Читать онлайн , автора - , Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

Птицы еще молчали, а Юлия, заключенная под стражу, проснулась в своем заточении в доме первосвященника. Матрацем, на котором ей пришлось спать, давно не пользовались, простыни оказались мятыми и пыльными. Вытряхнув их, она поправила постель, подошла к закрытому окну и стала наблюдать за первыми желтыми отблесками, появившимся на восточном небосклоне.
Может быть, сегодня последний день ее жизни. Она не знала, сколько времени потребуется для вынесения приговора и приведения его в исполнение. Вероятно, это произойдет вскоре после суда.
Так тому и быть. Она довольна: Марк уже в Элизиуме
type="note" l:href="#n_37">[37]
– и они встретятся там.
Юлия только сожалела о будущем: положив руку на еще плоский живот, задумалась о их ребенке, растущем там и обреченным погибнуть, еще не родившись, – его родители согрешили.
Зная, что ее подвергнут публичному осмеянию, она не чувствовала себя грешницей – ей было все равно: вечера, проведенные в объятиях Марка, стоят тех лет, которые у нее собираются отнять, уверенная, что Марк перед смертью чувствовал то же самое.
Юная узница отошла от окна, задумавшись о тех заключенных, которые, возможно, как и она, стояли вот здесь: священники, нарушившие клятвы, злоупотреблявшие своими привилегиями, использовавшие за взятки свое влияние; заключенными этой кельи многие годы были всегда мужчины, и никого из них не ждала участь, выпавшая на ее долю.
К чему ей готовить себя, когда ее похоронят живьем? К медленному, страшному удушью, как многие считают? Или приятному забвению, будто тонешь? Может быть, к постепенному засыпанию с потерей сознания, которое, в конце концов, и закончится смертью?
Кто знает.
Солнце начало подниматься, а суд состоится в полдень, Юлия понимала, что никто ей не поможет: Марк мертв, дед скрылся, бежав из страны, а даже если бы и остался, то отказался бы от нее, опозорившей его знатный древний род. Ларвия, несомненно, что-то предпринимает, возможно, кого-то попытается подкупить, действуя за кулисами. В то же время ей было ясно, что совершившей преступление, ужаснувшее всех, нельзя надеяться на спасение.
У опозоренной весталки нет друзей.
Присев на край постели, она положила руки на колени и, сцепив пальцы, стала вспоминать, как в первый раз увидела Марка, такого красивого, высокого, гордо стоявшего рядом с Цезарем; один его взгляд обдал ее нестерпимым жаром.
Приятные мысли скрасят время до полудня.
* * *
Ларвия поднялась, когда Вериг появился в гостиной, подождала, пока он закроет за собой дверь.
– Удалось достать? – нетерпеливо спросила она. Телохранитель достал из кармана туники небольшой пузырек, который она быстро схватила, зажав в руке.
– Что это?
– Сирийский яд, или мышьяк, как называют его греки. Действует очень быстро, твоя сестра не будет страдать, если выпьет его сразу после погребения.
– Ты купил его у Париса?
– Нет, его не было дома, и никто не знает, где он. Продал его второй врач Антистий, живущий па этой же улице. Тебе разрешили повидаться с Юлией?
Ларвия печально покачала головой.
– Эта старая книжица Ливия Версалия строго следует букве закона и никого к ней не впускает. Я долго говорила с ней, но ничего не добилась. Также ничего не получилось не только с ней, но и с остальными: последние десять лет в городе можно было всех купить, но на этот раз деньги оказались бесполезны, даже не удалось подкупить писца, чтобы получить копию выдвинутого против Юлии обвинения.
– Все боятся, Ларвия: правительство гарантирует жрицам-весталкам особые привилегии, народ относится к ним с глубоким почтением и благоговением, а твоя сестра поставила их в трудное положение, которое они попробуют исправить ценой ее жизни.
– Ей и в голову не приходило ставить кого-то в смешное положение, просто влюбилась, – тихо произнесла Ларвия.
– От Деметра есть какие-нибудь сообщения? – поинтересовался Вериг.
– Нет. Но он – моя единственная надежда. И если у него ничего не получится, передам яд Юлии, хотя невыносима сама мысль, что сестра будет задыхаться, кричать, скрести ногтями каменные стены своей могилы, – она замолчала, закрыв рот рукой, Вериг прижал ее к себе.
– Найду способ передать ей яд, – заверил он. – Тебя они знают как сестру, меня – нет. Что-нибудь придумаю, не беспокойся об этом.
Ларвия взглянула на него с благодарностью.
– Когда начинается суд? – спросила она.
– Объявление вывешено на форуме, – сообщил Вериг. – Как только служитель объявит полдень, ее выведут из резиденции первосвященника.
