Читать онлайн Скандальная дуэль, автора - Мактавиш Дон, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандальная дуэль - Мактавиш Дон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандальная дуэль - Мактавиш Дон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандальная дуэль - Мактавиш Дон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мактавиш Дон

Скандальная дуэль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Был уже почти полдень, когда Дженна проснулась в огромной кровати, и сердце перевернулось у нее в груди, когда она поняла, что проспала. Ее взгляд скользнул по постели, отмечая оставшееся в перине углубление от тела Саймона. На подушке лежали прекрасная роза и свернутый лист бумаги. Сев, Дженна начала читать.


«Прости, любимая, что ты проснулась одна. Наше свадебное путешествие пока откладывается. Мне нужно срочно уладить дела с одним из арендаторов. Я возвращусь в среду, и мы уедем. Мое сердце с тобой, Дженна.
Саймон».


Дженна испытала нечто сродни облегчению. Она не смогла бы сейчас посмотреть Саймону в глаза. Сначала ей надо разобраться в своих мыслях. Подозрение все еще терзало ее, сон ничего не изменил.
Надев утреннее платье из белого муслина, она спустилась вниз. Завтрак для нее был накрыт в маленькой столовой. На тарелках красовались сыры, свежий хлеб, цыпленок, копченый лосось и ветчина. Но Дженна только выпила чаю. Она была слишком расстроена, чтобы думатьо еде.
Взглянув на нетронутые блюда, огорченная экономка рассыпалась в извинениях, что не принесла завтрак в спальню, но граф велел ее не тревожить. Нахмурившись, миссис Рис сказала, что оставит все на столе на случай, если Дженна передумает.
По словам экономки, Фелпс появился также таинственно, как и исчез, и вскоре снова уехал с Саймоном. Дженна задавалась вопросом, почему Саймон на сей раз взял камердинера в такую непродолжительную поездку, а уехав в Лондон почти на месяц с Сент-Джонами, оставил его в Кевернвуд-Холле. Сумочка с письмом так и не нашлась. Нечего и сомневаться, ее взял Руперт, теперь он знает их планы и наверняка постарается помешать. Но эти мысли мало беспокоили Дженну. Она была рада отсутствию камердинера. Его постоянная опека сильно ей досаждала. Ей нужно время, чтобы в одиночестве, без помех все обдумать и составить план. Ее и без того отвлекали воспоминания о страстных объятиях Саймона и бурной ночи. Румянец снова окрашивал ее щеки, и волны удовольствия растекались по телу при каждом воспоминании. Для нее все это было новым.
Дженна решила начать поиски правды с гардеробной Саймона, примыкавшей к главной спальне. Комнаты по соседству, согласно традиции, станут покоями Дженны, когда молодожены вернутся из свадебного путешествия.
Горничные уже ушли. Хотя было только два часа пополудни, в комнате царил полумрак. Дождь прекратился, но небо все еще было затянуто темными тучами. Подняв подсвечник, Дженна приоткрыла дверь в гардеробную. Мерцающий свет осветил большое помещение, в котором во всем, начиная от турецкого ковра на полу и до большого шкафа красного дерева в углу, чувствовался мужской вкус. По сторонам окна стояли шифоньер и столик, на котором были аккуратно сложены туалетные принадлежности. У камина расположился подковообразный письменный стол, а у двери маленький столике курительными принадлежностями и графином бренди. В алькове с восточной стороны стояли ванна, кресло, а за ними койка Фелпса.
Дженна глубоко вздохнула. Она отчаянно хотела опровергнуть свои подозрения. В какой-то миг, оглядывая комнату, она почти решилась уйти, закрыть за собой дверь и опустить завесу над тайной. Как это ни печально, Дженна знала: что бы она ни обнаружила, это не изменит ее любовь к Саймону, а лишь повлияет на совместную жизнь. Если ее опасения подтвердятся, она оставит его. Но момент колебаний прошел, она шагнула в комнату и, подойдя к платяному шкафу, открыла тяжелые резные дверцы.
