Читать онлайн Скандальная дуэль, автора - Мактавиш Дон, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Скандальная дуэль - Мактавиш Дон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.78 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Скандальная дуэль - Мактавиш Дон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Скандальная дуэль - Мактавиш Дон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Мактавиш Дон

Скандальная дуэль

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Свадьба, как и было намечено, состоялась в воскресенье утром в церкви Святой Троицы. Недовольная Эвелин в розовом тарлатановом платье была подружкой невесты, а Криспин – другом жениха.
Роберт Нэст вел церемонию. Саймон в синем сюртуке, белом жилете, темно-желтых брюках стоял, словно аршин проглотил, сжав в кулаки руки в белых перчатках. Его глаза не отрывались от лица Дженны. Припухлость губы еще не прошла, а на щеке, несмотря на все ухищрения, остались следы пальцев Руперта. Дженне ни к чему было задаваться вопросом, рассказал ли викарий Саймону о ее столкновении с Рупертом. Ей было физически больно встретиться с Саймоном глазами, в его взгляде горела сложная смесь любви, желания и гнева.
Со стороны невесты был только один гость: леди Холлингсуорт. Смягчившись, Дженна пригласила мать, главным образом потому, что она могла помочь с выходом в свет Эвелин. Поскольку дебют планировался в ближайшее время, им надо заняться, не откладывая, хотя из-за этого придется сократить свадебное путешествие. Хоть Дженне и не хотелось в этом признаться, ее мать в подобных делах сущая находка. У нее были и опыт, и связи, и дополнительные преимущества: она имела возможность представить Эвелин при дворе. А кто лучше ее ориентируется в водовороте праздников и балов? Тут леди Холлингсуорт в своей стихии.
После долгах размышлений и неоднократных бесед с викарием Дженна наконец согласилась, что присутствие ее матери необходимо. Приглашение было послано с предупреждением; если произойдет что-то подобное последней встрече, гостье придется тут же отправиться в Тисл-Холлоу. Обиженная, леди Холлингсуорт прибыла к началу церемонии.
Вдову не посвятили в родственные отношения Эвелин и Саймона. Она знала лишь, что Сент-Джоны дальние родственники герцога Йоркского и близкие друзья семейства Радерфордов. Саймон открыл счет на имя Криспина, чтобы создать видимость, будто он обеспечивает сестру. Продолжительное пребывание близнецов в Кевернвуд-Холле и лондонском доме Саймона вместо собственного дома в Дорсете объяснялось тем, что Саймон покровительствует военно-морской карьере. Криспина и заботится о дебюте Эвелин в свете, выполняя обещание, которое дал их родителям. Это была полуправда, но леди Холлингсуорт вопросов не задавала. Всем было ясно, что она счастлива заняться дебютом Эвелин взамен пышной свадьбы, от которой отказалась Дженна. Эвелин приняла покровительство внушительной вдовы с любезностью воспитанной молодой леди, но без сердечной склонности.
Еще один человек не испытывал по этому поводу никакого восторга – викарий. По мнению Дженны, он опасался, что, как только Эвелин выйдет в свет, какой-нибудь молодой аристократ тут же подцепит ее. «Молодой» было ключевым словом в этих опасениях. Нет, Роберт Нэст был молод и к тому же красив. Но Эвелин просто не смотрела на него с этой точки зрения, и он это знал. Она вообще его не видела.
Сердце Дженны болело за Роберта и Эвелин. В письмах Дженна убедила Саймона устроить для девушки первый бал не в лондонском доме, как сначала планировалось, а в Кевернвуд-Холле, в надежде, что здесь для Роберта Нэста произойдет чудо. Вся подготовка, конечно, будет происходить в Лондоне. Леди Холлингсуорт пройдется по магазинам Бонд-стрит, закажет визитные карточки, приглашения и другие необходимые мелочи. А это немаловажно, чтобы должным образом представить Эвелин в нужных кругах. Но время дорого, юные леди Лондона уже готовы к охоте на мужей. И чтобы довести задуманное до конца, вдове и Сент-Джонам, к великому облегчению Дженны, придется уехать сразу после свадебных празднеств.
Леди Холлингсуорт, казалось, не замечала огорчения Эвелин. Свадьба Дженны занимала все ее внимание. Вдова смирилась с простой церемонией, но настаивала на торжественном обеде, утверждая, что это требование этикета. Дженна сдалась и позволила матери заказать у местного кондитера свадебный торт, поскольку у кухарки Саймона уже не было времени его приготовить. На столе вокруг торта, богато украшенного сахарными розами и живыми цветами апельсинового дерева, были выставлены холодные блюда: ветчина, язык, рыба, цыплята, пироги с дичью.
