Читать онлайн Больше, чем страсть, автора - Макуильямс Джудит, Раздел - Глава 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макуильямс Джудит

Больше, чем страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 19

— А глаза ваши соперничают своим блеском со звездами, леди Чедвик, — сказал Дэниелс, кружа Маргарет в вальсе.
Маргарет улыбалась так, будто улыбка была крепко приклеена к ее лицу, и старалась не зевнуть.
«Почему он разглагольствует в таком напыщенном стиле? — удивлялась она. — Потому что считает, что всем женщинам хочется слышать комплименты, и чем они цветистее, тем лучше? Или его комплименты преследуют иную цель? Может, он думает, что если станет при каждой встрече выливать на меня целый соусник грубой лести, я буду и дальше помогать ему в погоне за Друзиллой?»
Этого Маргарет не знала. На самом деле она могла утверждать с уверенностью только одну вещь, касающуюся Дэни-елса, — что он хочет жениться на Друзилле. И что у него нет денег. По крайней мере денег по понятиям высшего общества. Но какие-то деньги у него есть. Он всегда очень модно одет, и хотя Маргарет находила его стиль слишком кричащим, она понимала, что такие крайности в моде стоят недешево.
Мало того, он снимает комнаты в Олбэни. а это заведение для джентльменов, и комнаты там тоже не дешевые.
— Ваше белое платье заставляет поверить, что вы — греческая богиня. — Дэниелс произнес эти слова так, словно преподнес ей подарок.
— Очень надеюсь, что нет! — Мгновенная реакция Маргарет удивила его, и от смущения он сбился с ритма.
— Греческие богини не славились верностью, — пояснила она, когда они снова поймали ритм.
— А как же Пенелопа? Она много лет ждала, когда вернется ее муж.
— Двадцать лет, но она не была богиней. Это была просто бедная брошенная жена человека, у которого не хватило ума оставаться дома, где ему положено быть!
Глаза Дэниелса от ее язвительного тона расширились.
— Ах, леди Чедвик, вы действительно оригиналка. — Ее настороженный слух уловил, что смех его звучит вымученно.
«Если бы он только знал, до какой степени я оригинальна, — смущенно подумала Маргарет. — Наверное, во всей Англии я — единственная незаконнорожденная графиня».
— Я буду вам благодарен до самой смерти за вашу невероятную доброту к Друзилле и ко мне. Боюсь, без вашей помощи нас бы разлучили, и наша любовь была бы брошена в пыль и увяла там.
Маргарет слегка улыбнулась, размышляя, будет ли он изъясняться в таком же стиле и после того, как они с Друзиллой обвенчаются. Конечно же, его не могут не интересовать какие-то другие вещи, о которых можно было бы поговорить. Как и Филиппа.
К счастью, танец наконец завершился, и Маргарет смогла высвободиться из его объятий.
— Благодарю вас за танец, леди Чедвик. — Дэниелс улыбнулся ей, причем улыбка эта нисколько не отразилась в его жестких карих глазах, которые внимательно наблюдали за Маргарет. Чтобы проследить за впечатлением от его слов?
«Что случилось со мной сегодня вечером? — растерянно подумала Маргарет. — Почему вдруг я стала относиться к Дэниелсу так критически? Если Друзиллу устраивает, что с ним не о чем разговаривать, почему это должно не устраивать меня? Я должна радоваться, что Дэниелс такой поверхностный человек: ведь чем он ничтожнее, тем сильнее его присутствие будет раздражать Мейнуаринга через несколько лет и тем великолепнее удастся моя месть».
Заметив Друзиллу, сидевшую в стороне, Маргарет направилась к ней.
При виде Дэниелса лицо девушки озарилось, и Маргарет снова охватило беспокойство, преследовавшее ее всю последнюю неделю.
— Кузина Маргарет. Мистер Дэниелс. — Друзилла послала ему робкую улыбку, и Маргарет вдруг почувствовала себя старухой. Старухой и преступницей. «Но это не так, — заспорила она сама с собой. — Я не сводила Дэниелса с Друзиллой. Друзилла встретила его еще до того, как я приехала в Лондон».