Ничего необычного. Внутри аккуратно развешена одежда Саймона. Дженна провела рукой по сюртукам, фракам, пальто, жилетам, костюмам для верховой езды. Перебирала брюки, бриджи, панталоны, батистовые и полотняные рубашки на все сезоны и случаи. Потревоженная одежда издавала аромат латакии – экзотического табака Саймона, виски и рома. Пьянящий запах защекотал ей ноздри, и Дженна быстро захлопнула дверцы шкафа. Этот аромат разжигал ее чувства и ослаблял решимость.
Следующей ее целью был шифоньер. Один за другим она открывала ящики, заполненные аккуратными стопками бриджей, шелковых чулок, носовых платков и галстуков. Кроме обитого бархатом оружейного ящика с парой небольших пистолетов, тут ничего необычного не было.
Дженна подошла к письменному столу. В его ящичках лежали обычные предметы – бумага, чернила, перья, сургуч и печать со знакомой витиеватой буквой «Р». Тут была корреспонденция из управления военно-морского флота, бухгалтерские книги и отчеты. Но один маленький ящик был заперт. Дженна поискала ключ, но не нашла. Внимательно осмотрев запертый ящик, она обнаружила, что в нем нет замочной скважины. Внезапно она вспомнила стол в кабинете отца с таким же ящиком, который открывали, нажав скрытую кнопку. Нагнувшись, она провела рукой по гладкому дереву, и ее пальцы нащупали потайной механизм. Ящик открылся. Дженна вздрогнула, хотя ожидала этого.
Поднеся подсвечник ближе, она оглядела ящик, но там лежал лишь большой медный ключ на линялом красном шнуре. Витой шелковый шнур не был завязан, значит, на него вешали и другие ключи. Снова обыскав ящик, она ничего не нашла.
Дженна закрыла ящик и вновь осмотрела комнату. Она ничего не обнаружила, и волна облегчения захлестнула ее. Ему вторило чувство вины от непрошеного вторжения. Тихо закрыв дверь в гардеробную, словно благоговея перед священной обителью, она вернулась в спальню.
Ничего необычного не нашлось и в этой комнате, и Дженна уже собиралась лечь в постель и спокойно поспать до ужина, избавившись от страхов, как появилась Молли и сказала, что с визитом прибыл Роберт Нэст.
– Это уже вошло у него в привычку, – проворчала себе под нос Дженна, хотя тут же пожалела об этом.
В конце концов, не считая Фелпса, викарий самый близкий Саймону человек. Может статься, он прольет свет на загадку. Воодушевившись этой возможностью, Дженна уже прошла половину лестницы, когда задалась вопросом: откуда викарий знает, что она еще дома?
В маленькой столовой горели лампы и свечи. В такой унылый день эта комната была самым радостным местом в доме. Проглядывавшие через садовую изгородь цветы расцвечивали мглу, пеленой накрывшую побережье.
Глядя, как гость наполняет свою тарелку, Дженна обрадовалась, что миссис Рис оставила блюда на буфете. Викарий явно голоден, а есть в одиночестве неприлично. Поэтому Дженна отрезала кусочек хлеба, положила на тарелку немного копченого лосося и села напротив Роберта, налив гостю свежего чаю, который только что принес лакей.
– Вы выбрали для визита ужасный день, – сказала она, указав на мрачное небо за окном. – Шторм явно не закончился.
– Саймон хотел, чтобы я присмотрел… чтобы я заехал, – сказал Роберт, прихлебывая чай и спотыкаясь на каждом слове.
Он хотел сказать «присмотрел за вами», поняла Дженна. Ничто не изменилось. Саймон увез Фелпса, но его заменил викарий, она все еще под охраной. Она почти рассердилась, но промолчала.
– Значит, вы видели его сегодня утром, – вместо этого сказала она, пытаясь что-нибудь выведать. – Иначе вы бы решили, что мы уже на пути в Шотландию.
– Да, видел. Поздней ночью или, вернее, ранним утром. Он поехал к Пиллсуортам, а это как раз мимо моего дома. Было уже поздно, но я еще не спал. Саймон так расстроился, что ему пришлось покинуть вас. Он попросил меня заехать и ободрить вас.
– К Пиллсуортам? – озадаченно спросила. Дженна. – Это его арендаторы?
– Да, вы видели их на свадебном обеде.
– Я многих видела, – оправдывалась Дженна. – Боюсь, я никогда их всех не запомню. Я думала, Саймон к этому времени уже вернется. Они далеко живут?
– Не очень. Он сказал, что вы отправитесь в Шотландию в среду.