Из подвала достали прекрасное французское шампанское. Все арендаторы и слуги Саймона были приглашены отведать угощение и поднять тост за очаровательную новобрачную. Все, кроме Фелпса, который почему-то отсутствовал на празднике.
Саймон держался непринужденно, был весел и любезен, но его напряжение было очевидно. Он словом не обмолвился, но Дженна знала, его тревожит то, что произойдет дальше. Вдова и Сент-Джоны планировали отправиться в Лондон следующим утром, но солнце скрылось, и начавшийся дождь вынудил их уехать раньше срока. Саймону и Дженне тоже пришлось изменить планы. Они решили отложить поездку в Шотландию, поскольку надвигавшийся шторм осложнит путешествие в Роксборошир.
Дженну это обрадовало. Брачная ночь будет достаточно трудной и в знакомой обстановке. В незнакомом месте ей было бы еще тревожнее. Вдова поверхностно коснулась темы брачных отношений в разговоре с дочерью накануне, помолвки с Рупертом. Она лишь сказала, что Дженне придется разделить ложе с мужем и покориться. Чему покориться, было не совсем ясно. Дженна, конечно, видела, как спариваются животные, но нет… не может быть…
Уже давно стемнело, когда викарий и последний из арендаторов Саймона наконец уехали, и Дженна пошла в свою гардеробную, где ее ждала Молли. Саймон отправился в собственную гардеробную, примыкавшую к спальне с противоположной стороны. На этот раз ему помогал лакей Чарлз, поскольку Фелпс так и не появился.
Дженна смотрела на свое отражение в большом зеркале, оценивая прекрасную ночную рубашку из столь тонкого батиста, что он казался почти прозрачным. Сорочка была отделана изящной вышивкой белой гладью и собрана у ворота на атласную ленту. Дженна только что приняла приготовленную Молли ванну. Горячая вода, пахнущая розмарином и лавандой, должна была расслабить, но лишь взбудоражила ее чувства. И хотя Дженна сделалась несколько вялой от шампанского, которого выпила больше, чем следовало, пульс ее торопливо стучал в ожидании неведомого.
Она сидела за туалетным столиком, а Молли расчесывала ее длинные волосы. Они золотыми волнами обрамляли лицо. Дженна была рада, что не послушалась матери и не отрезала их в соответствии с требованиями моды. Она не могла понять, из-за чего такая суета. Длинные волосы можно причесать так, что они будут выглядеть короткими, а вот из коротких волос длинных не сделаешь. Саймон тоже не раб моды. Он не мчится к парикмахеру, а создает свой собственный стиль. Эта его черта восхищала Дженну.
– Вы прекрасно выглядите, миледи, – хихикнув, сказала горничная. Ее большие круглые глаза сияли в пламени свечей. – И хозяин такой красивый, – смело добавила она.
– Если бы только я так… не краснела, – сказала Дженна отражению горничной в зеркале. – От этого синяки выглядят гораздо хуже, чем есть на самом деле. О, как бы мне хотелось…
– Вы ведь не боитесь, миледи? – спросила горничная. – Это вино сделало меня такой смелой, но вам не нужно волноваться. Мне говорили, что только в первый раз больно. Но говорят, после этого будет очень приятно… простите, миледи.
Дженна собиралась поговорить о боли, когда раздался легкий стук в дверь. Вздрогнув, она поднялась из-за туалетного столика, бросив последний взгляд в зеркало.
– Все, Молли, – пробормотала она. – Сегодня вечером ты мне не понадобишься.
Снова хихикнув, горничная присела в реверансе и неслышно исчезла, подтвердив свое сходство с мышкой.
Расправив плечи, Дженна открыла дверь и увидела на пороге Саймона в сером атласном халате. Молча взяв Дженну за руку, он повел ее в спальню.
Горничные сняли с кровати из красного дерева покрывало. На чиппендейловском столике в серебряном ведерке со льдом стояла бутылка французского шампанского. Рядом два бокала. Но Саймон подвел Дженну к канделябру и, наклонив ее лицо к свету, легко провел пальцами по синякам на щеке.
– Я в порядке, Саймон, – пробормотала Дженна.
Его рот сжался в твердую линию, на скулах заходили желваки. Его глаза, в которых отражались огоньки свечей, стали похожи на синие угли и смотрели так, что у Дженны холодок пробежал по спине. Она никогда не видела такого взгляда, и все же…
– Я должен был быть здесь, – сказал Саймон, и голос его опасно дрогнул.
