Читать онлайн Все кувырком, автора - Мансел Джил, Раздел - ГЛАВА 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Все кувырком - Мансел Джил бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 12)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Все кувырком - Мансел Джил - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Все кувырком - Мансел Джил - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мансел Джил

Все кувырком

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 9

Пожив в Трезайль-Хаусе, Максин обнаружила, что интереса у обитателей не вызывает, правда, для Гая Кэссиди такое отношение казалось естественным. По-видимому, проводя почти всю жизнь в окружении прекраснейших женщин мира, он приобрел иммунитет. Она ожидала, что ею будут восхищаться, но в глазах Гая Максин Воган явно была только новой няней и ничем более. А когда он обнаружил, что ее навыки обращения с утюгом оставляют желать лучшего, ее рейтинг упал еще ниже.
– Я не могу делать это, когда вы стоите у меня за спиной и смотрите, – сказала она в свою защиту, сражаясь с Эллиными розовыми хлопчатобумажными брюками и ругаясь про себя, что не проверила содержимое карманов, перед тем как засунуть их в стиральную машину. Синие бумажные комочки приклеились к ткани, как репей.
– Ухожу, ухожу, я все равно не в силах на это смотреть.
Оставшись на ужасной кухне один на один с проклятым утюгом, она почувствовала себя совсем как Золушка. На улице Гай дурачился с Эллой и Джошем, поливая их из шланга. Элла визжала от хохота и вырывалась. Наконец она вывернулась из его крепких объятий и повалилась в клумбу. Когда девочка поднялась, у Максин перехватило дыхание; снежно-белые футболка и джинсы уже не так сияли. И нетрудно было догадаться, кому придется их стирать.
Джош влетел на кухню, схватил из холодильника коробку апельсинового сока и вылил содержимое в кружку, топча босыми ногами проливающиеся на пол оранжевые капли.
– Почему вы не выходите и не играете с нами? – добродушно спросил он, прикончив сок одним махом. – Мы здорово веселимся.
– Веселитесь? – отозвалась Максин, взглянув в окно на Гая. В ее голосе зазвучала ирония. – Нет, дорогой, мне лучше остаться. Не думаю, что твой отец одобрит эту идею.
Джош насупился.
– Вам у нас не нравится?
Смягчившись, она повернулась и улыбнулась ему. В конце концов, он не был виноват в том, что работать на Гая Кэссиди оказалось совсем не весело.
– Конечно нравится. Просто я не очень люблю гладить.
– Значит, вы не уйдете от нас?
Максин, напомнив себе, что идти ей особенно некуда, покачала головой:
– Нет.
– Вот хорошо! – сказал он, не скрывая облегчения. – Папа иногда бывает строгим, но вы нам нравитесь. – Повеселев, он добавил: – И он сегодня уезжает, так что мы сможем повеселиться без него. Поиграем еще раз в покер. Если хотите, на настоящие деньги…
В результате вечер оказался приятнее, чем она ожидала. Гай собирался уходить и был в хорошем расположении духа. К радости Максин, он даже спросил, не привезти ли ей чего-нибудь из индийского ресторана.
– Куда он поехал? – спросила она, когда кремовый «мерседес» отъехал от дома.
Джош сидел на полу по-турецки и оттачивал технику тасования карт. Элла в красной пижаме свернулась калачиком на диване и, посасывая большой палец, увлеченно смотрела старую серию «Коронейшн-стрит».
type="note" l:href="#n_5">[5]
– Папа? – Джош пожал плечами. – Наверное, встречаться с одной из своих подружек.
– Одной из подружек?
У Максин екнуло сердце. Несмотря на не самое многообещающее начало, она все еще тешила себя надеждами на успех. Прекрасный вдовец и хорошенькая няня, которые живут и работают под одной крышей, вполне могут влюбиться друг в друга, думала она. Но о существовании многочисленных подружек она не подозревала. Накануне Гай пришел на свадебную церемонию один, и Максин решила, что горизонт чист.
Джош по-прежнему был поглощен манипуляциями с картами.
– У него их куча, – заметил он. – Думаю, сегодня это Имоджен, потому что она звонила утром.
Нахалка, подумала Максин, вслух, однако, спросив:
– Она милая?
Фильм закончился, и Элла, легко подключившись к разговору, вытащила палец изо рта и сказала:
– Мне Имоджен нравится. Она красивая.
Хм. Вряд ли она так уж хороша, подумала Максин. Гай сказал, что вернется не позже одиннадцати.
– Она довольно красивая, – поправил сестру Джош. – Но Тара лучше.
– Тара может сидеть на своих волосах, – радостно согласилась Элла, подтвердив подозрения Максин, что речь идет о Таре Джеймс, одной из самых известных моделей Европы. Черт, подумала она. Вот это конкуренция.
Теперь Джош старательно сдавал карты. Подняв глаза и заметив выражение ее лица, он добавил, как ни в чем не бывало:
– Думаю, они все в порядке. Но ни одна не может сравниться с мамулей. Она была самая красивая на свете.
– Правда? – Максин была заинтригована. – Я бы с удовольствием посмотрела ее фотографии.
– У нас их целая гора, – радостно сказал Джош. – Попозже я достану и покажу вам.
Она приободрилась.
– Мы можем сделать это сейчас.
– Сначала мы будем играть в покер, – непреклонно заявил он. – Завтра мне нужно купить новые батарейки для «Геймбоя», так что остановимся не раньше, чем я выиграю хотя бы два фунта.
