Читать онлайн Твоя навсегда, автора - Максвелл Кэти, Раздел - ГЛАВА 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твоя навсегда - Максвелл Кэти бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 53)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твоя навсегда - Максвелл Кэти - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твоя навсегда - Максвелл Кэти - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Максвелл Кэти

Твоя навсегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 15

У дворецкого от удивления округлились глаза, когда он увидел, как через парадные двери Пенхерста гордо прошествовал Йель в своем новом костюме. Это было именно то, чего добивался Йель. Ему хотелось, чтобы на его появление все реагировали так же, как этот слуга.
Портной, которому Йель нанес визит перед тем, как отправиться в Нортумберленд (именно от него Йель узнал о смерти отца), закончил его новый гардероб и доставил все вещи на корабль Йеля.
Йель снял пальто, и все увидели его пиджак цвета морской волны, сшитый по последней моде. Он знал, что выглядит сейчас так, как подобает выглядеть состоятельному мужчине. Его темно-желтые бриджи плотно облегали ноги, а начищенные до блеска черные кожаные сапоги отражали свет горевших в комнате свечей. Он даже приобрел себе новую шляпу.
Его новый наряд поразил старого Фенли еще сильнее, чем дворецкого. Увидев Йеля, он оступился и едва не наткнулся на мраморную колонну. Однако от потрясения он оправился быстрее, чем дворецкий.
– Лорд Йель, должен сказать, что вы выглядите просто сногсшибательно.
– Мистер Кардерок, – поправил его Йель, передав дворецкому свою шляпу. – Благодарю тебя за комплимент, Фенли. Не так уж часто мне удавалось удивить тебя.
– Последний раз это случилось много лет назад, – почтительно ответил Фенли.
Вспомнив этот забавный случай, Йель улыбнулся.
– Да, но ты всегда спокойно относился ко всем моим юношеским проказам.
– Вы, милорд, просто проверяли меня на прочность. Йель весело засмеялся, а потом спросил его о том, что волновало его сейчас больше всего:
– Скажи мне, Фенли, где моя жена?
– Она в детской, вместе с герцогиней, – ответил он. Йель сделал вид, что смахивает с рукава какую-то пылинку.
– Мне нужно поговорить с ней, – сказал он.
– Вы сегодня вечером будете присутствовать на семейном ужине, милорд? – спросил Фенли.
– Нет, я буду занят. Я получил приглашение на ужин от премьер-министра, – сказал Йель. Он с наслаждением произнес эти слова. – Тимоти, пожалуйста, проследи за тем, чтобы моего коня подали в половине седьмого.
– Да, милорд, – ответил дворецкий, поклонившись Йелю.
Йель быстро взбежал вверх по лестнице. Ему не терпелось показать Саманте свой новый костюм и сообщить о том, что он сегодня ужинает с премьер-министром.
Однако его ждало разочарование. В детской была только его невестка. Она носила по комнате ребенка, посадив его себе на плечо.
– О Боже мой, Йель, да ты у нас настоящий щеголь! – сказала Марион вместо приветствия. – Ты даже подстригся.
Он машинально коснулся коротких завитков своих волос. Его подстригли по последней моде.
– Спасибо за комплимент, – сказал он. – Наверное, мне следовало произнести это так: «Спаси-ии-бо», – подчеркнуто медленно, как и подобает скучающему великосветскому франту, протянул он.
Весело засмеявшись, Марион повернула ребенка к нему лицом.
– Видишь, Чарли, это твой дядя Йель. Он очень красивый, не правда ли? Ему сейчас не хватает только табакерки.
Малыш от радости начал пускать пузыри. Теперь Йель смотрел на него с нескрываемым удивлением. Ему еще никогда не приходилось видеть такого уродливого ребенка. У Чарли была большая лысая голова с огромными торчащими ушами. Йель с ужасом заметил, что его нос почти таких же размеров, как и его собственный.
– Он просто очаровательный малыш, не правда ли? – спросила Марион. Она явно гордилась своим сыном.
– Ты просто читаешь мои мысли, – охотно подтвердил Йель, вздохнув с облегчением.
– Подержи его, – сказала Марион и, не дожидаясь его ответа, сунула ребенка ему в руки.
Некоторое время дядя и племянник недоверчиво смотрели друг на друга.
