Читать онлайн Иллюзии, автора - Марч Джессика, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Иллюзии - Марч Джессика бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.63 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Иллюзии - Марч Джессика - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Иллюзии - Марч Джессика - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Марч Джессика

Иллюзии

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Собрав чемодан и захватив заметки к статье о конституционном правительстве, Вилли села в машину и включила мотор. Ее путь лежал на Юг. Погода выдалась прохладная и пасмурная. Дорога петляла среди холмов, то поднимаясь вверх, то резко скатываясь вниз. Ей приходилось часто переключать скорость, и при каждом переключении коробки передач мощно отзывался мотор. Ведя машину, Вилли получала истинное наслаждение. Ей нравилась быстрая езда. Она любила ощущать на своем лице упругое сопротивление прохладного ветра, который трепал ее волосы, поднимая над головой золотые вихри.
Она ехала в Палм-Спрингс со смешанным чувством. Ей не очень хотелось домой. С тех пор, как они с мамой покинули свой коттедж, в котором прожили столько лет, ей было тяжело думать о другом месте как о своем доме.
Правда, Нил предоставил ей спальню и ванную в пустующем крыле дома, с телефоном, огромным телевизором и музыкальным центром последней модели, но, несмотря на его заботу и всю эту роскошь, она не могла отделаться от чувства, что живет здесь временно, словно ребенок в доме дяди.
Вилли казалось, что замужество ее матери отдалило их друг от друга, все больше и больше увеличивая эту дистанцию. Вилли добилась своего – она получала образование, достаточное для хорошей карьеры. Но существовало и другое, не менее дорогое, что уже невозможно было вернуть. Смерть Вебба... Они стали очень редко встречаться с Лаурой. А Шерил? Ее тоже она потеряла. Подруга поступила в Вествудский университет. Она собиралась заняться кинобизнесом, чтобы быть поближе к отцу и пользоваться его поддержкой.
Время показало, что Шерил действительно была права. Люди, о которых заботишься, рано или поздно уходят, иногда навсегда, оставляя в сердце пустоту. Вилли глубоко переживала потерю близких друзей, с которыми жизнь ее развела. Но было бы еще хуже, если бы она с ними вовсе не встретилась. Только благодаря их помощи и тому, что они с мамой были всегда вместе, им удалось преодолеть жизненные трудности. И пока Вилли знала, что у нее есть мать, она чувствовала себя сильной и уверенной.
Как только Вилли свернула с берегового шоссе и двинулась по равнине, прохладный ветер сменился на сухой и теплый, облака расступились, открывая путь солнечным лучам. Вилли согрелась, и это ощущение напомнило ей то, которое она пережила однажды, когда смотрела в глаза Джедду. Его образ возник у нее перед глазами.
И в сердце. Воспоминания о разговоре с Сэмом, после которого Джедд перестал с ней встречаться, обожгло ее, словно это произошло только вчера. Джинни пыталась внушить ей, что она лучше других девушек, особенно после того, как она стала падчерицей Нила Коркорана. Но Вилли была равнодушна к ее словам. Деньги и положение Фонтана уже давно перестали производить на нее впечатление. Но, несмотря на высокомерие и избалованность Джедда, он все еще продолжал оставаться для нее светлым воспоминанием, и она доверяла этому юноше настолько, насколько вообще была способна доверять. В доме Фонтана не все шло так же гладко, как и раньше. Как падчерица Коркорана, Вилли общалась с высшим светом Палм-Спрингс и могла слышать всякие сплетни о семье Фонтана. Она знала историю о том, как один из телохранителей Сэма, сев пьяным за руль, сбил мальчика, ехавшего на велосипеде, и был строго за это наказан. Что касается Сэма, то он продолжал заниматься своим бизнесом и своим домом, железной рукой направляя семью, – совершенно в патриархальном стиле, подобно его предкам.
