Читать онлайн Очищение огнем, автора - Марч Джессика, Раздел - ПРОЛОГ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Очищение огнем - Марч Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Очищение огнем - Марч Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Очищение огнем - Марч Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Джессика

Очищение огнем

Читать онлайн

Аннотация

Кей Уайлер – самый известный в Америке сексопатолог. Богатые, красивые, могущественные, знаменитые члены высшего общества, политические лидеры – все шли к ней в поисках недостижимого – наивысшего удовлетворения в физической любви.
Но редкая красота и судьба самой Кей Уайлер были омрачены уродливым секретом, от которого она отчаянно искала спасения…


Следующая страница

ПРОЛОГ

Санта-Моника, Калифорния.
– Иногда… если он прикасается ко мне… не уверена, что он в самом деле чувствует меня… или если…
Пытаясь, в сотый раз за эти сорок минут, передать словами собственные сложнейшие ощущения, прелестная молодая женщина, на мгновение замолчав, задумчиво уставилась на расстилающуюся едва ли не под самыми окнами океанскую гладь; вечный, никогда не умолкающий прибой шурша накатывал на берег, разбиваясь у самого конца сверкающей золотой дорожки, проложенной лучами заходящего солнца.
Молодой человек, сидевший на диване рядом с женщиной, словно не выдержав напряжения, наклонился к ней, очевидно собираясь уговорить ее докончить невысказанную фразу.
Но Кей Уайлер, внимательно наблюдавшая за парой, быстро подняла палец, напоминая мужчине, что разговаривать запрещено. Перед тем, как начать сеансы, она всегда объясняла супругам, как важно прислушиваться друг к другу – не только к словам, но и к молчанию.
Пауза слишком затягивалась. Ярко-бирюзовые глаза Кей Уайлер перебегали от одного пациента к другому – она не могла не заметить, насколько привлекательны эти двое… нет, привлекательны – не то слово! Красивые, идеальные образцы человеческой породы мужского и женского пола. Конечно, в се профессии такие люди не являются чем-то из ряда вон выходящим. Среди клиентов Кей Уайлер было много кино– и телезвезд. Она привыкла иметь дело с красавцами и красавицами и понимала, что именно великолепная внешность часто бывала одной из причин их бед.
Все же, даже в обществе, состоящем из изысканных, утонченных женщин и идеальных мужчин, сидевшая перед Кей пара выделялась на общем фоне. Дженна Лайл, которой до двадцати четырех недоставало всего месяца, недавно появилась на экранах всех кинотеатров страны в романтической комедии о молодой женщине-полицейском, которую внедряют в мафиозную организацию. Там она влюбляется в сына главаря мафии, мечтающего стать ветеринаром. Прибыль от фильма составила сто сорок миллионов долларов – уже вторая картина Дженны пользовалась необычайной популярностью. Сейчас эта молодая женщина с широко поставленными серыми глазами, вздернутым носиком, полными губами и короткими рыжеватыми волосами стала самой известной кинозвездой Голливуда – недаром ее гонорары составили четыре миллиона долларов.
Успех ее мужа был еще более ошеломляющим. Десять лет назад единственным свидетельством попытки Рона Карпентера завоевать славу была серебряная медаль на Олимпийских играх, где тот выступал за канадскую команду штангистов.
Перекатывающиеся под кожей мускулы и мальчишески красивое лицо, обрамленное белокурыми кудрями, помогли ему попасть в кино. Пять лет Рон снимался в низкобюджетных фильмах-боевиках. Потом одна картина, где он играл сверхчеловека, присланного на Землю из будущего, завоевала сердца зрителей. Когда два года назад две звезды встретились на теннисном турнире знаменитостей, вспыхнувшая с первого взгляда любовь превратилась в прочную связь, ставшую неизменной темой первых страниц бульварных изданий. Свадьба и последующее рождение ребенка только еще больше привлекли внимание прессы.
