Читать онлайн Иллюзии, автора - Марч Джессика, Раздел - ГЛАВА 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Иллюзии - Марч Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Иллюзии - Марч Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Иллюзии - Марч Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Джессика

Иллюзии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 7

– Полный вперед!
Сюзанна резко завела мотор, и машина сорвалась с места.
– Полный вперед! – согласилась с ней Вилли и стала напевать: – Никаких карандашей, никаких тетрадей, никакой зубрежки, скучных статей, никаких подозрительных учительских взглядов...
– Ура, Мэн! Наконец-то приехали! – закричала Сюзанна, сильнее выжимая газ.
– Потиши, потише, дорогая. Я еще слишком молода, чтобы умереть. Я еще не встретила твоего папочку и не имею летней работы.
– Но ты ее получишь, – пообещала Сюзанна. – Там достаточно работы, в Ренджели. И одно слово моего старика – это единственная рекомендация, которая тебе понадобится. Только не говори Джорджу, что нуждаешься в деньгах. Старик не верит, что можно кому-то помочь, кто действительно нуждается в помощи. Мы ему скажем, что ты хочешь работать, чтобы укрепить характер. Он клюнет на это.
– Что-нибудь я еще должна знать? – спросила Вилли.
– Если я скажу тебе – ты просто обалдеешь. Приготовься выслушать, по меньшей мере, два раза рассказ о том, как старый Джордж попал в Ренджели.
– А как старый Джордж попал в Ренджели? – заинтересовалась Вилли.
Сюзанна прочистила горло и зычно и весомо рассказала историю, как молодой Джордж Паркмен был приглашен с группой отобранных молодых экономистов председателем департамента Генри Франклином на четыре дня в глухомань.
– Доктор Франклин был героем и наставником для моего отца. Он автор книги о естественном и Моральном преимуществе капитализма как экономической системы. Он – классик в этой области. Устроившись с комфортом в своей деревянной хижине в Ренджеле, штат Мэн, а затем в небольшой курортной деревушке на восточной границе штата, доктор Франклин читал лекции своим протеже о значении творческого отдыха для коммерсантов.
– "Размышления на чистом воздухе, – говорила Сюзанна, подражая голосу отца, – важное средство добиться успеха для удачливого мужчины. Этот процесс обычно хорошо протекает вдалеке от рынков, насколько возможно, ближе к природе". Молодой Джордж близко к сердцу принял это учение, – продолжала Сюзанна, – и как только отец взял его в свою брокерскую фирму на Уолл-стрит, он приобрел кусок земли близ озера и построил там себе убежище. Ему повезло, и он быстро нашел жену и стал производить собственных сыновей. Когда родилась дочь – Сюзанна, после трех сыновей, он воспринял это как знак прекратить воспроизводство.
Вилли не смеялась, почувствовав, с какой внутренней горечью Сюзанна закончила свой рассказ.
Дом Паркменов был настоящим произведением, отражающим вкусы своих хозяев, – огромное сооружение, возведенное из камня и дерева недалеко от озера, и занимающее не менее десяти аккров. Построен дом был основательно и производил солидное впечатление, хотя ему и недоставало какой-то изюминки. Жена Паркмена, Трейс, – мать Сюзанны, тоже солидная и основательная, обставила дом прочным массивным и дорогим американским антиквариатом, однако многие вещи показались Вилли довольно безвкусными. В общем-то они отражали пристрастия семьи, состоящей в большинстве своем из мужчин.
Когда Вилли познакомилась с Джорджем Паркменом, она сразу же отметила про себя, что пародии Сюзанны, ее высмеивающие характеристики, изображающие отца старомодным и напыщенным, не так уж далеки от действительности.
Она последовала советам Сюзанны и не упомянула об истинной причине, когда говорила ему, что ищет работу на лето. Как Сюзанна и предполагала, ее отец согласился помочь Вилли. После достаточно долгих расспросов и удовлетворивших его ответов Паркмен позвонил Лестеру Роллинзу, владельцу роскошной гостиницы "Голубой окунь", чтобы узнать о работе для Вилли.
Сюзанна оказалась права, и просьба ее отца явилась достаточной рекомендацией для того, чтобы Роллинз согласился принять Вилли на работу на лето.
"Голубой окунь" понравился Вилли с первого взгляда – красивое белое здание, построенное в викторианском стиле. Сюда частенько наведывались любители поохотиться и порыбачить. Вокруг гостиницы раскинулся лес, вдали поднимались скалистые горы, которые навеяли Вилли детские воспоминания о Южной Дакоте. Ей понравился и владелец гостиницы – маленький жилистый мужчина в очках, имевший облик хозяина из старинных времен, что соответствовало облику его гостиницы.