— Мисс Мейнуаринг. — Дэниелс улыбнулся ей с видом заговорщика. — Как замечательно, что рядом с вами нет обычной толпы ваших поклонников.
«Он забыл сообщить ей, что она красива», — подумала Маргарет и вдруг поперхнулась торопливо подавленным смешком, потому что Дэниелс, словно в ответ на ее невысказанной замечание, добавил:
— Вы такой эталон красоты, что у меня просто дух захватило. …. — Вы хорошо себя чувствуете, кузина Маргарет? — нерешительно спросила Друзилла. — Может быть, мистер Дэниелс принесет вам стакан пунша?
— Нет-нет, со мной все в порядке, — сказала Маргарет. — Почему бы вам не потанцевать с мистером Дэниелсом?
— Мама сказала, чтобы я подождала ее здесь. — Друзилла явно разрывалась между тем, что ей хотелось сделать, и тем, что наказала ей мать.
— Я подожду здесь возвращения вашей матушки и объясню ей, что это я отослала вас танцевать, — сказала Маргарет.
— Ах, благодарю вас. Тогда все в порядке. — И, благодарно улыбнувшись Маргарет, Друзилла поспешно пошла с Дэниелсом на середину зала.
Маргарет смотрела, как они присоединились к составлявшимся в эту минуту фигурам контрданса. Друзилла на самом деле славная девушка. И она заслуживает лучшей доли, чем Дэниелс. «Но кто может быть лучше, чем тот, кто тебя обожает?» — возразила себе Маргарет.
Интересно, каково это — муж, который тебя любит? Когда он ловит каждое твое слово? Когда он только и думает о том, как доставить тебе удовольствие?
Она попробовала вообразить Филиппа, смотрящего на нее в слепом обожании и умоляющего ее сказать, как он может доставить ей удовольствие. И потерпела фиаско.
С другой стороны, она без всяких затруднений могла представить себе, как он говорит ей, что может сделать она, чтобьъ доставить ему удовольствие. При мысли об этом уголки ее губ приподнялись в грустной улыбке.
Филипп скрипнул зубами, глядя на смену выражений на рице Маргарет, когда она наблюдала за танцующим Дэниелсом. Чем вызвал этот хлыщ ее восхищение? Или мужчины такого сорта вызывают у нее восторг? Прожигатели жизни, проигрывающие отцовские наследства? Вроде младшего сына Гримшоу — последнего увлечения Роксаны. Она…
Нет. Усилием воли он обуздал пробудившийся гнев. Маргарет — не Роксана. Роксана заводила множество любовников и на глазах у всего добропорядочного общества наставляла ему рога. Маргарет этим не занимается. Пока. Он беспокойно повернулся, видя, что она по-прежнему смотрит на Дэниелса.
«Маргарет — это Маргарет», — повторил он мысленно. Она совсем не похожа на Роксану. Они совершенно разные. В личности Маргарет есть неожиданные глубины. И эти-то глубины и вызывают у него беспокойство. Он нахмурился, вспомнив хендриксовский портрет. Пожилая матрона, вознамерившаяся было подойти к нему, внезапно передумала и отправилась в противоположном направлении. Ему все труднее стало ждать, пока его сыскные агенты пришлют свои донесения. На это уйдут недели, может быть, целый месяц; даже надеяться нельзя услышать что-то о Маргарет раньше этого срока.
Когда он просто спросил у нее об этом портрете, яснее дело не стало. Она пожала плечами и сказала, что ей ничего не известно о причинах своего сходства с предком Хендрикса. А когда он стал настаивать, она попыталась отвлечь его какой-то немыслимой философской дискуссией насчет двойников.
К Маргарет подошла жена Мейнуаринга, и Филипп немного успокоился, потому что внимание Маргарет переключилось на нее. С ней Маргарет не грозят никакие неприятности. По правде говоря, он сильно подозревал, что сам сатана умер бы со скуки, если бы ему пришлось пробыть в обществе леди Мейну-аринг больше двух минут.
Окончательно успокоившись, Филипп направился на поиски пэра, с которым намеревался обсудить свой законопроект.
— Добрый вечер, кузина Маргарет, — сказала леди Мейнуаринг, оглядываясь в поисках своей дочери.
