Читать онлайн Город страсти, автора - Макмертри Ларри, Раздел - ГЛАВА 51 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Город страсти - Макмертри Ларри бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6 (Голосов: 4)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Город страсти - Макмертри Ларри - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Город страсти - Макмертри Ларри - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макмертри Ларри

Город страсти

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 51

Проснувшись утром, Дуэйн с неудовольствием осознал, что в огромном доме он совершенно один. Дики, который только вчера переехал к нему, провел ночь где-то на стороне, и Карла скрылась в неизвестном направлении. Двенадцать тысяч квадратных футов бесплатной площади были целиком в его распоряжении.
Приготовив яичницу, он вспомнил о Джуниоре Нолане, гостящем у них. Дуэйн отправился на его поиски и отыскал Джуниора в дальней гостевой комнате сидящим на полу с пачкой кукурузных хлопьев перед телевизором, по которому показывали «Улицу Сезам».
– Джуниор, как насчет яичницы? – спросил Дуэйн. – У меня еще есть отличные сосиски.
– Нет, спасибо, Дуэйн, – сказал Джуниор. – Я на диете.
– Почему? – удивленно спросил Дуэйн, глядя на осунувшегося Джуниора, который был похож на человека, обошедшего пешком земной шар.
– Фактически это не диета, а пост. Знаешь, это когда голодаешь за идею.
– И за какую идею ты изводишь себя?
– Нефтяную. Я голодаю за установление эмбарго на иностранную нефть. Если это не поможет, то тогда буду звонить рок-звездам, чтобы они провели концерт «В защиту нефти» и помогли голодающим нефтяникам… Ганди тоже постился. Я думаю, что справлюсь.
Впечатляющая фамильярность Джуниора в обращении со всемирной историей всегда немного пугала Дуэйна.
– Джуниор, все почти забыли, что ты находишься в доме. Тебя не было видно несколько дней. Ты мог бы сидеть здесь и умереть с голода, и никто бы не узнал об этом. Тогда твое нефтяное эмбарго уже не состоялось бы. Ты просто был бы мертв.
– Да… но, понимаешь, я пока что только готовлюсь к посту. Я пытаюсь жить на одних кукурузных хлопьях. Когда наступит юбилей, я планирую на лужайке перед судом разбить палатку и там поститься. Может быть, меня даже покажут по нашему телевидению.
– Я не думаю, что твое голодание перед судом улучшит праздничную атмосферу. Заметив тебя, туристы будут так удручены, что перестанут покупать тенниски с символикой.
Распродажа сувениров с символикой юбилея города в первый день открытия магазина шла «на ура», но уже на следующий день приток покупателей резко сократился. Первоначальный бум объяснялся тем, что местные жители по дешевке нахватали сувениров, чтобы дарить их ко дню рождения. Кое-кто, проезжая мимо Талиа (в основном, те, кто невнимательно смотрели в путеводитель), останавливались и заходили в магазин сувениров, но, как правило, заблудившиеся спрашивали только, как проехать. Два-три ворчуна, недовольные тем, что очутились там, где они находиться не собирались, даже критически отозвались о сувенирах. А один старый дурак из Невады оскорбил продавщиц, заявив, что город, который не может ничего предложить, не имеет права отмечать свое существование.
– Ну а что Невада может предложить, кроме игральных автоматов, которые всех подряд облапошивают? – спросила у него Лавел.
– Если вы такие темные, что не слышали о Боульдерской плотине, то вам остается надеть мешок на голову и утопиться, – отчеканил старик. – И потом, каждая, черт возьми, пядь Невады не идет ни в какое сравнение с этой Богом забытой дырой.
– Вас сюда никто не звал, и мы будем только рады, когда вы уберетесь отсюда, – выпадом на выпад ответила Лавел.
Мужчина уехал в старом «винебаго» размером не больше «фольксвагена». Смелая позиция Лавел сделала ее героиней дня, но не прибавила ей поклонников.