Наконец Дженна Лайл заговорила снова:
– Кажется… никак не могу понять, прикасается ли он ко мне… или к какой-то идеальной женщине, созданной рекламой… всеми этими статьями.
Актриса снова повернулась к Кей.
– Неужели не понимаете? Все так… словно меня больше не существует на самом деле… По крайней мере, для него. Но ведь я – больше, чем то, что люди видят на экране, больше, чем это.
Она притронулась к себе, прижав руки к груди.
Солнце почти зашло за горизонт. В комнату прокрались сумеречные тени, но Кей не включила свет. Люди, приходившие к ней, чтобы открыть душу, часто говорили откровеннее, если знали, что их лица недостаточно отчетливо видны.
– А когда вы дотрагиваетесь до Рона, – сочувственно спросила Кей, – что при этом чувствуете?
– О Господи, – вздохнула актриса, – он так совершенен… его тело настолько великолепно… просто понять не могу, чего он хочет от меня. Только взгляните на него! Если честно, мисс Уайлер, неужели не хотели бы, чтобы он вас трахнул хоть разок?
Кей давно привыкла к колкостям пациентов, стремящихся отвлечь врача от своих проблем.
– Я считала, мы собрались здесь, чтобы поговорить о любви, – спокойно заметила она, – а отнюдь не только о похоти.
– Вы – известный сексопатолог, – возразила актриса. – Секс – это постель, не так ли? Заниматься сексом – значит трахаться! Так что не пытайтесь уклониться от ответа.
– Дженна, какое значение имеет мое отношение к Рону, – не повышая голоса ответила Кей, – или чувства тех миллионов женщин, которые смотрят фильмы, а потом возвращаются домой и грезят о нем. Важно только одно – что вы испытываете к нему, а он – к вам.
– Легко говорить, – пробормотала Дженна, видя, что ее выпад отражен. – Но вам стоит понаблюдать, что творится на премьерах его фильмов. Толпы женщин буквально дерутся, чтобы подобраться поближе и вцепиться в его ширинку! Некоторые чертовски хороши собой, так что ему есть из кого выбирать. Поэтому, когда он со мной… ужасно трудно поверить, что я – единственная…
– Сколько раз говорить тебе, Дженн, – вмешался Рон. – Не нужно мне никого другого! Я тебя люблю!
Дженна кивнула, но не взглянула на мужа.
– Ну вот, всегда этим кончается, – вздохнул он. – Не могу же я запретить женщинам драться за право увидеть меня… или посылать бандероли со своими трусиками. Черт, да мне вовсе не хочется их останавливать! Именно это и позволяет мне оставаться на вершине. Но Дженн воспринимает все так… словом, наша семейная жизнь разваливается. Так больше продолжаться не может. Последнее время, как только мы оказываемся в постели, она ведет себя, будто с нами еще сотни две других женщин. Мгновенно застывает, словно ледяная статуя, или просто торопится побыстрее покончить с этим и уснуть. Вначале это было просто потрясающе, но теперь…
Он, вздохнув, покачал головой и затих. Кей украдкой бросила взгляд на маленькие часы от Тиффани, словно затерявшиеся на полке среди книг. Сеанс почти окончен. Пора подводить итоги. Она вспомнила все, что удалось узнать о супружеской паре из проведенных исследований и то, что они сами ей рассказали. Дженну Лайл, ребенка от распавшегося брака, еще совсем девочкой изнасиловал отчим. Рон Карпентер – один из трех братьев, родившихся на ферме в Онтарио, и его родители счастливо прожили вместе тридцать восемь лет. И вот отпрыски столь непохожих семей, росшие в совершенно различной среде, стали мужем и женой. Теперь им приходилось преодолевать не только эти, но и другие проблемы.
– Послушайте, вы, двое, – мягко начала Кей. – Самое важное – то, что вы любите друг друга, иначе не пришли бы ко мне, правда? Скорее отправились бы в то место, о котором писали в «Инкуайерер».