– Мне нужно на минутку отлучиться в свою комнату, – сказала Марион. – Дело в том, что няня отдыхает после бессонной ночи. Тебе не трудно будет посидеть с Чарли всего несколько минут?
– Ну… Нет, не трудно.
Марион улыбнулась и побежала к двери.
– Я знала, что ты мне не откажешь. Я скоро вернусь.
– Подожди, – сказал Йель и пошел за ней к двери. Он как-то неумело и неуверенно держал ребенка. – Скажи мене, где Саманта?
– Готовится к сегодняшнему вечеру, – ответила Марион. – Ты присоединишься к нам сегодня, не так ли? Приедет Твайла с мужем, дядя Норрис и все остальные родственники.
– Я не смогу, – ответил Йель. – Я сегодня ужинаю с премьер-министром, – совершенно спокойно, без тени гордости сообщил он ей эту важную новость.
Марион остановилась у самой двери и удивленно посмотрела на него.
– С лордом Гренвиллем?
– Так точно. Я встретил его сегодня, когда обедал со своим банкиром. Он хочет услышать мои соображения по поводу торговли с Индией.
– Это же просто чудесно, Йель! – воскликнула Марион. – Нам будет тебя очень не хватать. Кстати, мы с Самантой прекрасно провели сегодняшний день. Она очень необычный человек.
– Да, она такая, – небрежно ответил он.
– Все нормально, Йель, – покачав головой, сказала Марион. – Она рассказала мне о том, что вы вступили в брак не по любви. Я вчера, должно быть, выглядела очень глупо, когда лепетала что-то о взаимной любви, радуясь за вас.
– Совсем нет, – пробормотал он, решив, что она ждет ответа.
– Во всяком случае, Саманта объяснила мне, что вы решили жить отдельно.
– Она так сказала? – спросил он. Эта новость удивила его. Неужели она передумала?
– Да. Еще она сказала мне, что Вейланд хочет, чтобы ты остался в Лондоне. Саманта ясно дала понять нам обоим, что для тебя очень важна эта твоя другая жизнь.
Йеля так удивили ее слова, что он совершенно растерялся.
– Она так сказала?
Марион кивнула в ответ.
– Она защищала твои интересы как хороший адвокат и красноречивый оратор. Вейланду не очень нравится то, что ты собираешься уехать. Однако со временем он смирится с этим. Кроме того, ты оставляешь нам Саманту. Она просто прелесть. Тебе нечего бояться. Мы будем любить ее, как родную сестру.
– Я… – пробормотал Йель. Больше он ничего не смог сказать, не зная, что ответить. Он не ожидал, что его отъезд будет воспринят так легко и спокойно. – Я весьма признателен ей за это.
Марион улыбнулась.
– Я скоро вернусь, – сказала она и вышла из детской, закрыв за собой дверь.
Он долго смотрел ей вслед, совершенно забыв о ребенке. Поэтому, когда малыш издал громкий и пронзительный вопль, Йель очень испугался.
Он посмотрел на Чарли. Малыш нахмурил свой маленький лобик.
– Она сейчас придет, – заверил его Йель. – Тебе не стоит так волноваться.
Его слова совсем не убедили Чарли. Малыш скривился, собираясь разреветься. Йель испугался не на шутку.
Он принялся расхаживать по комнате, разговаривая с ребенком. Йель нес всякую чепуху. Например, он рассказал Чарли о своей встрече с премьер-министром и о том, что его пригласили к нему на ужин. Глупо, конечно, говорить такое ребенку, однако Чарли, как ни странно, это очень заинтересовало. Он схватил Йеля за лацкан пиджака и стал лягаться своими маленькими ножками, прикрытыми длинным детским платьицем. Платьице слегка приподнялось, и Йель увидел, что на ножках у ребенка носочки. Освободив одну руку, он не удержался и прикоснулся к его маленькой ступне. Он даже нащупал маленькие пальчики ребенка в носке.
Чарли сосредоточенно смотрел на него, а потом, засунув в рот свой кулачок, принялся его сосать.
– Так вот в чем дело. Ты проголодался, не так ли? – сказал ему Йель, вытянув палец.
Чарли сразу схватил его палец и, засунув себе в рот, начал жевать его своими деснами. Он сейчас был похож на маленькую дрессированную птицу. Йель удивленно смотрел на него. Малыш издавал какие-то странные звуки.