Джуниор пошел на кухню и с задумчивым видом проглотил несколько яиц и сосисок. У Дуэйна отлегло на душе. У того, кто отличается таким аппетитом, страсть к посту должна вскоре пройти.
– Черт! Здесь что, кроме нас, никого нет? – спросил Джуниор, оглушенный непривычной тишиной.
– Никого. Все разбежались по своим делам, – отговорился Дуэйн, не желая вдаваться в подробности и объяснять, почему вся его семья переехала к Джейси.
Он вышел из дома и попытался наладить дорогую дождевальную установку, которая по сложности мало чем уступала кухонному агрегату. В свое время он неохотно согласился на ее приобретение, но потом она заинтересовала его.
Он постарался убедить себя, что отсутствие семьи – всего лишь шутка, что скоро они все снова будут вместе, но в глубине души подозревал, что шутка может получиться невеселой. Чтобы отвлечься от размышлений о семье, он принялся тщательно изучать спринклерную
type="note" l:href="#n_7">[7]
установку. Если ее наладить, то практически за ночь можно получить мягкий зеленый газон. При наличии обильных запасов воды трава в летнее время в Талиа росла так быстро, что многие горожане большую часть дня занимались тем, что стригли свои газоны.
Он знал, что Карла не устоит перед красивым зеленым газоном, а если удастся ее вернуть (на более или менее постоянных условиях), за ней, несомненно, потянутся и остальные.
Провозившись с установкой, он все-таки ее наладил и отправился в город, жалея, что рядом нет Шорти и не с кем поговорить и хотя бы бросить взгляд. Сегодня он собирался помочь Эдди Белту и другим добровольцам, вызвавшимся развешивать транспаранты на центральной улице, но тех на месте не оказалось, поэтому пришлось отправиться в офис и молча сидеть там.
Просмотр информационного бюллетеня тоже не поднял настроения. Объем бурильных работ повсюду сокращался: новые скважины почти не вводились в эксплуатацию. Интересно, вернулся ли из Норвегии легендарный К. Л. Сайм, и ездил ли он вообще туда? Дуэйн не без нервного волнения сказал себе, что энтузиазм старика к хорошо отпечатанному предложению мог испариться, и что никаких миллионов из Одессы не поступит.
Чтобы как-то справиться с нервным напряжением, он сел в машину и поехал к дому Сюзи Нолан, но издалека заметил при подъезде пикап Дики. Дуэйн развернулся и отправился обратно в Талио несолоно хлебавши. Очень жаль, что не удалось залезть в постель Сюзи Нолан. Не имея ничего против Дики, он считал, что не очень справедливо, когда парень двадцати одного года пользуется оглушительным успехом у женщин, которых в Талиа не так уж и много.
В «Молочной королеве» не было ни души, зато главный перекресток города перед зданием суда был заполнен толпящимся народом. Поставив машину, Дуэйн заметил лежащего на тротуаре человека. Бобби Ли стоял над телом, обмахивая его своим сомбреро. Руфь и Дженни, совершенно безразличные к распростертому мужчине, стояли на высоких стремянках и пытались расправить праздничный транспарант, болтавшийся между двумя осветительными мачтами.
Дуэйн приблизился и увидел, что тело принадлежало Лестеру Марлоу. Возле него сидела Джанин и, жуя жевательную резинку, держала его за руку. Тутс Берн, шериф, тоже был здесь.
Тутс, закоренелый холостяк, недавно напугал весь электорат, женившись на девушке, сбежавшей из дома, которая по ошибке попала в Талиа, решив, что она в Джорджии.
Лестер открыл глаза, но не пошевелился.
– Лестер пытался покончить жизнь самоубийством, – произнес Бобби Ли тем же тоном, которым он возвещал о прибытии ливийских террористов.
– Ничего подобного. Ты не сможешь доказать это. Лучше заткнись! – бросила Джанин.
