Читать онлайн Город страсти, автора - Макмертри Ларри, Раздел - ГЛАВА 71 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Город страсти - Макмертри Ларри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Город страсти - Макмертри Ларри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Город страсти - Макмертри Ларри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макмертри Ларри

Город страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 71

Задолго до окончания затянувшегося парада, Дуэйн был под большим градусом. Он сидел на стуле за БМВ Карлы, припаркованным под тенистым деревом на лужайке Дженни Марлоу.
Вокруг него шумели те, кто окончил школу тридцать лет назад, в 1954 году, и хотя Дженни не училась в этом классе, в нем учился Лестер, за которым она была замужем. Встречу было решено отметить в их доме, поскольку к нему можно было легко добраться, так как на перерыв между парадом и представлением живых картин отводилось всего полтора часа.
Карла с Дуэйном почти целый год спорили о том, следует ли приглашать выпускников в свой новый дом. Дуэйн был против, доказывая, что никто не захочет трястись пять миль по проселочной дороге ради того, чтобы встретиться с теми, кого почти наверняка забыл.
– Вот, вот… ты никогда никого не любил, – констатировала Карла. – Тебе лень проехать даже пять футов, чтобы взглянуть на Риту Хейуорт. Другие вот любят людей. Кроме того, это же Техас. Пять миль можно осилить за четыре минуты.
– Я люблю людей, – возражал жене Дуэйн. – Я бы проехал сколько угодно ради Риты Хейуорт.
Этот спор то утихал, то вспыхивал с новой силой, принимая самые причудливые формы. Точнее говоря, отмечаемая дата не была круглой. С 1954 года прошло тридцать два года, но поскольку выяснилось, что в год настоящего тридцатилетия три четверти его класса решило развестись, то встречу старых однокашников перенесли на более поздний срок, чтобы понапрасну не травмировать людей. В противном случае почти каждому пришлось бы ломать голову над тем, кого пригласить: то ли бывшего мужа или бывшую жену, или вновь обретенного друга или подругу.
– Мне наплевать, кто кого приведет, – заявил Дуэйн. За исключением двух-трех человек, я никого не помню.
– А все потому, что ты не любишь людей, – не преминула опять заметить Карла. – Я помню всех, с кем училась.
К тому времени у Дуэйна уже сильно шумело в голове от «Столичной», смешанной с соком папайи. Этот коктейль Карла придумала сама и часто подавала его на том или ином празднике. По собственному опыту Дуэйн знал убойную силу этого фирменного напитка, но сегодня его охватила эйфория, и потом стояла такая жара, что грех было не пропустить трех-четырех чашек холодного пунша. Карла пила его, Джейси пила его, Дженни с Лестером тоже отведали; замечательный напиток опробовали многие из его бывших однокашников, которых он помнил смутно; не упустили своего шанса попробовать «ерш» и великое множество доброжелательных незнакомцев, которых Дуэйн никогда не знал и не видел.
Дуэйн хотел было подсчитать, сколько же незнакомцев пришло на вечер встречи, как вдруг обнаружил, что руку ему сильно жмет Джо Боб Блэнтон, сын священника и первый любовник Джанин, который переходил из университета в университет так часто, что никто не мог понять, где же он учится.
Первое впечатление, которое Дуэйн вынес от встречи с Джо Бобом за более чем его двадцатипятилетнее отсутствие в городе, заключалось в том, что рукопожатие вечного студента заметно окрепло. Он так энергично тряс руку Дуэйна, что на миг Дуэйну показалось, что он превратился в нефтяной насос, который днем и ночью поднимает из недр земли «черное золото».
Именно в этот момент он понял, что перебрал и пьян, хотя не раз говорил себе, что пора остановиться. Как-никак, он – президент организационного комитета и, чтобы ни случилось, обвинят, конечно же, его. Вот и сейчас вышла промашка – хотя, если говорить начистоту, во всем виновата Карла с ее «Столичной». Давно пора отказаться от этой проклятой водки!
– Рад тебя видеть, – шумно произнес Боб. – Ужасно рад тебя видеть!
– Я тоже рад тебя видеть, – сказал Дуэйн, отмечая про себя, что его собеседника очень трудно узнать. В молодости это был худощавый мальчик, а теперь перед ним стоял полный мужчина с тонкими усиками, кончики которых опускались к уголкам губ. Такие усики носил Фу Манху, но если узкое лицо киногероя выражало жестокость, то лицо Джо Боба было круглым и мягким. Его волосы совсем поседели; одет он был в блестящий синий пиджак и вельветовые штаны, на ногах туфли из искусственной кожи.
– Где ты сейчас живешь, Джо Боб? – спросил Дуэйн, еле ворочая языком.
– О, я все еще в Сиракузах, – ответил Джо Боб. – Вот уже двадцать два года я там и живу.
К ним подошла Карла. Она тоже пила «Столичную» с соком папайи, но на ней это никак не отразилось.
– Привет! – бросила она. – Ты, должно быть, Джо Боб. Я много слышала о тебе.
