Читать онлайн В твоей безраздельной власти, автора - Маллинз Дебра, Раздел - Глава 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - В твоей безраздельной власти - Маллинз Дебра бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.25 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

В твоей безраздельной власти - Маллинз Дебра - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
В твоей безраздельной власти - Маллинз Дебра - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маллинз Дебра

В твоей безраздельной власти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 11

– Черт возьми, наш хозяин – везунчик, – сказал Арт Фоли, допивая эль и вытирая рукой рот. – Бьюсь об заклад, эта его строптивая блондинка – горячая штучка.
Пятеро других ковбоев засмеялись, а Фоли, работавший десятником у Росса Тернера, окинул их хитрым взглядом, чтобы придать больший вес своим словам. Один из ковбоев стукнул пустым стаканом по столу, требуя еще эля. Другой протянул руку и ущипнул за обтянутый сатином зад одной из проходящих мимо девиц. Все зашлись от смеха, когда девица завизжала, повернулась и тут же оказалась на коленях у ковбоя. Она забарахталась, пытаясь встать, но несколько смятых денежных знаков заставили ее сменить ярость рассерженной кошки на мурлыканье ласкового котенка.
Донован сжал рукой стакан с виски. Обычно он не снисходил до салуна, чтобы, не запятнать свою новоприобретенную респектабельность, но сегодня был исключительный день. Ему требовалась информация о Петри, а салун – это наиболее подходящее место, где можно добыть любую информацию.
Когда Донован вошел через двустворчатую дверь в салун «Четыре туза», его вдруг охватило ностальгическое чувство, будто он пришел домой. Все здесь казалось знакомым, начиная от бойких мелодий, играемых на пианино, вплоть до девиц, непременно облаченных в сатин, украшенный перьями, от запаха ядреного табака до аромата крепких спиртных напитков. Впервые за долгое время Джек пребывал в месте, где он знал, как здесь положено ходить, что говорить и что делать.
Донован уселся за столик спиной к стене, сжав в руке стакан виски. Отсюда было удобно наблюдать за компаниями и разворачивающимися событиями, оставаясь в то же время незамеченным. Он оглядел зал, побалтывая виски в стакане; его глаза не пропустили ничего, а уши были открыты даже для обрывочной информации.
Ему не понравилось то, что он услышал.
Арт Фоли и его приятели слыли грубоватой и шумной компанией, предпочитающей девиц из салуна более респектабельным женщинам. Но на сей раз Фоли зашел слишком далеко.
– Откуда ты знаешь так много? – спросил один из рабочих. Это был один из новичков, которого звали Коротышка Дженкинс.
– Я много где бываю, – ответил Арт, откидываясь на спинку стула. – И слушаю, что болтают.
– Правда? Я не думаю, чтобы хозяин говорил с тобой о своей женщине.
– Нет, хозяин не говорил про женщин. Но все знают, что собой представляет Сара Калхоун. Черт побери, если бы хозяин не собирался на ней жениться, я бы сам трахнул ее.
– Так я тебе и поверю! – фыркнул Коротышка.
– А почему, ты думаешь, он нацелился на нее, когда мог бы заполучить любую бабенку, какую только захочет? – насмешливо возразил Арт. – Если она могла раздвинуть ляжки для какого-то вшивого Петри, то будь уверен: хозяину не придется этой зимой проводить холодные ночи. Это она на людях держит себя так надменно, а на деле, я слыхал, она способна порвать под собой простыни почище любой шлюхи.
– Петри рассказывал о ней, – заговорил другой ковбой. – Он рассказывал Фоли, что у нее такой рот, который заставит мужчину почувствовать себя на верху блаженства, и вообще нет ничего такого, чего она не смогла бы сделать.
– Может, если нам повезет, хозяин поделиться ею с нами. – Арт положил ладонь себе на промежность и сделал красноречивый вульгарный жест, вызвав взрыв хохота среди присутствующих.
Хохот мгновенно прекратился, когда Донован резко поднялся на ноги и ножки стула со скрежетом проехались по деревянному полу. Он пронзил взглядом Арта Фоли, все его тело напряглось от овладевшей им ярости. Звук пианино оборвался на полуноте, гул разговоров стал быстро затихать, и, в конце концов, в салуне воцарилась полная тишина. Похотливая улыбка на лице Арта погасла, когда он осознал, что этот черный и страшный, как смерть, взгляд Донована направлен на него.