Бобби Ли, у которого под глазом разрастался многообещающий синяк, был обескуражен. Любое оспаривание его утверждения всегда приводило к тому, что он терял уверенность в себе.
– Ну… он нырнул с лестницы, – проговорил он неуверенно.
– Он свалился с лестницы, – настаивала Джанин.
Жена Лестера, Дженни, пытавшаяся натянуть полотнище прямо над головой мужа, была солидарна с Джанин.
– Скорее всего, он упал, – сказала она. – Мне кажется, он не умеет нырять.
Дуэйн присел на корточки возле Лестера, который вежливо молчал относительно спорного вопроса своего падения.
– Привет, – сказал Дуэйн. – Как самочувствие?
– Я хотел бы очутиться в тихой палате, – чуть слышно проговорил Лестер. – Сонни пошел за «скорой».
– Как угораздило тебя свалиться с лестницы?
– Я вообразил, что сижу на доске, а подо мной вода… потом понял, что лечу вниз.
Руководствуясь гражданским долгом, Лестер согласился взять на себя самую неблагодарную работу, связанную с празднованием столетия, – сидеть весь день в клетке над емкостью с водой. За монету в четверть доллара любой желающий мог швырнуть в него бейсбольный мяч, и если попадал, то Лестер летел в воду. А поскольку он являлся президентом банка, то четвертаки, предполагалось, так и посыпятся. Многие, кто находился на грани банкротства, захотят выместить свое разочарование на главе банка и «обмакнуть» его.
– Я люблю плавать только в бассейнах с подогреваемой водой, – добавил Лестер.
– Эта «скорая», наверное, еще не выезжала, – весело сказала Джанин. Почему-то кризисный момент вызвал у нее радость.
– Я мог бы дойти до госпиталя, – сказал Лестер. – До него только три квартала.
– Что ты! Что ты! – забеспокоился Бобби Ли. – У тебя, наверное, сломана шея!
Дуэйн попросил Лестера пошевелить пальцами и поднять ногу. Лестер не только пошевелил пальцами, он даже принялся быстро-быстро перебирать ими, словно печатая на невидимом текстовом процессоре.
– Его шея не сломана, – констатировал Дуэйн. – Он может идти пешком, если хочет.
С натягиванием полотнища-транспаранта у Дженни Марлоу ничего не получалось. Она слезла с лестницы, а Дуэйн полез довершать работу. Руфь, сидя напротив, критически наблюдала за его усилиями. Несмотря на все старания Дуэйна, полотнище отказывалось распрямляться. Зеваки стояли, задрав головы, и давали советы. Консенсус был достигнут в отношении того, что болтающийся, как тряпка, транспарант не будет способствовать привлечению туристов, распродаже сувениров и созданию атмосферы радости вокруг праздника.
– Если бы я увидел такой транспарант, то непременно нажал бы на газ, – заявил один пожилой мужчина.
– Все равно он долго не провисит, – заметил второй старожил города. – Первый же грузовик с бурильным оборудованием собьет его. Он висит слишком низко.
Дуэйн перестал работать и оглядел собравшуюся толпу. Он понял, что перед ним неблагодарные жители Талиа. Какими они были, такими и остались.
– Любого, кто считает, что у него получится лучше, я приглашаю на мое место.
В этот момент подъехал Эдди Белт, который, собственно говоря, вызвался выполнить эту работу, вылез из машины и небрежно спросил:
– Как, вы еще не повесили?
Дуэйн от возмущения взобрался на две ступеньки вверх и сел, приглашая Руфь сделать то же самое. Она не заставила себя долго ждать и последовала примеру шефа.
– Если не ценят нашу работу, нет смысла вкалывать, – проговорил Дуэйн, глядя на Руфь, которая с загадочным видом сидела напротив, не разделяя его чувство, а просто отдыхая.