Вилли слышала, что клан Фонтана уходил корнями во времена Максимилиана, когда испанские колонисты пришли на Юго-Запад Америки из Мексики.
Много лет назад отец Сэма, Диего, отчаянный и смелый парень, женился на девушке не своего круга. Его выбор пал на молодую Красавицу итальянско-ирландского происхождения, которой едва исполнилось шестнадцать. Она была так же умна и решительна, как и красива. Вместе со своей молодой женой Диего подался на север в поисках удачи. И он нашел ее в Монтана. Тогда земля стоила очень дешево, и, купив огромный участок, Диего занялся разведением скота. Позже, когда его дела пошли в гору, он прикупил еще земли, и, в конце концов, монополия на скотоводство оказалась в его руках.
Он стал владельцем лесов и гор, богатых различными полезными ископаемыми. К тому времени, когда родился его сын, Диего был единственным крупным землевладельцем в штате. Но Сэм превзошел своего отца в стремлении к богатству.
Самая неприятная черта Сэма, как считала Вилли, проявлялась в его отношениях с недругами и конкурентами. Он беспощадно и методично разрушал их бизнес, пока они не становились полными банкротами. Он делал это с той же легкостью, с какой переставлял фигуры на шахматной доске. К помощи закона он прибегал только тогда, когда тот мог быть на его стороне. В остальных случаях он просто игнорировал его. Ходили слухи, и даже изредка появлялись публикации, где в очень осторожной форме говорилось о том, что Сэм имеет большое влияние на законодательные органы и поэтому может позволить себе смотреть на закон сквозь пальцы.
Что касается Диего, то следует добавить, что он был достаточно противоречивой натурой и, при всей своей решительности и даже жестокости, отличался спокойным нравом и элегантностью, серьезно занимался историей Испании. В отличие от него, Сэм был совершенно безжалостным человеком с сердцем, твердым, как сталь. Вилли хватило одной-единственной беседы с ним, чтобы у нее навсегда отпала охота встречаться с ним вновь. Она сразу поняла, что ее жизненные и моральные принципы далеки от того, что исповедует Сэм.
– Поздравляю тебя, – сказал Нил, обращаясь к Вилли и поднимая бокал с вином. – Твои успехи выше всяких похвал, дорогая! Будучи президентом своей группы, ты должна приложить много усилий, чтобы добиться еще большего. Ты согласна, Вирджиния?
– Что? Ох, извини... поздравляю тебя, дорогая. Я очень горжусь тобой.
Вилли сделала глоток шампанского и посмотрела через стол на свою мать. Благодаря заботе личного парикмахера Арманда, массажу и дорогой косметике, которую так любила Джинни, она выглядела ухоженной, и ее внешность приобрела особый лоск. Но вместе с тем в выражении ее лица появилось что-то новое – озабоченность и тревога. Вокруг рта и глаз образовалась паутина морщинок.
Вилли часто пыталась вызвать мать на откровенный разговор, чтобы выяснить, как ей живется, но все ее попытки заканчивались безрезультатно. Джинни всегда отвечала, что живет прекрасно, и переводила разговор на другую тему.
Может быть, ее до сих пор тревожила та публикация в газетах? Или она переживает за свой новый бизнес? Может, она боится, что общество Палм-Спрингс будет так же смеяться над ее моделями, как смеялись те продавщицы много лет назад?
– Проходя мимо нового магазина, я взглянула на витрину... – осторожно начала Вилли, но Джинни перебила ее.
– Пока там не на что смотреть, – нервно сказала она. – Витрина еще не готова. Церемонию открытия мы предполагаем провести через два дня.
– Вирджиния, дорогая, – произнес Нил в своей безупречной манере. – Я нанял тебе хорошего специалиста по оформлению витрин, но она жалуется, что ты мешаешь ей работать. Она говорит, что ты все хочешь делать по-своему.