Ларвия наклонила голову к его плечу, и он еще теснее прижал ее к себе, целуя волосы.
– Может, во всем виновата я? – прошептала она. – Наверное, следовало отговорить ее, предостеречь, не разрешить встречи?
– Не вини себя. Тебе не дано остановить их, как и предотвратить то, что произошло между нами, – это неизбежность.
– Судьба, – произнесла Ларвия.
– Да.
– Странно слышать, что галл говорит о судьбе, – добавила она, грустно улыбаясь.
– Почему? Неужели считаешь это только привилегией римлян?
– Передай яд Марго, – сказала вдруг Ларвия, отстраняясь от него. – Как рабыне Юлии, ей будет разрешено находится рядом с ней до самого конца, а значит, она сможет незаметно передать яд.
– Ты уверена, служанка не откажется? – засомневался Вериг.
Ларвия кивнула, уверенная в этом.
– Пора уже собираться, – мягко напомнил Вериг. Ларвия снова преподнесла руку ко рту.
– Как жалею, что приходится идти туда, и казню себя за все случившееся.
– Нужно пойти туда, – возможно, это последняя встреча с сестрой, – ответил он. – Будь смелой ради нее.
– Я совсем не смелая.
– Нет, смелая. И никто не знает это лучше, чем я. А теперь иди, – Вериг подтолкнул ее к спальне, и, бросив на него последний взгляд через плечо, она вышла.
Он смотрел ей вслед – долго и печально. Сегодняшний день, кажется, обещает быть долгим.
* * *
Весеннее солнце светило ярко, когда из резиденции первосвященника вывели Юлию, и под охраной испанских стражников повели к ростре, специально возведенной сегодня утром для слушания дела. Процессию завершали Сура, понтифик, и Ливия Версалия в торжественном одеянии Верховной Жрицы девственных весталок. Там их уже ожидал консул Марк Антоний, который должен был окончательно решить судьбу несчастной.
Собравшая толпа с нетерпением ожидала редкого представления: римляне, воспитанные на кровавых гладиаторских боях и ужасающих казнях поверженных врагов, отдаваемых на растерзание диким зверям, с нетерпением ожидали казнь девственной весталки: сам факт, что именно девственность явилась причиной суда, придавало событию особую остроту.
Остальные весталки в одеяниях шафранового цвета, сидели рядом с рострой и должны были наблюдать суд над своей сестрой – в конце концов, это могло произойти с каждой из них.
Ропот прошел по толпе при появлении вдали тонкой фигурки Юлии; она приближалась – ее можно было рассмотреть лучше, и случилось самое непредвиденное.
Толпа замолчала: зрители, пришедшие поулюлюкать, посмеяться, увидев ее со связанными впереди руками, золотисто-рыжими волосами, струившимися по узким плечам, в простой белой рубашке вместо пышных одеяний, забыли о своих недавних намерениях.
Эта женщина совсем не напоминала проститутку – их изумленному взору предстала невинная молодая девушка, выбравшая свою судьбу и готовая поплатиться за это.
Марк Антоний выжидал, пока обвиняемая со стражниками не приблизилась к ростре. Началось слушание дела на специальном церемониальном языке, как того требовали религиозные законы. Но не успел начаться допрос Юлии, как с другого конца форума раздался крик, – все головы повернулись туда, чтобы увидеть, кто же это такой смелый, напомнивший о временах братьев Гракхов,
type="note" l:href="#n_38">[38]
не побоявшийся прервать суд над весталкой?
К ростре быстро приближался Марк Корва Деметр, герой Галлии и Иберии, в полной парадной форме, со всеми золотыми медалями, сверкавшими на солнце.
Марк Антоний с изумлением смотрел на него: что понадобилось здесь Деметру?
Увидев своего друга, Септим закрыл глаза.
Что бы сейчас не предпринял Марок, это будет глупо и одновременно очень опасно.
Ларвия, увидев Марка, вздохнула с облегчением: может быть, еще не все потеряно? Она потянулась к Веригу, стоявшему рядом, схватив его за руку.
А Юлия, в мыслях похоронившая любимого, вскочила на ноги, качнулась, едва не упала на землю, но ее поддержал один из стражников.
– Что тебе надо, центурион? – потребовал ответа Антоний, придав лицу ледяное выражение.
– Эта женщина не виновата в том, в чем ее обвиняют, – заявил Марк.
– Как так? – Антонии уже начинал догадываться, что сейчас последует.
– Она обвиняется в нарушении клятвы чистоты и невинности, и доказательством этого преступления является ее беременность. Я прав?
Антоний коротко кивнул, показав жестом, что центурион может продолжать.
– Но весталка не нарушила клятвы, а беременна потому, что я изнасиловал ее. В соответствии с религиозными законами ее нужно простить и помиловать.