Максин пришлось постараться, и через сорок минут с небольшим Джош уже выигрывал два фунта двадцать пенсов, не заметив при этом манипуляций с ее стороны, которые привели его к победе.
– Ты здорово играл, – сказала Максин, с облегчением бросая карты. – Теперь беги наверх и найди эти альбомы. Я люблю рассматривать чужие фотографии.
Особенно если их сделал Гай Кэссиди. В альбомах оказались сотни снимков, запечатлевших последние десять лет его жизни. Джош рассматривал альбомы вместе с ней, гордо указывая на многочисленные фото Вероник.
– Это мама с Эллой, когда она только родилась. Это мы с мамой в Риджентс-парке, мне тут четыре года. А это мама с папой на вечеринке в Сен-Тропе. Он смеется, потому что Сильвестр Сталлоне только что пригласил ее на танец, а она отказалась.
Вероник Кэссиди действительно была прекрасна. Максин внимательно изучила несколько ее фото, сделанных с близкого расстояния. Она не пыталась выгодно подать себя, да это и не было нужно – ее естественная красота говорила сама за себя.
Но самым ошеломляющим было ощущение счастья, которым лучились почти все снимки. Максин инстинктивно угадывала, какие фотографии делал Гай. А те, на которых они были вдвоем, и вовсе не оставляли никаких сомнений. Они были без ума друг от друга.
Она почувствовала, как на глаза наворачиваются слезы, хоть это было совсем на нее не похоже. В желудке зашевелилось чувство зависти – не к Вероник, а к их общему счастью. Глядя, как они стоят, обнявшись, Максин вспомнила, что сама никогда не была по-настоящему влюблена. Все, чем она могла похвастаться, – легкие романчики, в которых основную роль играла похоть. Ее подсознательно влекло к мужчинам столь же непостоянным, как и она сама; и про себя она всегда знала, что эти отношения не продлятся долго. Несмотря на их схожесть, у нее с партнерами было мало общего в том, что касалось повседневной жизни. С каждой неделей страсть угасала, и в конце концов она начинала искать пути к отступлению.
Обычно побег не обходился без участия другого мужчины.
Да, казалось, она была обречена проигрывать раз за разом. В очередной попытке прервать череду серых будней она закрутила роман с Морисом Стенвиком, и это, грустно думала Максин, оказалось самой большой ошибкой из всех. Бедный педантичный Морис, одержимый идеей успеха и процветания, которую вбила ему в голову мамочка, был просто не в состоянии справиться со своенравной невестой. А она старалась, действительно старалась вести себя как следует, но в конце концов все равно обидела и унизила его.
Она пыталась извиниться, когда ездила в Лондон за своими пожитками неделю назад. Но встреча вышла неловкой. Морис, поджав губы, старался не выказывать вообще никаких эмоций. Минут двадцать он ходил за ней по квартире, пока она собирала вещи, а потом его броня дала трещину. Максин пришлось пройти через тяжелое испытание и долго выслушивать его мольбы, в одном месте он едва не разрыдался. Она же в ответ смогла только напомнить, каким несчастным, без сомнения, сделала бы его, оставшись, и сколько бед натворила бы в роли представительской жены.
Бедный Морис, думала она теперь, молча разглядывая снимки Гая и Вероник. Оставалось надеяться, что урок пойдет ему на пользу и он скоро найдет себе более подходящую девушку.
Джош все еще просматривал фотографии, не вошедшие в альбомы. Передавая отобранные снимки в руки Максин, он спокойно комментировал:
– Это мы после того, как умерла мама. Это я, когда мне исполнилось семь, на новом велосипеде. Это день рождения Эллы, ей тут пять. А тут папины подружки.
Можно было подумать, что Гай умышленно подбирает девушек, не похожих на его жену. Вероник с ее мадонноподобной красотой и прямыми светлыми волосами была полной противоположностью этим женщинам, темноволосым, с раскосыми глазами, явно старавшимся произвести впечатление и наигранно улыбавшимся в объектив.
Гай тоже изменился, и это бросалось в глаза. Как до этого она могла на глаз определить, какие фотографии Вероник он делал сам, так и теперь она поняла, на каких снимках он сфотографирован после ее смерти. Пропала беззаботная веселость… в глазах появилась печаль… и улыбка омрачилась горестными складками в уголках рта.
Почувствовав себя неловко, словно она вторглась в чью-то личную жизнь, Максин сложила фотографии и отдала их Джошу. Элла, по-прежнему посасывая палец, глубоко спала, уткнувшись ей в бок.
– Они просто замечательные, – улыбнулась Максин, когда Джош убирал снимки в коробку. – У тебя так много фотографий твоей мамы, тебе повезло.
– Да. – Мальчик задумался. – Я бы и так не забыл ее, но Элла может. Она была совсем маленькой, когда это случилось.
Максин хотелось спросить мальчика, как он относится к многочисленным подружкам отца, но она решила, что для одного вечера узнала и так достаточно. За окном стемнело. Детям было давно пора спать. Максин попыталась вытащить у Эллы палец изо рта, похожего на розовый бутон, но обнаружила, что он сидит крепко, как пробка в ванне.
– Скорее, у меня еще не закончился испытательный срок. Твой отец убьет меня, если узнает, как поздно вы легли. Ты убирай фотографии, а я отнесу Эллу.
Джош с завистью спросил:
– А что вы будете делать, когда мы заснем?
Максин взяла Эллу на руки. Она была такой маленькой, но весила, наверное, целую тонну.
– Тут и думать нечего, – вздохнула она, – мне нужно перегладить еще кучу проклятого белья.