Из этих слов Нила Вилли заключила, что он недооценивает вкус Джинни и не доверяет ему. Мать так и застыла в кресле, посмотрев на Вилли, словно в надежде на поддержку.
– Эта женщина все делает очень хорошо, но она все-таки работает на меня, и я хочу, чтобы она принимала во внимание мои пожелания. Но она все делает по-своему, считая, что я ничего не смыслю в оформлении.
– Ты знаешь, Вилли, какой обидчивой может быть твоя мать, – мягко сказал Нил. – Конечно, ничего страшного не случилось, но мне кажется, трудно найти оформителя, который сделал бы за такой короткий срок все так, как того хочет Вирджиния.
Вилли смотрела на свою мать, которая вжалась в кресло и была похожа на ребенка, застывшего в ожидании, пока взрослые решают, как лучше выйти из затруднительного положения.
– Мама, почему ты не хочешь сама оформить витрину? Я помогу тебе, и ты сделаешь все так, как считаешь нужным. – Вилли взглянула на отчима, который только пожал плечами и улыбнулся.
– Прекрасное решение. Мать и дочь – две красивые женщины вместо одной. – Вилли не поняла, почему, но ее передернуло от этих слов. Что-то неприятное и нездоровое было в этом мужчине. Но Вилли трудно было найти объяснение своим чувствам.
– Ладно, – все так же спокойно продолжил Нил. – С Вирджинией все более или менее ясно. Но как быть с тобой, Вилли? Чем я могу помочь тебе, чтобы ты наиболее полно проявила свои способности?
Вилли уже не раз это слышала и ответила, как обычно, когда он предлагал ей свою помощь.
– У меня все в порядке, Нил. Беркли – хорошее заведение, и я не вижу причин для твоего беспокойства.
– Я знаю, Беркли – хорошая школа, – согласился Нил. – Академическая. Но ты должна знать, Вилли, что правоведение – очень консервативная профессия, и те, кто хочет заниматься ею, должны заканчивать консервативные учебные заведения. В консервативных кругах имя Беркли звучит несколько радикально. У этой школы революционный имидж. И ты, моя дорогая, сделала все, чтобы поддержать этот имидж. Эти кричащие заголовки в газетах, может быть, и окажут тебе в будущем услугу, но сейчас...
– Да, Вилли, – поспешно вмешалась в разговор Джинни. – Нил прав. Для тебя же будет лучше, если ты станешь держаться подальше от газет.
Вилли послушно кивнула головой, с раздражением думая о том, до каких же пор прошлое будет преследовать их.
Когда после обеда Вилли осталась наедине с матерью, та снова повторила:
– Нил прав, доченька. Мы желаем тебе только хорошего. Если ты хочешь стать юристом и получить достойную работу, ты должна послушаться его. Репортеры звонили сюда по нескольку раз на день. В конце концов, я просто перестала снимать трубку. Если ты позволишь Нилу помочь тебе и прислушаешься к его советам, может, тебе и удастся изменить свой имидж.
– Нет, – отрезала Вилли. Она не хотела, чтобы Нил помогал ей. Она не хотела следовать его советам. Он был чужим для нее.
– Хорошо, – покорно сказала Джинни. – Только прошу тебя, будь осторожней. Я не люблю вмешиваться в твои дела и, тем более, критиковать твои идеи... Но Нил говорит, что появление твоего имени в газетах не пойдет тебе на пользу.
Чтобы уйти от неприятного разговора, Вилли предпочла переменить тему.
– Пожалуйста, больше никогда не говори со мной об этом, попросила она. – Лучше скажи, ты уже подобрала название для своего магазина?
– Да, – смущенно сказала Джинни. – Может, это звучит наивно, но я назвала его "Серебряный экран". Так назывались журналы, которые я когда-то читала...
– Чудесно! – похвалила Вилли. – Совершенно в твоем стиле. "Серебряный экран"... Когда же мы приступим к оформлению витрины?
– Завтра с утра. Если ты не передумаешь...