«Сплитсвилль»
type="note" l:href="#n_1">[1]
– с горечью процитировал Рон заголовок статьи. – Ублюдки!
– Забудьте об этом, – продолжала Кей. – Вы можете оставаться вместе и доказать всем, что они ошибаются. Но это еще не значит, что вам не придется пройти через период неустойчивости в ваших отношениях. Оба вы проводите целые дни, воплощая фантазии обыкновенных людей. Зрители возвращаются домой в полной уверенности, что ведут унылое существование, скучное и серое, по сравнению с вашей жизнью. Но что происходит, когда вы оказываетесь в домашней обстановке. Тоже удивляетесь, почему реальность так не похожа на сказку. Вы ведь звезды, не так ли? Это слово вы слышите снова и снова, именно так вас именуют – звезды…
Кей на секунду смолкла – молодые люди не сводили с нее глаз.
– Но что такое звезда? – продолжала она. – Божественное тело, пылающее страстью и неземным светом. Естественно предполагается, что звезда должна переживать неземную вечную любовь, необыкновенный бешеный, безумный секс вместе и без всяких проблем, обременяющих простых смертных.
Актер и актриса, понимающе улыбаясь, взглянули друг на друга.
– Но что бы ни говорилось в газетах и рекламных проспектах, – объяснила Кей, – вы всего-навсего влюбленные, просто мужчина и женщина. Что же касается секса, даже если все начиналось с землетрясения, катаклизма… – по словам астрономов, именно так и бывает, когда сталкиваются звезды, – это еще не гарантирует, что весь фейерверк будет продолжаться целую вечность. Согласно вашим голливудским бредням, если секс – это не сплошное волшебство и экстаз каждую минуту, значит он ничего не стоит, и вы сдаетесь и отчаиваетесь слишком быстро, потому что это самое волшебство иногда отсутствует.
Кей взглянула на Дженну:
– Вы боитесь, что Рон может пожелать другую женщину больше, чем вас, – или захотеть вас, фальшивую, ту, что появляется на экране, гораздо сильнее, чем настоящую Дженну. Этот страх не позволяет вам отдаться целиком, поскольку вы оказались в роковом замкнутом круге и не в силах любить его до конца без всяких условий, потому что опасаетесь потерять.
– Это правда, – прошептала актриса. Даже в полумраке были заметны блестящие дорожки от слез на щеках.
– Ну так вот, вы можете вернуть волшебство, – объявила Кей. – Но нужно время, чтобы его отыскать. Любовь – все равно что топливо для огня, только придется высечь несколько новых искр. Если захотите потрудиться над этим, обещаю помочь вам.
– Но как? – тут же спросила Дженна.
– Тут много всего. Нужно избавить вас от сомнений. Заставить говорить друг с другом, точно понять, что вам нужно в постели. И если ваша гордость выдержит, возможно, необходимы несколько уроков по элементарным приемам секса.
– Конечно, мы это сделаем, – заверил Карпентер. – Я хочу, чтобы наш брак длился вечно.
Он потянулся к руке жены. Та, поколебавшись, вложила пальцы в его ладонь.
– Прекрасно, теперь условимся о времени посещения.
Кей включила настольную лампу и открыла книгу регистрации посетителей.
Несмотря на сложный график работы актеров – приходилось сниматься в различных частях света, – наконец удалось условиться о нескольких сеансах. Кей проводила клиентов до двери и как обычно, напутствуя их после первой встречи, посоветовала молодым людям просто радоваться обществу друг друга и не беспокоиться о том, когда фейерверк начнется вновь.
– Поверьте, волшебство вернется. Я твердо знаю это, – сказала она.
Супруги вышли, держась за руки.