– Ох, и намучаются с тобой твой портные, – сказал ему Йель. – На самом деле твой нос не так уж и ужасен, – уточнил он, посмотрев на профиль мальчика. – Его скорее можно назвать выдающимся.
Чарли посмотрел на него, однако так ничего и не сказал, продолжая жевать его палец. Йель понял, что у ребенка начали резаться зубы. Интересно, как они выглядят? Он уже хотел раскрыть ротик племянника и заглянуть в него, как вдруг почувствовал какое-то странное тепло на своей руке. Как раз в том месте, где находилась попа Чарли.
Он далеко не сразу понял, что случилось с Чарли. Ему никогда не приходилось иметь дело с маленькими детьми, да и не мужское это занятие. Чарли просто намочил свой подгузник.
– Что ты наделал?! – воскликнул Йель, держа его обеими руками на почтительном расстоянии от своего костюма.
Чарли даже осмелился улыбнуться ему, энергично дрыгая ножками.
По-прежнему держа ребенка перед собой, Йель подбежал к двери. Он сразу же понял, что не сможет ее открыть, потому что у него заняты руки. Йелю нужно освободить одну руку, а для этого ему придется прижать к себе Чарли.
Йелю очень не хотелось, чтобы малыш испачкал его новый костюм, и он решился закричать.
– Марион! Марион! Кто-нибудь! Помогите!
Йель прислушался, надеясь, что кто-то уже бежит ему на помощь. Однако в коридоре по-прежнему было тихо.
– В доме полно слуг, – сказал он Чарли, – а когда человеку нужна помощь, то никого не дозовешься.
Чарли снова начал пускать пузыри. У него это хорошо получалось.
И тут Йель услышал чьи-то шаги. Кто-то направлялся в детскую. Он отошел от двери и стал ждать. Дверь открылась…
И в детскую вошла Саманта. Однако за то время, пока он ее не видел, она очень изменилась.
Ее блестящие каштановые волосы были собраны на самой макушке. Пышные локоны удерживала золотистая лента. Йелю подумалось: если развязать эту ленту, ее волосы упадут на плечи и закроют груди, довольно смело выступавшие из глубокого выреза ее розового муслинового платья.
Розовый цвет придал коже Саманты приятный матовый оттенок, а ее карим глазам – живой блеск. Такая же золотистая лента, как и та, что скрепляла волосы Саманты, отделяла высокий лиф платья от юбки, выгодно подчеркивая ее красивые округлые груди. Йель просто не мог оторвать взгляд от ее груди. Ему даже показалось, что сквозь тонкую ткань платья он видит розовые соски.
Когда Саманта двигалась, тонкое платье плотно облегало ее ноги, и внизу живота проступал соблазнительный треугольник.
– Господь милосердный! Сэм, у тебя что, под платьем ничего нет?
Саманта резко остановилась и посмотрела на него широко раскрытыми от удивления глазами.
– Что, прошу прощения?
И тут Йель понял, что сморозил глупость. Однако понял он это слишком поздно. Теперь нужно было как-то спасать положение.
– Ты, наверное, подумала, что мне не нравится твое платье. Нет, Саманта, ты выглядишь просто очаровательно, соблазнительно и все такое прочее, – смущенно пробормотал Йель. Сказать, что она выглядит соблазнительно, было явно недостаточно. Сейчас Саманта выглядела просто восхитительно.
– И все же, – немного помолчав, продолжил он, пытаясь подобрать нужные слова, – подобает ли дочери викария носить такие откровенные платья?
Ее щеки покрылись легким румянцем.
– Это сейчас самый модный фасон. Марион подобрала для меня это платье.
– Марион?
– Да, это ее платье. Портниха только слегка укоротила его для меня.
Йель продолжал изумленно разглядывать ее. Неужели его консервативная невестка носит такие платья? Однако он никогда не обращал на нее особого внимания. Но что касается Саманты…
Громкий вопль Чарли вывел его из задумчивости. Посмотрев на него, Йель понял, что все еще держит своего племянника на предусмотрительно вытянутых руках.
– Что случилось с Чарли? – спросила Саманта. Она подошла к Йелю и взяла у него ребенка. Было видно, что она умеет обращаться с маленькими детьми.
Йель просто не знал, как ее благодарить за то, что она вовремя пришла к нему на помощь.
– Ему нужно поменять подгузник, – признался он, – а я не могу найти чистые. Ты поосторожнее с ним. Он может испачкать твое платье.
