Читать онлайн Больше, чем страсть, автора - Макуильямс Джудит, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.48 (Голосов: 83)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макуильямс Джудит

Больше, чем страсть

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Было холодно, и Маргарет съежилась. Ветер словно пытался сдуть ее с сиденья высокого фаэтона, в то время как она рассматривала два ярких красных пятна на худых щеках Филиппа,
Тот ловко объехал молодого человека, который с трудом справлялся с лошадьми на запруженной экипажами улице, и раздраженно нахмурился, взглянув на Маргарет.
— Что вы так смотрите на меня?
— Пытаюсь понять, болезнь ли заставляет мужчин совершать глупости или они совершают глупости потому, что они мужчины, а болезнь — вещь вторичная.
Филипп посмотрел на нее.
— Я не болен!
— По крайней мере у вас хватает честности не отрицать, что вы глупец! — отпарировала она, забыв о холоде — так развеселила ее возможность поспорить с ним. А возможность эта, к удивлению Маргарет, действительно ее развеселила.
Всю жизнь она гордилась тем, что она — человек, реагирующий на события логично, а не эмоционально, но почему-то все переменилось, когда она встретилась с Филиппом Морсби. Со своим мужем. Она исследовала это слово, все еще чувствуя беспокойство при мысли, что она действительно замужем за ним; что он не собирается исчезнуть из ее жизни в ту же минуту, когда будет принят его законопроект. Хотя она из его жизни исчезнуть и могла. Он, вероятно, собирается сослать ее в одно из своих имений, когда больше от нее не будет никакой пользы.
— Жизнь слишком коротка, чтобы нежить себя, — сказал Филипп.
— И, судя по вашему поведению, она с каждой минутой становится все короче. Я не удивлюсь, если вы сляжете с воспалением легких после поездки в открытом экипаже на таком ветру.
— Я никогда не болею! — Это заявление перемежалось кашлем.
Услышав этот неприятный звук, Маргарет вздрогнула. Она не знала, почему ей хочется опекать его. Как правило, Филипп ее страшно злил. Кроме тех случаев, когда заключал в свои объятия. Эта неотвязная мысль опять пронзила ее, произведя смятение в мыслях. Не желая делать выводы о том, почему этот человек вызывает у нее такую безнравственную реакцию, она заставила себя сосредоточиться на улицах, по которым они проезжали. Эта часть Лондона была ей незнакома.
Они подъехали к двери, выкрашенной черной краской, на которой была прибита медная табличка с именем Джейкоба Бландингса, и Филипп остановил лошадей.
Спрыгнув на землю, он бросил поводья груму и обошел упряжку, чтобы помочь Маргарет. Руки его сомкнулись вокруг ее стана, и он опустил ее на мостовую так легко, словно она весила не больше Аннабел.
Маргарет украдкой быстро взглянула на него, когда он шел с ней по свежевыметенной мощеной дорожке, и глаза ее задержались на его широких плечах, скрытых под серым пальто с капюшоном.
Они подошли к парадной двери, и Маргарет с любопытством принялась рассматривать дом. Он был меньше соседних но несмотря на свои миниатюрные размеры, производил впечатление солидности, устойчивости. На всякого, кому нужен был совет, касающийся финансов, этот дом произвел бы успокаивающее впечатление.
Прежде чем Филипп успел постучать, дверь распахнулась и показался круглолицый мальчик лет двенадцати в хорошо вычищенном платье.
— Добрый день, ваша светлость, сэр. И… — Мальчик уставился на Маргарет с таким видом, будто никогда в жизни не видел женщин.