Оставшись одна, Кей уселась за письменный стол, чтобы, как всегда, записать свои наблюдения и выводы в желтом блокноте, но, не закончив работу, отложила карандаш и повернулась к окну, чтобы взглянуть на водную гладь Тихого океана. Длинные тени, падающие от последних лучей заходящего солнца, лишь подчеркивали изящно вылепленные черты экзотически красивого лица, золотили смуглую от природы кожу, зажигали сверкающие бриллиантами искорки в необыкновенно ярких бирюзовых глазах. Длинные блестящие волосы цвета начищенной меди заиграли красноватыми отблесками. Женщина была так же необыкновенно, пугающе красива, как любая из кинозвезд, жен богатых голливудских продюсеров или моделей, приходивших к ней просить о помощи.
Кей всматривалась в свое неясное отражение в оконном стекле на фоне сгущавшейся темноты. Однако в самооценке не было и тени тщеславия – она думала только о том, как похожа на мать. Умирающий оранжевый свет заходящего солнца так напоминал о светлячках пламени, плясавших на лице Локи, когда та учила ее танцевать.
Кей подняла глаза, не в силах отвести взгляда от безбрежного океанского простора. Там, далеко за этой синей гладью, почти сорок лет назад началась ее жизнь. Последнее время она обнаружила, что все чаще думает о путешествии, проделанном сюда, в этот фантастический город. Успешная частная практика Кей позволила донести советы по вопросам секса до гораздо более широкого круга слушателей – теперь у нее была своя передача на кабельном телевидении – «Хитуэйвз».
type="note" l:href="#n_2">[2]
Кей пользовалась всеобщим уважением и почетом, поскольку делала все, чтобы склеить разбитые людские судьбы. Но, несмотря на все мудрые слова, высказанные аудитории и пациентам, о том как важна любовь для получения истинного наслаждения в сексе, – найти любовь становилось с годами все труднее.
Кей вынудила себя возвратиться к записям и отметить, что после сеанса Дженна Лайл смогла впервые заставить себя понять, насколько сильно и отрицательно последствия перенесенного в детстве насилия влияют на ее теперешнюю жизнь, становясь причиной сильнейшего комплекса неполноценности. Перед мысленным взором Кей всплыло видение: молодая женщина на постели, руки и ноги привязаны к спинкам кровати шелковыми шнурами… только мгновение спустя она поняла, что об этом пациентка ей не говорила – просто явились нежеланные воспоминания. Стремясь отогнать омерзительную картину, Кей решительно взяла карандаш и продолжала писать.
Раздался телефонный звонок. Кей подняла трубку и сразу же услыхала мужской голос:
– Благодарение Богу, ты здесь, Кей…Иисусе, ты должна мне помочь…
Говоривший полупрошептал, полупростонал эти слова, но Кей все же узнала его.
– Господи, Митч, что случилось?
– Поверь мне. Кей, клянусь, я не хотел… Он замолчал; до Кей донеслись рыдания.
– Черт возьми, Митч! – резко сказала она, желая прекратить истерику, – немедленно объясни, где ты и что произошло!
– Я с Энни, – пробормотал Митч. – Она пришла в отель, и… О Боже… не знаю почему, но я…
Слезы не давали ему говорить.
– Что, Митч? – допытывалась Кей. – Что ты сделал с ней?
– Она не дышит, Кей. По-моему, она…
Кей не дала ему договорить – сейчас не время выяснять подробности:
– Вызови «скорую помощь», Митч, – как только я повешу трубку. Хорошо? Я сейчас еду.
Она положила трубку и бросилась к выходу. В ушах звенели его всхлипывания. За двадцать лет, что Кей знала Митча Кэрела, она никогда не видела его плачущим и даже представить себе не могла, то он способен вот так сломаться.
Идеально ухоженная подъездная дорожка перед отелем «Беверли-Палас», «флагманским судном» гостиничной сети, принадлежавшей Митчу Кэрелу, была забита полицейскими машинами и фургонами телевизионщиков. Кей оставила автомобиль в конце дорожке и начала осторожно продвигаться вперед, стараясь обойти возбужденную толпу репортеров в надежде, что ее не узнают.