– И скорее всего то, что я порчу маленьких девочек, – проговорил Джо Боб, мягко улыбаясь.
Дуэйн вспомнил, что рассердился на Карлу из-за того, что она так глупо его споила, и сказал:
– Тебе пора кончать покупать русскую водку. Я не хочу, чтобы на моем пьянстве богатели коммунисты.
Карла помахала перед его глазами рукой. В последнее время этот ее жест означал, что она считает его сумасшедшим.
– Вы не представляете, сколько возможностей существует для возбуждения дела по поводу педофилии, – сказал Джо Боб.
– И тебе часто приходилось переливать свою кровь? – спросила Карла.
– Это гемофилия, – несколько пораженный, ответил Джо Боб. – Совершенно разные вещи.
Минерва, оказавшаяся поблизости и слышавшая обрывок разговора, сказала:
– Многие доктора говорили мне, что я умру от кровотечения в носу, но вот видите – живу.
На ней была видавшая виды ковбойская шляпа, доставшаяся в наследство от отца. У этого головного убора были все шансы завоевать гран-при на конкурсе «Лучшая ковбойская шляпа».
– Черт! Как мне недоставало Техаса! – проговорил Джо Боб, продолжая улыбаться. – Сколько раз я мечтал о том, чтобы вернуться в родные края.
– И за чем дело стало? – спросил Бобби Ли, присоединившийся к их компании.
– Вот именно, – поддержала его Карла. – Чего проще взять и упаковать чемоданы. Зачем самому себе создавать трудности?
– О, я нужен педофилическому обществу в Сиракузах, – ответил Джо Боб. – Я у них своего рода рупор. Мы издаем небольшой газетный листок, и я редактирую его. Он называется «Детская игра».
– М-да… хорошо, когда ты кому-то нужен, – дружески заметил Бобби Ли.
Дуэйн отошел в сторону и присел на раскладной стул. У него раскалывалась голова. Он знал, что стоит на минуту закрыть глаза, начнется головокружение, и у висков заиграют ослепительные огни.
Прикрыв глаза, он стал ждать, когда погаснет пламя, бушующее в голове, и вдруг ощутил запах духов. Таких ни у Карлы, ни у Джейси не было. Немного подумав, он решил, что эти духи могли принадлежать только Джанин. Открыв глаза, он увидел Джанин, опустившуюся на колени рядом с его стулом.
– Сегодня стало все ясно, – проговорила она. – У меня будет маленький кудрявый мальчик, о котором я давно мечтала.
– Слава Богу!
– Ты не очень-то радуешься, – упрекнула Джанин, не выпуская изо рта жевательную резинку. – Для меня, может быть, это самое важное событие в жизни.
– Я опьянел и поэтому не могу радоваться, как следует. Я слишком много выпил.
Джанин наклонилась к нему ближе и прошептала на ухо:
– Я хочу, чтобы ты снова был моим возлюбленным.
– Почему? – спросил Дуэйн, напуганный такой новостью.
– Лестер боится микробов, – хихикнула Джанин.
Дуэйн решил закрыть глаза и попытаться собраться с мыслями. Огненные точки снова бешено закружились в его голове. Они показались ему ярко раскрашенными микробами, которые раздражают, но вместе с тем не представляют опасности. Сквозь калейдоскопический вихрь он снова почувствовал дыхание Джанин у самого уха, смешанное с ароматом изысканных духов и запахом жевательной резинки.
– Ты можешь сразу не отвечать, – проговорила она.
Дуэйн был благодарен ей за это. Он подумывал уже о том, чтобы открыть глаза, когда благоухание прекратилось. Открыв глаза, он увидел, что Дженни Марлоу склонилась над ним и поцеловала его взасос. Дуэйн решил притвориться, что находится без сознания, а то чего доброго выяснится, что Дженни тоже ждет появления кудрявого мальчика.
– Он заснул, – кому-то сказала Дженни. Затем ее аромат уступил место аромату Карлы.
– Если я завтра в доме найду хоть одну бутылку русской водки, вылью все до единой капля, – проговорил Дуэйн, не открывая глаз.
– Дуэйн, ты еще не представил меня ни одному из своих однокашников, – сказала Карла. – Я вижу, ты по-настоящему пьян.
Дуэйн открыл глаза и обвел взглядом однокашников, которых он не представил жене. Ближе всех к нему стояла высокая неуклюжая женщина в зеленом платье. Она показалась ему знакомой. Возможно, они учились в одном классе. В школе она тоже была высокой и неуклюжей. Кажется, и тогда она питала страсть к зеленому цвету. Он попытался напрячь память, но на пьяную голову это было трудно сделать. Кажется, между ними что-то произошло, когда они ездили куда-то на баскетбольную встречу. Не сидели ли они на заднем сиденье, направляясь в Кроуэлл? Не обижались ли они?… Вроде бы, он раз поцеловал ее, и она ответила ему…
Но все это было так неопределенно, так размыто во времени. Имя женщины никак не всплывало в памяти. Возможно, ее звали Вильма… была ли девушка с таким именем в выпуске 1954 года? Что в баскетбольной форме девчонки выглядели очень сексапильными – вот это он определенно запомнил. Форма была из шелка или атласа и сидела свободно. Так удобно было просунуть под нее руку. Впрочем, и гладить шелковую форму было не менее приятно, чем то, что скрывалось под ней.