Она кивнула. Беседа была натянутой и лишена той непринужденности, которая так радовала Дженну в прежние визиты викария. Это плод ее воображения, или отец Нэст действительно сегодня не такой, как всегда?
– Роберт, – пробормотала она, – когда на прошлой неделе мы говорили о моем отце, вы сказали, что Ястреб обычно… то есть, что он не жесток к своим жертвам. Почему вы в этом так уверены?
– Я ничего не знаю наверняка, – тревожно шевельнулся на стуле викарий. – Просто это всем известно, Дженна, – пожал он плечами. – О делах Ястреба в здешних местах ходят легенды.
– Но если он держит людей под прицелом и грабит…
– Да, грабит, но грабит только очень богатых. И награбленное не забирает себе, а отдает неимущим.
– Судя по всему, вы это одобряете.
– Вовсе нет, – поспешно ответил Роберт. – Я просто пытаюсь доходчиво объяснить его действия. Жестокость, похоже, не в его характере. Он скорее склонен помочь тем, кто стонет под игом страшной нужды.
– Предположим, жертва ему не подчинилась. Допустим, она… сопротивляется, как сделал мой отец. Что тогда?
– Трудно сказать, Дженна, – шумно вздохнул, викарий. – Насколько я знаю, он никому не причинил вреда. – Роберт прочистил горло. – Пока.
– И вы думаете, именно поэтому стражники закрывают глаза на разбой?
– Я не знаю, что они делают.
– Ничего они не делают! Они даже не пытались арестовать человека, повинного в смерти моего отца. Или этот человек платит им, или они его боятся. Но если он, по вашим словам, благородный разбойник, своего рода… Робин Гуд, то чего им бояться?
– Дженна, у вас серьезные проблемы… из-за вашего отца, – запнувшись, сказал Роберт, – но я чувствую, что за этим кроется нечто большее. Вы ведь так ничего и не рассказали Саймону, хотя я вас об этом просил?
– Нет, – ответила она. – У меня не было возможности. Времени не было.
– Вас что-то сильно тревожит. Я понял это при нашей первой встрече. Вы должны довериться Саймону. А если это невозможно, я хотел бы, чтобы вы доверились мне. Вы знаете, что можете это сделать, я вам об этом говорил. Все, что вы мне скажете, останется между нами. Тайна исповеди священна. Даю вам слово.
Дженна отодвинула чашку и отрицательно покачала головой. Отгоняя подступившие слезы, она опустила голову и двигала по тарелке кусочек хлеба, чтобы не встречаться с викарием глазами. Он был прав, сказав однажды, что подобные беседы лучше всего вести за едой.
– Мы с отцом были очень близки, Роберт, – сказала она. – Без него я чувствую себя потерянной. Кто-то забрал его у меня на темной пустой дороге в южном Корнуолле. Отец ночью возвращался из Труро, чтобы, успеть на мой день рождения. Помните, я говорила вам, что у отца был пистолет, похожий на тот, которым вы напугали Руперта у башни?
Викарий кивнул. Краски сбежали с его лица, взгляд янтарных глаз был прикован к Дженне.
– В ночь ограбления этот пистолет был у отца. Когда разбойник попытался ограбить его, отец выхватил оружие. Разбойник отобрал у него пистолет и ударил им, а потом забрал вместе с другими ценностями и бросил умирать. Отец скончался через несколько часов, в мой день рождения.
– Вы уверены, что это был Ястреб?
– Наш кучер, кажется, в этом не сомневался.
– Разбойник назвался?
– Нет, но…
– Дженна, вы представляете, сколько разбойников бродит по этому побережью? Вы не можете обвинять человека без доказательств. Ба, да Саймона два месяца назад тоже ограбил и ранил разбойник, который был определенно не Ястребом.
– Г-где… это случилось? – пробормотала она. Оцепенев, она смотрела на викария. Ужас ледяным обручем сковал голову, перед глазами замелькали белые звездочки.
– На старой Ламорна-роуд.
– Почему вы уверены, что в него стрелял не Ястреб, Роберт? Саймон… он узнал… этого человека?