Но когда она пересекла переполненный вестибюль, коренастый седоволосый мужчина в темном костюме хорошего покроя взял ее под руку. С облегчением заметив, что у него нет микрофона, Кей позволила увлечь себя в укромную нишу.
– Мисс Уайлер, – настойчиво начал он, – я Ричард Лофтон, ночной управляющий. Думаю, нам надо поговорить до того, как…
– Где мистер Кэрел? – перебила Кей. – Я приехала из-за того, что он звонил…
– Ускользнул из отеля еще до прибытия полиции. Как похоже на Митча! – с сожалением подумала Кей.
Притащил ее сюда в самое осиное гнездо, а у самого даже не хватило совести дождаться!
– А что с женщиной? – поспешно спросила Кей.
– Не могу сказать. Появилась бригада «скорой помощи», заявили, что получили вызов из люкса в Пентхаузе, я их впустил. Девушка была зверски избита. Ее тут же увезли.
– Значит, она жива, – облегченно вздохнула Кей; через толщу кошмара пробился крохотный лучик надежды.
– Куда ее отправили? В какую больницу? По крайней мере хоть подежурю у постели Энни Рейнс.
Бедняжка Энни. Что бы ни случилось с ней, Кей понимала, что и она несет за это ответственность.
– Не знаю, мисс Уайлер. Но прежде, чем вы уйдете, должен предупредить…
– О чем?
– Когда я поднялся наверх, вместе с врачами, нашел адресованный вам конверт – записку от мистера Кэрела.
Он замолчал.
Кей вопросительно взглянула на Лофтона, ожидая, что тот отдаст письмо.
– Я передал его полисменам, как только те прибыли, в том же виде, в каком нашел, – не вскрывая конверта.
Управляющий смущенно пожал плечами.
– Поскольку я знаю, вы с мистером Кэрелом – друзья, подумал, что самое меньшее, что могу для вас сделать, – по крайней мере подготовить… то… есть… рассказать о записке и еще об одной вещи. В отеле ведется автоматическая запись телефонных разговоров и номеров, набираемых в каждой комнате, и времени звонка. Детективы уже сделали копию записи.
Даже не зная содержания письма, Кей поняла, что, возможно, сама оказалась в беде. Хотя управляющий не сказал прямо, что знает о звонке Митча, его предостережение было достаточно красноречивым.
– Насколько я понимаю, – добавил Лофтон, – …собственно говоря… – по-моему, перед тем, как беседовать с полицейскими, вам нужно посоветоваться с адвокатом. Можете пройти в мой кабинет и позвонить оттуда.
Но Кей подумала, что на этом этапе обращение к адвокату означает нечто вроде признания в собственной вине, и к тому же ей гораздо более необходимо узнать подробности случившегося, чем пытаться защитить себя.
– Я поговорю с полицией, – решила она и направилась к лифту.
Два полисмена в мундирах, с «уоки-токи»
type="note" l:href="#n_3">[3]
в руках проверяли каждого входящего, желая убедиться, что это постояльцы или члены следственной бригады.
– Я бы хотела поговорить с детективами, – сообщила Кей остановившему ее офицеру. – Меня зовут…
– Я знаю, кто вы, мисс Уайлер. Видел вас по телевизору.
Полисмен поднес к губам «уоки-токи» и сказал в микрофон:
– Передайте капитану Варгасу, что Кей Уайлер сейчас поднимется.
Когда кабина остановилась, у самой двери лифта оказался мужчина, стоявший так близко, что Кей, пытаясь обойти его, была вынуждена прижаться к стене. Она уже сделала шаг вперед, когда незнакомец заговорил.
– Не стоит никуда спешить, мисс Уайлер, – сказал он хрипловатым голосом заядлого курильщика. – Я тот, кого вы хотели видеть.