– Фу-у! Как тебе не стыдно! – сказала Саманта, посмотрев на Чарли. – Я поменяю ему подгузник, – сказала она, обращаясь к Йелю. – Ты можешь не волноваться по поводу моего платья.
Чарли радостно улыбнулся ей.
Она подошла к пеленальному столику и положила на него малыша. Йель следовал за ней по пятам.
– Смотри, как он радуется! – сказала она, глядя на Чарли. – И это потому, что ему удалось спасти своего дядю Йеля от самого неприятного!
Засмеявшись, Саманта подняла платьице Чарли и принялась развязывать подгузник. Сняв его, она вытерла попку малыша влажной салфеткой.
Йель стоял рядом с ней. Ему было явно не по себе.
– Ты настоящий красавец, – сказала Саманта Йелю, печально улыбнувшись. – О, ты даже подстригся, – добавила она. На столике лежала целая стопка запасных подгузников. Протянув руку, Саманта взяла один из них. – Мне нравится твоя прическа.
Еще час назад ему не терпелось поразить Саманту своим сногсшибательным видом, но сейчас это желание напрочь исчезло. Вместо того чтобы красоваться перед ней, Йель теперь сам пристально разглядывал Саманту.
– Честно говоря, это ты у нас изменилась просто до неузнаваемости.
– Ты имеешь в виду мою новую прическу? – тихо засмеявшись, спросила она.
– Нет, то есть да, – пробормотал он и встряхнул головой, пытаясь оправиться от смущения. – Мне нравится твоя прическа, и платье у тебя тоже очень красивое.
– Под платье я надела нижнюю юбку, – сказала Саманта, и ее щеки покрылись прелестным румянцем.
Теперь Йель покраснел от смущения. Он понимал: ему нужно что-то сказать для того, чтобы выйти из этого неловкого положения.
– Я сморозил глупость. Увидев тебя, я просто растерялся. Ты очень удивила меня.
– О-о, ты удивишься еще больше, когда получишь счет от портнихи. Марион заказала для меня столько платьев, что я даже не знаю, когда я успею их надеть!
– Марион абсолютно права. Ты должна одеваться подобающим образом. Прошу тебя, не думай о счетах от портнихи. Ты можешь заказать себе хоть сотню платьев. Я ничего не имею против.
– Боюсь, что именно столько Марион и заказала.
Йель весело засмеялся.
– И все-таки в тебе что-то изменилось. Я не имею в виду платье или прическу, – тихо сказал он. Взяв Саманту за подбородок, он слегка приподнял ее голову и буквально впился взглядом в ее лицо. Некоторое время он молча разглядывал ее, а потом сказал: – Ты стала более спокойной, что ли.
– Так и есть, – ответила Саманта. Она взяла Чарли на руки и осторожно сжала его маленький кулачок. – Я, наконец, смирилась со своей судьбой, – сказала она, поцеловав крошечные пальчики малыша.
– Со своей судьбой?
– Я не хочу принуждать тебя остаться в Англии. Что обычно говорят мужчины, когда женятся? Они говорят, что надели на себя кандалы, ярмо, что их связали по рукам и ногам, и так далее и тому подобное. Я не хочу ограничивать твою свободу.
Йелю сначала показалось, что он ее неправильно понял. Неужели она действительно собирается предоставить ему полную свободу? Вот так просто – без упреков, обвинений и слез?
На какое-то мгновение ему даже почудилось, что пол уходит у него из-под ног, и он машинально схватился рукой за пеленальный столик. Йель был в полной растерянности. Он не знал, что ей ответить.
Она улыбнулась.
– Мне тоже очень нравится твой новый костюм, Йель. Ты в нем выглядишь как мужчина, который готов занять свое место в этом мире.
Йель вспомнил о той новости, которую он собирался сообщить Саманте.
– Я сегодня ужинаю с премьер-министром, – сказал он и понял, что для него это уже не имеет никакого значения.
– Я слышала об этом. Когда я шла сюда, то встретила на лестнице Фенли. Он и рассказал мне. Жаль, что сегодня вечером ты не сможешь быть с нами. Нам тебя будет очень не хватать. Однако я понимаю, что ужин с премьер-министром – это важное событие.
– Он хочет услышать мои соображения по поводу торговли с Индией.