Сидевшие за столом другие рабочие схватили свои стаканы с напитками и предпочли раствориться в безликости толпы. Фоли медленно поднялся на ноги, сунул большие пальцы за пояс, перетягивающий его толстеющую талию. Вскинув подбородок, он посмотрел в глаза Донована.
– Какие-то проблемы, Донован?
Донован двинулся вперед, и толпа расступалась перед ним, подобно тому как земля расступается перед плугом. Он шел вперед медленно, осторожно, хотя в нем клокотала все возрастающая ярость. Джек ощутил хорошо знакомую ему перемену в себе, когда инстинкты, которые много раз спасали ему жизнь, обостряли его чувства. Как будто совесть отступала куда-то в глубину, освобождая место охотящемуся волку, который свободен от пут морали.
В таком состоянии он мог хладнокровно убить человека с такой же легкостью, как и выпить с ним, и при этом не испытать ни малейшего сожаления.
Джек Донован почувствовал исходящий от Фоли страх, увидел бисеринки пота, которые медленно стекали по виску десятника. Удары сердца делались боле гулкими по мере приближения к объекту, и каждый шаг все более превращал его в человека, известного под именем Блейд.
Десятник бросил нервный взгляд на толпу, явно пытаясь обнаружить там своих приятелей. Самоуверенность на его лице растаяла и сменилась растерянностью, а затем и страхом, когда он понял, что противостоять Доновану он будет один. Донован же заметил впереди нескольких своих людей и понял с первого взгляда, что они готовы его поддержать.
Впрочем, он очень сомневался в том, что ему понадобится их помощь. Его противник был подлым типом, но он был довольно пьян и несколько не в форме. Донован мог одолеть его без затруднений, если дело дойдет до этого. Но у него на уме было другое.
Он остановился на расстоянии вытянутой руки от противника.
– Ты пьян, Фоли, – негромко сказал Донован. – Там, откуда я пришел, порядочные люди не болтают в салунах гадости о леди.
Розовый цвет лица Фоли преобразовался в красный.
– Я слыхал, что ты положил глаз на Сару Калхоун, – глумливо сказал он с явной бравадой. – Я слыхал, что ты потратил тридцать долларов, чтобы поиметь ее во время аукциона.
– На твоем месте, – предупредил его Донован, – я не стал бы так говорить о мисс Калхоун. Она респектабельная леди.
– Леди, как же! – воскликнул Фоли. – Да эта девка не лучше, чем дорогостоящая шлюха! Ха, она отдалась Петри, а тебе пришлось платить за это!
Леденящий гнев заполнял все жилы Донована, однако он пока что контролировал себя. Он как бы по-приятельски хлопнул ладонью по плечу Фоли и железной хваткой вцепился в его тело.
– Я уже сказал тебе, Фоли, ты пьян. Ты сам не знаешь, что мелешь.
Фоли дернулся, пытаясь освободиться от болезненной хватки. Донован отпустил его, и Фоли закачался, потеряв равновесие. На сей раз Донован схватил его за рубашку обеими руками и притянул к себе.
– Э, Фоли, да ты и в самом деле хлебнул сегодня слишком много! Давай я помогу тебе выбраться отсюда, пока ты не скомпрометировал себя еще какими-то лживыми россказнями.
– Я не лгу! – зарычал Фоли, пытаясь вырваться из железной хватки Донована.
Донован хмыкнул, но это был недобрый звук.
– А теперь скажи, почему тебе Люк Петри что-то рассказывал? Фоли, ты говоришь самую чудовищную ложь, которую я когда-либо слышал, и все это знают. Так ведь? – Он окинул взглядом толпу и, к своему удовлетворению, увидел несколько подтверждающих кивков.
– Я не лгун! – выкрикнул Фоли. – Все знают, что Сара Калхоун…
– Полегче, Фоли! – Незаметно для толпы Донован с силой наступил на ногу неприятелю. Десятник взвыл и споткнулся, оглядываясь по сторонам так, как если бы он был в стельку пьян. Донован еще более ужесточил свою хватку. – Ты хочешь опереться на меня или на что-нибудь еще?
Изрыгая проклятия, Фоли попытался качнуться в сторону Донована.
– Послушай, это не дело – так вести себя с тем, кто хочет тебе помочь, – сказал Донован, покачав головой. Он оттолкнул Фоли и сделал это достаточно энергично, в результате чего десятник запутался в собственных ногах и врезался в стол, разметав стаканы и разбросав покерные фишки. – Ты только взгляни на себя, ты даже стоять не можешь.