У присутствующих вырвался возглас изумления: прославленный воин, любимец Цезаря, совершил насилие над такой хрупкой девушкой, над весталкой, которым поклонялись, как государственным святыням? Слишком невероятно и отвратительно, чтобы быть правдой.
Юлия не сводила глаз с Марка, по ее лицу текли слезы. Любовь к нему переполняла все ее существо, казалось, что нет этой толпы. И в следующее мгновение ей стали ясны его намерения: ценой своей жизни он пытается спасти ее, так как за связь с весталкой для человека его положения наказанием могла быть ссылка в Иллирию, на галеры или рудники Северной Африки.
Но за изнасилование весталки всегда назначалась смерть.
Если трибунал поверит ему, она останется жить, а Марк умрет.
Антоний взглянул на Юлию.
– Это правда, Юлия Розальба Каска? – задал он вопрос.
Толпа замерла, установилась мертвая тишина. Если бы в это время упал лист с дерева, он прозвучал бы, как гонг.
– Нет, – прошептала она, а затем более громко и взволнованно, – нет и нет!
– Юлия, не делай этого! – закричал Марк.
– Молчи! – приказал ему Марк Антоний, снова взглянув на Юлию. – Продолжай, – добавил он.
Юлия, выпрямившись во весь рост, крикнула звенящим голосом:
– Я несу полную ответственность за свое положение, встречалась с Деметром по собственному желанию и снова поступила бы так же.
Марк склонил голову, поняв, что потерпел поражение.
– Схватите его! – закричал Сура Септиму и Друзу Виницию, которые стояли недалеко от ростры.
Септим взглянул на Антония, который, вздохнув, неохотно кивнул.
Когда два трибуна направились к Марку, он сорвался с места и бросился к Юлии. Обнажив меч, разрезал веревки, связывавшие ее руки.
– Беги! – закричал Марк. Испанские стражники повернулись к Юлии, но она увернулась от них и бросилась в объятия Марка.
– Я люблю тебя, люблю, – рыдала она, а он пытался оттолкнуть ее от себя, желая, чтобы она бежала.
Трибуны и охранники, одновременно напав на них, развели их в разные стороны. Септим и Виниций держали Марка, а испанские стражники оттащили от него Юлию.
– Не позволю, чтобы суд превратили в цирк! – возмущенно крикнул понтифик Сура, поднимаясь со своего места на ростре.
– Тогда измени свои устаревшие и жестокие законы, старик, – гневно ответил ему Марк. Трибуны крепко держали его за руки. – Если бы вы не держали молодых здоровых девушек, словно кастрированных животных в загоне, в этом суде не было бы необходимости.
Все, включая Суру, изумленно уставились на Марка, открыв рты, – никто и никогда не осмеливался разговаривать с первосвященником в таком тоне.
Ливия с ужасом смотрела на происходящее: ей совсем не хотелось, чтобы эти два еретика вызвали симпатии зрителей, а судя по реакции толпы, они выражали сочувствие к печальной участи влюбленных.
Антоний поднял руку, призывая к тишине.
– Отведите центуриона в тюрьму, что на Эсквилинском
type="note" l:href="#n_39">[39]
холме, приказал он. – Его привлекут к суду после того, как сенат подтвердит ордер на арест.
Трибуны увели Марка, а Антоний обратился к Юлии.
– Юлия Розальба Каска, ты признаешься виновной в нарушении клятвы чистоты и невинности. Суд приговаривает тебя к смерти путем захоронения живьем. Приговор будет приведен в исполнение завтра на рассвете на священном поле Кампус Скелератус.
Он махнул стражникам, и они увели Юлию. Она оглянулась в последний раз на Марка, а затем покорно побрела в сопровождении стражников в сторону резиденции понтифика.
Ларвия смахнула слезы.
– Она была великолепна, не правда ли? – обратилась она к Веригу.
Он грустно кивнул, наблюдая за расходившейся толпой, ища глазами Марго, с которой познакомился, когда приносил в атрий послание Ларвии.
– И он тоже, – добавила Ларвия.
– Центуриону не откажешь в мужестве, – признал Вериг.
– Лучше бы он убил ее, когда обнажил меч, – тихо произнесла Ларвия. – Тем бы спас ее от агонии медленной и мучительной смерти.
– Не думаю, что он отказался от борьбы, – сказал Вериг.
Ларвия бросила на него вопросительный взгляд.
– Она еще жива, не так ли? – заметил Вериг.
Марго медленно шла позади процессии покидавших площадь весталок, наклонив голову, опустив плечи.
Вериг отошел от Ларвии, быстро прошел сквозь шумную толпу и приблизился к рабыне.
– Отдай это Юлии Розальбе, когда сможешь, – проговорил он, наклонившись к ее уху.