Саманта качала Чарли на руках, и малыш улыбался ей, радостно воркуя.
– Твой брат будет гордиться тобой.
Йель гладил рукой деревянные перила пеленального столика и молчал.
– А ты, Саманта? Ты гордишься мною? – спросил он.
Она улыбнулась. Ее улыбка была похожа на яркий луч солнца, пробившийся сквозь кромешную тьму.
– Да, Йель, я горжусь тобой. Даже несмотря на то, что мы с тобой вступили в брак при несколько необычных обстоятельствах, я рада, что стала твоей женой.
Йелю показалось, что время остановилось.
– Почему? – спросил он, пристально глядя в ее честные и чистые золотисто-карие глаза.
– Потому что… – произнесла она и, отвернувшись, замолчала. «Интересно, о чем она сейчас думает?» – спросил себя Йель.
– Почему? – настаивал он.
– Потому что теперь у меня есть дом, – ответила она, посмотрев ему в глаза.
– О! – воскликнул Йель, отступив назад. Он был явно разочарован. Он сам не понимал, что хотел от нее услышать или на что надеялся. Однако теперь это было совершенно не важно, потому что она уже ответила ему.
– И это все? – спросил он, прислонившись к столу. Она улыбнулась снова, однако улыбка на этот раз была совсем невеселой.
– А что еще?
А еще потому, что у меня теперь есть ты.
Йель встряхнул головой, отгоняя эту мысль. Ему казалось, что он сейчас идет по тонкому и хрупкому льду. Действовать нужно очень осторожно, чтобы впоследствии не пришлось ни о чем жалеть.
– Нет, ничего.
Она кивнула. Казалось, что именно такого ответа она от него и ждала.
– Я объяснила Марион, что мы с тобой вступили в брак не по любви.
– Она сказала мне об этом.
– Да. Я объяснила ей, что ты хочешь купаться в водопаде.
– В водопаде?
Она смущенно улыбнулась.
– Помнишь, ты мне рассказывал о том, как плавал в озере, расположенном у подножия водопада? Мне кажется, на свете нет ничего прекраснее этого. Марион тоже со мной согласна.
Йель не ответил ей, не находя нужных слов. Он смотрел на Чарли, который пытался засунуть в рот собственную пятку, чувствуя себя таким же глупым и несуразным.
В этот момент открылась дверь, и в комнату впорхнула Марион.
– Прошу простить за то, что вам пришлось так долго меня ждать. Надеюсь, мой Чарли хорошо себя вел? – спросила Марион и, взяв у Саманты ребенка, крепко прижала его к себе и поцеловала.
Чарли же, не обращая никакого внимания на нежные поцелуи своей матери, с любопытством уставился на Йеля. Он как будто хотел сказать: «Вот мой дядя Йель. Он очень смешной».
И это чистая правда. Йель сейчас чувствовал себя полнейшим болваном.
– Саманта прелестно выглядит, не правда ли? – сказала Марион, обращаясь к Йелю.
– Да, – охотно согласился он. – Просто прелестно…
И в этот момент он кое-что понял. Это новое открытие очень взволновало и встревожило его. Перед ним сейчас стояла не прежняя Саманта, а совершенно незнакомый человек. У него появилось какое-то странное ощущение, ему казалось, что она уплывает от него все дальше и дальше.
– Она станет главной сенсацией сезона. О ней будет говорить весь Лондон, – уверенно заявила Марион.
– Меня сразу же назовут неотесанной деревенщиной с севера, как только услышат мой акцент, – сказала Саманта.
– У тебя прелестный акцент, – успокоила ее Марион. – Такая мягкая мелодичная речь. Она совсем не похожа на грубый шотландский говор. Тебе не стоит волноваться. Ты согласен со мной, Йель?
– Да, согласен, – пробормотал он, живо представив себе Саманту в великосветском обществе Лондона. И ему стало как-то не по себе. Мужчины будут толпиться вокруг нее, потешаясь над ее забавным акцентом. Они сразу поймут, что она неопытная наивная девушка, выросшая в деревне.
И это чистая правда. Она понятия не имеет о том, что в высшем обществе под личиной изысканных манер таятся такие пороки, как подлость, обман и предательство. Мужчины не преминут воспользоваться ее наивностью и неопытностью.
А может быть, она знает об этом? Может быть, именно поэтому решила предоставить ему полную свободу действий?