«А может, и не видел, — подумала Маргарет. — По крайней мере именно в этом учреждении». Насколько она успела заметить, великосветские дамы были устрашающе-невежественны в финансовых вопросах. Но она не знала, была ли это лень с их стороны или намеренная уловка их мужей, чтобы сохранить власть, вцепившись мертвой хваткой в их средства. А может быть, ни то ни другое. Может быть, это просто такой обычай. В жизни высшего общества столько условностей, противоречащих логике и даже здравому смыслу.
— Я леди Чедвик, — сказала Маргарет. — А вы?
— Томас Крофтон, если позволите, миледи.
— Рада познакомиться с вами, Томас Крофтон, — сказала Маргарет.
— М-м-м. — Томас оглянулся, словно ища подсказки, как себя вести при таких неожиданных обстоятельствах. Он не помнил, чтобы кто-то из клиентов мистера Бландингса заявлял, что рад познакомиться с ним. На подмогу ему пришел Филипп.
— Не доложите ли вы мистеру Бландингсу о нас? — сказал он, и мальчик поспешил уйти.
Невысокий человек с редеющими каштановыми волосами и в очках с толстыми стеклами вышел из своей конторы через секунду после того, как Томас сообщил об их появлении.
— Доброе утро, ваша светлость. И леди Чедвик? — Когда он обратился к ней, его голос звучал так же неуверенно, как и голос Томаса.
Маргарет решила не обращать на это внимания. Желательно ли для мистера Бландингса ее присутствие здесь, не имеет значения, так же как не имеет значения, желательно ли это ей самой. Единственный человек, чье мнение по этому поводу имеет значение, — это Филипп, а он потребовал, чтобы она была здесь. Зачем — об этом она, вероятно, очень скоро узнает.
— Не желаете ли войти? — И мистер Бландингс провел их в свою контору.
— Это мистер Уитмен. — Мистер Бландингс указал на человека, поднявшегося из-за письменного стола.
Все в этом человеке казалось чрезмерным, начиная с живота, упирающегося в жилет из ткани в желто-зеленую полоску, и кончая булавкой с огромным бриллиантом, украшающей его тщательно завязанный шейный платок.
— Я вижу, миледи, вы заметили мою побрякушку. — Мистер Уитмен громко усмехнулся, потирая пухлые пальцы. — Знаю, женщины сразу же углядят всякие пустячки.
Маргарет почувствовала, как Филипп, стоящий рядом с ней, напрягся, и поспешила сказать:
— Трудно его не заметить, мистер Уитмен. Я никогда не видела таких крупных бриллиантов.
— Ну, миледи, спасибо, но всем известно, что дед Чедвика привез из Индии камушки покрупнее. Маргарет удивленно заморгала. Дед Филиппа был в Индии? — Я слышал, будто он привез и разноцветные камни. Хотелось бы мне заполучить настоящий хороший рубин, милорд. Ежели захотите когда продать и подумаете в первую очередь про меня, буду признателен. Дам хорошие деньги, это точно. — У меня нет нужды продавать фамильные Драгоценности. — Голос Филиппа был холоден как лед.
— Знаю, что у вас нет нужды. — Судя по всему, тон Филиппа ничуть не обидел Уитмена. — Хотя признаюсь, когда Бландингс подъехал ко мне насчет этой вашей идеи, я сперва подумал — может, у вас дела пошли плохо, вот вы и ищете меня, чтобы я вытащил вас из речки под названием Долг, да мои источники мне сообщили, что вы богаты, как Крез. Вот я и удивился, с чего это вам захотелось заняться заводским делом. То есть это не такое дело, которым обычно занимаются графы.
— Я не уверен, что я этим занимаюсь, — возразил Филипп. — Это идея моей жены. Кустистые седые брови Уитмена взлетели вверх.
— В жизни не видывал женщин, которые хотели бы зарабатывать деньги. Только тратить.
— Может быть, вам стоит расширить ваш круг знакомств? — отпарировала Маргарет.
— Не хотел бы обижать вас, миледи, но это все же не ответ на мой вопрос. Зачем вы хотите взять меня в партнеры в таком рискованном предприятии?
— Затем, что я собираюсь устроить фабрику, которая станет брать на работу солдат, уволенных из армии, и мне нужны ваши познания, чтобы это дело пошло, — сказал Филипп. — Не знаю, насколько внимательно вы следите за событиями в парламенте, но я пытался провести закон о пенсиях демобилизованным солдатам. Уитмен покачал головой.