– Я буду платить вам сто двадцать пять долларов в неделю. Это достаточно большая сумма для наших мест. Плюс еще чаевые, которые вы будете получать независимо от меня. Если вам это необходимо, мы обеспечим вас комнатой и питанием.
Вилли подумала, что ее очень устраивает все, что предложил ей владелец гостиницы. Особенно комната и питание. Она сразу подумала о Сюзанне, и решила, что неплохо иметь какое-нибудь место, где можно укрыться особенно по выходным, когда все мужчины семьи Паркменов находились весь день дома.
Брат Сюзанны, Тони, как ей показалось, проявил к ней более, чем братский интерес, а вот Джордж определенно чувствовал себя гораздо лучше вне женского общества.
– Что я должна буду делать? – спросила Вилли у Роллинза.
– Ну, – протянул он. – Для начала, скажем, вы станете моей помощницей. Мастером на все руки. Будете стоять за стойкой, когда я не смогу этого делать. Помогать хозяйке и заменять официантку, когда это потребуется, ну, и поработаете на кухне, если возникнет необходимость помочь там. Когда вы не будете заняты всем вышеперечисленным, вам придется позаботиться о наших гостях-новичках, которые, возможно, захотят прогуляться или покататься верхом, или сходить на рыбалку. Справитесь?
Вилли быстро соображала. Благодаря Бену Каттоу она умела сидеть в седле. А остальному можно постепенно научиться.
– Да, – ответила она, решив, что справится. – Когда мне следует приступить?
– Я рад, что вы согласились. Тогда завтра в девять утра?
Вилли сообщила о результате своей беседы и горячо поблагодарила Джорджа Паркмена за его содействие.
– Рад помочь вам, Вилли. Это похвально, что вы желаете доказать себе, что можете работать. Но признаюсь, я не понимаю сейчас молодых женщин. Вы, красивая девушка, поступаете, как моя собственная дочь Сюзи. Почему бы вам обеим не найти себе серьезных молодых людей и не освободить меня от заботы о дочери. Вся ваша учеба на юриста – бессмыслица. Я должен сказать, что был против этого. И я не собирался платить за обучение Сюзи, нет. Только после того, как она сказала, что свою дурацкую затею будет оплачивать в кредит из состояния своего деда, я согласился и не отступаю от своего слова. Но я постоянно напоминаю ей, что все это никому не нужно... а время уходит и уходит...
Не дав возможности Джорджу до конца развить свою теорию о том, чем "хорошенькие девушки" должны заниматься, Вилли извинилась, объяснив, что устала, и пошла спать.
"Это просто подарок судьбы" – вот как думала Вилли о своей работе после первого дня пребывания в гостинице "Голубой окунь". Во время завтрака и ленча она обслуживала столы, затем, в полдень, она играла в ловитки с двумя двенадцатилетними подростками. Самым неприятным из всего, что ей пришлось делать, была уборка столов после обеда. Она была поражена той чудесной обильной пищей которая подавалась в гостинице в соответствии со вкусами каждого гостя.
На второй день ей пришлось заниматься несколько иной работой. Создавалось впечатление, что она нужна была везде и всем одновременно. И перед тем, как она, уставшая, собралась идти спать, Лестер сообщил ей, что в конце недели она должна быть готова к тому, чтобы повести желающих на рыбалку.
Вилли почти ничего не знала о том, как ловить, или правильнее сказать, удить, рыбу. Ее знания ограничивались несколькими самыми простыми приемами: насаживать на крючок наживу и забрасывать незатейливую удочку, которую делал отец, когда она была совсем маленькой. И она решила все разузнать о рыбалке. На следующий день она посетила местный магазин для рыболовов-любителей, где продавалось все им необходимое.
Вооружившись новой тетрадью и шариковой ручкой, она начала расспрашивать хозяина магазина о рыбной ловле. Несколько покупателей-зевак собрались вокруг красивой молодой женщины, которая, казалось, серьезно думает, что может научиться рыбной ловле по инструкции.
– Можете ли вы посоветовать мне, какую удочку лучше купить?
– Это зависит от того, какую рыбу вы собираетесь удить, – сказал хозяин, растягивая каждое слово.
Вилли не знала, что ему ответить.
– А какая рыба здесь водится?