Донован подошел к Фоли и остановился над ним, затем протянул руку, как бы собираясь помочь ему подняться, но в то же время ткнул ему носком ботинка под ребра. – Поднимайся и пошли, Фоли. От твоих лживых россказней за много лет народ устал.
Фоли оттолкнул руку Донована и медленно поднялся на ноги. Во время падения он наткнулся на разбитый стакан, и щека его кровоточила.
– Никаких лживых россказней! – прорычал он. – Эта девка не лучше шлюхи!
Недовольный гул пробежал среди толпы.
– Ты бы следил за тем, что ты говоришь, Фоли, – сказал Донован, показывая на людей. – Людям не нравится, что ты оговариваешь невинную женщину. – Он впился взглядом в лицо десятника, и в этом взгляде он позволил себе дать хотя бы частичный выход ярости, которая в нем клокотала. – И мне тоже!
Фоли задрожал от этой явно выраженной угрозы. Он посмотрел вокруг, как бы ища помощи, однако увидел вокруг лишь враждебные взгляды.
– Но… но я… все знают…
– Лучше заткнись, Фоли! – выкрикнул кто-то из толпы. – Ты уже давно поливаешь грязью имя девушки!
– Но я… – открыл было рот Фоли.
– Она уважаемая девушка, которая хлебнула беды, – послышался другой голос. – Ее отца убил ее возлюбленный, и не надо трепать языком и сыпать ей соль на раны!
– Оставь девушку в покое! – раздался теперь уже третий голос.
Похоже, Фоли осознал, что прослыл лжецом на весь город. Он набросился на Донована:
– Это твоя вина!
– Моя? Я здесь новичок. Меня и близко тут не было, когда ты стал плести свои лживые выдумки.
– Но это правда! – взвыл Фоли.
Толпа зашевелилась, в ней явно нарастала враждебность к Фоли. Донован с отвращением посмотрел на десятника.
– Ты что-то имеешь против женщин, Фоли? Сколько времени прошло с тех пор, как ты последний раз спал с женщиной! Или от пьянства у тебя напрочь засох твой корень?
– Подонок! – Фоли дернулся в сторону Донована, но тот ловко уклонился.
– Ты пьян в доску, Фоли, – сказал Донован.
– Я не пьян! – Фоли снова замахнулся, но Донован отвел удар и сказал:
– Пусть будет по-твоему! – За грудки Донован приподнял Фоли и нанес три быстрых удара ему в лицо. Брызнула кровь, Фоли завыл от боли и подался назад, схватился одной рукой за стойку бара, другой – за разбитый нос. – Ты еще не протрезвел, Фоли? – спросил Донован, продолжая держать кулаки наготове.
– Сукин сын, ты сломал мне нос! – завопил десятник. Оттолкнувшись от стойки, он снова ринулся на Донована, который ушел в сторону. Десятник споткнулся сам, а Донован помог ему, ткнув ботинком ему в зад. Фоли врезался в пианино, застонал, свалился на пол и остался лежать без движения.
Донован удовлетворенно кивнул. Подняв свою шляпу, которая слетела у него с головы во время потасовки, он водрузил ее на голову и посмотрел на Харва.
– Прошу прощения за учиненный шум, – сказал он владельцу салуна. – Я возмещу ущерб.
Харв невозмутимо кивнул – к подобным случаям ему было не привыкать. Толпа раздвинулась, давая Доновану возможность пройти к двери под звуки неразборчивого бормотания окружающих.
– Фоли это заслужил.
– Давно пора, чтобы кто-то заставил его отчитаться за ложь.
– Эта бедная девчонка столько страдала из-за него.
Донован вышел из салуна под аккомпанемент сочувствующего гула толпы, поднял голову и посмотрел на серп луны. Гнев еще не остыл в нем, и он решил прогуляться быстрым шагом, чтобы выпустить пар. Несмотря на то, что ему хотелось убить Фоли, он понимал, что сделанное им – гораздо лучше. Он переписал историю, хотя и узнал много нового о собственной ярости, и это было мудрее, учитывая тот факт, что он собирался обосноваться здесь и растить детей вместе со своей дерзкой девчонкой. Так что это стоило жертвы.
Дьявольская улыбка появилась на его лице, когда он вспомнил, с каким удовлетворением услышал вопль Фоли, когда он сломал ему нос. Это было здорово, черт возьми.
– Еще лимонада, Росс? – спросила Сара, прерывая пространное рассуждение скотовода о преимуществах межпородного скрещивания животных.
Росс нахмурился, очевидно, не слишком довольный тем, что она перебила его речь, однако же протянул свой стакан.