– Пожалуйста, Саймон, с этим покончено. – Она приложила палец к его губам. – Пожалуйста, не порти…
Поведение Саймона изменилось, его взгляд стал таким нежным, что у Дженны подкашивались колени. Когда он взял ее лицо в свои ладони и нежно, почтительно поцеловал, она растаяла. Подойдя к столу, Саймон налил в бокалы шампанское.
– Я хочу, чтобы ты это выпила, Дженна. – Заметив ее недоумение, он добавил: – Все в порядке, любимая. Это поможет тебе расслабиться.
У Дженны еще немного кружилась голова от выпитого раньше, и она задавалась вопросом, разумно ли пить еще. Вряд ли это мудро.
– Я уже пила шампанское, оно просто восхитительно, – увильнула она от прямого ответа.
– Я знаю. Я хочу, чтобы ты еще немного выпила.
Дженна отхлебнула вино. От сладких пузырьков защипало язык, защекотало в носу. Когда она допила, Саймон тут же снова наполнил бокал.
– Еще один… за меня.
Дженна хихикнула:
– Ты пытаешься одурачить меня?
– Что-то вроде этого, – криво улыбнулся Саймон. – Все хорошо. Просто выпей это, Дженна.
– Саймон, – помрачнела Дженна, – я не уверена… Я хочу сказать, я толком не знаю, как…
– Я знаю, – прошептал он, обняв ее. – Ты доверяешь мне?
Она кивнула.
– Хорошо. Я покажу тебе. Иногда в первый раз бывает немного больно. Именно поэтому я попросил тебя выпить вина. Это поможет. Ты получишь удовольствие, я обещаю. Я люблю тебя, Дженна. Не хочу причинять тебе боль и заранее прошу прощения.
Опять разговор о боли. Она не покажет своего невежества. Дженна торопливо выпила второй бокал и отставила его. Сначала показалось, что вино не произвело никакого эффекта. Только когда Саймон обнял ее и начал целовать, пульс ее пустился вскачь, и она почувствовала приятное головокружение.
После этого Саймон взял ее за руку и повел к кровати, одну за другой ладонью гася свечи, пока комната не погрузилась в полумрак. Только в камине горел низкий огонь. Подойдя к кровати, Саймон развязал пояс и распахнул халат, пряча сильно травмированное правое колено. Повернув Дженну к себе, он развязал атласную ленту у ворота ночной рубашки. Скользнув по плечам, батист светлой лужицей лег у ее ног, открыв взору все тело. Его горящие сапфировые глаза расширились от нетерпения. Взгляд скользил по изящной шее к груди, узкой талии, животу, изгибу бедер.
– Бог мой, как ты хороша, – произнес Саймон хриплым от желания голосом.
Его пальцы следовали тем же маршрутом, что и глаза. Когда его руки коснулись ее груди, у Дженны перехватило дыхание, лоно обдало жаром. Саймон притянул ее ближе, и она таяла в его руках.
Его атласный халат холодил ее хожу, не в силах погасить лихорадку в крови. Сердце Саймона стучало совсем рядом. Его торопливый гипнотический ритм отдавался в ее дрожащем теле. Саймон положил ее руку на восставшее мужское естество, и Дженна изумленно выдохнула, когда оно ответило на ее прикосновение.
Сбросив халат, Саймон поднял ее на руки и положил на кровать. Голова у нее кружилась. Шампанское подействовало. Оно затуманило ее взгляд, когда Саймон притянул ее ближе, бормоча ее имя. Ободренная и опьяненная его мужской силой, Дженна обняла Саймона и провела рукой по его спине. Когда она коснулась его тугих ягодиц, его тело конвульсивно дернулось и задрожало. Он застонал, прижимая ее к себе, шелковистые завитки волос на его груди щекотали ее.
Кто этот загадочный человек, за которого она вышла замуж, этот мужчина, столь сильный и зрелый и все же способный на такую невероятную нежность? В ее объятиях он казался непосредственным и почти уязвимым. Ее сердце разрывалось от любви к нему.
Саймон снова поцеловал ее, сначала сдерживаясь, потом все горячее. Эффект был головокружительный. Его язык приоткрыл ее губы, у него был привкус вина. От прикосновения его рук к ее груди жаркие волны покатились сквозь ее живот и бедра. Когда его губы последовали за рукой, Дженна выкрикнула его имя.
Она грезила об этом с той минуты, когда Саймон обнял ее в саду в Мурхейвен-Мэноре. Теперь ее восхитительная фантазия становится реальностью, и самое смелое воображение не может сравниться с прикосновениями этих горячих губ, сомкнувшихся вокруг соска, болезненно набухшего под ласками языка.