– По-моему, это Вильма, – ответил Дуэйн на обвинение жены.
– Вильма? А ее фамилия?
– Не знаю, – признался Дуэйн. – Я даже не уверен, что ее зовут Вильмой.
– Ну ты, Дуэйн, даешь! Даже не можешь припомнить фамилии тех, с кем учился в одном классе.
– Многие поразъехались, – сказал Дуэйн, отлично понимая, что попытка оправдаться звучит слабо. Из Талиа они разъехались не так уж далеко. Только Джо и еще двое-трое покинули границы штата, а в основном его бывшие выпускники не ступали ногой дальше Форт-Уэрта, хотя большинство осело еще ближе. Двенадцать лет они учились вместе, изо дня в день, из года в год, и на тебе – всех забыл. Просто невероятно! Он молча наблюдал, как эти люди пьют «Столичную» с соком и едят цыплят, изо всех сил показывая самим себе, что им очень весело, – но у них ничего не получалось.
Джейси болтала с Джо Бобом, напустив на себя самый беззаботный вид, но это была уже не охваченная восторгом королева, возвратившаяся домой, а женщина с меланхоличным и равнодушным лицом.
– Эта идея с приглашением класса оказалась ужасной ошибкой, – сказал Дуэйн жене. – Все разочарованы. Никто по-настоящему не радуется.
– Но они пытаются. Все стараются изо всех сил. Только один ты сидишь в стороне и дуешься.
– Я не дуюсь. Ты меня споила этой дурацкой коммунистической водкой, которую ты так любишь.
– С чего это Джанин Уэллс на глазах у всех вздумалось лизать тебя в ухо? Она ведь не из вашего класса.
– Откуда у Дики этот «порше»? – вопросом на вопрос ответил Дуэйн.
– Его купила Сюзи Нолан и подарила ему. Сейчас они как два влюбленных голубка.
– Купила и подарила ему? – переспросил пораженный Дуэйн. – Ее муж по уши в долгах и голодает у суда, а она покупает Дики дорогую машину?
– А по-моему, это хорошо, что Дики любит женщин в возрасте. В этом вопросе он не такой сноб, как многие мужчины.
– От этого вечера встречи я сейчас наложу в штаны. Чего все они корячатся, изображая, что им весело?
– Все равно скоро начнется вторая часть праздника, – сказала Карла и, допив свой коктейль, покинула его.
Дуэйн почувствовал некоторое облегчение, но не встал. Он продолжал сидеть, наблюдая за школьными товарищами и их женами и с трудом припоминая, с кем же он учился в одном классе: с этой женщиной или с этим мужчиной. Если они и были разочарованы, то свое разочарование выражали довольно шумно. До него доносились такие громкие голоса, что Дуэйну хотелось зажать уши ладонями. У одной женщины, которую он, конечно, не помнил, пронзительный голос напоминал визг тормозов, от которого становилось хуже, чем от перепоя.
Дуэйн уже собрался подняться, но неожиданно кто-то подошел сзади и осторожно положил руки ему на плечи. Он оглянулся и увидел Джейси.
– Появление на этом вечере было ужасной ошибкой, – призналась она. – А сама идея его проведения еще ужаснее.
– Согласен… Я почти никого не могу вспомнить.
– Я не о том.
– Понимаешь… я пьян. Могу чего-то и не понять.
– Нам больше нечего ждать – вот, что я хочу сказать. Мы уже не способны на то, чем увлекались когда-то, когда были половчее или похрабрее.
Дуэйн не совсем понял ее, но ему нравилось, что руки Джейси спокойно лежат на его плечах.
– Ты читаешь стихи? – неожиданно спросила она. Он отрицательно покачал головой.
– Помнишь Китса? Джон Сесил, бывало, читал их нам на уроках…
– Я в это время думал только о тебе. Иногда мне удавалось сползти с парты и заглянуть тебе под юбку.
– Было бы лучше, если бы ты слушал стихи, а не подглядывал за девочками. В конечном счете ты приобрел бы больше.
– Я никогда не думал о конечном счете.
– А вышло так, что ты лишился и юбок, и поэзии… «И поступь старости для них неотвратима».
– Чего?!
– «И поступь старости для них неотвратима», – повторила Джейси. – Это строка из одной его поэмы, которую ты не удосужился прочитать, хотя, конечно, тогда тебе было не до этого.
– Нам всем до старости еще очень далеко, – заметил Дуэйн, снова оглядывая сверстников. Те, у кого были самые разочарованные лица, кричали и шумели больше всех: у многих лица стали расползаться и походить на физиономии состарившихся боксеров. – Нам нет и пятидесяти.
– Но скоро будет, – проговорила Джейси, убирая руки и отходя в сторону.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Город страсти - Макмертри Ларри


Комментарии к роману "Город страсти - Макмертри Ларри" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100