– От всей души благодарю, Сара.
Сара взяла кувшин и налила в стакан лимонада. Росс кивнул, отпил половину и продолжил свою лекцию.
Сара вздохнула и уставилась на звездное небо. Она вынуждена была признать, что ей изрядно надоело общество скотовода. Росс был сегодня в ударе, и у нее не было другого выбора, кроме как сидеть на переднем крыльце и слушать. Ее мать трудилась над свадебным платьем Бетти Амос в гостиной – достаточно далеко, чтобы не мешать им.
Сара посмотрела на скотовода, сидевшего рядом с ней. Росс был достаточно интересным внешне и определенно завидной партией для любой незамужней девушки, однако весь его разговор концентрировался вокруг него самого и его скота – утром, днем и вечером. Он никогда у нее не спрашивал о мечтах или о том, что ей нравится. Она была как бы приложением к нему, человеком, который должен быть рядом и этим прибавить ему значительности. Сара подумала, что когда она станет его женой, положение дел лишь усугубится.
Способна ли она выйти замуж за этого человека? Может ли она распроститься со всеми своими мечтами, чтобы осуществить всего лишь одну?
– Добрый вечер, мисс Калхоун, – послышался из темноты мужской голос.
– О нет, – пробормотала Сара. Росс тут же замолчал, когда к забору из штакетника подъехали двое рабочих ранчо с ружьями на седле.
– Я хотел, чтобы вы знали, что я закончил свое дежурство, мэм, – сказал всадник, который до этого ее поприветствовал. – Теперь будет дежурить Сэм Уоткинс. Он будет здесь, пока я не сменю его на рассвете.
– Добрый вечер, – сказал Сэм.
– Мы не хотели, чтобы вы обеспокоились, если увидите другого парня, – пояснил первый мужчина. – Я вернусь утром, чтобы сменить Сэма.
– Спасибо, Клем, – сказала Сара, игнорируя выражение все возрастающего раздражения на лице Росса.
– Доброго вам вечера, мэм. – Клем дотронулся до поля шляпы, и оба охранника растаяли в темноте. Через несколько мгновений смолк стук копыт, хотя Сара знала, что Сэм теперь наблюдает за домом с близкого расстояния.
– Вы не будете добры объяснить, что происходит? – с подчеркнутым сарказмом спросил Росс.
Сара всмотрелась в побагровевшее лицо своего почти что жениха и вдруг поняла, что никогда не сможет стать его спутницей на всю жизнь. Она никогда не выйдет замуж за мужчину с таким ограниченным кругозором, как у Росса Тернера, даже если бы Росс был ее последней надеждой создать семью.
– Эти люди охраняют мой дом, – объяснила Сара. – Сейчас, когда в окрестностях появился сбежавший преступник, это кажется разумной мерой предосторожности.
– Это люди Донована! – отрезал Росс. – Если вы нуждаетесь в защите, почему вы не обратились ко мне?
– Я вовсе не просила его приставить охрану ко мне, – возразила Сара. – Но он и не стал бы слушать мое «нет».
– Я разберусь с Донованом, – сказал Росс, поднимаясь на ноги. Его щеки побагровели от гнева.
Сара также поднялась.
– Что вы имеете в виду, говоря, что разберетесь с ним? – спросила она, изо всех сил пытаясь сдержать раздражение. – Донован всего лишь старается мне помочь.
– Вам не требуется помощь от людей подобного рода, Сара. – Росс напялил на голову шляпу. – Я раз и навсегда положу конец его попыткам совать нос в чужие дела.
– Росс, я думаю, что вы слишком серьезно принимаете его соседский жест.
– Соседский! Я знаю, чего он хочет, и уверяю вас, его соседство здесь совершенно ни при чем. – Росс саркастически хмыкнул. – Если вы не можете сказать «нет» этому человеку, я сделаю это за вас.
В словах можно было уловить некий намек.
– Что вы имеете в виду? – сдержанно спросила Сара. Росс вдруг почувствовал себя неуютно.
– Ничего особенного, Сара. Это просто слова.
Никто лучше Сары Калхоун не знал, как способны ранить обыкновенные слова.
– Росс, если у вас есть что-то на уме, лучше, если вы выскажете это сейчас.
Он открыл было рот, чтобы еще побушевать, но при взгляде налицо Сары передумал. Его тон сделался сдержанно-увещевающим:
– Понимаете, Сара, как это может выглядеть со стороны, если люди Донована охраняют дом, где, как всем известно, вы и я имеем свидания? Донован возник из ниоткуда, он сорит деньгами так, словно они растут у него на деревьях. Любой, кто присмотрится к нему, поймет, что он не нашего круга человек. А эти идиоты слушают его так, словно он какой-то бог. И совсем не секрет, что он положил на вас глаз. Но он не получит вас!