Марго резко остановилась и повернулась к нему лицом. Выражение ее лица сразу изменилось, когда она узнала галла.
– Это яд, – добавил Вериг, когда они оба смешались с толпой. – Смерть наступит мгновенно, и это спасет ее от страданий.
Марго кивнула, опустила руку вниз, спрятав ее в складках платья. Вериг вложил в ее ладонь пузырек, почувствовав, как сжались пальцы служанки.
– Спасибо, – прошептала она. – Госпожа будет благодарна.
Марго быстро направилась вперед, стараясь отдалиться от Верига, как можно быстрее. Она быстро смешалась с возбужденной толпой, наполнявшей форум. Вериг повернул в другую сторону.
«Когда нельзя сделать, что хочешь, – подумал он, – делаешь, что можешь».
* * *
Марк примостился у мокрой стены тюрьмы, вырубленной в скале, замышляя побег. Но он обезоружен и заперт на замок, а Юлия еще жива.
Суметь бы вырваться из тюрьмы, до рассвета добраться до Кампуса Скелератуса, тогда, возможно, можно спасти ее.
Он сел, изучая своих товарищей по несчастью, – сборище пьяниц, бродяг и карманных воров, выразивших легкое удивление, узнав знаменитого центуриона.
От них не приходилось ждать никакой помощи – придется действовать в одиночку.
Он поднял голову, когда дверь в пещеру распахнулась и стражник объявил:
– Консул Марк Антоний к заключенному Марку Деметру.
Центурион выпрямился, ожидая Антония, входящего в пещеру. Ворота закрылись – консул опустился рядом с ним.
– Ну что ж, Корва, – произнес он, облокотившись локтем на колено и оглядываясь на спящих бродяг. – Представить себе не мог, что встретимся в подобном месте.
– Можешь ли ты что-нибудь сделать для Юлии? – сразу же задал вопрос Марк.
– Я пришел сюда, чтобы помочь тебе, – ответил Антоний.
– Ты можешь ее освободить? Антоний, вздохнув, покачал головой.
– Этот старый лицемер Сура и Ливия Версалия требуют исполнения буквы закона: Розальба признала свою вину в присутствии всего города – ничего нельзя сделать.
– Хотелось бы принести в жертву саму Верховную Жрицу на ее собственном алтаре, – мрачно произнес Марк.
– О, эта Ливия всегда была порядочной сволочью, но она очень могущественна – народ любит весталок и испытывает к ним какие-то мистические чувства: к девственным богиням, Диане-охотнице и прочим. Я нахожу это варварством, противоречащим природе человека, но мне приходится считаться с религиозными законами, а они говорят, что эта женщина должна умереть. Марк промолчал.
– Тебе что-нибудь нужно? – спросил Антоний.
– Выбраться отсюда.
– И в этом бессилен, но смогу представить возможность сделать выбор между халдейскими галерами, рудниками Нумидии или холодными просторами Северной Иллирии.
Марк отвел взгляд, твердо решив избежать всех этих мест. Если не удастся спасти Юлию, то убьет себя.
– На твоем месте я бы выбрал Иллирию, – посоветовал Антоний. – На галерах у тебя одна рука станет длиннее другой, а на рудниках умрешь от сердечного удара. В Иллирии холод компенсируется другим – югославские женщины очень красивы.
Марк изумленно взглянул на него. Антоний положил руку на плечо молодого человека.
– Не стану мучить тебя дальше, напоминая, какую славную карьеру бросил к ногам этой женщины, – сказал Антоний. – Думал, ты поможешь мне в осуществлении будущих планов. Мне будет тебя не хватать, но уверен, и сам догадываешься об этом.
– Считаю, Что время, проведенное с ней, стоит той цены, – ответил Марк.
Антоний слегка улыбнулся.
– Кто мог бы подумать, что именно ты окажешься таким романтиком?
Марк грустно улыбнулся в ответ.
– Наверное, я не способен вот так потерять голову из-за женщины, – добавил Антоний.
– Возможно, тебе не встретилась такая женщина, – отозвался Марк.
Антоний засмеялся и поднялся на ноги, упираясь головой почти в потолок пещеры.
– Желаю удачи, мой друг. Во время суда кивни головой, чтобы я знал, какое место ты выбрал: постараюсь спасти тебя от смертного приговора и ограничусь высылкой на несколько лет.
Марк кивнул. Ему было все равно, но он понимал, что Антоний желает ему добра.
– Прощай, Деметр, – произнес Антоний, подав знак стражнику.
Марк смотрел, как Антоний наклонился, проходя сквозь ворота, а затем снова выпрямился, удаляясь в темноту.
Его мысли снова вернулись к побегу.