— Мы разговаривали с Друзиллой, а когда ее пригласили танцевать, я сказала ей, что она может идти, а я подожду вас и объясню, где она.
— Вы очень любезны, кузина Маргарет. — Леди Мейнуаринг рассматривала танцующих.
Маргарет могла точно определить тот момент, когда леди Мейнуаринг заметила Друзиллу, потому что глаза у нее сузились, а губы раздраженно сжались.
— Что-нибудь случилось? — спросила Маргарет.
— Нет! — Леди Мейнуаринг постаралась смягчить резкость своего ответа принужденной улыбкой. — Просто мне очень досадно. Друзилле непременно нужно танцевать с мистером Дэниелсом, хотя она прекрасно знает, что это неподходящее знакомство.
— Но он, наверное, из хорошей семьи, иначе он не был бы приглашен сюда, — машинально встала на его защиту Маргарет.
Леди Мейнуаринг усмехнулась весьма неизысканно.
— Вы давно не жили в обществе, кузина Маргарет, и хотя ваш милосердный образ мыслей делает честь монахиням, приютившим вас, боюсь, что в реальном мире многое зачастую оказывается не тем, чем кажется.
На сей счет у Маргарет не было ни малейшего сомнения.
— Возможно, мистер Дэниелс и выглядит как модный молодой человек, но на самом деле он гол как сокол. И ищет себе богатую жену. А Друзилла слишком наивна, чтобы понять это, несмотря на то что отец то и дело говорит об этом. А уж что он скажет, когда узнает о ее ожерелье… — И леди Мейнуаринг сокрушенно прищелкнула языком.
— Он? — спросила Маргарет, несколько запутавшись.
— Мейнуаринг. Он будет страшно огорчен. Он подарил ей этот жемчуг несколько месяцев назад, чтобы отметить ее первое появление в свете, а она его потеряла… Разумеется, он дарил ей драгоценности с тех пор, как она родилась, — продолжала леди Мейнуаринг, — но это были просто безделушки по сравнению со стоимостью того жемчуга.
С тех пор как Друзилла родилась… Маргарет задумалась над этими словами. Насколько она помнит, ее родной отец никогда ничего ей не дарил. Под конец же оказалось, что он не подарил ей даже своего имени.
— И теперь я спрашиваю вас, кузина Маргарет, — продолжала леди Мейнуаринг свои сетования, — как ожерелье может случайно соскользнуть с шеи, когда человек гуляет в парке? Вы этого, случайно, не заметили?
Нахмурившись, Маргарет нерешительно спросила:
— Друзилла говорит, что это случилось, когда вы с ней прогуливались вчера. Она сказала, что надела этот жемчуг по единственной причине — сделать вам приятное, потому что вы им восхищались.
— Нет, я не заметила, — ответила Маргарет, пытаясь собраться с мыслями. Она была почти уверена, что вчера на Друзилле не было жемчуга, но не могла бы утверждать это.
Но с какой стати стала бы Друзилла уверять, что жемчуг был на ней, если это не так?
— Говорю вам, я была просто в отчаянии. Я велела нашему лакею и конюхам обойти весь парк и поискать ожерелье, но они ничего не нашли. Что вряд ли удивительно. Теперь, когда война закончилась, в Лондоне появилось столько бродяг.
— И голодных, — добавила Маргарет. Леди Мейнуаринг фыркиула.
— Так пусть они отправляются в работные дома! Ух конечно, мы платим достаточно налогов, чтобы содержать их.
Маргарет не стала терять на спор даже одного вздоха. Что бы она ни сказала, мнения леди Мейнуаринг изменить нельзя. Леди Мейнуаринг — продукт многовековых привилегий. Она никогда ни в чем не нуждалась и, наверное, не будет нуждаться.
— А вот и Друзилла. — Леди Мейнуаринг устремила взгляд через плечо Маргарет.
Маргарет обернулась и увидела, как к ним в сопровождении Дэниелса подходит Друзилла, с лица которой еще не успел сойти радостный румянец.
— Вот и вы, Друзилла. — В голосе леди Мейнуаринг явственно слышалось осуждение.
— Добрый вечер, леди Мейнуаринг, — сказал мистер Дэниелс.