"Серебряный экран" находился на Палм Каньон Драйв, между ювелирным магазином и одним из лучших в Палм-Спрингс магазином головных уборов. Это помещение принадлежало Нилу, и он сдал его Джинни за символическую арендную плату. Его бухгалтер сказал ей, что дело может оказаться прибыльным, если все сделать с головой.
– Обещай, что ты не скажешь, что тебе понравилось, только для того, чтобы сделать мне приятное, – потребовала Джинни, открывая двери магазина. Она включила замаскированные лампы, осветив интерьер, наполнив его розовым отблеском зеркал, отражение в которых благодаря этому рассветному жару польстило бы женщине любой комплекции.
– Электрики оставили здесь такой беспорядок, что у меня не было возможности одеть все манекены.
– Не волнуйся, мама, – сказала Вилли, желая ободрить ее.
Теперь, когда мечта обрела очертания реальности, Джинни боялась, что не сможет справиться с ней.
Вилли плохо разбиралась в одежде и декорациях, но, оглядев магазин, сразу почувствовала какую-то наивность интерьера. Джинни попыталась воспроизвести в магазине стиль Голливуда так, как она себе его представляла. Здесь преобладало два цвета – бирюзовый и розовый. Светлая деревянная мебель была мягко подсвечена розовым светом. В помещении не было прилавков, магазин выглядел, как домашняя примерочная. Выбрав модель и цвет, клиент мог тут же примерить одежду и оглядеть себя в зеркале со всех сторон.
– Великолепно! – сказала Вилли, осмотрев магазин. – Он такой же красивый, как и его название. Это напоминает мне те волшебные истории, которые ты рассказывала мне в детстве. Я горжусь тобой, мама.
– Тебе и правда понравилось? – застенчиво улыбнулась Джинни. – Ты знаешь, я боялась, что он будет выглядеть банально...
– Это не так, мама. Ты воплотила здесь свою фантазию, значит, ты все сделала правильно. Ну, а как насчет витрины?
Вдохновленная поддержкой Вилли, Джинни заговорила с большим энтузиазмом и уверенностью.
– Надо одеть манекены на витрине. Вот этот я зову Лолой. Я наряжу ее в шифоновое платье и посажу на эту скамеечку. В руках она будет держать портсигар. А рядом, на зеркальном столике, будет стоять фужер с шампанским.
– Это будет чудесно. Почему же ты до сих пор это не сделала?
– Женщина, которую нанял Нил, сказала, что это безвкусно, – ответила Джинни.
Вилли улыбнулась – ее мать всегда отличалась своеобразным вкусом.
– Ты правильно сделала, что не воспользовалась ее услугами. Ладно, давай поработаем.
В течение двух часов они работали, чувствуя себя, как в старые добрые времена. Они прослушали записи музыки, которые Джинни подобрала для своего салона. Она считала, что музыка будет располагать клиентов к домашней обстановке. Вилли с удовлетворением отметила про себя, с какой тщательностью Джинни продумала все мелочи.
Подобранная со вкусом музыка действительно создавала в магазине определенное настроение и атмосферу.
Они вместе вынесли весь мусор, который оставили рабочие. Кое-какую разбросанную мелочь Джинни разложила в шкафы, расположенные в глубине помещения. Затем, посмотрев на часы, она нахмурила брови.
– Господи! Еще так много надо здесь доделать, но нам пора возвращаться домой. Нил заказал столик в "Чи-Чи Клаб" на вечер. Будет Фрэнк Синатра. Кроме нас, Нил пригласил еще несколько своих приятелей, – Джинни бросила взгляд на незаконченную витрину. – Жаль, у нас не хватило времени. Я бы чувствовала себя гораздо спокойнее, если бы здесь все было готово.
– Я останусь и закончу сама, мама, – с готовностью сказала Вилли, обрадовавшись возможности помочь Джинни и сделать что-нибудь такое, чего Нил купить не может. – У меня нет настроения идти сегодня куда-либо.