* * *
Ларвия не отрывала глаз от освещенного луной неба, думая о том, что вот-вот взойдет солнце, и Юлия умрет: Марк не смог ее спасти, и теперь уже никто не поможет. Ее нежной маленькой сестрой сначала пожертвовали ради чести семьи Каски, а сейчас приносят в дань древней традиции, которую чтут больше, чем народ, представляющий культуру страны, – это неправильно и несправедливо. Ларвия никогда еще не чувствовала себя такой беспомощной.
Услышав стук в дверь, женщина обернулась.
– Войдите, – отозвалась она. Вошел Нестор с бокалом вина.
– Я подумал, что, возможно, захотите выпить, госпожа, – произнес он, ставя бокал на столик у кровати.
– Спасибо, Нестор.
– Мы все очень жалеем Юлию Розальбу, госпожа, – добавил он.
Ларвия кивнула.
– Потревожил вас в такое тяжелое время домашними делами, – поколебавшись, сказал Нестор. – Двух носильщиков сегодня нет весь день.
– Кого же?
– Като и Домиция.
– Да.
– Поскольку вы сказали, что вам не понадобится паланкин, сегодня утром я послал их на базар, и они не вернулись.
– Может быть, где-то задержались по своим любовным делам. Ведь так молоды, – отозвалась Юлия, желая прекратить разговор.
– Они всегда были так послушны, – с сомнением добавил Нестор.
– Хорошо, если не вернутся к утру, что-нибудь предпримем, – коротко ответила Ларвия.
«Почему он надоедает мне с этим сейчас?» – раздраженно подумала она.
Нестор, наклонив голову, удалился. Ларвия бросилась на постель лицом вниз.
Вериг придет так нескоро, после того как все заснут.
Как ей дождаться его?
Вдруг она почувствовала, как на кровать кто-то опустился и, удивленная, обернулась. Рядом сидел Вериг, и она бросилась к нему в объятия.
– Как рада тебя видеть, – прошептала Ларвия, целуя его в щеку и шею. – Мне так одиноко.
– Воспользовался возможностью и пришел раньше, – проговорил он, еще крепче прижимая ее к себе. – Подумал, что, возможно, ты нуждаешься во мне.
– Ты мне нужен, очень.
– Я здесь.
Вериг прилег на постель, и она опустилась рядом с ним, положив голову ему на грудь, – успокаивающее тепло крепкого тела передалось ей.
– Ларвия, нужно бежать из этого города, – сказал он, – ты только посмотри, что эти люди сделали с твоей сестрой. Если такое возможно, никто не может чувствовать себя в безопасности.
Она приложила пальцы к его губам.
– Знаю: вернувшись после суда над Юлией, я написала письмо сенатору Гракху с просьбой заняться передачей моей собственности родственникам Сеяна. Когда появится решение, объявляющее меня отсутствующей, он займется этим делом и все устроит. Особо просила, чтобы таким рабам, как Нестор, дали свободу и хорошее пособие – они заслужили право спокойно доживать в старости. Гракх обещает проследить, чтобы сеяновское отродье выполнило это условие. Остальные рабы перейдут вместе с поместьем в собственность родственников Сеяна.
– А можно доверять твоему соседу?
– Конечно, сенатор такой же хитрый, как и остальные, но у него нет причин не выполнить мою просьбу. Он всегда честен, если его интересы не затронуты.
– Тогда давай убежим сегодня ночью, – предложил Вериг.
Ларвия молчала.
– Что? – спросил он, посмотрев ей в лицо.
– Я должна увидеть Юлию завтра утром, до того как… – она остановилась, закусив губу.
– Ларвия, тебе не дадут поговорить с ней, – тихо произнес Вериг. – Или дотронуться до нее, не говоря уже, чтобы попрощаться.
– Знаю, но хочу, чтобы она перед смертью увидела любящее ее лицо. Ты можешь это понять?
– Да, понимаю, – произнес он, сожалея, что предложил ей побег. – Один день не сыграет большой роли. Подождем.
– Не могу поверить, что они, в самом деле, убьют ее, – прошептала Ларвия. – Мне кажется все это сном, каким-то ужасным сном. Вот скоро проснусь и буду благодарить, что это оказалось лишь воображением.
– Ты забудешь это, Ларвия. Когда-нибудь ты едва будешь помнить это время.
– Никогда.
– Это правда. Во время войны я многое повидал – римляне совершали ужасные вещи, мой народ пережил много страданий. Тогда думал, что воспоминания об этом будут преследовать меня всю жизнь. Но постепенно стал о многом забывать и, в конце концов, влюбился в тебя.
– На это понадобилось восемь лет.
– Значит, через восемь лет ты тоже сможешь забыть – это не так много. Ты останешься все такой же цветущей, а я буду с тобой рядом.
– Правда? – она взглянула на него.