Дженна выгибалась ему навстречу. Казалось, ее тело жило собственной жизнью и рвалось к нему в пылу страсти. Из горла вылетали хриплые судорожные вздохи. Она не могла вынести сотрясавшей ее дрожи. И когда ее рот приоткрылся с очередным стоном, горячие губы Саймона накрыли его. Сливаясь, их стоны распаляли ее кровь, и ее движения приближались к неведомому эротическому ритму.
Сердце Дженны неистово застучало, когда пальцы Саймона, скользнув по изгибу шеи, путешествовали по ее груди, и почти остановилось, когда его руки прошлись по ее животу и внутренней части бедер. Она затаила дыхание, когда он развел ее ноги, и напряглась. Что он подумает о ее экстравагантном поведении?
– Все в порядке, – пробормотал Саймон. – Расслабься, Дженна.
Она сделала, как он велел. Он исследовал мягкие влажные завитки между бедрами, которые она раскрыла навстречу его медленным ритмичным ласкам, отзывавшимся внутри болезненным жаром. Они становились интенсивнее, ритм ускорялся. Ее дыхание участилось, когда его пальцы проникли глубже, еще глубже! Его губы сомкнулись вокруг пика соска, дразня, его языком. Посасывая, Саймон слегка прижал твердый бутон зубами, и Дженна хрипло застонала. Звук был настолько чужой, что она едва узнавала собственный голос.
Потом была боль, но роскошная боль, когда его умелые пальцы скользили в ней, покрытые первой росой ее пробуждения. Так, значит, разговор шел об этом мучительном экстазе, который пронизывал ее тело восторженным блаженством, какого она и вообразить не могла?
Но нет!
Внезапно Саймон остановился и пристально посмотрел на нее, его грудь тяжело вздымалась, в затуманенных страстью глазах отражались тлеющие в камине угольки.
– Держи меня, Дженна, – задыхаясь, проговорил он.
Она притянула его ближе, и он вошел в нее. Дженна вскрикнула, но он заглушил звук поцелуем, сомкнув вокруг себя ее ноги.
Дженна дрожала от наслаждения и боли, он погрузился глубже, зажигая пожар в ее лоне. Она подстроилась под его ритм, и Саймон на мгновение замер, их сердца стучали в унисон. Но миг неподвижности был недолог. Они цеплялись друг за друга в безумии пьянящего забвения.
Ее руки, кажется, действующие по собственной воле, скользили по его влажной коже, лаская, благоговея, исследуя потаенные уголки мускулистого тела с бесстыдной откровенностью. Какой шокирующий пыл он пробудил в ней! Какую примитивную силу, с которой она не могла справиться в объятиях этого мужчины! Но что бы это ни было, это было завершением того, что она чувствовала с первой встречи с Саймоном в Мурхейвен-Мэноре. Все правильно. Это не только слияние тел, это слияние душ.
Когда она взяла его лицо в свои ладони, он откинул голову и сквозь зубы проговорил:
– Сейчас, Дженна… пожалуйста… Я прошу тебя… сейчас…
Дженна пробормотала его имя, и он со стоном двинулся глубже. Потом, содрогаясь в конвульсиях экстаза, наполнил ее своим семенем.
Застонав, Саймон уронил голову ей на плечо и, тяжело дыша, обнял.
Дженна больше не испытывала головокружения. Зрение стало почти четким, но все тело пульсировало. Прошло какое-то время, прежде чем его жаркий рот нашел ее губы, потом Саймон приподнялся на руках, не выходя из нее.
– Тебе хорошо? – пробормотал он.
Его теплое дыхание щекотало ей ухо, и она кивнула.
– Было очень больно?
– Немного, – ответила Дженна. Она испытала неземное блаженство, поэтому солгать ничего не стоило. – Но потом… ох, Саймон! – прошептала она. Как нежно он все это проделал!
Он снова обнял ее, потом мягко отстранился, хрипло вздохнув.
Дженна ласково, поглаживала его, но когда ее пальцы скользнули по его плечу, он напрягся. Ее рука коснулась какой-то неровности, еще чувствительной, судя по его реакции.
В комнате было почти темно. Только угольки еще тлели в камине, но и в их свете Дженна разглядела грубый шрам ниже ключицы. Рана была недавняя и глубокая.
– Саймон, что это? – выдохнула она.
– Пустяки, – ответил он. Сняв ее руку со шрама, он поднес ее к губам и поцеловал сначала ладонь, а потом пальцы, мягко лаская их.
