не какие-нибудь дурацкие сигареты, а «косячок» – с лучшим в мире гашишем. Прямо с поля! Ну же, не стесняйся, пробуй!
Джил снова протянула девушке маленькую белую трубочку.
– Тебе это не повредит, – уговаривала она, – ты все время в напряжении – иногда и отдохнуть не мешает.
Она наклонилась, словно собираясь открыть секрет, хотя в комнате кроме них двоих никого не было.
– И не думай, что сделала это только потому, что хотела показаться всему миру в чем мать родила. По-моему, ты просто пытаешься найти замену настоящей жизни.
Кей поколебалась. Джил всегда казалась немного холодноватой и рассудительной. Кроме того, она давала Кей такие неоценимые советы за все время их совместной работы! Может, гашиш – именно то, что ей нужно? Кей взяла сигарету. Джил поднесла к «косячку» золотую зажигалку – подарок О. О., которую всегда носила в сумочке. Кей присмотрелась, как Джил курит – глубоко затягиваясь и задерживая дым в легких, – и последовала ее примеру. Сначала горло загорелось, как обожженное, девушка закашлялась, но вскоре неприятные ощущения прошли. Глядя на тлеющий кончик сигареты, Кей сообразила, что весь вечер, сама того не зная, вдыхала мятный запах гашиша – по-видимому, курили его в огромных количествах.
– Похоже, на меня это совсем не действует, – через минуту сообщила она Джил. Однако девушка неожиданно сообразила, что чувствует себя необычайно расслабившейся, словно все заботы и горести куда-то ушли.
Назойливо лезущий в уши грохот оркестра отдалился, стал глуше, и, как ни странно, пламя свечей колебалось в такт жестким ритмам. Откуда-то донесся пронзительный визг, и Кей лениво спросила себя – уж не Аманде ли это, наконец, удалось «выпасть» из платья. Она хотела было поделиться своими мыслями с Джил, но оказалось, что гораздо проще и легче вообще не разговаривать. Кей глубоко затянулась, потом еще и еще.
– Осторожнее, – предупредила Джил. – Эта травка слишком сильна для тебя.
Кей не помнила, столько прошло времени – пять минут или час, но внезапно поняла, что осталась одна. Когда ушла Джил?
Кей медленно поднялась и, сделав несколько шагов, ощутила, что шагает не по твердому полу, а по облаку; все вокруг, казалось, приобрело неестественно четкие очертания. Но, очутившись среди шума и ярких красок, безудержного веселья и пьяных выкриков, она вновь захотела тишины и, едва касаясь ступенек, поплыла наверх, решив прилечь у себя в спальне.
Шагая по длинному коридору, ощущая, как золотая ткань плавно трется о ноги, девушка вообразила себя настоящей арабской принцессой древних времен. Но тут она услыхала громкий стон, похожий на крик боли, донесшийся из какой-то спальни. Кей мгновенно встрепенулась, готовая броситься на помощь, но закрытых дверей было слишком много, и непонятно, откуда раздался звук… и теперь она вновь услышала его, булькающий, задушенный хрип, и поняла: что-то странное происходит в комнате слева. Она одним прыжком очутилась у двери, схватилась за ручку, помедлила секунду, охваченная неким мистическим ужасом, чувствуя себя совершенно бессильной, словно джинн таинственным колдовством уменьшил ее до размеров гномика и заключил в бутылку. Но последним усилием, не обращая внимания на безрассудный ужас, Кей распахнула дверь. Внутри на полу у кровати, стоявшей в центре полутемной комнаты, скорчилась на четвереньках Локи… темные волосы нависли над лицом, из горла рвутся стоны. Харли Трейн с демоническим выражением лица и подернутыми пленкой глазами примостился сзади, с силой всаживая в нее напряженный багрово-вспухший фаллос.
Кей скользнула вперед, словно в трансе, нисколько не сомневаясь, что колдовство джинна вернуло мать к жизни и привело сюда.
– Мама? – спросила она детским голоском. Мужчина и женщина обернулись, и в падающем из дверей свете она увидела их лица. Иллюзия рассеялась. Женщина оказалась французской киноактрисой, мужчину Кей раньше не видела. На секунду все замерли: потом мужчина начал снова двигаться, не отрывая глаз от Кей.
– Присоединяйся, – предложил он.
– Oui, Cherie,
type="note" l:href="#n_27">[27]
– промурлыкала француженка, чуть прогибаясь под резкими толчками сзади. – Venez
type="note" l:href="#n_28">[28]
сюда. Сюда, к нам.
Мужчина хрипло рассмеялся.
– Поскорее. Хочешь?
Кей повернулась и вылетела из комнаты, спасаясь от переплетавшихся видений прошлого и настоящего.
Пока девушка бежала по коридору, пламя свечей в настенных канделябрах, казалось, разгоралось все сильнее и тянулось к ней. Впереди стены будто начали сходиться, смыкаясь вокруг, лишая дыхания. Неожиданно красная полоса ковровой дорожки под ногами превратилась в ручей раскаленной лавы. Кей отпрянула. Опасность – страшная опасность – вот-вот начнется извержение вулкана. Паника. Сжало горло, грозя удушить; сверхъестественным усилием воли она вынудила себя прорваться через реку жидкого огня… и ничего не почувствовала.