Чуть пониже ростом, чем Кей, он тем не менее был прекрасно сложен: с широкими плечами, бычьей шеей и большой головой: густые блестящие черные волосы были подстрижены ежиком, как у солдат морской пехоты. Кей невольно подумала, что в его облике есть что-то от университетского профессора, и типичного книжного червя, и мексиканского бандита.
– Капитан Гектор Варгас. Лос-Анджелесское полицейское управление, – представился он, вынимая из кармана пиджака конверт.
– Пока девушка лежала, истекая кровью, мистер Кэрел нашел время написать вот это. Может, вам следует прочитать перед тем, как побеседовать со мной?
По его тону было ясно, что он вовсе не пытается проявить хоть какое-то дружелюбие или по крайней мере вести себя дипломатичнее. Кей молча взяла у детектива распечатанный конверт, на котором было размашисто написано:
«К. Уайлер».
Она развернула бумагу, прочла несколько поспешно нацарапанных строчек:
«Я был в таком состоянии, что даже не вспомнил о «скорой». Спасибо. Прости меня, Кей. Помни – все могло быть по-другому, если бы только ты дала мне то, чего я хотел. Любящий тебя вечно».
Подписи не было.
Подняв голову, Кей встретилась с напряженным взглядом темных горящих глаз. Варгас выдернул листок из ее пальцев и снова сунул в конверт.
– Что имел в виду Кэрел? – допытывался он. – Что он хотел?
Кей почувствовала, что детектив стремится ее запугать.
– Не можем ли мы посидеть где-нибудь, капитан Варгас? Может, подобные истории вам и привычны, но, поверьте, я просто в шоке.
– Конечно, – кивнул Варгас. – Пойдемте.
Он показал на открытую дверь напротив лифта.
Они вошли в роскошный люкс в пентхаузе, зарезервированный для Митча, владельца отеля. В большой гостиной сновали несколько человек, а через дверной проем спальни Кей заметила мужчину, пытавшегося снять отпечатки пальцев с ночного столика и щелкавшего вспышкой фотографа, делавшего фотографии окровавленных простыней. Нервная энергия, державшая Кей в напряжении с самого звонка Митча, куда-то исчезла, вытесненная болезненной, тошнотворной пустотой.
Варгас показал на кресло в углу гостиной. Когда Кей уселась, он подошел и что-то прошептал занятым разговором полицейским. Те немедленно вышли в коридор.
Детектив вернулся и встал перед Кей со сложенными на груди руками.
– Ну теперь, когда вы так удобно устроились, может, попытаетесь объяснить?
– Что именно?
– Хотя бы для начала это письмо, – то место, где он говорит, будто все случилось потому, что вы не дали ему того, что он хотел. Что же все-таки Кэрел желал от вас?
– Хотел, – глухо ответила Кей, – чтобы я его любила.
Детектив холодно взглянул на нее.
– Неужели Кэрела было так сложно полюбить? Он владелец этого отеля, двадцати других и Бог знает чего еще. Сколько у него денег? Два миллиарда? Три?
Кей не ответила. Неужели необходимо объяснять, что деньги, даже очень большие, не могут купить любви?
– Должно быть, вы все-таки очень хорошие друзья, – продолжал детектив. – Именно вам он позвонил, когда попал в беду, а вы немедленно примчались на помощь. Или дело не только в дружбе? – неожиданно жестко добавил он. – Может, здесь и бизнес замешан? Та девушка, что была здесь с Кэрелом…
Варгас, на секунду замолк, выхватил из кармана блокнот, раскрыл его.
– Эта Энни Рейнс… разве она не была одной из тех девушек, кто работал на вас?
Теперь Кей поняла, к чему клонит детектив.
– Энни не работала на меня, – отрезала она. – Энни работала на себя.