– Конечно, – он наклонился, поцеловал и привлек ее к себе. В глубине дома послышался громкий стук в переднюю дверь.
– Что такое? – встревожено спросила Ларвия.
– Пойду посмотрю. Оставайся здесь, – он поднялся и вышел через дверь на галерею, исчезнув за углом дома. Ларвия надела халат и поспешила из спальни к передней двери.
Нестор уже открыл ее, несколько воинов стояли по стойке смирно в атрии дома.
Ларвия узнала среди них Друза Виниция и обратилась к нему.
– Что означает это вторжение, трибун? Я уже спала. Как вы смеете вторгаться в мой дом в середине ночи?
Виниций чувствовал себя неловко. Он уже участвовал сегодня утром в слушании дела Юлии и сожалел, что теперь пришлось вторгаться в дом к ее сестре. Получалось, будто он преследует семью Каски.
– Очень жаль, – отвечал Виниций, – но у меня имеется ордер на арест некоего Верига, вашего раба, обвиняемого в противозаконных половых отношениях со знатной женщиной.
Ларвия – та самая «знатная женщина» – свысока посмотрела на Виниция, и тот отвел взгляд.
– Какие у вас доказательства для предъявления подобных обвинений? – потребовала ответа Ларвия, надеясь, что Вериг увидит, поймет, в чем дело, и сможет бежать.
Виниций жестом подозвал одного из стражников, который вручил ему свиток. Трибун, развернув пергамент, громко зачитал:
– Объявление предъявлено по показаниям Париса, свободного гражданина, врача-грека, живущего на улице Сакра, и двух лигурийских рабов из дома Сеяна – Като и Домиция…
Ларвия взглянула на Нестора.
Теперь понятно, что произошло с носильщиками.
– Надеюсь, понимаете, что вы должны выдать мне этого раба, – сказал Виниций, и в этот момент Ларвия увидела появившегося Верига за спиной трибуна.
Она подала ему знак уходить, и Виниций заметил это. Вериг повернулся, пытаясь убежать, а Ларвия бросилась наперерез трибуну, чтобы помешать преследовать ее возлюбленного. Трибун грубо схватил Ларвию, она вскрикнула от боли – Вериг оглянулся и, увидев произошедшее, бросился на выручку, повалив на пол наглеца. Два стражника навалились на Верига. Виниций, мгновенно вскочив на ноги, пришел им на помощь.
Ларвия в ужасе смотрела на происходящее.
– С вамп ничего не случилось? – тяжело дыша, спросил Вериг, с тревогой глядя на Ларвию.
Она молча кивнула, не в силах отвести глаз от меча, приставленного к горлу Верига.
– Кажется, придется еще кое-что добавить к прежнему обвинению, – произнес Виниций, поправляя одежду.
– Сколько будет угодно, – огрызнулся Вериг. – Очевидно, благородный воин не в состоянии понять, что я не мог допустить, чтобы так грубо обращались с дамой.
Виниций весь покраснел от гнева.
– Не вижу здесь дамы, – со злостью ответил он. Его сочувствие к Ларвии быстро улетучилось из-за наглости ее любовника. – Римские женщины не спят со своими рабами.
Вериг снова рванулся к Виницию, и Ларвия вскрикнула, увидев, как лезвие меча вдавилось в его шею и появилась кровь.
– Вериг, пожалуйста! – умоляла она его, готовая разрыдаться. – Иди с ними и не сопротивляйся. Я найму для тебя адвоката, не брошу тебя, но, пожалуйста, не давай им повода убить тебя. Сделай это ради меня.
Вериг перестал сопротивляться, и стражник опустил меч.
– Куда вы поведете его? – обратилась Ларвия к Виницию. – В какую тюрьму.
– Это решат магистраты, – сердито бросил Виниций, не глядя на нее. Мне приказано привести его к Капитолию.
Ларвия взглянула на Верига.
– Я люблю тебя, – с нежностью произнесла она, не обращая внимания на присутствующих. – И найду тебя.
Виниций подал знак стражникам, и те повели арестованного, подталкивая его в спину. Трибун обернулся к Ларвии.
– Мне жаль, госпожа Сеяна, что все так произошло, – натянуто произнес он.
– Мне тоже. Жаль, что моя сестра умрет сегодня утром, жаль, что наши законы считают преступными отношения, которые сделали меня впервые счастливой.
Виниций молча смотрел на нее, его воспитание не позволяло ему ответить ей так же, как он только что говорил с Веригом.
– Идите, Виниций, – устало добавила Ларвия. – Знаю, что вы здесь ни при чем. Оставьте меня одну.
Трибун повернулся и пошагал к двери, следом за солдатами, которые вели Верига в тюрьму.