Однако он не может остаться в Англии. Ему необходимо уехать. У него просто нет выбора. И он постарается не проявить своей ревности, чтобы не оказаться в глупом положении.
– Саманта, хочу тебе напомнить, что через час подадут сигнал к началу ужина, – сказала Марион. – Йель, я сказала Вейланду, что ты удостоился чести быть приглашенным на обед к лорду Гренвиллю. Вейланд не разделяет политических взглядов этого человека, однако он надеется, что ты замолвишь перед ним словечко о нашей семье.
– Непременно.
– Я знала, что ты не откажешь Вейланду, – радостно проворковала она и поцеловала Йеля в щеку. – Ты хороший брат, и я просто счастлива, что ты вернулся к нам хотя бы на такое короткое время.
– Благодарю тебя, Марион, – ответил Йель. И его благодарность была совершенно искренней.
– А теперь пойдем, Саманта. Нам нужно в последний раз проверить, все ли внизу готово к приезду гостей.
– Я уверена, работа еще найдется, – ответила Саманта. – У меня просто в голове не укладывается, как за столь короткое время можно подготовиться к приему такого огромного количества гостей.
– О, у меня много помощников! Я знаю, что тебе, Саманта, не раз приходилось устраивать праздники для всех жителей Спраула, и тебе при этом никто не помогал, – сказала Марион. Обе женщины вышли из комнаты, забрав с собой маленького Чарли, который сидел на руках своей матери.
Йель остался один. Выходя из комнаты, ни Саманта, ни Марион не обернулись, чтобы попрощаться с ним. И только Чарли, продолжая пускать пузыри, повернул свою маленькую головку и посмотрел на него.
В полном замешательстве, обуреваемый противоречивыми чувствами, Йель пошел в свою комнату. Ему всегда удавалось сохранять спокойствие и ясность ума. Он ведь мужчина, а мужчины всегда точно знают, чего они хотят.
Однако сейчас ему было известно одно – он очень жалел о том, что Саманта так быстро ушла.
Камердинер Йеля ждал его в комнате. Дворецкий уже сообщил ему о том, что Йель приглашен на ужин к премьер-министру, и он старался сделать все возможное для того, чтобы его хозяин выглядел как можно лучше. Он уже привел в надлежащий порядок весь новый гардероб Йеля, который тот прислал со своего корабля.
Скрепя сердце, Йель отдал себя в руки камердинера. Рот у этого маленького человека не закрывался ни на минуту. Он начистил сапоги Йеля и подшил его рубашку, при этом постоянно что-то рассказывая ему. Йеля совершенно не интересовал весь этот лепет. Окно его спальни выходило прямо на улицу, и он внимательно прислушивался к стуку колес экипажей.
Если учесть всех двоюродных и троюродных братьев и сестер, то семью Кардерок смело можно было назвать огромной. Слушая приветствия прибывающих гостей, он понял, что абсолютно все члены их семейства прибыли, чтобы представиться Саманте.
Отослав камердинера, Йель сам завязал шейный платок. Ему до смерти надоела болтовня этого человека.
Завязывая узел, он услышал какой-то шорох в гостиной. Открыв дверь, он увидел Саманту. В этот момент она как раз протянула руку, собираясь взять со стола пресс-папье из зеленого стекла.
Подняв голову, она удивленно посмотрела на него.
– О, я думала, что ты уже ушел, – сказала она. На ней была шаль кремового цвета, прошитая золотыми нитками, и длинные, до самых локтей перчатки из тонкой кожи.
– Я скоро уйду.
– Жаль, что сегодня вечером тебя не будет с нами. Я немного волнуюсь, но думаю, что все будет хорошо, – заверила она его. – Мне пришла в голову мысль, что было бы неплохо потереть рукой это пресс-папье, в котором живут эльфы. Мне сейчас необходима помощь волшебников.
– Тебе не нужны волшебники, Сэм. Ты сегодня просто прекрасна.
Услышав его слова, Саманта улыбнулась, и ее глаза засверкали от радости.
– Благодарю тебя, – прошептала она.
Они стояли и смотрели друг на друга. Молчание нарушила Саманта.
– Мне пора идти вниз, – сказала она и вернулась в свою комнату.
Йелю очень хотелось окликнуть ее, и все-таки он удержался от этого соблазна. Наверное, ему, как всегда, помог его природный здравый смысл. Он спокойно проживет свою жизнь без этой женщины.