– Понятно. И с каких пор вы стали принимать решения, касающиеся моей жизни, Росс Тернер? Мы не помолвлены, тем более не женаты. Почему вы считаете, что можете говорить за меня?
– Сара, успокойтесь, не надо расстраиваться, – сказал Росс с принужденной улыбкой. – Женщины нуждаются в опеке мужчин. Вы просто сядьте снова и позвольте мне все уладить.
– Нет.
Росс ошеломленно уставился на Сару.
– Что вы сказали?
– Я сказала «нет», Росс. Вы ничего не будете улаживать за меня. И я не собираюсь выходить за вас замуж. – Ее пальцы сжались в кулаки. – Прошу меня простить.
– Что вы имеете в виду, говоря, что не собираетесь выходить за меня замуж? – рявкнул Росс. Даже малейший намек на любезность исчез с его лица. – Разумеется, вы выйдете.
Сара покачала головой:
– Нет, не выйду.
– Ах вы, маленькая любительница подразнить! – отреагировал Росс, пытаясь свести разговор к шутке.
– Я не любительница подразнить. – Сара старалась говорить ровным голосом. Она ожидала, что Росс будет уязвлен ее решением, но не ожидала, что он будет так расстроен. – Я много размышляла над сложившейся ситуацией и пришла к выводу, что из нас не получится хорошей пары.
– Вы не считаете меня хорошей партией? – Росс Тернер выпучил глаза от удивления, затем враждебно прищурился. – Я оказываю вам любезность, Сара. До того как я начал ухаживать за вами, ни один приличный мужчина в городе не рассматривал вас в качестве потенциальной жены!
Сара вздрогнула.
Между тем Росс продолжал говорить, тон его сделался резким и враждебным:
– Я хотел дать вам свое имя, невзирая на ваше прошлое. И, кроме того, я подумывал о том, чтобы не отправлять моих девчонок снова на восток, как планировал первоначально, полагая, что, возможно, вы, в конце концов, сделаетесь неплохой матерью. Я даже задавался вопросом, уж не преувеличены ли россказни о вас.
– Как щедро с вашей стороны, – пробормотала Сара сквозь зубы.
Росс наклонился к ней, и тон, которым он заговорил, еще сильнее подчеркнул его подлость.
– Ответьте мне откровенно, Сара: вы добропорядочная, богобоязненная женщина или такая, как о вас все говорят? Может, вы действительно просто шлюха?
– Я полагаю, что вам пора уйти, Росс, – сказала Сара, глядя ему прямо в глаза. Его обвинения уязвили ее сильнее пощечины, и, очевидно, ему доставляло удовольствие ткнуть ее лицом в грязь прошлого. Но если он думает, что она выкажет ему свою боль, то его ожидает сюрприз.
Росс ждал, но она оставалась бесстрастной. Чертыхнувшись, он проскочил мимо нее, но затем остановился на ступеньках и повернулся к Саре лицом.
– Это Донован, да? – спросил он. – Ты бросаешь меня ради этого бродяги в седле?
– Эта история не имеет никакого отношения к Доновану.
Росс гадко засмеялся.
– Что ж, Сара, желаю тебе счастья. Скажу лишь, что это темная лошадка, о которой никто ничего не знает. У него глаза убийцы. И он имеет на тебя виды.
– Убирайтесь! – прошипела она.
– Вы стоите друг друга, – глумливо проговорил Росс. – Бродяга в седле – и его шлюха.
– Я сказала: убирайтесь, Росс. – Лицо Сары сделалось пунцовым от подступающего гнева. Когда Росс сжал кулаки и подпер ими бока, Сара напомнила: – Не забывайте, что за домом наблюдают. Вы можете получить пулю в живот, если я начну кричать.
Его испуганный взгляд показал, что он действительно забыл об охране. Саре захотелось засмеяться при виде выражения его лица, но она побоялась, что вместо этого разрыдается. В какой-то момент она даже испугалась, что он ударит ее.
– Чудесно. Я ухожу. Но не ждите, что я вернусь, когда Донован покажет свою подлинную сущность. Это был ваш единственный шанс, Сара. – Повернувшись на сто восемьдесят градусов, Росс сбежал с лестницы и направился к калитке.
– Если вы вернетесь, – крикнула Сара ему вслед, – я сама застрелю вас!