Проводив их, Ларвия вернулась в дом, закрыла дверь и прислонилась к ней спиной, закрыв лицо руками, – хотелось кричать во весь голос. Немного успокоившись, опустила руки и увидела, что Нестор стоит рядом и наблюдает за ней.
– Я не имею к этому отношения, госпожа, – тихо и печально произнес он.
– Знаю это, Нестор. Не будем говорить об этом. Мне нужно многое сделать и прошу тебя, помоги мне.
Он склонил голову и последовал за ней в зал.
* * *
Марк следил за стражником, стоящим за воротами, чей профиль четко вырисовывался при свете факела, вставленного в скалу. Тюремные стражники часто в прошлом были гладиаторами и получили жизнь в награду за доблестное поведение на ринге. Этот охранник был раньше профессиональным борцом, отличался высоким ростом и плотным телосложением. Марк продолжал обдумывать план, как одолеть бывшего гладиатора, что не заметил, как в пещере появился новый заключенный, сопровождаемый пехотинцем и трибуном.
– Я привел тебе нового друга, Марк, – сказал Виниций и, втолкнув в ворота новенького, отступил в сторону, а охранник запер ворота на ключ. – Наверное, знаешь его?
Марк узнал вошедшего, вздохнул и сокрушенно покачал головой. Что будет дальше?
– Он тоже любит женщин, поэтому не доставит тебе лишнего беспокойства ночью, – засмеялся Виниций, Марк бросил на него гневный взгляд.
Вериг тяжело опустился напротив центуриона и поджал ноги, чтобы не занимать много места. Марк подождал, когда солдаты ушли и обратился к Веригу.
– А тебя за что?
– Ларвия, – хмуро ответил Вериг.
– Незаконные половые отношения?
Вериг устало кивнул.
– Кто выдал вас? Вериг пожал плечами.
– Должно быть, у них были доказательства, иначе Ларвия не отдала бы меня.
– Ты постоянно попадаешь в беду, парень.
– У тебя самого дела не лучше, – сухо ответил галл, и Марк усмехнулся.
– По крайней мере, я не закончу свою жизнь на арене, – заметил Марк.
– Я думал, меня ждет распятие.
– Не станут тратить на тебя крест, силач. Тебя ждет арена.
– К распятию на кресте меня уже приговаривали, – ответил Вериг.
– Да, тебя приговорили к распятию за убийство Антония, но Каска аннулировал приговор, заплатив за твою жизнь. За последнее преступление тебя пошлют в гладиаторскую школу, научат пользоваться маской и трезубцем, и станешь развлекать толпу во время праздников, стараясь остаться живым, сражаясь против нубийцев и фракийцев, чтобы принять участие в следующем бою.
Вериг осмотрел мокрый потолок, стены, из которых сочилась вода, кучу бродяг, спящих в глубине грязной, заплесневелой пещеры.
– Этого не произойдет, если смогу выбраться отсюда.
– О-о, совсем забыл. Ты же мастер по побегам.
– Да, и ты можешь воспользоваться этими услугами. Твоя женщина умрет сегодня утром, если не выберешься отсюда. Может, пригодится моя помощь?
Марк едва видел своего сокамерника. В пещере было почти темно, свет от факела едва проникал снаружи. Ему совсем не нравился этот галл – еще свежа была память об Антонии. Но Марк также знал, что этот раб необыкновенно умен, способен выжить и даже не унывать при любых обстоятельствах.
И сестра Юлии, очевидно, любит этого человека.
Две пары рук лучше, чем одна. Даже если ему удастся бежать, нужно освободить Юлию из-под стражи до того, как начнется казнь.
– У тебя есть какие-нибудь планы? – задал вопрос Марк.
– Охранник только один?
– А здесь больше и не требуется: единственная дорога сюда идет по холму, с других сторон крутой обрыв.
– А замок от ворот?
– Замок простой, открывается ключом, который у охранника, но он ни разу не приблизился достаточно близко, чтобы можно было схватить его за пояс.
Вдруг они услышали голоса снаружи пещеры и сразу подняли головы. Марк улыбнулся, узнав один из них.
– Что?.. – начал Вериг, но Марк жестом заставил его замолчать.
– Тихо! Это Септим, мой друг.
– Что он там делает? – прошептал Вериг.
– Слушай.
Септим принес с собой кожаный бурдюк вина, и они слышали, как он уговаривал стражника, которого знал еще по гладиаторской школе сенатора Гракха, выпить вина. Это продолжалось некоторое время, охранник слабо протестовал, но, наконец, не выдержал и соблазнился.
– Что будет теперь? – шепотом спросил Вериг. Марк лег на пол и стал смотреть в узкую щелку решетки, откуда были видны разговаривающие мужчины.