Леди Мейнуаринг не обратила на него никакого внимания.
— Пойдемте, Друзилла, ваша крестная спрашивала о вас, До свидания, кузина Маргарет. — Леди Мейнуаринг кивнула ей и, по-прежнему не обращая внимания на Дэниелса, удалилась в сопровождении удрученной Друзилльг.
Обращение леди Мейнуаринг было таким пренебрежительным, что Маргарет обдало холодом; она повернулась к Дэниелсу и была потрясена злобным выражением его лица. Выражение это исчезло так быстро, что Маргарет усомнилась, видела ли она его на самом деле. Но она не винила Дэниелса за то, что он злится. Леди Мейнуаринг была отвратительно груба, но все равно…
На кратчайший миг Маргарет показалось, что она уловила проявление совершенно другого человека, совсем не похожего на того, которым Дэниелс представал в обществе.
— Надеюсь, леди Чедвик, вы не собираетесь тоже прекратить со мной знакомство только потому, что мой отец неблагоразумно распорядился семейным состоянием, — сказал Дэниелс.
— Нет, конечно, нет, — возразила Маргарет. — Но я так-же не собираюсь провести весь вечер в вашем обществе. Мне вовсе не хочется подавать Друзилле повод к ревности. — Она пыталась объяснить таким образом свое внезапное желание уйти от этого человека.
— Друзилла знает, что она будет жить в моем сердце вечно и что никакая другая женщина, даже такая красивая, как вы, никогда не сможет заменить ее. Но поскольку леди Мейнуаринг будет до конца вечера стеречь Друзиллу, а вы не подарите мне больше ни одного танца, я, пожалуй, удалюсь к карточным столам. Хотя ставки там просто смехотворные. До завтра, леди Чедвик, — закончил мистер Дэниелс. — Не могу выразить, до какой степени мы с Друзиллой благодарны вам за попытки нам помочь. В особенности с тех пор, как мы поняли, что общество покарает вас за доброту к нам, если все это выйдет наружу.
И, изящно поклонившись, он ушел.
Маргарет смотрела ему вслед, и его заключительные слова звенели у нее в ушах. Действительно ли он намекает, что разоблачит ее участие в их с Друзиллой тайном романе, если она, Маргарет, откажется помогать им и дальше? Или ей просто все это померещилось?
Не понятно. В последнее время в ее жизни возникло слишком много непонятного.
Подняв взгляд, Маргарет увидела Филиппа, занятого разговором с каким-то представительным джентльменом; они стояли у столиков с закуской. Она внимательно посмотрела на мужа, пытаясь обнаружить признаки простуды, не проходившей целую неделю. На лице его уже не было румянца, и за весь вечер она ни разу не слышала, чтобы он кашлял.
Филипп поднял глаза, словно ее пристальный взгляд привлек его внимание, и увидел ее. Когда взгляды их встретились, у Маргарет закружилась голова.
«У него необыкновенно красивые глаза, — подумала она. — Глаза, в которые мне никогда не надоест смотреть — потому что я люблю его». Это потрясающее открытие произвело на нее впечатление удара.
Нет! Она инстинктивно отвергла эту ужасающую мысль. Не может она полюбить Филиппа Мореби! Любовь — чувство нежное, а в ее отношении к нему ничего нежного нет. Он, судя по всему, вызывает у нее самые различные чувства. Чувства, которые охватывают огромный диапазон — от сильного желания причинить ему боль до не менее сильного желания защитить его от страданий, которые ему до сих пор причиняет предательство Роксаны.
Мало того, любовь делает женщину уязвимой. Любовь держала ее мать в плену у безобразного обмана Мейнуаринга, а когда он в конце концов швырнул ее любовь ей в лицо, он тем самым уничтожил смысл ее жизни. Кровь отхлынула от лица Маргарет при воспоминании об изнуренном виде матери, лежащей в гробу. Любовь матери к Мейнуарингу в буквальном смысле убила ее. Но она не такая, как мать. Мать была слабым, нежным созданием, которое не имело ни малейшего представления о том, как противостоять трудностям. Она же, напротив, обладает силой ума, дающей возможность разрешать проблемы всякого рода, начиная с того, как прожить на гроши, и кончая обращением с тем, кто неожиданно оказался ее мужем.