– Нет. Саймон сказал, что это был юнец хрупкого телосложения и совершенно неумелый, но для новичка он неплохо справился со своим делом. Если бы не Фелпс, Саймон умер бы от потери крови. Они путешествовали вместе, но Фелпс задержался. Его лошадь потеряла подкову. Будь он рядом, тот разбойник был бы сейчас покойником. Фелпс – превосходный стрелок. Он был денщиком Саймона, когда тот служил под командованием Нельсона, и не раз совершал большее, чем входило в его обязанности, иначе Саймона сейчас бы с нами не было.
Руки Дженны дрожали, она положила кусочек хлеба, который машинально крошила на тарелку. Так это Фелпс шуршал в кустах в ту ночь. Значит, камердинер обо всем знает, он в этом участвует. Ее память вернулась к дуэли и беспокойству камердинера. Тогда он предупреждал, что еще слишком рано, и его волновала не травмированная нога Саймона. Он беспокоился о ране, которую нанесла она. И все-таки ей нужно удостовериться.
– Роберт, я заметила… у Саймона довольно свежая рана на плече, это…
Викарий кивнул.
– Я спросила его об этом. Он не захотел мне ответить.
– Из-за вашего отца. Он не хотел напоминать вам. Он обожает вас, Дженна.
Сухое рыдание застряло у нее в горле, она встала из-за стола, молясь, чтобы ноги не подвели ее.
– Простите меня, Роберт. Я… Простите… – пробормотала она и бросилась вон из комнаты, пока он не заметил ее слез.
Дженна отказалась от обеда, который принесли ей в спальню, и отослала Молли, когда та пришла раздеть ее. Сердце у нее разрывалось, мозг оцепенел. Ее худшие опасения оправдались. Не успокаивало даже то, что на ее совести нет убийства. Не раздеваясь, бросилась она на неразобранную кровать и рыдала, пока не заснула.
Ее сны были мрачными и тревожными, в них появлялись одетые в черное разбойники с дымящимися пистолетами. Ей снилась та ночь, когда она бросила умирать в дорожной пыли человека, которого любила, как он бросил умирать ее отца. Грезились яркие сапфировые глаза, синим огнем горящие в прорезях полумаски, и они же, затуманенные желанием, зажигающие ее кровь, распаляющие страсть.
Она проснулась перед рассветом. Муслиновое платье было измято, вышитая отделка отпорота и безнадежно испорчена. Сомнительно, что даже утюг спасет нежные цветы и листики, обрамляющие ворот. Это не важно. Теперь ничто не имеет значения.
Шторм миновал, и яркая луна лила серебряный свет сквозь окна. В ее лучах танцевали пылинки. Они двигались взад и вперед, словно у них была цель. Неужели эта ночь никогда не кончится? Это была самая долгая и самая одинокая ночь в ее жизни.
Ее опухшие глаза едва открывались, покрывало под лицом было мокрым и холодным. От этого она и проснулась – от ощущения холода и влаги под лихорадочно горевшей щекой. Волосы разметались. Гребни из слоновой кости, которые поддерживали высокую прическу, потерялись где-то в постели. Дженна не потрудилась их найти.
Через некоторое время в комнате наступил полумрак. Луна опустилась к горизонту, и ее лучи уже не проникали в комнату. Дженна до рассвета лежала в унылой полутьме. Сон не шел, она поднялась и побрела к окну. Внизу были видны внутренний двор и живая изгородь, в саду устрашающе вырисовывался высокий темный силуэт башни. Дженна было отошла, но потом снова повернулась к окну. Глаза ее обманули? В башне горел свет.
Загипнотизированная, она всматривалась в темноту: огонек в нижнем окне башни мигнул и исчез. Она готова была счесть это игрой воображения, но в блекнущем свете заходящей луны заметила около башни фигуру.
Это был Саймон. Даже на таком расстоянии она узнала его неровную походку.
Ее сердце замерло от страха, что конфронтация неизбежна. Саймон с первого взгляда поймет, что она плакала. Дженна не могла допустить этого сейчас, пока не решит, что делать. Но Саймон не пошел к дому. Он сел на лошадь, которую она не заметила, и поехал прочь. Дженна не отрывала от него глаз, пока он не исчез за деревьями сада.