Однако почему же тогда он чувствует себя таким одиноким и покинутым?
Йель смотрел ей вслед до тех пор, пока она не закрыла за собой дверь своей спальни, а потом, вернувшись к назойливому камердинеру, он довольно быстро закончил свой туалет.
Он надел официальный вечерний костюм – белые бриджи до колен, темно-красный бархатный пиджак и белый шерстяной жилет. Взяв из рук камердинера шелковую шляпу, Йель велел тому не ждать его и пошел вниз. Войдя в фойе, он услышал смех, доносившийся из гостиной.
Отражаясь от мраморных стен, этот звук громким эхом разносился по всему фойе. Почти все приглашенные уже прибыли. В фойе остались только он, Фенли и еще несколько лакеев, ожидающих прибытия последних гостей.
– Ваша лошадь оседлана, милорд, – сказал Йелю Фенли. Один из лакеев уже держал в руках его пальто.
– Да, благодарю, – ответил Йель. Он не стал надевать пальто. Его мысли сейчас были заняты совсем другим. Йель некоторое время неподвижно стоял, прислушиваясь к голосам, доносившимся из гостиной, а потом подошел поближе.
Дверь была открыта, и он увидел, что в гостиной яблоку негде упасть. Отыскав взглядом Вейланда и Марион, он крайне удивился, увидев рядом с ними двух старших сыновей. Йель сразу вспомнил свое детство. После шести часов вечера ни ему, ни его брату и сестре не разрешали выходить из детской. Нужно сказать, что Мэтью и Джон вели себя вполне достойно.
Его сестра Твайла тоже приехала. Он узнал ее по белокурым волосам, голубым глазам и фамильному носу Кардероков. Ей досталась миниатюрная копия этого знаменитого носа. Однако за эти годы она постарела. На лице у нее появились морщины, а талия заметно располнела. Судя по всему, она была счастлива и здорова, чего нельзя было сказать о его острой на язык сестрице одиннадцать лет тому назад.
Рядом с ней стоял какой-то незнакомый мужчина. Глядя на то, с каким высокомерием он разговаривает с его сестрой, Йель сразу понял, что это муж Твайлы. Тот, которого Вейланд назвал болваном.
В этот момент толпа расступилась, и он увидел Саманту. Она стояла рядом с «болваном». Грациозная и уверенная в себе, она разговаривала с двумя молодыми дамами примерно того же возраста, что и она сама. Должно быть, они кузины Йеля, которых он давным-давно забыл. Приглядевшись к ним, он так и не вспомнил ни одну из этих женщин.
Однако для него было вполне очевидно, что Саманта затмевала всех находившихся в гостиной женщин. Он знал, как она волновалась перед встречей с его родственниками, и теперь его душу переполняла гордость за то, с каким достоинством она держится.
Саманта внимательно выслушала одну из этих женщин, а потом решительно покачала головой. Интересно, подумал он, не о нем ли она сейчас спрашивала Саманту? Жалеет ли Саманта о том, что в эту минуту Йеля нет рядом с ней? Хочет ли она, чтобы он присоединился к ним?
И тут Саманта засмеялась.
Он слышал ее смех, но не ушами, он ощущал этот звук каждой клеточкой своего тела.
В этот момент он почувствовал нечто похожее на удар молнии. Это была та самая легендарная молния, которой остерегается каждый здравомыслящий мужчина. Та, в существование которой он никогда не верил.
В самое сердце его поразила Любовь.
Пошатнувшись, Йель отступил назад, капитулируя перед той безмерной любовью, которую он испытывал к Саманте. Чему он так удивляется? Ведь он понял, что любит ее, с той самой минуты, как увидел ее в первый раз. Просто со временем его любовь стала еще сильнее и еще больше. Она превратилась в невероятное, умопомрачительное чувство.
И завтра его любовь к Саманте останется такой же огромной. Он ощущал это всем своим сердцем.
Гуляя по улицам Лондона, он думал о том, что может полюбить ее. На самом же деле он просто боялся этого. Однако сейчас, пока он смотрел, как в ее веселых глазах отражается пламя свечей, все его опасения показались ему просто глупыми и совершенно безосновательными.
– Ваше пальто, милорд, – откуда-то издалека донесся до него голос лакея.
Удивленный Йель повернулся и посмотрел на него.