Гай, как и обещал, вернулся в одиннадцать с едой из индийского ресторана. Заслышав, как его машина подъезжает к дому, Максин выключила телевизор, включила утюг и приняла вид, говоривший, что, пока он развлекался с очередной подружкой, она трудилась не покладая рук.
Когда он вытащил из коричневого бумажного пакета картонные коробочки, ее рот наполнился слюной. Золотистый пилав с курицей блестел от жира. Она потерла спину и выключила утюг.
– Когда они легли? – спросил Гай, рассматривая свою порцию ягненка.
– В девять. Он усмехнулся.
– Значит, в десять.
– Ну… – Она чуть не сказала ему правду, но не хотела рисковать – а вдруг у него испортится настроение? – Элла заснула на диване, а Джош решил, что он Цинциннати Кид. И моя зарплата исчезла в его карманах. Не стоило учить его играть в покер.
– Если от этого вам станет легче, – сказал Гай, – то научили его не вы, а я. На прошлое Рождество.
Максин вдруг поняла, что они впервые сидели вот так и говорили о детях, а не пикировались. Пытаясь поддержать атмосферу, она стала задавать исключительно корректные вопросы об образовании Джоша, и не без помощи бутылки вина они совсем было расслабились.
Не думая, она спросила у Гая то, что не захотела спрашивать у Джоша.
Он вздрогнул.
– А что? Что он сказал?
– Да ничего такого. Только то, что у вас много подружек, но ни одна не сравнится с его мамой.
– Понятно. – Он все еще был взволнован. – Да, насчет этого он прав. Хотя точное количество я назвать не смогу. «Много» звучит настораживающе.
– А их и правда было много? – Максин невинно посмотрела на него.
– Одна или две, – пожал плечами он. – Для спокойствия детей я старался не афишировать свои отношения. И мне казалось, что они не против случайных посетительниц.
– Дети легко приспосабливаются, – согласилась Максин. – К тому же в вашем случае речь шла не о мучительном разводе. Они знают, что ваш брак был счастливым.
– Об этом я не думал, – встрепенулся Гай. – Возможно, это и так.
Довольная тем, что сказала что-то нужное, она кивнула:
– Я в этом уверена.
– Я могу показать фотографии Вероник, если вам интересно.
Максин подумала, что это, должно быть, своеобразный тест. Не хотелось бы, чтоб он счел ее слишком любопытной.
– Это не к спеху, – просто ответила она, направляясь с его опустевшей тарелкой на кухню. – Может, Джош и Элла покажут мне их, пока вас не будет.
А потом идиллия закончилась. Когда она вернулась, Гай стоял у дивана спиной к ней. Он повернулся, и она увидела в его руке измятую фотографию, на его лице было написано презрение.
– Зачем вы солгали? – холодно спросил он. – Я бы не рассердился, если бы вы сказали, что уже видели их. Но какого черта вы все время врете?
Видимо, фотография Вероник завалилась между сиденьем и спинкой дивана, когда она поднимала и относила наверх спящую Эллу. А потом она просто сидела на ней.
– Простите меня… – начала Максин. К своему ужасу, она увидела, что фотография не только смята, но еще и порвана.
– Не извиняйтесь, – грубо оборвал ее Гай. – Просто будьте впредь поосторожнее. Эти фотографии могут ничего не значить для вас, но они дороги нам. Это все, что у нас осталось.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Все кувырком - Мансел Джил



Интересный, легко читается, главы маленькие, не затянуто. Читать!
Все кувырком - Мансел Джилtashita
3.03.2014, 22.15





Читайте. Интересно. Правда, конец какой-то резкий, скомканный.
Все кувырком - Мансел ДжилЕвгения
21.05.2015, 23.17








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100