Росс напружинился, но не обернулся и направился туда, где была привязана его лошадь. Спустя несколько мгновений он промчался на лошади с головокружительной скоростью мимо дома. Когда Сара рухнула в кресло, она подумала, что было бы хорошо, если бы он сломал себе шею.
Хотя ночь был теплая, Сару трясло от злобы. Она обняла себя руками, пытаясь забыть сказанные Россом обидные слова. Но они кружились вокруг нее, словно сигарный дым в салуне.
На самом деле он не хотел ее, ему просто нужна была женщина, которая была бы благодарна ему до конца дней за то, что живет под его каблуком. Он даже не считал ее подходящей компанией для своих девочек. Он также намекнул, что полагает, что она имеет интимную связь с Донованом. Как бы он удивился, подумала Сара с истерическим смешком, если бы узнал, что Донован вовсе не хочет видеть ее в качестве своей жены! Она расхохоталась и смеялась до тех пор, пока смех ее не перешел в рыдания. Все мечты ее рухнули и превратились в пустую скорлупу.
Донован нашел ее через несколько минут, Сара была погружена в свои мысли, с красными и опухшими от рыданий глазами. Джек не собирался навещать ее, он просто хотел уйти от собственной ярости, которая не покидала его после посещения салуна, и по этой причине решил прогуляться перед домом Сары, чтобы удостовериться, что с ней все в порядке.
Очевидно, что это было не так.
Ее по-детски беззащитное шмыганье носом подействовало на него словно шпоры на лошадь. Перескакивая через ступеньки, Джек добежал до Сары, опустился на колени и легонько тронул ее за руку. Первой его мыслью было, что Петри каким-то образом пробрался к ней, несмотря на организованную им охрану. Он быстро окинул ее взглядом, но не обнаружил ни порванного на ней платья, ни следов крови. Он увидел лишь боль и отчаяние в ее глазах.
Чертыхнувшись, он поднял Сару и сел в кресло, усадив ее к себе на колени. Джек Донован никогда не знал, что делать с плачущей женщиной, но обнять ее – это было первым, что приходило в голову.
Сара уткнулась носом в его щеку, беспомощно положила руки ему на грудь, в то время как ее грудь вздымалась и опадала при дыхании. Донован чувствовал, что она вся дрожит, и еще крепче обнял ее. Что случилось? Кто причинил ей боль и страдания? Но кто бы это ни был, этому негодяю следует держаться подальше от него. Донован все еще оставался в таком состоянии, что был способен отмолотить кого угодно.
Так они сидели некоторое время, прислушиваясь к шелесту ветра в деревьях и стрекоту насекомых. Наконец дыхание у Сары успокоилось, и она оторвала голову от его груди.
– Теперь вы можете отпустить меня, – сказала она тихо.
– Я не хочу. – Джек пошевелился, достал платок из кармана и вытер слезы с ее щек. – Теперь с тобой все в порядке?
Она сделала глубокий судорожный вдох и кивнула.
– Хорошо. – Он накрыл ладонями ей щеки и посмотрел прямо в глаза. – Кто тебя обидел, малышка?
У нее задрожали губы, и что-то дрогнуло внутри Донована. Боже, эта женщина значила для него гораздо больше, чем любая другая. Она каким-то образом проникла ему в душу. Джек погладил выбившиеся прядки ее волос с такой нежностью, которая никогда не была ему свойственна. Сара закрыла веки и повернула голову так, что коснулась щекой его руки, на ее лице отразилось удовлетворение, словно ей не хватало именно этого прикосновения для ощущения полноты счастья. От охвативших его чувств у Донована перехватило горло, и его рука, коснувшаяся ее щеки, задрожала.
Святая Мария, уж не любовь ли это была? Эта потребность касаться ее, обнимать, разорвать в клочья любого, кто ее обидит? Чувство, которое сейчас нахлынуло на него, казалось, было мощнее любого другого, которое он когда-либо вообще испытывал. Какая-то часть его чего-то опасалась, другая же торжествовала. Сара проникла ему в душу, изменила его. И он уже никогда не останется прежним.
– Я поспорила с Россом, – сказала она. Донован дернулся при имени этого человека. Он совсем было забыл про Тернера.
– Из-за чего? – спросил он, стараясь говорить как можно более ровным тоном.
– Он был… зол, что вы выставили своих людей для наблюдения за моим домом, – объяснила она. – Росс сказал, что я должна была обратиться к нему.