– Хорошо, будь по-вашему. Но она была здесь, потому что вы считали это хорошей идеей, не так ли? И она оказалась в этом номере с целью переспать с мужчиной, продаться…
– Погодите секунду, – попыталась вмешаться Кей, но детектив не желал слушать:
– Может, вы вовсе не желали любить Митча Кэрела, возможно, даже знали, что глубоко в его душе кроются задатки садиста и насильника, поэтому и сочли разумным держаться на расстоянии. Но это не удержало вас от того, чтобы договориться с какой-то проституткой, послать ее сюда и… Кей пулей взвилась с кресла.
– Довольно, Варгас! Энни Рейнс – такая же проститутка, как я бандерша. Она студентка третьего курса психологического факультета Лос-Анджелесского университета, зарабатывает такие необходимые ей на обучение деньги, работая «секс-заменой». А моя профессия, капитан Варгас, на случай если вам это неизвестно – сексопатолог. Я помогаю людям решить проблемы, иногда для этого необходимы женщины, подобные Энни. Использование «секс-замен», женщин, обученных сочувственно, с пониманием обращаться с людьми, страдающими от различного рода сексуальных расстройств, – известная и крайне эффективная часть общего курса лечения.
Ярость Кей немного улеглась – ей не привыкать отстаивать себя и свои методы. Она даже пожалела о том, что позволила Варгасу довести ее до такого состояния и втравить в спор.
Варгас устало кивнул, словно ожидал такого ответа.
– Курс лечения, – повторил он. – В ваших устах, мисс Уайлер, это звучит так уверенно, так правильно! Но в данном случае я не могу отнести случившееся на счет благородной потребности помочь человеку разрешить небольшие проблемы. Митч Кэрел – животное. Он избил эту женщину до потери сознания, а потом смылся через черный ход словно жалкий воришка от гангстерского налета.
Кей снова рухнула в кресло. Даже если она сумеет найти доводы, чтобы защищаться, поведение Митча непростительно. Собственно говоря, ей с каждой минутой становилось все труднее простить себе то, что во всем произошедшем есть и ее вина.
Варгас выпрямился, глядя на Кей сверху вниз.
– Знаете, мисс Уайлер, – сказал он наконец, – совсем необязательно расписывать мне, чем вы занимаетесь. Получилось так, что моя жена – большая поклонница этой вашей телепрограммы. Иногда я являюсь домой после ночной смены и понимаю, что она смотрела передачу, потому что вечно критикует меня и переполнена идеями о том, как надо заниматься любовью… по правилам.
Кей пристально взглянула на детектива. Значит вот в чем причина неприязни? Считает, что она вмешивается в его сексуальные отношения с женой?
– Раньше все шло гладко, – продолжал Варгас, – а сейчас она постоянно талдычит мне, как нужно делать это или то, вечно ворчит, вечно недовольна, пока…
Он мгновенно замолчал, поняв, что позволил себе жаловаться на личные проблемы при исполнении служебных обязанностей, и тут же сменил тему:
– Поэтому вы, возможно, считаете, что помогаете людям, но иногда все это попросту выливается в огромную кучу вонючего дерьма, совсем как сегодня. О чем вы думали, когда позволили девчонке прийти сюда, чтобы обслужить этого сукина сына – миллиардера? Факт в том, что он убил ее, а последствия – расхлебывать вам.
Голова Кей резко дернулась; женщина неверяще уставилась на Варгаса…
– Убил? Но ее отвезли в больницу. Я думала… она…
– Умерла в машине, – выпалил Варгас.
Шок и скорбь сковали Кей, не давая вздохнуть. Перед глазами вновь встало лицо Энни Рейнс, прелестной молодой тридцатилетней женщины. Кей тщательно проверила ее, как и всех ассистенток, перед тем как принять на работу, желая убедиться, что Энни достаточно умна и тактична для столь необычной роли и ее не так-то легко вывести из равновесия. Она много пережила в жизни. Выпускница колледжа, к двадцати четырем годам жертва двух коротких неудачных браков, Энни вела чрезвычайно беспорядочную жизнь, пока, наконец, не задумалась и не решила вернуться в университет и стать психологом. И хотя она больше не была так неразборчива в связях с мужчинами, все же имела довольно широкие взгляды на секс и искренне признавала, что существует немного способов заработать довольно значительные деньги на обучение, оставляющих к тому же достаточно времени на учебу и посещение лекций.