— Вы больны? — Филипп своим мрачным голосом, как искуситель, коснулся ее взбудораженных нервов, отчего ее растерянность только усилилась. Маргарет облизнула пересохшие губы и попыталась привести мысли в порядок.
— Маргарет! — В голосе Филиппа появилось хорошо знакомое раздражение, потому что она в замешательстве смотрела на него и молчала.
Она подавила вздох. Очевидно, что никаких нежных чувств к ней он не питает, иначе не стал бы так рявкать на нее. Он бы помог ей, проявил бы сочувствие и нежность… И оказался бы совершенно другим человеком по сравнению с тем, кого она знает.
Он схватил ее за худенькое плечо.
— Что с вами такое?
— Ничего. — «Если не считать того, что я совершила величайшую глупость и полюбила вас», — подумала она. Интересно, что бы он сказал, если бы она призналась ему в этом? Наверное, пожалел бы ее. Эта неприятная мысль заставила Маргарет взять себя в руки. Можно снести все, но только не жалость. Жалость разрушит ее душу и уничтожит самоуважение. — У меня болит голова, — ответила она первое, что пришло ей на ум.
— Тогда я отвезу вас домой, а сам поеду в клуб, поскольку сегодня вечером я ничего не могу больше сделать для своего законопроекта. На этом приеме слишком мало нужных людей.
Проведя почти всю ночь без сна за обдумыванием своих проблем, Маргарет пришла к выводу: оттого, что она полюбила Филиппа, ничего не меняется, пока он об этом не знает. Глупость ее своенравного сердца вовсе не радовала Маргарет, но ей казалось, что она может вполне справиться с этой ситуацией.
Ее решимость подверглась испытанию, как только она вышла из своей спальни и увидела, что по коридору к ней направляется Филипп.
Дыхание замерло у нее в груди, на нее обрушился сложный поток эмоций. Ей захотелось обнять его, прижаться к нему губами, ощутить жар его крепкого тела рядом со своим. И как ни парадоксально, захотелось накричать на него за то, что он заставил ее все это чувствовать.
Маргарет вспомнила о своем плане действий. Она перевела взгляд с широких плеч на любимое лицо. Прежде всего — Аннабел. Она намерена заставить его смотреть на Аннабел как на человека, имеющего свои права, а не как на живое напоминание о неверности Роксаны. Даже если это будет ее последним делом.
— Доброе утро, — сказала Маргарет. — Я как раз хотела подняться в детскую пожелать Аннабел доброго утра.
— Не стану вас задерживать.
— Не станете, потому что вы пойдете вместе со мной. — При этом Маргарет попыталась придать своему голосу больше уверенности, чем она испытывала на самом деле.
Филипп посмотрел на нее так, словно она была червяком, только что обнаруженным им в яблоке, что ее и разозлило, и одновременно привело в растерянность. Как можно любить Филиппа и вместе с тем испытывать желание ударить его? На память ей пришли прежние сомнения. Например, Друзилла любит Дэниелса, и Маргарет совершенно уверена, что у Друзиллы ни разу не возникло ни одного невежливого помысла по отношению к этому человеку. Так не значит ли это, что она не любит Филиппа? Или это значит, что Друзилла не любит Дэниелса по-настоящему?
— Не собираетесь ли вы держать со мной пари? — Голос Филиппа ворвался в путаницу ее мыслей.
— Вы дали мне слово. Вы обещали в течение месяца не отказываться от попыток. Филипп скривился,
— Я, верно, сошел с ума, пообещав вам такое.
— В качестве получательницы вашего обещания я не обязана удостоверять состояние вашей умственной деятельности.
— Если у вас есть ответы на все мои вопросы, то поведайте, что я должен сказать Аннабел, когда мы войдем в детскую? Маргарет пожала плечами.
— Я знаю о детях не больше, чем вы. На самом деле даже меньше, потому что никогда не жила в одном доме с каким-либо ребенком,
— Ни с братьями, ни с сестрами? — как бы вскользь вставил вопрос Филипп,
— Нет, — ответила она, впервые задавшись вопросом: не потому ли бросил их отец, что у матери не было сына? «Нет, — решила она, поразмыслив. — Даже если бы у матери и родился сын, он все равно был бы незаконнорожденным и не мог бы унаследовать баронский титул».