— Легковесное представление о делах. Налоги поднимутся, а высокие налоги плохи для бизнеса.
Маргарет смотрела на недовольное лицо Уитмена и ничего не понимала. Ведь он принадлежит к тому же классу, что и она, и при этом ему, кажется, совершенно безразлична бедственная участь демобилизованных воинов.
— Не будь этих солдат, мы проиграли бы войну французам. Для вашего бизнеса это было бы гораздо хуже, — сказал Филипп.
Маргарет перевела взгляд с лихорадочно горящих щек Филиппа на стиснутые челюсти Уитмена. Ей показалось, что эти двое не уступают друг другу в упрямстве. Если они начнут спорить, это может продолжаться часами.
— Мистер Уитмен, если бы вы не думали, что это рискованное предприятие не сулит вам прибыли, вас бы здесь не было, — напомнила ему Маргарет.
Уитмен провел толстыми пальцами по подбородку.
— Ну знаете, миледи, прибыль прибыли рознь. Лично я не уверен, что идея вашего мужа принесет доход, — сказал Уитмен. — Особенно если он будет слишком часто вмешиваться в повседневные мелочи.
Филипп открыл было рот, но Уитмен поднял руку, очевидно зная, что тот намерен сказать.
— Нет, милорд, тут нет никакого неуважения, но нужно дать каждому заниматься своим делом, а по правде говоря, это дело как раз и не ваше.
— Мистер Уитмен, — в разговор вмешался мистер Бландингс, — может быть, все пойдет легче, если вы объясните его светлости, почему вы согласились обсудить это дело?
Уитмен передвинул свой стул, словно ему не хотелось приближаться к этому пункту. Наконец он сказал:
— Факты таковы, милорд. У меня есть дочь. Зеница ока моего, Нелли.
Голос его зазвучал мягче, и раздражение, которое он вызывал у Маргарет, немного смягчилось. Всякий, кто может улыбаться вот так, говоря о своей дочери, не совсем закоснел в бесчувственности.
— Ее бедная мамаша давно уже получила свое место на небесах. Ясное дело, нельзя сказать, что это к лучшему, вы ж понимаете, потому что моя Бет была славной, честной йоркширской девушкой, но также нельзя отрицать, что светскости в ней не было ни капельки!
Маргарет насторожилась, слыша столь откровенные излияния. — Во всяком случае, это было давно, а теперь моей дочке девятнадцать лет, и ей пора замуж.
Маргарет кивнула, с опаской догадываясь, куда заведет их этот разговор. Не может же он думать, что она введет его дочь в высшее общество? Ее собственное положение в свете весьма неустойчиво, а когда выяснится, что она в действительности не дочь Хендрикса, вряд ли ситуацию спасет то, что она замужем за Филиппом.
— Ну так вот, я попробовал найти ей подходящего мужа сам, но из этого ничего не вышло. Прошлой весной я нанял женщину, которая сказала, что она вхожа в высшее общество. Неплохо пососала из меня деньжат эта особа. — Голос его зазвучал громче при воспоминании об обиде. — Но все это оказалось сплошным надувательством. Она всего-то и смогла добыть для моей Нелли пару приглашений на приемы в дома знати. Мне нужен такой человек, который и впрямь принадлежит к верхушке общества, вроде вас, миледи, чтобы он покровительствовал моей девчонке.
Маргарет уставилась на него, подыскивая ответ. Ей не хотелось давать обещания, которые она не могла бы сдержать, но ведь с тех пор, как она встретила Филиппа, она то w дело делает то, что не хочет,
— Вот такое у меня предложение, — бросил Уитмен, обращаясь к Филиппу, поскольку Маргарет молчала. — Если ваша госпожа супруга подыщет моей Нелли муженька за время весеннего сезона, я стану вашим партнером с этой фабрикой, найму ваших солдат и сделаю что могу, чтобы затея эта оказалась успешной.