– Прекрати, Чарли, – вмешался один из покупателей. – Посоветуй молодой леди купить восьмифунтовую удочку и недлинную леску. Я думаю, что эта вам больше всех подойдет, мисс, – обратился мужчина к Вилли. – Если вы начинающая, то лучше всего вам удить речную форель... или "пестрые спинки", можно "красные пятнышки" или "розовые плавники". Эта мелкая рыбешка весит меньше фунта. Ее можно неплохо приготовить. И вам не придется прилагать особого труда, чтобы поймать ее.
– Спасибо большое, – сказала она, записав все советы мужчины. – Я, пожалуй, возьму восьмифунтовую удочку, – обратилась она к хозяину.
– Какого типа вам, бамбуковую или пластиковую? Вилли вопросительно посмотрела на мужчину, который только что просвещал ее.
– Я люблю пластиковую, она легче, – ответил тот.
– Но у пластиковой нет души, – сказал кто-то позади нее глубоким приятным голосом.
Вилли повернулась и увидела высокого, стройного, хорошо сложенного мужчину. Он был одет в сорочку цвета хаки с дюжиной карманов, которые были набиты всякими принадлежностями, необходимыми для рыбной ловли. Лицо его, сильно загорелое, было красивым и мужественным, несмотря на небольшую вмятину, которая несколько портила линию носа. Нос был, видимо, сломан в уже давным-давно забытой драке. Его чистые серые глаза как-то по-особенному искрились.
– Выбирайте бамбуковую удочку, – сказал он, – она приятнее и удачливее.
Вилли была очарована им.
– Спасибо. Я возьму именно такую. Не смогли бы вы посоветовать мне, что еще нужно купить?
– С большим удовольствием, – засмеялся он. – Удочки и катушки с леской – это тело оснастки, а жуки – это поэтическая сущность ее. Подойдите сюда, – пригласил он и подвел ее к стеклянной витрине. – Вот здесь находятся так называемые сухие жуки. Наша местная форель, мне кажется, предпочитает "королевского навозного червя", коричневого и жирного. Попробуйте их купить, – сказал он. – И прибавьте к ним немного анисового масла и жуков, вот этих, которые продаются здесь, их крылышки переливаются золотыми и серебряными огоньками. Я думаю, что на такую наживку пойдет и другая рыба.
Вилли все тщательно записывала в тетрадь.
– Все гораздо сложнее, чем я предполагала, мистер...
– Называйте меня Мэтт, – сказал незнакомец. Она подумала, что он, возможно, местный гид, – ведь он так хорошо знал о здешней рыбалке.
– Вилли Делайе, – представилась она. – Я очень благодарна вам за помощь. Но, вероятно, еще многому мне надо научиться. Не посоветовали бы вы мне почитать какую-нибудь книгу о рыбной ловле?
Мэтт кивнул головой. – У Чарли есть несколько книг. Они уже покрылись пылью, так как лежат здесь с незапамятных времен. Каждая из них научит вас основным правилам рыбалки. Но если вы хотите изучить ее глубже, то есть научиться большему, чем просто механически забрасывать удочку, пойдите в библиотеку и возьмите книгу Исаака Уолтона "Все о рыбной ловле". Она была написана в 1754 году, но я готов поспорить, что с тех пор никто еще не добавил к сказанному в ней ничего существенного.
Слушая Мэтта, Вилли подумала, что она действительно может получить большое удовольствие от этой своей обязанности.
– Мне бы хотелось узнать еще одну вещь...
– Спрашивайте, Вилли.
– Не смогли бы вы порекомендовать мне хорошее местечко для рыбалки?.. Где-нибудь недалеко от гостиницы "Голубой окунь"?
Мэтт подумал несколько секунд и сказал:
– Попробуйте в местечке "Три вдовы". Это примерно в миле от гостиницы. Если ехать от нее на юг, то как раз после "Уголка Уэсли". Вы узнаете это место – там три гранитных глыбы образуют треугольник.
Вилли снова его поблагодарила и пошла с покупками к кассе, расположенной у выхода. Когда хозяин пробивал чек, она увидела Мэтта, покидающего магазин и посылающего ей прощальный кивок головой. Вилли была несколько разочарованна тем, что их знакомство было таким коротким.
Два дня спустя Лестер Роллинз нашел Вилли, когда она выгребала золу из большого каменного камина в гостиной. Он сообщил ей, что завтра она должна будет вывезти на рыбалку одного из клиентов. Вилли готовилась к этой рыбалке, насколько позволял ей насыщенный график ее работы. Однако чувствовала, что еще не достаточно хорошо подготовлена. Вечером она поставила будильник на пять часов и легла спать, моля Бога о том, чтобы ее клиент завтра поймал бы хоть какую-нибудь рыбу и чтобы ее неопытность в этом деле не была обнаружена.