— Когда мисс Эджертон приступит к исполнению своих обязанностей? — спросил Филипп.
— Не раньше чем через две недели, потому что…
— Дорогая герцогиня все еще нуждается в ней? Маргарет уже поднималась по задней лестнице в детскую; от его саркастического тона губы ее скривились. Когда мисс Эджертон сообщила ей об этом, она почувствовала такое же недоверие.
Филипп шел за ней следом, не отрывая глаз от слегка покачивающихся бедер под тонкой тканью шерстяного утреннего платья. Ему захотелось взять ее на руки, отнести в свою постель и не отпускать, целуя, лаская и владея ее телом.
Чувства нахлынули на него бурным потоком, дыхание стало прерывистым.
— Что вам нужно? — Грубый тон Аннабел подействовал на его сверхпылкие чувства как ушат ледяной воды.
— Я пришла пожелать вам доброго утра и посмотреть на ваши успехи в игре в шахматы. — Маргарет сделала вид, что не заметила оскорбительного тона девочки.
— Тогда зачем он здесь? — Аннабел указала на Филиппа. — Он не умеет играть в шахматы.
— Шекспир был прав, — пробормотал Филипп.
— Кто? — спросила Аннабел.
— Человек, сказавший, что неблагодарное дитя жалит острее, чем змеиное жало, — ответил Филипп. Аннабел нахмурилась.
— Значит, я должна лгать и говорить, что вы хорошо играете?
— Ваш отец неплохо играет в шахматы. — Маргарет попыталась спасти разговор, принимающий все более скверный оборот. Возможно, Аннабел и не дочь Филиппа, но она, без сомнения, так же резка, как и он.
— Но вы его обыграли, а ведь вы всего лишь женщина.
— Я обыграла его потому, что я хороший шахматист. Хотите поучиться? — предложила Маргарет.
— Наверное. — Аннабел побежала к шахматной доске с быстротой, противоречащей безразличию ее слов. — Как я должна начинать? Маргарет подождала, пока Филипп не втиснулся в детское креслице.
— Кивните изящно вашему противнику. Шахматы — игра джентльменов. — Маргарет повторила первое указание, полученное ею.
— Я не джентльмен, — возразила Аннабел.
— Это пустяки. Выполняйте указания.
Аннабел неловко кивнула Филиппу, потом посмотрела на фигуры.
— Я хочу играть белыми, раз они ходят первыми,
— Мне кажется, — сказал Филипп, — что поскольку вас двое против меня одного, белыми должен играть я.
— Это не важно, — возразила Аннабел. — Маргарет все равно может обыграть вас.
К счастью, Филипп только покачал головой в ответ на эти бесхитростные слова.
— Давайте попробуем дебют из центра и пойдем с пешки d, — сказала Маргарет.
— А? — Аннабел посмотрела на Маргарет непонимающим взглядом.
— Каждая клетка на шахматном поле имеет обозначение, — объяснила Маргарет. — Нижняя линия клеток обозначается буквами от а до h, начиная слева, а поперечные линии обозначаются цифрами от единицы до восьми, начиная снизу. Так что пешка d — это ваша четвертая пешка слева.
— Вы говорите вот об этой? — И Аннабел передвинула вперед указанную пешку.
— Очень хорошо, — похвалила ее Маргарет, выжидая, какой ход сделает Филипп. Ответный ход он сделал с осторожностью, так что Маргарет потребовалось почти полчаса, чтобы объявить шах и мат его королю.
— Я выиграла! — радостно вскричала Аннабел. — Но я не поняла, почему я не могу забрать его короля. Я его выиграла.
— Короля никогда не берут. Игра кончается до этого.
— Почему? — не унималась Аннабел. Маргарет пожала плечами.
— Таковы правила. Может быть, дело в том, что это очень древняя игра — тогда короли считали себя очень важными, никто не смел и предположить, что их можно захватить.-Даже в игре.