Кровь застыла у нее в жилах. Время повернулось вспять. Аромат табака и вина вдруг завитал в воздухе, пробуждая память. Дженна смотрела в глаза, похожие на сине-черное пламя. Но она видела их не расширившимися, как сейчас, от страсти, а полными боли, сверкающими в прорезях черной шелковой полумаски. У нее ком застрял в горле.
– Когда это… случилось? – с трудом выговорила она.
– Несколько месяцев назад. До нашей встречи, – коротко ответил он.
– К-когда?
Саймон снова поцеловал ее. Накинув на нее одеяло, он прижал ее ближе.
– Это пустяки, Дженна, сущие пустяки. Накройся. Ты дрожишь.
– Саймон…
– Ш-ш, – прошептал, уткнувшись в ее шею. – Сегодня был долгий, трудный день. Спи, любимая.
Но Дженна не могла спать. Она с открытыми глазами лежала в объятиях Саймона, а он мирно спал после бурной ночи. Снаружи привидением-плакальщицей завывал ветер. Этот жалобный, печальный звук напоминал ей крик павлинов. Дождь стучал в окна, словно заблудшая душа, просящая приюта. Чувство вины заставило разыграться ее воображение, или действительно все обернулось хуже, чем в самом страшном ночном кошмаре?
И хотя Дженна пыталась отмахнуться от одолевавших ее вопросов, они не давали ей покоя. Почему Саймон так уклончиво ответил о ране? Он почти рассердился из-за ее настойчивости. Мысли Дженны неотступно возвращались к той ужасной ночи на Ламорна-роуд. Разбойник, кажется, двигался скованно. Он маскировал хромоту, как это частенько делал Саймон? Когда разбойник приблизился к ней, она почувствовала запах экзотического табака и вина. Поэтому табак Саймона показался ей знакомым? Дженна вспоминала, глаза мужчины, синим огнем горевшие в прорезях полумаски. Она упала в обморок на маскараде не потому, что Саймон олицетворял ее ночной кошмар, а скорее из-за того, что наяву увидела призрак, который совесть не позволяла забыть. Что Саймон ответил, когда она спросила его о маскарадном костюме? Что это протест против аристократии, так он выражает свое неодобрение. Саймон высказал, тогда свои убеждения. И проводит их в жизнь? Тот костюм был пощечиной пресыщенному свету? Как он осмелился на такую азартную игру? Почему решил, что никто не поймет, кто он на самом деле? Возможно, риска не было. Он явно знал, что связи не увидят, иначе не рисковал бы. Но похоже, риск – это его стихия. В лучшем случае он парадоксальный человек. Неудивительно, что он сторонится света. Он скрывается, пряча свое второе «я». Это возможно?
Тут же в памяти Дженны всплыли собственные слова «Длинные волосы можно причесать так, что они будут выглядеть короткими, а вот из коротких волос длинных не сделаешь». Саймон действительно революционер, как окрестила его Эвелин, или его необычная прическа – это хитрая уловка, чтобы отвести подозрение? Дженна голову сломала, пытаясь вспомнить, видела ли на маскараде его хвост или волосы были заправлена под треуголку – еще одна отличительная особенность Ястреба, – но не смогла. Тогда она упала в обморок, толком не разглядев его.
Ее сердце неистово колотилось, мозг постоянно возвращался к ужасной мысли. «Господи, тот разбойник выжил Саймон – это Ястреб? Я влюбилась и вышла замуж за мужчину, повинного в смерти отца?» Во что бы то ни стало она должна узнать правду. Дженна под мерное дыхание Саймона провалилась в сон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Скандальная дуэль - Мактавиш Дон



Достаточно интересно, не без изъянов, но времени не жалею.
Скандальная дуэль - Мактавиш ДонВиктория
30.01.2013, 15.06





Роман мне понравился. Сюжет не заезжен, действие идет стремительно. Главный герой Саймон - честный, благородный, справедливый. Я в восторге от него. Под стать ему и главная героиня. Интересно, что уже тогда были менты-оборотни. Рекомендую для прочтения. Рейтинг явно занижен.
Скандальная дуэль - Мактавиш ДонВ.З.,67л.
16.02.2015, 9.59





Замечательный, захватывающий роман, особенно вторая половина, где события развиваются динамично, держат в напряжении, в ожидании, вот-вот что-то должно случиться. Читала почти не отрываясь. А продажные чиновники были, есть и будут пока существует купля-продажа.
Скандальная дуэль - Мактавиш ДонТаня Д
20.02.2015, 1.26








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100