В то время как в его душе произошла огромная перемена, весь остальной мир совершенно не изменился. Изменился только он один.
И это, наверное, одно из самых удивительных свойств любви. Никто не знает, что он сейчас чувствует. Это чувство особенное, неповторимое… и принадлежит оно только ему одному.
Он снова посмотрел на Саманту. К ней подошел какой-то мужчина и предложил ей бокал вина. Йель не узнал этого человека, однако почувствовал, что его поведение ему крайне неприятно.
– Фенли, кто этот мужчина, который разговаривает с моей женой?
Внимательно посмотрев на собеседника Саманты, Фенли сказал:
– Это ваш кузен Ричард. Он ваш дальний родственник со стороны первой жены вашего отца.
Йель так и не вспомнил этого Ричарда, но, тем не менее, щеголь ему отнюдь не нравился. Его накрахмаленный воротник казался Йелю слишком высоким, а жилет в желто-зеленую полоску – слишком вульгарным.
В этот момент Саманта засмеялась какой-то шутке Ричарда, и Йель просто застонал от досады.
– Что-то случилось, милорд? – спокойно спросил Фенли.
– Ничего не случилось, – ответил Йель, не сводя глаз с Ричарда. – Прикажи отправить моего коня в конюшню и пошли записку лорду Гренвиллю. Напиши ему, что я искренне сожалею о том, что не смогу сегодня отужинать с ним.
– Следует ли мне указать причину, помешавшую вам приехать к нему на ужин?
– Напиши, что я должен ужинать со своей женой, – сказал Йель и поспешил в гостиную.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твоя навсегда - Максвелл Кэти



Роман так себе.Было очень жаль главных .Потому что у каждого была своя несчастная доля.Главная героиня злила своей бесхребетностью.
Твоя навсегда - Максвелл КэтиАлёна
18.04.2012, 15.22





А мне очень понравился роман , нежный , чувственный , каждый из героев по-своему молодец , каждый из них пережил своих демонов и в конце нашли свою любовь ... Я на этом романе отдыхала ...9 баллов
Твоя навсегда - Максвелл КэтиВикушка
27.05.2013, 12.30





она была очень строго воспитана и многого не знала и не думала что так и может быть потому она кажется бесхребетной но на то время когда девушки были готовы изза денег целовать ступни мужчине она держалась молодцом кахдой бы ее характер и нашы мужчины любили нас крепче в ней есть темперамент характер вынослывость и одновременно наивность и очень сильный характер хоч иногда складываеца впечетление что она слабая но сильной духом она стала благодоря своему мужу
Твоя навсегда - Максвелл Кэтиваля
2.05.2014, 21.20





Мне понравился роман. Нежные отношения между героями, хороший конец, легко читается.
Твоя навсегда - Максвелл КэтиКэт
24.05.2014, 15.30





Если и выходить замуж по расчету, то выходить за деньги, а не искать человека хорошего. Вот и главная героиня тупо доискалась: ни денег, ни человека хорошего. Но и ее мужа можно понять. Титул герцога и богатство получает кукушонок, подложенный в семейное гнездо, а он, кровный наследник, остается с носом. Тут у любого крыша поедет.
Твоя навсегда - Максвелл КэтиВ.З.,66л.
16.07.2014, 12.36





По моему предыдущий комментарий не к этому роману. Гл. герои вынуждены были пожениться, но любовь или деньги к этому браку отношения не имеют. И все-таки любовь не заставила себя долго ждать. А брат герцог и семья вполне нормальные люди.
Твоя навсегда - Максвелл КэтиТаня Д
19.02.2015, 0.26





не понравилось.(
Твоя навсегда - Максвелл Кэтилёлища
12.08.2015, 11.29





Очень даже мило. Чтобы не преподнесла нам судьба, главное в жизни - это любовь!
Твоя навсегда - Максвелл КэтиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
17.03.2016, 14.13





Читать можно..но на один раз(
Твоя навсегда - Максвелл КэтиЛала
30.03.2016, 9.08





Мне очень понравился роман,все написано очень хорошо и легко читается. Очень затягивает прочитала его буквально за сутки!!
Твоя навсегда - Максвелл Кэтианна
9.04.2016, 18.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100