Она принялась шагать по комнате. Ее ум лихорадочно работал. Подойдя к окну, она вздрогнула, бросилась в гардеробную и выхватила из шкафа синюю шерстяную накидку, которую модистка в числе других нарядов сшила для свадебного путешествия. У моря по утрам было холодно и сыро. Набросив на ходу накидку на плечи, Дженна вбежала в гардеробную Саймона и, нажав пружину, открыла потайной ящик письменного стола. Дрожащими руками она зажгла свечу и уставилась на лежащий в ящике ключ. Это запасной ключ от башни? Доля секунды понадобилась ей, чтобы погасить свечу и схватить ключ. Потом Дженна неслышно прокралась в кладовую, зажгла фонарь и выбежала в предрассветный туман.
Не успела она дойти до внутреннего двора, как подол одежды промок от утренней росы. Холодная мокрая ткань цеплялась за лодыжки. Сквозь заросли жимолости Дженна пробиралась к узкой тропинке, ведущей к башне. В висках стучало, во рту чувствовался металлический привкус удушающего страха.
Вытащив из кармана накидки ключ, Дженна вставила его в замок, и дверь башни, заскрипев, повернулась на ржавых петлях. Шагнув внутрь на подгибающихся ногах, Дженна огляделась. Высеченная в круглой стене винтовая лестница вела на погруженные в темноту верхние этажи.
Она подняла фонарь. Никаких признаков разрушения, о котором рассказывал Фелпс, никаких трещин в толстых сырых каменных стенах, покрытых плесенью и паутиной. В комнате ничего не было, кроме шкафа, набитой конским волосом кушетки да большого тикового сундука. Сундук был заперт, а шкаф – нет. Дрожащей рукой Дженна открыла дверцу и поднесла фонарь ближе. В этом не было необходимости. Первые бледные лучи рассвета уже высветили сквозь стекла содержимое шкафа: треуголку, которую она хорошо запомнила, шелковую полумаску, черный плащ, сюртук и брюки. Все это было тяжелым от влаги. Были там и другие похожие костюмы, в ящике из красного дерева лежали два пистолета, длинные, лоснящиеся, смертоносные.
Отставив фонарь, Дженна вынула пистолет из пурпурного бархатного гнезда и провела пальцем по восьмигранному дулу. Погладила рукоятку из орехового дерева, обвела выгравированные узоры. Пистолеты были французские. Это было испытанное в боях оружие, из него недавно стреляли.
Дженна мрачно положила пистолет обратно и закрыла оружейный ящичек. Выдвинув другой ящик шкафа, она увидела маленький карманный пистолет и что-то еще, завернутое в зеленое сукно. Развернув его, она обнаружила пистолет военно-морских сил, точную копию того, с которым Роберт Нэст примчался ей на помощь. Или тот же самый? Она вспомнила, как переглянулись викарий и Фелпс в тот день, когда Руперт напал на нее, и воздух застрял у нее в горле. Дженна вытерла взмокшие ладони о накидку и закрыла шкаф.
Солнце поднялось над горизонтом, заливая побережье светом. Струясь через окно, солнечные лучи ласкали ее плечи и спину, но не приносили успокоения и тепла. День обещал быть прекрасным, но Дженна негодовала, что яркий свет сияет над ее страшным открытием и ее отчаянием.
Она снова огляделась, задула ненужный теперь фонарь и отставила его. Закрыв дверь, она повернула ключ в замке и побрела через внутренний двор. Но она шла не к дому. Она направилась в конюшню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандальная дуэль - Мактавиш Дон



Достаточно интересно, не без изъянов, но времени не жалею.
Скандальная дуэль - Мактавиш ДонВиктория
30.01.2013, 15.06





Роман мне понравился. Сюжет не заезжен, действие идет стремительно. Главный герой Саймон - честный, благородный, справедливый. Я в восторге от него. Под стать ему и главная героиня. Интересно, что уже тогда были менты-оборотни. Рекомендую для прочтения. Рейтинг явно занижен.
Скандальная дуэль - Мактавиш ДонВ.З.,67л.
16.02.2015, 9.59





Замечательный, захватывающий роман, особенно вторая половина, где события развиваются динамично, держат в напряжении, в ожидании, вот-вот что-то должно случиться. Читала почти не отрываясь. А продажные чиновники были, есть и будут пока существует купля-продажа.
Скандальная дуэль - Мактавиш ДонТаня Д
20.02.2015, 1.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100