– Как это мило с твоей стороны, – с облегчением сказала Джинни, но тут же с тревогой добавила: – Нет, я не могу позволить тебе работать. Ты должна отдыхать. Как я оставлю тебя здесь одну?
– Не волнуйся, мама, все будет в порядке, – успокоила ее" Вилли. – Я хочу сделать это. Назовем это моим маленьким вкладом в твое предприятие. Кроме того, за этой работой я с удовольствием отвлекусь от того, чем я обычно занимаюсь. А когда закончу, вызову такси. Иди, мама, и ни о чем не беспокойся. Желаю тебе хорошо провести вечер.
Когда Джинни ушла, Вилли, постояв некоторое время в раздумье, принялась одевать манекен в шифоновое платье. Ей нравилась эта работа. Она отдыхала, занимаясь непривычным для себя делом. Одев манекен, она подтащила к витрине кресло и усадила в него манекен. Но, взглянув на него со стороны, она пришла к заключению, что он выглядит неестественно и несуразно. Она стала усаживать манекен так, чтобы придать ему более непринужденный вид, но в это время с него соскользнуло платье. Вилли выпрямилась и нахмурилась, недовольно глядя на манекен, и вдруг почувствовала на себе чей-то взгляд. Она глянула в темное стекло закрытой двери и увидела Джедда Фонтана, махавшего ей за стеклом.
Вилли тотчас отвела взгляд, сделав вид, что не заметила его. Но тогда он начал махать белым платком. Она пошла к двери и открыла ему.
– Привет, – сказал он, улыбаясь так, как будто они расстались только вчера. Вилли холодно улыбнулась в ответ.
– В чем дело? – спросила она.
Да ладно, Вилли, перестань. Ты должна ответить мне "Привет, Джедд".
– У меня нет времени для разговора с тобой.
– О'кей, Вилли, я все понимаю. Но при чем манекен, которого ты так мучаешь на витрине?
– Я оформляла витрину, пока ты не отвлек меня.
– Ты занялась новой работой?
– Я помогаю своей матери. Она решила открыть свое дело.
– Да, выглядит неплохо. Может, я смогу помочь тебе чем-нибудь? – Его лицо приняло такое просящее выражение, какое бывает у ребенка, когда он хочет, чтобы ему не отказали.
– Не стоит. – Ее слова прозвучали резче, чем ей хотелось бы. Он стоял, переминаясь с ноги на ногу.
– Я скучал по тебе. Разреши мне войти, пожалуйста.
"Закрой дверь и не пускай его, – говорил ей внутренний голос, – выгони его вон. Не слушай его слов и не смотри в глубину этих темных предательских глаз". Но Вилли ничего не смогла сделать. Она открыла дверь и посторонилась, когда он вошел в магазин.
Джедд сразу же принялся за работу. Крутя манекен, он старался придать ему такую позу, чтобы Вилли было удобнее надеть на него платье.
– Давай попробуем прикрепить платье булавками. Я не думаю, что манекен можно одеть тем же способом, что и женщину.
К своему изумлению, она поняла, что он прав, и удивилась, как она сама не додумалась до этого. Они прикрепили платье с помощью булавок. Придав манекену естественное положение, они усадили его в кресло.
– Неплохо, – сказала она, довольная результатом. – Откуда ты знаешь, что одежду можно прикреплять таким образом?
Он улыбнулся.
– Ты, наверное, забыла, что у меня есть две сестры. Они любят ездить по магазинам, и мне приходится выполнять работу носильщика и шофера. Пока я жду их, я рассматриваю манекены.
– Да, ты наблюдателен, – отметила Вилли.
– Что дальше, босс?
– Теперь нам нужна бутылка шампанского, красивый фужер и портсигар.
– Предоставь это мне, – сказал Джедд и выбежал из магазина.