— Короли и сейчас полагают, что они всемогущи, — сказал Филипп, поднимаясь. — В следующий раз я буду играть белыми.
— Но мне больше нравятся белые, а разве есть какая-то разница, Маргарет?
— Да, есть. Белые начинают игру, а это значит, что они сразу переходят в наступление, тогда как черные должны защищаться. По крайней мере до тех пор, пока не перехватят инициативу.
— Прошу прощения, миледи, — прервал ее объяснения голос Комптона. — Приехала мисс Мейнуаринг. Она говорит, что вы ее ждете. — Едва заметно сжатые ноздри дворецкого говорили о том, что он думает о столь ранних визитерах.
— Благодарю вас. Я сейчас спущусь, — сказала Маргарет, вспомнив прощальную реплику Дэниелса о том, что они увидятся сегодня. Наверное, они с Друзиллой решили во время танца навестить ее вместе. Маргарет преодолела чувство неприязни, понимая, что оно совершенно необоснованно — ведь помогать их любви было ее целью с самого начала. «Нет, — поправилась она, — не помогать их любви. Цель — помочь Друзилле унизить нашего общего отца. Помогать же любви Друзиллы — просто способ этого добиться».
— Не уходите, Маргарет, — приказала Аннабел тоном, очень похожим на тон Филиппа в его самом повелительном варианте. — Я хочу еще поиграть.
— А я нет. — Филипп направился к двери. — Я намереваюсь покинуть вас, пока я проиграл только одну партию.
— А мне нужно повидаться с моей гостьей, — сказала Маргарет девочке, сердито сверкающей глазами. — Почему бы вам не навестить бабушку?
— А я не хочу! Я хочу еще раз сыграть! — закричала на нее Аннабел.
— Так решили вы, — сказала Маргарет и вышла из детской, не обращая внимания на крики Аннабел, приказывающей ей вернуться.
Она вздохнула, пытаясь не пасть духом от этой вспышки детского гнева;
Подойдя к лестнице, Маргарет была разочарована, увидев, что Филипп уже спустился вниз. Войдя в гостиную, она быстро огляделась, не желая признаваться даже себе самой, что Филиппа здесь нет.
— Я прошу прощения за появление в такой неурочный час, кузина Маргарет, но мама запретила мне ездить в парк, а если бы я пришла позже, ваша гостиная уже была бы полна визитерами и кто-нибудь услышал бы, что мы говорим о мистере Дэниелсе, и рассказал бы об этом маме. — Друзилла уныло вздохнула. — Клянусь вам, все именно так, как говорит мистер Дэниелс.
— Что все?
— Что мы совсем как Ромео и Джульетта.
— Нет! — сказала Маргарет, которой не понравилось это сравнение. Друзилла достаточно впечатлительна — ей не надо погружаться в шекспировские трагедии.
— Именно так, — настойчиво повторила Друзилла с упрямством, совершенно не соответствующим ее обычной сдержанности.
— Я имела в виду, что Джульетте было всего тринадцать лет, — сказала Маргарет.
— Тринадцать! Быть не может!
— Прочтите пьесу. Впрочем, довольно о Шекспире, расскажите лучше о вашем ожерелье. Вчера вечером ваша матушка просто метала громы и молнии. Кажется, она считает, что я почему-то отчасти тоже виновата.
— Ах это. — Друзилла вспыхнула розовым румянцем. — Мне так жаль, что я вовлекла в это вас, кузина Маргарет, но я не знала, что мне делать. Если бы я сказала, что потеряла его дома, мама обвинила бы слуг. Маргарет не поняла.
— Так вы потеряли его дома? Друзилла горестно покачала головой.
— Я вовсе его не теряла. Просто то, что я сказала, было единственным объяснением, почему ожерелье исчезло. Видите ли… — Друзилла устремила на Маргарет умоляющие глаза, — я отдала его мистеру Дэниелсу, потому что он не виноват в том, что его постоянно преследуют неудачи. Ведь это мой жемчуг. Папа подарил его мне.
— Неудачи? — беспокойно переспросила Маргарет.
— Это не его вина, — повторила Друзилла. — Он просто попытался выиграть, чтобы мы могли обвенчаться, но удача отвернулась от него и он проигрался.