На следующее утро Вилли натянула старые джинсы и шотландскую рубашку и обнаружила, что в этом наряде она похожа на сезонную рабочую. Вместе со своим гостиничным клиентом, бесстрастным, лишенным юмора коммерсантом из Нью-Джерси, она двинулась на юг от гостиницы через лес к чистой и быстрой реке, к тому месту, которое порекомендовал ей Мэтт.
Вилли взяла с собой несколько вкусных бутербродов и большой термос с кофе, уложив их в плетеную корзинку и надеясь, что это послужит небольшим утешением в случае, если им не удастся поймать рыбу. Она также надеялась на то, что благодаря снастям клиента, которые выглядели более сложными и дорогими, чем ее, рыбная ловля будет удачной.
– Как вам нравится это место? – спросил ее партнер, как только они увидели, что русло сужается, и течение становится бурным.
– Мне кажется, здесь неплохо.
Они еще не дошли туда, куда рекомендовал ей двигаться Мэтт, но Вилли согласилась остановиться здесь, видя, с каким нетерпением ее клиент жаждет попытать своего счастья.
К радости Вилли, мужчина знал, как обращаться со снастями, и не просил у нее помощи. Так что ей ничего не оставалось делать, как рассуждать о красоте окружающего их ландшафта и чистого неба.
Наблюдая за тем, как ловко он справляется со снастями, Вилли подумала, что неплохо было бы поучиться у него.
Мужчина терпеливо удил в течение двух часов, но ничего не поймал. Поэтому Вилли предложила ему ранний ленч, как заранее и планировала.
– Это место немножечко мудреное, – импровизировала она. – Иногда рыбы здесь так много, что она просто сама запрыгивает в вашу корзину, я имею в виду ведро, а иногда бывает, как, например, сегодня – ничего не ловится.
Она пыталась продлить ленч, но мужчина быстро проглотил свои бутерброды, сгорая от нетерпения снова попытать удачу.
– Хорошо, – сказала она бодрым голосом. – Давайте пройдем немного подальше на юг. Я знаю одно загадочное место, которое называется "Три вдовы". Оно, конечно, сегодня тоже может быть неудачным, но стоит попробовать...
– Вы говорите "Три вдовы"? – переспросил клиент, очевидно, удивленный ее знаниями местной географии. – Звучит так, как будто это место просто создано для меня...
Вилли про себя улыбнулась. Они шли примерно с милю вдоль бурного потока, пока, наконец, не дошли до трех гранитных камней, о которых упоминал незнакомец из магазина. Тут же невдалеке Вилли заметила одинокого мужчину, удившего рыбу.
– Ну вот наконец мы и пришли, – сказала Вилли. – Я вижу, что кто-то уже опередил нас. Но я уверена, что рыбы здесь будет достаточно и для двоих.
Пока бизнесмен из Нью-Джерси возился со своими снастями, Вилли, не торопясь, направилась в сторону одинокого рыболова. Подойдя поближе, она без труда узнала поношенную шляпу и рубашку цвета хаки. Это был тот самый гид из магазина Чарли, и звали его, кажется, Мэтт.
– Еще раз привет, – воскликнула она, надеясь, что он не из тех фанатов, которые считают, что разговор во время рыбной ловли отпугивает рыбу. Он повернулся и тоже поприветствовал Вилли. Его серые глаза улыбнулись ей.
– Добрый день. – Вилли снова отметила про себя, какой приятный был у него голос. – Я вижу, что вы без труда нашли это место.
– Благодаря вашему описанию и совету.
– И вы не будете разочарованы. Это одно из моих любимых мест.
– Ну, и каков сегодня у вас улов? – спросила она. Он снова улыбнулся.
– Эх, – сказал он, – здесь больше удовольствия получаешь от самого процесса рыбалки, нежели от пойманной рыбы. Он забирает у вас все ваше терпение, умение, реакцию и интуицию. И, на мой взгляд, "игра стоит свеч".
Вилли ничего не ответила.
– Я был бы рад, чтобы вы присоединились ко мне, если, конечно, вы не против, – продолжил он.
– Я не рыбачу. Я, если можно так выразиться, нахожусь здесь в качестве гида, – сказала она. – Я работаю в "Голубом окуне".