Через несколько минут он вернулся со всем необходимым.
– Спасибо за помощь, – сказала Вилли. – Все остальное я доделаю сама. Сейчас, я думаю, тебе лучше уйти.
Джедд потупился в нерешительности. Он не ожидал такого поворота событий.
– Ты так считаешь? – вымолвил он. – Ты думаешь, что мне надо уйти теперь, когда я, наконец, снова нашел тебя?
– Зачем ты искал меня, Джедд? Может, потому, что я тоже стала богатой и соответствую твоему уровню?
– Нет! Не говори так. Это меня никогда не интересовало, – запротестовал он. – Ведь ты нравилась мне еще до того, как стала богатой.
– Но я не нравилась твоему отцу, – холодно сказала Вилли.
– Послушай меня, – сказал Джедд и с такой горячностью взял ее за руку, что она даже не попыталась протестовать. – Мой отец – человек со своими традиционными предрассудками, и он считает, что мне подойдет женщина с таким же мировоззрением, как и у него...
– И ты всегда поступаешь так, как того хочет твой отец... – Ее слова прозвучали скорее как утверждение, а не как вопрос.
Джедд задумался. Когда он начал говорить, в его словах уже не звучала прежняя уверенность.
– Я вынужден так поступать, Вилли. В нашей семье так принято. Это очень давняя традиция. Сын должен следовать по стопам отца. И для того, чтобы стать достойным преемником, я должен много и усердно учиться. Это большая ответственность – носить имя Фонтана. Я должен следовать отцовскому примеру, чтобы стать достойным его имени. Это нелегко, но такова суть вещей.
– А что, если твой отец окажется не прав? Что тогда ты будешь делать? Или ты считаешь, что он не может ошибаться?
Джедд нахмурился. Он казался скорее несчастным, чем оскорбленным.
– Разумеется, он может ошибаться. Но я не люблю расстраивать его. Если он говорит, что так будет лучше, то я предпочитаю следовать его советам... Ты не представляешь, как часто я о тебе думал, – он улыбнулся. – А потом я увидел тебя по телевизору. Ты была такой искренней. Такой, какой я всегда тебя знал! Возможно, именно тогда я полностью осознал, насколько мой отец был не прав по отношению к тебе.
Вилли стало не по себе от его слов.
– Значит, ты можешь пополнить свою коллекцию такой оригинальной девушкой, как я, – с иронией произнесла она.
Джедд крепко сжал ей плечи.
– Вилли! Почему ты понимаешь все так неправильно. Все, что я сказал тебе, правда! Я проклинаю тот день, когда потерял тебя! Ты не представляешь, что произошло со мной, когда я увидел тебя сегодня. Я не мог не остановиться. Ты так прекрасна... Давай начнем все сначала, Вилли. Дай мне еще один шанс...
Что делать? – пронеслось в голове у Вилли. Можно ли верить ему после всего, что было? Сможет ли он пойти наперекор семейным традициям? Она почувствовала, как в ней начали просыпаться давно забытые чувства. Будто теплый весенний ветерок растопил лед ее сердца, заполняя все горячим летним солнцем.
– Я не знаю, – прошептала она. – Я просто не знаю.
Он нежно провел кончиками пальцев по ее спине.
– Эта встреча – хороший повод для возобновления наших отношений. Давай вернемся к работе. Я хочу показать тебе, каким я умею быть деятельным.
Часы летели незаметно. Вилли казалось, что они с Джеддом никогда не разлучались и сегодня специально встретились, чтобы заняться оформлением магазина. Она с увлечением рассказывала ему о своей учебе, делилась с ним своими мыслями, говорила о том, как много ей приходится заниматься, чтобы осуществить мечту и стать адвокатом.
– Мне не хочется быть зависимой от отчима. Я хочу сама делать свою карьеру.