– Ты не должна была обращаться к нему, – раздраженно сказал Донован. – Он должен был подумать об этом сам, если в самом деле заботится о твоем благополучии и безопасности.
– Я думаю, что Росс не интересуется ничем, кроме себя и своих дел.
Донован вскинул брови. Ну-ну! Стало быть, Тернер предстал в своем истинном обличье? Сара заерзала у Джека на коленях.
– Теперь вы можете отпустить меня, – сказала она.
– Тебе не нравится, когда я держу тебя? – Джек наслаждался ощущением ее мягкого зада, извивающегося на его коленях. Еще несколько секунд – и она заведет его посильнее, чем вышедшего после пяти лет отсидки заключенного.
– Вы опять демонстрируете незнание правил приличия, – возразила Сара, тем самым свидетельствуя, что к ней возвращается ее обычная решительность. – Это страшно неприлично.
– Да? А мне это нравится. И я думаю, тебе тоже.
Румянец набежал на ее лицо.
– Вы не можете поступить как джентльмен хотя бы раз?
– Быть джентльменом – это неинтересно, малышка. И потом, если ты будешь и дальше так ерзать, то я забуду про все, за исключением того, что я мужчина, а ты – женщина.
Сара перестала двигаться, спина ее выпрямилась. Джек Донован посмотрел ей в лицо и засмеялся. На лице у Сары была написана нервная напряженность в сочетании с женским любопытством.
Она сердито спросила:
– Я кажусь вам настолько смешной?
– Постоянно, дорогая. – Джек поднес ее руку к своим губам и поцеловал ей ладонь. Она ахнула и отдернула руку, но он заметил, что Сара сжала пальцы, словно старалась не отпускать поцелуй.
– Вы просто невозможный человек, – пробормотала она.
– Это хорошо, что я вам так нравлюсь.
– Мистер Донован, я вовсе не говорила, что вы мне нравитесь.
Боже, он любил этот ее высокомерный тон.
– Я думаю, ты забыла то, что я рассказал о себе, Сара, поэтому ты так вызывающе себя ведешь сейчас.
Сара широко раскрыла глаза и хотела было сопротивляться, но было уже поздно. Джек положил ладонь ей на затылок, притянул к себе и горячо, крепко поцеловал.
Он мечтал остаться с Сарой наедине с момента аукциона. Поначалу она сопротивлялась, сидела с негнущейся спиной у него на коленях. Затем ее губы размягчились, а нежные пальцы погладили ему грудь. Донован издал тихий стон удовольствия и повернул голову так, чтобы было удобнее полностью овладеть ее ртом. Поцелуй получился трепетным, легким, интимным. Руки Сары обвились вокруг сильной шеи Джека, и Донован с наслаждением ощутил вкус ее губ и языка; это было выше секса, удовольствие, которое испытывал Донован, превосходило его ожидания.
Сара задвигалась на его коленях, прижалась грудями к его могучей груди и потерлась нежной попкой о его ноющий детородный орган. В ушах у Джека гулко стучала кровь, однако же он нежно ласкал Сару, а не соблазнял, наслаждаясь сладостной мукой эрекции и не пытаясь удовлетворить свои физические желания.
Нельзя сказать, что он не хотел секса с ней, но их отношения с Сарой обрели весьма сложную форму: они были окрашены эмоционально, и это создавало неповторимый комфорт.
Донован прервал поцелуй, нежно погладил Сару по лицу, а она издала легкий протестующий стон и медленно открыла глаза, в которых пылал жар страсти. Донован улыбнулся:
– Если это продлится еще немного, славная малышка, у Сэма будет возможность насладиться зрелищем.
Он понял, в какое именно мгновение до ее сморенного страстью взгляда дошли его слова. Сара ахнула, румянец проступил на ее щеках. Вырвавшись из его объятий, она вскочила на ноги. Донован отпустил ее и, любуясь, наблюдал за тем, как она оперлась о перила крыльца и, тяжело дыша, пытается прийти в себя. Донован ждал, понимая, что, оправившись от шока, Сара опять, по своему обыкновению, покажет коготки и станет осыпать его упреками.
Сара была потрясена сильнейшими эмоциями, под властью которых она оказалась. Отчаяние и обида, вызванные словами Росса, рассеялись, как рассеиваются ночные кошмары с восходом солнца. Но зато она чувствовала себя сейчас смущенной и уязвимой.
– Я не знаю, чего ты от меня хочешь, – сказала она тихо, посмотрела на лицо Донована, и у нее участилось сердцебиение. Она видела, что в глазах Джека светилось желание, это было написано и на его обострившихся чертах лица. Обманчиво расслабленная поза, в которой сидел Донован, не могла скрыть напряженности его тела или бросающейся в глаза выпуклости в передней части его брюк.