– Понятно. – Серые глаза Мэтта весело блеснули. Вилли смутилась и покраснела, и заговорила так тихо, чтобы ее голос не донесся до клиента, удившего ниже по течению.
– Это только часть моей работы. Но я не знаю толком, как ее выполнить. Однако я стараюсь научиться.
– Тогда позвольте я помогу вам. А заодно и тому джентльмену. Леска его, кажется, запуталась в камнях.
Вилли взглянула в сторону клиента.
– Господи! Мне придется воспользоваться вашей помощью... Но, понимаете, он-то думает, что я прекрасно знаю, что делать. Лучше все-таки пойти туда и разобраться во всем самой...
– Я вас понял, – успокоил ее Мэтт. – Обещаю вам, что ваша тайна останется между нами. Вот, возьмите...
С этими словами он извлек из своих многочисленных карманов новую катушку лески и протянул ей.
– Этот джентльмен, по-моему, пользуется шелковой леской. Она слишком капризна для новичка. Предложите ему вот эту – капроновую.
– О! Большое спасибо, Мэтт! – с благодарностью сказала Вилли и понесла леску своему клиенту.
– Та леска уже не годится, – тихо проговорил ей вслед Мэтт.
– Скажите ему, чтобы он продвинулся ниже по течению ярдов на десять – вон к тому большому дубу.
– А что, там лучше клюет? – спросила Вилли.
– Не имею понятия, – рассмеялся Мэтт. – Просто, так мне легче будет наблюдать за ним.
Несколько последующих дней Вилли следовала инструкциям Мэтта. Клиентов из гостиницы она приводила на то самое место, которое указал ей Мэтт. Он всегда был невдалеке, давая ей полезные советы.
– Собираясь на рыбную ловлю, всегда старайтесь одеться во что-нибудь темное. Хаки для этого – самый лучший цвет. Свет не должен отражаться от одежды. И будьте осторожны, чтобы ваша тень не падала на воду.
Он еще много рассказывал ей об этой местности, чтобы расширить ее кругозор гида.
Вилли хорошо себя чувствовала здесь. Солнечный свет и свежий воздух были чудесны после долгих месяцев, проведенных в классных комнатах и библиотеке. Ей был интересен ее новый знакомый – Мэтт. Поначалу она предположила, что он местный рыболов или гид. Однако, познакомившись с ним поближе, стала замечать, что манера его поведения несколько не соответствует предполагаемым занятиям.
– Как вы занялись рыбной ловлей? – спросила она его однажды, – Это ваша основная профессия?
– Нет, Вилли, – ответил он с улыбкой. – Хотя уверен, что многие так думают.
Вилли хотелось побольше узнать об этом человеке, который чувствовал себя на природе как дома, но в то же время не был похож на сельского жителя. Но она боялась показаться назойливой.
Когда к концу недели он неожиданно пригласил ее провести с ним выходной день, она была удивлена, но в то же время подумала, что это неплохой шанс узнать о нем побольше. Она приняла его предложение.
Вилли расценивала его как приглашение на дружескую встречу. Но когда, проснувшись в воскресенье утром, стала одеваться, то заметила, что непроизвольно уделяет больше внимания, чем обычно, своей прическе, макияжу и с особой тщательностью подбирает рубашку к джинсам. Хотя Мэтт и был, конечно, по-своему привлекательным мужчиной, как, скажем, Кэрри Грант, но ему было, наверное, около пятидесяти.
Это смешно, сказала она сама себе, чувствуя при этом, что приводит себя в порядок с явным желанием понравиться, подчеркнуть все свои достоинства.
Позавтракав, она вышла в условленное время на крыльцо гостиницы. Через несколько минут подъехал "кадиллак" 1947 года выпуска, из которого вышел Мэтт и бодро взбежал по ступенькам ей навстречу. Он приветствовал ее легким поклоном.
– Вы уже готовы?
Когда они спускались по лестнице к машине, она заметила любопытные взгляды и шепот за спиной. Может быть, ей не следует ехать с ним? Или эти утренние зеваки считают их влюбленной парочкой? А вдруг Мэтт замешан в каких-нибудь скандальных историях? Она решила постараться выяснить это.
– Чем бы вам хотелось заняться сегодня? – вежливо поинтересовался Мэтт. – Порыбачить? Сходить куда-нибудь? Или просто побродить по окрестностям?
– А можно всего понемногу? – нерешительно ответила она. – Ведь я плохо знаю эти места.
И хотя Мэтт не спрашивал ее, она рассказала о том, как приехала сюда на лето к Паркменам и как по ее просьбе Джордж устроил ее на работу в гостиницу...