— Но, мистер Уитмен, — сказала Маргарет, прежде чем Филипп успел согласиться от ее имени, — вы не подумали о том, что для вашей дочери было бы лучше найти мужа среди представителей вашего класса?
— Я обещал ее дорогой праведнице-матери на ее смертном одре, что увижу дочь замужем за лордом. И не думайте, что я стану скупиться на приданое. Я дам за дочкой жирный кусок.
Маргарет не слышала раньше этого выражения, но, судя по тому, как быстро мистер Бландингс втянул в себя воздух оно означало значительную сумму,
— Сто тысяч фунтов, — просветил ее Филипп, и Маргарет захотелось вздохнуть так же, как мистер Бландингс.
— Но какого сорта человек даст себя купить? — Маргарет попробовала изменить тактику.
— Я его не покупаю, — сказал Уитмен. — Это просто сделка. Справедливый обмен. Мои деньги за его титул. И потом, вы, женщины, можете болтать насчет любви что хотите, но мы, мужчины, знаем, что именно деньги заставляют мир вертеться. Верно, милорд?
Филипп посмотрел на встревоженное лицо Маргарет. Деньги явно не были движущей силой в его женитьбе. Не была ею и любовь. Взгляд его задержался на ее нежных губах. Эти рассуждения неожиданно подействовали на его и без того взвинченные нервы.
— Так что, милорд, как решим? — Уитмен перевел глаза с бесстрастного лица Филиппа на взволнованное лицо Маргарет.
А та закусила губу, не понимая, почему Филипп молчит. Или он ждет, что она что-нибудь скажет? Маргарет тут же отбросила эту мысль. До сих пор он не проявлял ни малейшего интереса к тому, что она хочет, так что вряд ли начнет это делать именно теперь.
Натянутое молчание внезапно прервал кашель Филиппа.
Мистер Бландингс поспешно поднялся, открыл горку, стоящую справа от письменного стола, вынул хрустальный графин с вином. Наполнив стакан, он протянул его Филиппу.
Филипп залпом осушил стакан и вернул его мистеру Бландингеу, затем поднялся и сказал, обращаясь к Уитмену:
— Я обсужу ваше предложение с женой и дам знать о своем решении через несколько дней. Мистер Бландингс, всего хорошего.
«Если так, — подумала Маргарет, — это будет первое, что он обсудит со мной».
Она с любопытством взглянула на ничего не выражающее лицо Филиппа, когда они выходили из конторы. Маргарет удивило, почему он не согласился на предложение Уитмена сразу же. Может ли быть, чтобы его беспокоило, насколько прилично будет, если она введет деревенскую девушку в лондонское общество при его покровительстве?
Внезапно ей кое-что пришло в голову, и, задумавшись, она споткнулась о неровность на тротуаре.
— Будьте осторожны, — сказал Филипп.
«Пророческое указание, — подумала Маргарет. — Осторожная женщина не стала бы обдумывать план, который обдумываю я. Даже благоразумная женщина не стала бы. Но если это сработает…»
Маргарет торопливо вскарабкалась на сиденье высокого фаэтона, не прибегая к помощи Филиппа, чтобы не усложнять дело и не дать отвлечь себя его прикосновениям, как это всегда бывало. Если она не хочет упустить возможность осуществить свой план, ей следует хорошенько собраться с мыслями.
Филипп вскочил на сиденье рядом с ней, бросил монету груму и сказал:
— Выпейте пинту эля и согрейтесь, Джеинингс. Вы больше не понадобитесь мне сегодня утром.
— Спасибо, милорд! — Грум широко улыбнулся и, радостно засвистев, направился в пивную на другой стороне улицы.
Интересно, поступил ли Филипп так потому, что он заботливый хозяин, или потому, что он хотел дать ей указания относительно мисс Уитмен, не рискуя быть услышанным?
— Что вы думаете о предложении Уитмена? — спросил Филипп, словно отвечая на ее вопрос.
Маргарет удивилась, что он интересуется ее мнением, но постаралась скрыть свое удивление.