Джедд кивал головой, будто ему действительно было понятно и близко то, о чем она говорит. Ведь он сам никогда не волновался по поводу денег. Ей казалось, что он вообще не подозревает, откуда они берутся.
– Ты знаешь, – сказал он, – ведь неизвестно, может, к тому времени, как ты поступишь в университет, ты сама найдешь способ платить за свое обучение.
Потом они проголодались и, поискав съестное в задней комнате, нашли кофе и наполовину пустой пакет с пончиками. Довольные, они устроились на пушистом ковре и, прихлебывая кофе, смотрели, как доброжелательно им улыбаются манекены.
Вдруг Джедд встал, ничего не говоря, выключил свет и обнял ее. Он стал целовать ее волосы, глаза, потом добрался до рта. Вилли почувствовала теплоту и влажность его губ, они были нежные и ласковые. Это было так приятно! Казалось, его поцелуи говорят "Я никогда не обижу тебя". Его нежность проникла глубоко и обожгла ее, воскрешая чувства, которых она давно не испытывала. Она прижалась к его сильному молодому телу, перебирая пальцами пряди упругих черных волос, чувствуя, как постепенно исчезает боль в сердце.
Их губы слились в долгом жарком поцелуе. Она жадно целовала его язык, который оказался у нее во рту. Всепоглощающая страсть заглушила другие ее чувства, оставив лишь одно – желание целовать и обнимать его.
– Вилли... Вилли, – хрипло прошептал Джедд, слегка отстраняясь от ее пылких объятий. – О, Господи! Я так тебя хочу, но...
Услышав лишь слова "я хочу тебя", эхом отозвавшиеся в ее сердце, она еще крепче обняла его. Ее тело было готово выполнить любое его веление. Она целовала его снова и снова... Ее сердце бешено заколотилось, когда она почувствовала его желание и напряжение. Она посмотрела ему в лицо, словно желая запомнить его навсегда. Как часто она думала о нем...
Они быстро разделись.
– Как ты хороша, Вилли! – прошептал Джедд, когда увидел ее обнаженное тело, созревшее для любви. До него это тело не видел ни один мужчина.
"Как прекрасно!" – подумала Вилли, гладя его тело и ощущая твердые и сильные мускулы на его бедрах. Она тихо застонала, когда он начал ласкать ее грудь. Он раздвинул ее ноги, ощутил теплую влажность внутри нее, и она почувствовала, как начинает тонуть в горячем море возбуждения. Она сильнее прижалась к нему и провела ногтями по спине.
– Сейчас, – прошептала она. – Сейчас! – Он вошел в нее, преодолевая сопротивление девственности, и Вилли ощутила острую боль, которая вскоре ушла. Их тела слились и задвигались в унисон друг другу. Она почувствовала, как в глубине ее рождается новое ощущение. Оно стало расти, проникая во все клеточки ее тела, становясь всё сильнее и сильнее. А потом... Потом она познала... Ее красивые длинные ноги обвились вокруг Джедда, она шептала его имя, приподнимаясь и опускаясь в такт оргазма, который словно наводнение захлестнул ее.
Она так крепко прижалась к нему, что ей показалось, будто ее сердце перестало биться, и дыхание остановилось.
– Вилли, моя Вилли... – прошептал он нежно. – Я знал, что у нас все будет хорошо, я знал...
Она так была переполнена прелестью нового ощущения, что не смогла ничего ответить. Как хорошо было лежать в его объятиях! Ей трудно было смириться с мыслью, что им надо встать, а значит, разрушить это прекрасное и совершенное единство... Стало светать.
– Уже утро, – сказал Джедд. – Давай я провожу тебя домой.
Они молча оделись. Потом снова бросились в объятия друг друга. Перед тем, как закрыть дверь, он поцеловал ее.
– В доказательство того, что это не сон, – сказал он, будто читая ее мысли.
Они быстро ехали по пустынным улицам города. Занимался рассвет. Подъезжая к дому Вилли, Джедд притормозил.