– Значит, вы гостите у старины Джорджа? – усмехнулся Мэтт с таким видом, будто знал все о Джордже Паркмене.
Подъехав к маленькой расчищенной полянке, он остановил машину.
– Я хочу показать вам мое озеро, – сказал он. – Это спокойное место, и там есть сокровища, каких в наши дни осталось немного во всем мире. Но вы должны обещать мне, что не станете показывать его приезжим.
– Слово разведчика... – сказала Вилли. – Этого достаточно.
Мэтт повел ее через лес по длинной извивающейся среди деревьев тропинке. Он шел таким широким шагом, что Вилли приходилось почти бежать, чтобы поспеть за ним. Тропинка все не кончалась и, не выдержав такого темпа, Вилли взмолилась:
– Помедленнее, пожалуйста, а то я выдохнусь раньше, чем мы дойдем до озера.
– Извините, – сказал он, замедляя шаг. – Я не хочу, чтобы вы выдохлись, потому что тогда не сможете рассказать о себе. Чем вы занимаетесь, когда не работаете в гостинице?
– Я учусь в Гарвардском университете на юридическом факультете.
Мэтт удивленно посмотрел на нее.
– Я просто поражен. Должно быть, вы большая умница.
– Это очень мило с вашей стороны так считать...
– Это на самом деле так. Закон – это всегда поле сражения. Для женщин оно было недосягаемо. Теперь все меняется. Но новаторы должны всегда быть лучше и крепче остальных и обладать мертвой хваткой. Я подозреваю, Вилли, что вы владеете этими качествами. Упорство и целеустремленность написаны на вашем лице.
Обычно Вилли не нравилось, когда ее хвалили подобным образом, но слова Мэтта звучали иначе. Ей было приятно их слышать.
– Можно спросить, почему вы выбрали именно юридический?
Рассказывая ему о себе, Вилли заметила, что делает это спокойно и непринужденно, открывая ему даже больше, чем обычно новым знакомым.
– Супружеская жизнь моих родителей закончилась плачевно, – рассказывала она. – Я стала свидетельницей того, какая несправедливость ожидает женщин, обратившихся в суд. И я уверена, что это происходит потому, что, как вы и сказали, большинство адвокатов и судей – мужчины. Если я стану адвокатом, я думаю, что смогу помочь женщинам, подобным моей маме. А таких по стране – тысячи и тысячи.
– Это очень благородно, Вилли, – сказал Мэтт, и она почувствовала его искренность. – Но позвольте мне напомнить вам слова Оливера Уенделла Холмса, обращенные к молодежи: "Это законный суд, молодые люди, но не суд закона!" Казалось бы, комбинация одних и тех же слов, но как меняется смысл в зависимости от их последовательности. Вы сможете лучше служить вашим клиентам, если поймете смысл и различие этих словосочетаний и приложите все усилия, чтобы служить именно законному суду.
– Вы так хорошо разбираетесь в праве. Случайно, вы не адвокат?
– Был когда-то, – мрачно заметил Мэтт. – Но сейчас я не практикую. Обычно я не рассказываю об этом, но...
Вилли ждала, что Мэтт продолжит, но тот молчал, внимательно разглядывая ствол дерева. Потом неожиданно сказал:
– Посмотрите на эту длинную цепочку муравьев, она свидетельствует о том, что мы сильно наэлектризованы и нас ожидает магнитная буря.
– Что это значит?
– Муравьи... они являются природным барометром. Когда они ползут, как сейчас, можно не сомневаться, что будет магнитная буря.
Мэтт все больше заинтриговывал Вилли. Интересно, почему он не практикует как адвокат? Он шагал по тропинке так энергично и не был похож на человека, который сдался. Может быть, его лишили адвокатской лицензии? Несмотря на то, что она была знакома с ним только неделю, она могла поклясться, что этот человек не способен на темные дела. Так что же произошло? Возможно, он занялся другим делом, что позволило ему проводить свои дни на лоне природы.
– Вот мы и пришли, – сказал он, когда лес кончился. Перед ними сверкало гладью в своей первозданной красе озеро Мэтта.
– Это и есть мое сокровище, не разрушенное и не загрязненное человеком.
В воздухе пахло сосной и жимолостью. От земли веяло прохладой. Вилли почувствовала себя невыразимо умиротворенной, находясь под мощным обаянием этого удивительного человека, который так много обо всем знал. Обычно всегда готовая спорить и мало что принимающая на веру, теперь она с удовольствием позволила Мэтту наставлять себя.