— Для того чтобы быть менторшей при молодой девушке и провести ее сквозь все ловушки, в которые она может попасть за время сезона, я не обладаю необходимыми данными, — ответила она. — Кроме того, что скажет общество, если я стану покровительствовать девице из буржуазных слоев?
— Те, у кого дочери на выданье, будут об этом сожалеть, а те, у кого есть сыновья с дорогостоящими замашками, будут это приветствовать.
— А что будет, если Хендрикс узнает, что я не его дочь, до того, как закончится сезон? Разразится скандал, и я уже не смогу найти мужа для мисс Уитмен,
Филипп пожал широкими плечами, словно пытаясь поудобнее устроить груз, который казался ему все более тяжелым.
«Неужели он чувствует себя виноватым в том, как он поступил с Хендриксом?» — подумала Маргарет. Поначалу она ответила бы на этот вопрос отрицательно, но, пообщавшись с ним, поняла, что он гораздо более сложный человек, чем ей казалось. Да, иногда он может действовать, как Макиавелли; но постепенно она поняла, что действия эти продиктованы скорее обстоятельствами, чем наклонностями его натуры.
— Эта новость будет вызывать удивление целую неделю, — сказал Филипп. — Что до отсутствия у вас опыта, Эстелла поможет вам пристроить уитменовскую дочку.
— Эстелла? Чтобы она снизошла до покровительства дочери какого-то буржуа?
Если Эстелла хочет, чтобы я и дальше оплачивал ее счета, она должна научиться мне угождать.
Маргарет скривилась. Раз уж Филипп действительно полагает, будто угрозами можно заставить Эстеллу честно помогать, он болен серьезнее, чем она думала.
— Ну что? — спросил Филипп.
Маргарет глубоко вздохнула, готовясь получше изложить ему свой замысел, чтобы это не походило на шантаж, даже если это и было в действительности шантажом. Но она делала это ради Аннабел, а не ради себя самой, а потребности ребенка важнее, чем способ, которым она добьется содействия Филиппа. Она мысленно поморщилась, вспомнив, что Филипп применил почти такой же аргумент для оправдания того, как ужасающе он использовал Хендрикса.
Но сейчас не время вязнуть в философских рассуждениях. Сейчас время действовать.
— Я сделаю то, о чем просит мистер Уитмен, если вы… Она увидела, что мускулы его лица внезапно напряглись, и голос ее замер. «Не думай о том, что он может тебе сделать. Думай о бедняжке Аннабел, о том, что это нужно ей», — подбадривала себя Маргарет.
— Да? — От этого бархатного голоса она вздрогнула, почуяв неладное. — Продолжайте. Полагаю, вы намеревались сообщить мне цену, которую вы назначили за ваше содействие. — Я хочу, чтобы вы постарались сблизиться с Аннабел.
— Я же вам сказал — она не моя дочь, — проговорил Филипп, которого эта просьба застигла врасплох.
— Это в прошлом. Этого уже не изменить. Я говорю о будущем.
— Роксана…
— …умерла и больше никак не связана с Аннабел. С точки зрения общества, Аннабел ваша дочь. Все, о чем я прошу, — это сделать усилие и сблизиться с ней, как это сделал бы любой отец.
«Все?!» — недоверчиво подумал Филипп. Представляет ли она себе, как тяжело мужчине, когда его заставляют обнять ублюдка его жены как своего ребенка?
— Дело не в том, что я ее не люблю, — сказал Филипп. — Просто всякий раз, когда я смотрю на нее, я вспоминаю, что произошло.
— Интересно, а что думает она всякий раз, когда смотрит на вас?
— Кто?
— Аннабел. Не думает ли она — что я сделала такого, что он так меня ненавидит?
— Я вам сказал. Я не ненавижу ее. Просто не хочу…
— Иметь с ней дело, потому что иначе вам придется перестать упиваться жалостью к самому себе! — Маргарет решила, что ей ничего не остается, кроме грубой прямоты.
— Жалостью к самому себе? Маргарет кивнула.
— Так это выглядит с моей точки зрения. Вы женились на хорошенькой мордашке, а потом оказалось, что женщина, скрывавшаяся за этой мордашкой, совсем не то, чего вы хотели.