— Ему следовало бы прекратить игру!
— Ах, нет, — проговорила Друзилла с таким невинным видом, что Маргарет похолодела. — Он объяснил мне, что удача всегда приходит и он заставлял себя играть, потому что отчаянно хотел выиграть деньги и устроить свою жизнь. Но когда игра кончилась, оказалось, что он должен больше, чем может заплатить, и он сказал, что собирается уехать в деревню. Тогда я не смогла бы видеться с ним, вот я и отдала ему свой жемчуг. Что стоят жемчуга по сравнению с настоящей любовью?
Маргарет никак не могла поверить, чтобы кто-то, состоящий с ней пусть и в самом дальнем родстве, мог произнести такую чепуху. Неужели у Друзиллы нет никакого здравого смысла? Или она прожила всю жизнь под такой опекой, что у нее просто не было возможности развить его в себе? И каким же нужно быть человеком, чтобы принять такой дорогой подарок от молодой девушки?
— Вы согласны со мной, правда, кузина Маргарет? Маргарет внимательно смотрела на Друзиллу и видела не законную дочь Мейнуаринга, но наивную девушку, балансирующую на грани катастрофы. Если она и дальше будет помогать Друзилле, та убежит из дома с Дэниелсом и месть Маргарет Мейнуарингу осуществится. Но Друзилле это обойдется гораздо дороже, чем она, Маргарет, предполагала вначале.
Маргарет глубоко вздохнула. Как ни ненавидела она Мейнуаринга, она не могла пойти на такое. Не могла, потому что знала по себе, что это значит — любить. Если Друзилла обвенчается с Дэниелсом, у нее никогда уже не будет возможности встретить того, кто будет достоин ее любви. Того, кого она будет уважать.
— Нет, я с вами не согласна, — сказала Маргарет. — я думала, что единственным препятствием к вашему браку с Дэниелсом является отсутствие у него состояния, но всякий кто играет на деньги, которых у него нет, а потом выманивает драгоценности у женщины, верящей, что он хочет заплатить свой долг, — такой человек не джентльмен. Это негодяй.
Потрясенная Друзилла уставилась на Маргарет; два ярких розовых пятна выступили у нее на щеках, а нижняя губа задрожала,
— Как вы можете говорить подобные вещи о человеке, которого я люблю?
— Дело в том, что мои чувства не затронуты и я в состоянии более ясно видеть всю ситуацию. Вы должны понять…
— Нет! — Друзилла вскочила. — Единственное, что я понимаю, — это то, что все стараются разлучить нас, А я-то думала, что вы мне друг! — И, разразившись слезами, Друзилла бросилась из комнаты.
Маргарет ощутила горечь; ей казалось, что она только что ударила беззащитного ребенка. В глубине души она понимала, что поступила правильно, но утешения от этого было мало.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит



Аннотация не совсем соответствует содержанию, героиня не шантажистка, а книга очень нравится, перечитывала с удовольствием.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитТатьяна из Донецка
22.03.2012, 22.22





В последнее время много читаю и это один из лучших романов. Читать можно
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитНаталья
13.07.2012, 13.54





Интересно! Хорошо описано развитие чувств ГГ. Советую !
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитВ.З.-64г.
17.07.2012, 10.19





Мне роман очень понравился, читать было интересно, классные Гг-и, интрига, любовь ..
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитАлла
31.07.2014, 18.45





очень интересно.
Больше, чем страсть - Макуильямс Джудитчитатель)
1.08.2014, 23.23





Интересная книга. Захватывающая. Но аннотация не соответствует.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитКсения
3.10.2014, 14.19





Если честно меня роман не зацепил,как-то все скомкано.ни одна из многочисленных линий романа до конца не завершена.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитЮстиция
31.08.2015, 15.41





А мне вообще не понравился(( Жаль потерянного времени.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитОльга
26.09.2015, 20.47





неплохо
Больше, чем страсть - Макуильямс Джудитвера
8.11.2015, 0.35





Не понравился совсем.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитНиколь
7.11.2016, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100