Сидя на двух больших камнях у берега озера, они бросали в прозрачную воду камешки, любовались причудливыми водорослями, среди которых сновали небольшие рыбешки. Их беседа была легкой и непринужденной, как между старыми друзьями.
Он немного рассказал о себе. О том, что родился в семье среднего достатка в Сент-Луисе и что интерес к природе пришел к нему в молодости, когда он оставил работу в юридической конторе и занялся альпинизмом и исследованием пещер. Бродить в темных глухих лабиринтах гор – это то же самое, что скитаться по лабиринтам закона. С одной лишь разницей – первые лабиринты созидаются природой, вторые – человеком.
Вилли слушала его с нескрываемым интересом. Он открывал ей совершенно новые вещи, о которых она никогда не задумывалась раньше. А она, в свою очередь, рассказывала ему о себе куда больше, чем кому бы то ни было. Но, конечно же, не все. Даже несколько утратив свою обычную осторожность под влиянием первозданной природы, она все-таки старалась сохранить свои тайны.
Во второй половине дня, когда солнце стало клониться к закату, Мэтт предложил вернуться к машине и немного перекусить.
– Насколько мне известно, Кэт приготовила еды достаточно, чтобы накормить целую армию. Но я так проголодался, что съел бы за две. Вы сами убедитесь в этом.
Он засмеялся, довольный своей шуткой. Кэт? Жена? – размышляла Вилли. – А может быть, сестра? Но почему, собственно, ее должно волновать, кем приходится Мэтту женщина, приготовившая еду? И почему бы ей просто не спросить его об этом?
Ленч оказался настоящим сюрпризом. Вилли думала о сэндвичах, но, вопреки своим ожиданиям, увидела мясо, паштет, фрукты, французские булочки, превосходное вино, а также скатерть в клеточку и такие же салфетки. От долгой прогулки на свежем воздухе в компании Мэтта она сильно проголодалась. И энергично принялась за еду.
Когда они закончили свой ленч, он аккуратно собрал все остатки и закопал их в землю.
– Дань матушке-природе, – сказал он. – А сейчас настало время провести первое занятие. Вы ведь собирались учиться. Хотя можете продолжать вводить в заблуждение ваших клиентов и дальше, как это делали до сих пор... Но, в конце концов, рыбачить не так уж трудно научиться.
Мэтт достал рыболовные снасти и наладил две удочки. Свою любимую, цвета красного дерева, с темно-синей леской и позолоченным крючком он предложил Вилли.
– Это удочка Хейвса, – объяснил он ей, когда они подходили к воде. – Великолепная вещь, сделанная в 1925 году. У нее есть душа, которая чувствует каждое биение вашего сердца, наполняется вашими мыслями и желаниями.
Хотя Мэтт объяснял, как устроена удочка, Вилли, даже не глядя на нее, почувствовала в его словах более глубокий смысл. Он, взяв ее за руку, стал показывать, как пользоваться снастью, а Вилли, полуобернувшись, смотрела на него, чувствуя прикосновение сильных и уверенных рук. Красивое лицо, думала она. И поймала себя на мысли, что он уже не кажется ей человеком в возрасте.
– Большой палец прижимайте сверху... Вот так, правильно. Чуть подальше. Левую руку держите так, тогда вам будет удобнее забрасывать.
Старательно следуя его указаниям, Вилли отвела удочку в сторону и забросила крючок в воду.
– Браво, – воскликнул Мэтт, – молодчина, Вилли! Давайте попробуем еще раз. Только на этот раз постарайтесь тверже и увереннее держать руку.
Хотя Вилли считала рыбную ловлю бесполезной потерей времени, тем не менее она была полностью поглощена своим первым опытом. После того, как она несколько раз забросила удочку, Мэтт сказал, что теперь они могут перейти к следующему занятию. Он повел ее к тому месту, где река впадала в озеро.
– Будьте осторожны, – сказал он. – Не ударьтесь о скалу и старайтесь не шуметь, чтобы не распугать рыбу.
Около часа они молча, сидя рядом, удили рыбу. За это время Мэтт поймал только две маленькие форели, но всем своим видом показывал, что, если быть терпеливым, придет черед и больших.
Спустя еще десять минут Вилли почувствовала, что у нее клюет. Леска то натягивалась, то ослабевала.
– Поймала, – в волнении вскрикнула она, забыв о предупреждении не шуметь.
Она стала быстро сматывать леску на катушку, удочка словно взбесилась в ее руках.