– Мне не хочется желать тебе спокойной ночи, – сказал он. – Ведь так долго ждать, пока я снова смогу сказать тебе "привет".
– Я чувствую то же самое, – сказала Вилли задумчиво. – Но я надеюсь, мы сможем скоро куда-нибудь пойти. О, Джедд! Мне так хочется запомнить эту ночь!
– Будет еще много ночей, – сказал он уверенно, почувствовав ее опасения, что это может не повториться. – Но эту ночь я запомню навсегда.
Он обнял и поцеловал ее. Потом, резко вывернув руль, он развернулся, и машина поехала в гору. Доехав до конца подъема, он свернул на площадку, с которой город был виден, как на ладони. Загорался рассвет. Темное небо пронизали пурпурные лучи восходящего солнца.
– Как чудесно! – прошептал он. – Ты и я... и рассвет!
Вилли вздохнула. Впервые в жизни она почувствовала себя удовлетворенной. Она положила голову ему на плечо и закрыла глаза.
– Ты знаешь, – сказал Джедд. – Это место... наши отношения... наши чувства... Это похоже на открытие Америки. Ты знаешь, я вырос в этом городе. Я могу себе представить, что было здесь пятьдесят лет назад. Горы и пустыня. Еврейка, Элла Кофман, построила здесь санаторий.
– Я знаю, – сказала Вилли. – Вебб рассказывал мне об этом... Пока не пришли "богатые люди" и не скупили всю эту землю по дешевке. За двадцать или тридцать долларов за акр. Они построили все эти теннисные корты и плавательные бассейны.
Джедд рассмеялся.
– Ты осуждаешь их, Вилли? Не надо. Смотри на все с юмором. "Богатые люди" ведь не занимались просто земельной спекуляцией. Они превратили это место в цветущий город. Они открыли новые горизонты, новые возможности, сделали нужное, необходимое. Они принесли сюда цивилизацию.
Вилли села, ей не хотелось с ним спорить, но она не сдержалась.
– Ты рассуждаешь, как гранд, Джедд. Я бы посмотрела на тебя, что бы ты говорил, если бы родился бедным.
– Тогда бы я не был тем, кто я есть, – спокойно ответил Джедд. – Мои предки были грандами, и я горжусь этим. Я смотрю на эту долину и вижу больше, чем восход солнца. Мне нравится думать о том, что сделали мои предки и люди, подобные им. Скоро это станет и моим делом – находить новые возможности, внедрять новую технологию и технику... Одним словом, нести прогресс.
– Это хорошо, – согласилась Вилли и задумалась. – То, о чем ты говоришь, полностью совпадает с тем, о чем я думаю... за исключением... Трудно сказать, но я чувствую, что мне надо делать, однако пока не вижу способа, как добиться этого.
Было очень тихо. Джедд повернулся и посмотрел ей в глаза.
– Все, что ты сделаешь, будет хорошо, Вилли Делайе, – произнес он. – Но, что бы ты ни делала, всегда оставляй место и для меня.
– Даже если великий Сэм Фонтана будет против? Джедд задумался.
– Мы все со временем взрослеем, Вилли. Пройдет время, и некоторые решения я смогу принимать сам.
Вилли почувствовала уверенность в его голосе. Джедд завел мотор и вырулил на трассу. Стало совсем светло. Когда они ехали к ней домой, Вилли молилась о том, чтобы эта ночь не осталась лишь приятным воспоминанием.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Иллюзии - Марч Джессика



р
Иллюзии - Марч Джессикал
18.12.2012, 16.21





Очень интересный роман.Хоть и длинный,но читается легко!
Иллюзии - Марч ДжессикаОльга
30.10.2013, 7.30





Книга очень интересная, но некоторые слова я не понимаю!..
Иллюзии - Марч ДжессикаЛика
22.09.2014, 15.14








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100