Не сознавая, что происходит, не имея представления о времени, Кей, спотыкаясь, выбралась на улицу. Поднялся ветер, и звезды, нависшие над самой головой, казались миллионами бриллиантовых глаз, смотревших на нее. Кей продолжала идти, упрямо, шаг за шагом, продвигаясь вперед! Перед мысленным взором вихрем проносились мучительные сплетения образов – мать и Трейн, французская актриса, позволяющая брать себя словно суку в течке, Льюис Паркер, набрасывающийся на нее, и отец… Ужасная ночь и следующий день, когда Кей думала, что убила его. Почему в сексе так много жестокости и насилия? Где же любовь?
Девушка подумала о себе… на пляже… всего несколько часов назад… Как могла она позволить всему миру глядеть свою наготу? Теперь Кей не была уверена, почему сделала это. Хотела освободить себя от старых страхов? Но они по-прежнему были с ней. Сбитая с толку, измученная и несчастная, девушка продолжала идти. Единственными звуками в темноте были тихие стоны ветра да позвякивание крошечных колокольчиков в ее золотой короне.
Кей оказалась в медине, старом городе, пронизанном хаотическим скрещением узких улочек. Днем здесь кипела жизнь, люди толпились у бесчисленных лавок на базарах, где продавалось все, от ковров и добротных кожаных изделий до драгоценностей, духов и возбуждающих средств. Теперь здесь было темно и пустынно.
Кей вглядывалась во мрак, и ей показалось, что впереди крадется темная фигура. Быстро повернувшись, девушка зашагала в другом направлении. И тут новая волна страха окатила ее. Золотая корона из колокольчиков! Бесценный музейный экспонат! Мгновенный удар кинжала, и платье обагрится кровью, а звенящая гроздь исчезнет навсегда. Но даже и без того Кей оказалась в смертельной опасности. Мусульмане с брезгливым пренебрежением относятся к женщинам, оказавшимся без спутников на улицах города, да еще среди ночи. О. О. предупреждал ее об этом перед поездкой и даже показал газетную вырезку с заметкой о европейке, забитой камнями в Турции лишь потому, что она шла в деревне в шортах.
Сердце Кей бешено забилось, металлический привкус ужаса залил рот. Повернув в другую аллею, она увидела тонкий изящный палец минарета, поднимавшегося в небо над низкими крышами домов. Мечеть. Там она будет в безопасности! Девушка помчалась туда, пробираясь через лабиринты улиц. Бездомные коты выпрыгивали из темноты, задевая подол платья. Ей показалось, что она слышит перешептывание, голоса из-за наглухо закрытых дверей, заставившие ее бежать все быстрее.
Наконец Кей оказалась на улице, ведущей к мечети, и, поспешив к тяжелой железной двери, толкнула ее.
Внутри оказалось так же пусто, как на улицах, но в этой прохладной тишине девушка чувствовала себя в безопасности. Она увидела, что пол сплошь покрыт коврами. Кей вспомнила, что молящиеся, входя в мечеть, снимают обувь, и, оставив сандалии у двери, села на изношенный ковер.
Постепенно сердце забилось ровнее, страхи улеглись. Она решила подождать рассвета, когда муэдзин прокричит призыв к молитве. Туман выветрился, голова прояснилась и Кей поняла, что все ужасающие видения были результатом действия гашиша.
Несколько раз она почти засыпала, но снова просыпалась из-за незнакомой обстановки и побуждаемая необходимостью принять какое-то решение, внести ясность в хаотический поток мыслей. Теперь она чувствовала только презрение к жизни, которую вела, но не знала, как ее изменить. Кроме того, она многим была обязана Орину, в том числе и лояльностью. Он взял Кей к себе в дом, защищал ее, выказал ту доброту, которую она надеялась найти, когда покинула Гавайи, чтобы разыскать отца.
Через крошечные трещины в куполе мечети начал пробиваться серенький утренний свет. Должно быть, солнце встает. Наконец с минарета прозвучал жалобный вопль – призыв к молитве.
Кей натянула сандалии и покинула убежище, прежде чем ее присутствие обнаружат. При ней совсем не было денег, и девушка приготовилась к длинному утомительному пути обратно. Проходя через какую-то улочку, она услышала свое имя и, обернувшись, увидела О. О., стоявшего у входа в какую-то только что открывшуюся лавчонку – волосы взъерошены, красные от усталости глаза. Он побежал к Кей – она тоже помчалась ему навстречу.
– Где ты была? – выкрикнул он, хватая ее за руки, словно боясь, что Кей может исчезнуть. – Я просто с ума сходил, всю ночь тебя искал.
– Прости, Орин.
Кей хотела было объяснить, все произошло под действием гашиша, но не хотела выдавать Джил.
– Я просто должна была уйти.
– Знаю, это было ужасно. И все из-за меня, я затеял это.
– Неважно, – отмахнулась Кей. – Я никуда не пропала и вполне могу позаботиться о себе.
Не успели слова сорваться с губ, как Кей поняла, что сказала правду. Она всегда читала, что кто-то должен оберегать ее, что она будет беззащитной и уязвимой без отца. Но что-то изменилось прошлой ночью. Она переборола страх и стала сильнее.
– Наверное, это я пропал, – пробормотал Орин. Кей с любопытством взглянула на него, но он молча повел ее к дому, покровительственно обняв за плечи.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Очищение огнем - Марч Джессика



Этот роман нельзя назвать любовным, так как в нем любви в романтическом понимании этого слова практически нет. Очень много разговоров и размышлений о сексе - гг-я сексопатолог, но это произведение помогает лучше понять психологию американцев. В общем, если хоите легкого чтива, вам не сюда.
Очищение огнем - Марч ДжессикаИрина Р.
19.11.2016, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100