– Я говорил тебе, чего я хочу, – ответил он. – Я хочу тебя, Сара.
– Но что это означает? Ты же хочешь видеть во мне друга? Или все же любовницу? – Сара нервно сцепила пальцы. – Мне нужно знать.
– Я хочу, чтобы ты была моей женой.
Она вскинула голову и встретилась с его взглядом.
– Что ты сказал?
Джек Донован поднялся с кресла и встал перед ней.
– Я сказал, что хочу, чтобы ты вышла за меня замуж.
– Довольно игр, Джек.
– Я вовсе не играю в игры. – Он погладил тыльной стороной ладони ей щеку. – Ты единственная женщина, которая меня интересует, Сара. Скажи, что ты выйдешь за меня замуж.
Сара хотела что-то ответить, но слова застряли у нее в горле. Она отступила на шаг, чтобы между ними образовалось хоть какое-то расстояние.
– Джек, ты должен знать, что я прогнала Росса.
– Он обидел тебя? – Сара кивнула, и Донован выругался. – Что он сказал?
– Ничего такого, чего я не слышала бы раньше.
Что-то дрогнуло в ее лице, и Донован мгновенно заключил любимую в объятия с такой силой, словно не собирался никогда отпускать.
– Не слушай ты его! – прорычал Донован. – Это же законченный болван!
Что-то давно сдерживаемое в глубинах ее души прорвалось наружу при этих словах, произнесенных убежденным тоном. Было ясно, что Джек Донован отнюдь не считает ее погибшим созданием, как считали другие. Но она знала, что Джек ценил в женщине, и она только что поняла, что никогда не сможет быть женщиной, которая ему необходима. Все иное было бы ложью.
Она отстранилась от него, но Джек продолжал крепко удерживать ее за талию. Сара чувствовала себя комфортно в его объятиях, и она не стала возражать.
– Ты сказал, что хочешь, чтобы я вышла за тебя замуж. – Донован открыл рот, чтобы что-то ответить, но Сара предупредительно подняла руку. – Если ты в самом деле имеешь это в виду, то я должна сказать тебе, что я не собираюсь расставаться с газетой. Для меня слишком важно мое дело.
– Да выпускай ты эту чертову газету! – ответил Донован… – Я хочу тебя, как и ты хочешь меня. Выходи за меня замуж.
В его хрипловатом голосе угадывалось страстное желание, в темных глазах читалось искреннее восхищение. Но Сара напомнила себе, что однажды она уже совершила роковую ошибку, и сейчас надо быть очень осторожной, чтобы не совершить новую.
– Мне нужно время, чтобы подумать, Джек, – ответила она. – Я не говорю «нет», но и не могу сказать «да». До тех пор, пока не обрету полную уверенность.
Джек Донован на момент закрыл глаза, и Сара подумала, что он, должно быть, изменил свое решение. Но когда Джек открыл их снова, в его взгляде читалась нежность.
– Думай, сколько тебе нужно, малышка. Я терпеливый человек.
Сара с облегчением вздохнула, только сейчас поняв, как долго задержи вала дыхание.
– Хорошо.
– Однако, – продолжил Донован, касаясь ее подбородка, – это не означает, что я откажусь от попыток убедить тебя сказать «да».
– Что ж, сделай свой лучший выстрел, мистер Джек Донован.
Джек улыбнулся, на его лице появилось хищное выражение, от чего у Сары сладостно заныло под ложечкой.
– Ты можешь рассчитывать на это, мисс Калхоун.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману В твоей безраздельной власти - Маллинз Дебра



Первый роман этого автора который меня особо не впечатлил. По сравнению с остальными ее романами этот слабенький.
В твоей безраздельной власти - Маллинз ДебраЛюдмила Кл.
18.09.2012, 10.53





хороший роман, есть продолжение этого романа, ПО ЗАКОНУ СТРАСТИ . Читайте .
В твоей безраздельной власти - Маллинз Дебраг .
18.07.2013, 16.49





Нуууу, первую половину прочитала с удовольствием, а потом как-то скучно стало, еле одолела
В твоей безраздельной власти - Маллинз ДебраАдриана
7.09.2013, 22.54





понравилось. динамично.
В твоей безраздельной власти - Маллинз Дебралелища
10.08.2015, 19.43








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100