– Я поймала, помогите мне, Мэтт, я не знаю, что мне делать.
Он от души смеялся, наблюдая ее неловкие движения, и, когда она подала ему удилище, показал, как снимать с крючка рыбу.
– Это чудесно, – сказал он с восхищением, – ваш первый улов, Вилли! Как я завидую вам. Нет ничего лучше чувства, испытанного впервые.
Они поудили еще некоторое время, но, несмотря на то, что Вилли больше ничего не поймала, она была вполне довольна результатом. Она теперь знает кое-что о рыбной ловле и больше не будет чувствовать себя рядом с клиентами гостиницы такой неопытной.
После того, как Мэтт поймал еще три рыбы, более крупные, чем прежде, он сказал:
– Я думаю, на сегодня достаточно. Солнце уже садится, и нам здесь делать нечего. Я попрошу вас немного потерпеть, прежде чем покажу, как разделывать эту чудесную рыбу и готовить ее. Может быть, вам захочется сделать то же самое для ваших гостей.
Мэтт расчистил место под деревом, выложил кругом камни и стал разжигать костер. С ловкостью опытного путешественника он почистил рыбу, включая и ту, что поймала Вилли. Потом аккуратно нанизал ее на металлический прут и пристроил его на камни. Он принес из машины два бензиновых фонаря и зажег их.
– Для уюта, – объяснил он. – Кроме того, они помогут увидеть, когда наш обед будет готов.
Вилли прислонилась к дереву и, прикрыв глаза, вдыхала чистый, пьянящий аромат леса, мешавшийся с запахом жарившейся форели.
– Приятного аппетита, – сказал Мэтт, подавая ей кусок французской булки с форелью, которую своими руками поймала Вилли, и бокал с вином.
Это было похоже на праздник.
– Слушайте внимательно, Вилли. Слушайте звуки ночи...
Она прислушалась. Таинственная тишина ночной прохлады нарушалась только стрекотанием сверчков, кваканьем лягушек и шумом реки.
– Вы ходили когда-нибудь в поход? – спросил Мэтт.
– Нет... Никогда.
Мэтт кивнул, и в мерцающем свете ламп она заметила, что он, такой мужественный и красивый, внимательно разглядывает ее.
– Никогда не поздно набираться опыта. Каждый костер нуждается в своей волшебной истории.
– А знаете ли вы хоть одну из них?
– Целую дюжину, – сказал он, усмехнувшись. – Эти волшебные истории у костра здесь, в Мэне, один из видов искусства. Но можем позволить себе вспомнить только достоверные истории штата. Они, по крайней мере, охватывают три поколения.
Вилли весело рассмеялась.
– Я говорю серьезно, – запротестовал Мэтт, хотя она заметила, что он улыбается.
– История, которую я расскажу вам, чтобы развлечь, связана с Хайремом Чарльзом – негодяем по всем статьям. По крайней мере, таким он был первые тридцать лет своей жизни. Потом он встретил Сару Ли Уинтерс и поступил с ней так, как это делают подонки, воспользовавшись любовью женщины. Любовь у них, между тем, не складывалась просто...
Чувствуя себя уютно в тепле, исходившем от тлеющего костра, Вилли внимательно вслушивалась в приятный, сильный тембр его голоса, рассказывавшего историю. Для нее это было приятным завершением славного дня.
Она лишь один раз почувствовала неловкость – в тот момент, когда выходила из машины у гостиницы.
– Спасибо, – с искренней благодарностью сказала она. – Спасибо за один из лучших дней в моей жизни.
Вырвавшиеся слова озадачили ее, но она знала наверняка, что это правда.
– Можем повторить... Я на несколько дней уезжаю.
– Куда вы собираетесь? – спросила она и тут же смутилась от своей бестактности.
– Честно говоря, я хочу использовать мою удочку в другом месте. И когда я вернусь, мы сможем вместе провести ваш выходной день.
– Мне бы хотелось этого.
Она быстро заснула, чувствуя удовлетворение от хорошо проведенного дня, и последняя ее мысль была о том, что она даже не знает полного имени Мэтта.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Иллюзии - Марч Джессика



р
Иллюзии - Марч Джессикал
18.12.2012, 16.21





Очень интересный роман.Хоть и длинный,но читается легко!
Иллюзии - Марч ДжессикаОльга
30.10.2013, 7.30





Книга очень интересная, но некоторые слова я не понимаю!..
Иллюзии - Марч ДжессикаЛика
22.09.2014, 15.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100