– Но мне не очень нравится это занятие, – объясняла она Кей. – Один пациент… всего один клиент за несколько месяцев – не больше. Этого вполне достаточно.
И ее условие было принято. За три года работы с Кей Митч был только четвертым человеком, пользовавшимся услугами Энни.
Голос детектива вернул Кей к действительности.
– Ну что ж, мисс Уайлер, пойдемте, я доставлю вас в участок!
Когда Кей не двинулась с места, Варгас схватил ее за запястья и силой поднял на ноги.
– Пожалуйста, не сопротивляйтесь, тогда мне придется применять наручники.
Только сейчас Кей осознала, что происходит. Ее арестовали.
– В чем же меня обвиняют?
– Не знаю точно, что вам предъявит окружной прокурор. Но поверьте, ваша вина в убийстве этой женщины неоспорима.
Парализованная шоком и угрызениями совести, Кей позволила Варгасу вытолкнуть ее в коридор. Но тут гордость вновь взяла верх. Всегда найдется достаточно людей, подобных Варгасу, – слишком связанных старыми обычаями и традиционным образом мыслей, чтобы сочувственно относиться к работе Кей. Но сама она знала значение этого труда и собственных побуждений и понимала сегодняшний вечер – это начало сражения, в котором необходимо объяснить и оправдать мотивы своих поступков.
Она повернулась к детективу:
– Надеюсь, вы позволите сначала позвонить адвокату, капитан?
– Думаю, вам он понадобится, – кивнул Варгас, с готовностью показывая на телефон.
Кей подошла и подняла трубку. Адвокат. Чтобы защищать ее. На ум пришло только одно имя. Она никогда не забывала, каков он в деле, особенно если старается добиться оправдательного приговора.
«Лучший в своей области», – подумала Кей.
Но уже потянувшись к диску, она напомнила себе, что было время, когда она встретилась бы с этим человеком в зале судебных заседаний, только чтобы выступить в одной роли – свидетельствовать против него. Напомнила себе, что он – единственный, кого она яростно ненавидела с такой силой, что могла даже убить.
Кей набрала номер. Она знала его наизусть. Там, где он жил, разница во времени с Лос-Анджелесом – два часа. Кей не удивилась, когда он поднял трубку.
– Это Кей, – спокойно сказала она, услышав его голос. – Меня арестовали.
Она остановилась, набрала в грудь воздуха.
– Я бы хотела, чтобы ты меня защищал.
В наступившем молчании ее сердце, казалось, остановилось и забилось только, когда он снова заговорил.
– Ты уверена?
Кей понадобилась еще минута, чтобы повторить вопрос про себя. Может ли она доверить ему свою защиту?
– Да, – ответила она вслух.
– Я прилечу утром. Попытайся найти кого-нибудь, договориться, чтобы тебя выпустили под залог.
Оба почувствовали, что им больше нечего сказать друг другу. Кей медленно положила трубку.
– Да, – сказала она себе, – уверена.
Если он – именно тот, кому предназначено спасти ее, это и будет высшей справедливостью.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Очищение огнем - Марч Джессика



Этот роман нельзя назвать любовным, так как в нем любви в романтическом понимании этого слова практически нет. Очень много разговоров и размышлений о сексе - гг-я сексопатолог, но это произведение помогает лучше понять психологию американцев. В общем, если хоите легкого чтива, вам не сюда.
Очищение огнем - Марч ДжессикаИрина Р.
19.11.2016, 7.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100