— Полагаю, что следующим вашим шагом будет обвинить меня в том, что моя жена завела любовника!
Маргарет совершенно не понимала, зачем было Роксане заводить любовника, но этого она никак не могла сказать Филиппу. Это будет излишне откровенно.
— Роксана приняла решение, и она в этом виновата, — проговорила наконец Маргарет. — Хотя, если судить по тому, что о ней говорят, вряд ли в ее решении была какая-то преднамеренность. Скорее всего она была испорченной, тщеславной молодой особой, действовавшей под влиянием момента. Сомневаюсь, что она вообще думала о последствиях своего поступка, пока не обнаружила, что беременна.
Филипп хмуро посмотрел на нее.
— И вы полагаете, что от этого мне станет легче?
— К этому я не стремлюсь. — Маргарет заставила себя не обращать внимания на боль, отразившуюся в его глазах. — Я пытаюсь сделать так, чтобы Аннабел не превратилась во вторую Роксану.
«Почему ее так занимает будущее Аннабел?» — удивился Филипп. Никаких причин для этого он не видел, но если он их не видит, это еще не значит, что их не существует и что они не станут преследовать его в будущем.
— Вы можете начать с того, что побеседуете сегодня утром с гувернанткой Аннабел, — мягко подтолкнула его Маргарет.
— Черт побери! Не надоедайте мне!
— Я не надоедаю! Я показываю вам приблизительную стоимость моего содействия.
Филипп потер лоб, пытаясь уменьшить неотвязную боль, мешавшую ему думать.
— Гилрой все еще в моих руках, — пробормотал он нерешительно.
— Джордж — это часть другой нашей сделки. Или вы мужчина, который не держит своего слова?
Ее резкий голос заставил его поморщиться. Он понимал, что в целом она права; но в одном она все же не права: он не ненавидит Аннабел. Он не испытывает к ней любви, но ненависти он также не испытывает.
— Ладно, — сказал он. — Я буду пытаться в течение месяца.
— В течение месяца… — повторила Маргарет, размышляя о том, как ей удастся за месяц заставить его смотреть на Аннабел как на человека, не связанного с Роксаной, если этого не могли сделать восемь лет.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Больше, чем страсть - Макуильямс Джудит



Аннотация не совсем соответствует содержанию, героиня не шантажистка, а книга очень нравится, перечитывала с удовольствием.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитТатьяна из Донецка
22.03.2012, 22.22





В последнее время много читаю и это один из лучших романов. Читать можно
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитНаталья
13.07.2012, 13.54





Интересно! Хорошо описано развитие чувств ГГ. Советую !
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитВ.З.-64г.
17.07.2012, 10.19





Мне роман очень понравился, читать было интересно, классные Гг-и, интрига, любовь ..
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитАлла
31.07.2014, 18.45





очень интересно.
Больше, чем страсть - Макуильямс Джудитчитатель)
1.08.2014, 23.23





Интересная книга. Захватывающая. Но аннотация не соответствует.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитКсения
3.10.2014, 14.19





Если честно меня роман не зацепил,как-то все скомкано.ни одна из многочисленных линий романа до конца не завершена.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитЮстиция
31.08.2015, 15.41





А мне вообще не понравился(( Жаль потерянного времени.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитОльга
26.09.2015, 20.47





неплохо
Больше, чем страсть - Макуильямс Джудитвера
8.11.2015, 0.35





Не понравился совсем.
Больше, чем страсть - Макуильямс ДжудитНиколь
7.11.2016, 12.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100