– Сиди тихо, буду говорить, что вижу, – пробормотал Марк. Он сообщал Веригу, что Септим продолжал угощать стражника, пока тот не опьянел. Когда Септим решил, что охранник достаточно пьян, зашел ему за спину, сложил вместе ладони, скрестил крепко пальцы и нанес ему удар по шее.
Охранник рухнул, как подрубленное дерево, и Септим выхватил у него ключи, затем побежал к воротам пещеры.
– Думал, что этот самнит
type="note" l:href="#n_40">[40]
никогда не опьянеет, – быстро проговорил, отпирая замок. – У него желудок, как у парфянского верблюда. Мне пришлось пить вместе с ним, поэтому едва держусь на ногах.
– Рад видеть тебя! – Марк обнял друга. Септим уставился на Верига, когда тот вышел из пещеры вслед за Марком.
– И он тоже? – спросил Септим.
– Пойдет со мной.
– Какие у тебя дела с рабом Ларвии?
– Длинная история. Закрой на замок ворота, пока эти сони не проснулись.
Септим закрыл замок и снова прикрепил ключи к поясу охранника, потом вернулся к Марку и вручил ему кожаный кошелек.
– Здесь сорок золотых монет, – объяснил он. – Это все, что смог сегодня достать.
Марк взял кошелек и спрятал его в кармане плаща.
– Как ты собираешься объяснить случившееся? – Марк указал на пьяного охранника.
– Пока не знаю. Что-нибудь придумаю. Это будет одно из моих очередных безумств. Никогда не упускаю возможности дать очередной повод отцу лишить меня наследства, – он снял с пояса меч и нож и вручил их Марку.
– Ты всегда был хорошим другом, Септим. Не знаю, как благодарить тебя, – Марк пристегнул к поясу оружие.
– Не благодари меня: считаю, что нельзя полностью отблагодарить человека, спасшего тебе жизнь, – засмеялся Септим.
– Вы поцелуйтесь и покончите на этом, – нетерпеливо произнес Вериг. – У нас мало времени.
Марк взглянул на ночное небо. Ночь скоро закончится.
Он снова обнял Септима.
– Никогда не забуду тебя, дорогой друг.
– Идите! – поторопил Септим.
Марк и Вериг быстро побежали вниз по холму.
Марк Антоний, несмотря на поздний час, продолжал работать в своем домашнем кабинете, освещенном факелом. Он удивленно поднял голову, когда слуга ввел к нему верховного понтифика, бывшего вне себя от гнева.
– Пат Сура, что привело вас ко мне в такое позднее время? Нужна моя помощь? Чем могу быть полезен? – Антоний отложил в сторону эдикт, который читал до его прихода.
– Чем можете помочь? Марк Корва Деметр бежал из тюрьмы на Эсквилинском холме!
– Правда? – Антоний откинулся на спинку стула, сложив руки на поясе.
– Да, правда, и хочу знать, что вы собираетесь предпринять?!
Антоний развел руками.
– А что я могу сделать? – спросил он с невинным видом.
– Пошлите за ними отряд солдат.
– За ними?
– Вместе с Деметром бежал раб-галл, любовник Сеяны, обвиняемый в противозаконных отношениях со знатной женщиной.
Антоний поджал губы.
– У галла хороший вкус, – рассудил Антоний.
– Это все, что вы можете сказать?
Антоний выпрямился на стуле и снова взял в руки лист пергамента, который читал до этого.
– Считаю, что сестра Ларвии красивее, но вкусы у всех разные.
Сура уставился на него.
– Вы находите это забавным? Деметр нарушил закон, опозорив весталку, и, возможно, сейчас уже на пути, чтобы спасти эту маленькую шлюху от смерти, которую она вполне заслужила. По крайней мере, пошлите подкрепление на место погребения, чтобы не дать ему похитить ее.
Антоний пожал плечами.
– Очень жаль, но у меня нет свободных людей. В городе по-прежнему неспокойно, в любой момент заговорщики могут снова подняться.
– Вы это серьезно говорите? Не можете найти двух солдат?
– Юлию Розальбу охраняет испанская стража, приставленная к ней после ареста. Не говоря уже о грозной Ливии Версалии, которая стоит десяти моих солдат, – этого вполне достаточно.
– Вы на их стороне, не так ли? – Сура сузил глаза и осуждающе смотрел на консула. – Хотите, чтобы они убежали?
– Я на своей стороне, понтифик. И это совсем не в моих интересах отсылать солдат на казнь, когда они так нужны мне. На этом все.
Сура не двигался. Антоний взглянул на него.
– Сказал же, на этом все. И если станет известно, что вы сделали что-то, противоречащее моим желаниям, уверяю – вам не поздоровится.
Сура издал возмущенный возглас и шумно покинул кабинет.
Антоний улыбнулся, молча пожелав Деметру скорости быстрокрылого Меркурия, и снова вернулся к своим бумагам.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100