С высокой лестницы город был виден как на ладони. Дуэйн не заметил ни одной приближающейся машины, ни одного туриста, поворачивающего в раздражении назад. Через улицу Ричи Хилл наводил последние штрихи на Старый Техасвилль, покрывая совершенно новый сарай серой краской «антик». Бастер Ликл отобрал этот колер, который, по его словам, очень напоминал цвет аутентичных досок Техасвилля, о которые он споткнулся.
– Ни к черту не годится так проводить день, – сказал Эдди Белт, хотя, судя по его довольной физиономии, он ничего не имел против такого времяпрепровождения.
– Дуэйн стал какой-то весь нервный, – бросила Дженни в толпу. – Нельзя и слова сказать без того, чтобы не обидеть его.
– Так ему и надо, – подхватил Бобби Ли. – Меня он обижал тысячу раз.
Дуэйну показалось, что он разглядел знакомую машину, на высокой скорости приближающуюся с востока. Не прошло и минуты, как Карла на своем БМВ проехала сквозь толпу зевак и остановилась прямо под транспарантом. Ее настроение, судя по всему, заметно улучшилось.
– Мама в бешенстве, – с ходу бросила она Дуэйну. – Я решила съездить к ней и попытаться ее успокоить.
Мать Карлы жила в Пекосе, на дальнем западе Техаса.
– Она в бешенстве с тех самых пор, как я познакомился с вашей семьей, – сказал Дуэйн. – Что она натворила на сей раз? Совершила убийство, поджог, изнасилование, а?
– Очень смешно, Дуэйн! – презрительно сжала губы Карла, снимая темные очки. – Если ты удосужишься вникнуть в то, почему меня нет дома, в первую очередь припомни все свои шуточки… Да, чего ты там делаешь?
– Как чего? Сижу… Я перебрался сюда на жительство. Итак, что натворила твоя мама?
Толпа, индифферентная к их семейным дрязгам, начала рассасываться. Остались лишь Бобби Ли, Эдди и Дженни.
– Она прогнала Кейси, – ответила Карла. Кейси был давнишним возлюбленным ее матери, который немало натерпелся от нее.
– Ох! – выдохнул Дуэйн.
– Вот именно! Если я не урегулирую их конфликт, она вздумает перебраться к нам, чего мы не можем допустить.
– Тебя же там нет. Чего волноваться?
– Ага! – улыбнулась Карла. – Боишься остаться без рабыни-прислуги, признавайся?
– Будь у меня рабыня, я определенно пожалел бы о ее уходе, – смеясь ответил Дуэйн. – Вся беда в том, что я не знаю, как она выглядит.
– Мужчины ничего не понимают в домашнем рабстве, – вступила в разговор Дженни, которой, как заметил Дуэйн, не терпелось высказать свое мнение. – Они просто не в состоянии понять, как мы выматываемся за день, – продолжала она. – Как будто так и надо. Нас даже никто не просит. Мы делаем за них ту работу, которую они сами должны, по идее, делать.
– Ну да, вроде подмешивания яда в чай со льдом… вроде растранжиривания всех денег, которые мы зарабатываем своим горбом, – не вытерпел Бобби Ли. – А они даже не могут после себя вымыть ванну.
Карла удивленно посмотрела на него и усмехнулась.
– О Боже! Какие мы нежные! Тебе так сильно действуют на нервы волосы, оставшиеся в ванной?
– Еще как действуют! Меня от них чуть не выворачивает, – признался Бобби Ли.
– Волосы вообще или волосы женских половых органов? – не унималась Карла.
– Просто волосы. Старые безобразные волосы.
– Кто тебе поставил фингал под глазом? Бобби Ли, который находился чуть ли не на грани нервного срыва, слегка пришел в себя и своим спокойным и рассудительным тоном объяснил:
– Ты не поверишь, но огромная и скользкая лягушка-бык прыгнула на меня прямо с дерева и угодила в правый глаз.
– Тебе не удалось убежать от нее?
– Выживают сильнейшие, – ухмыльнулся Бобби Ли.
– Эдди Белт издевательски засмеялся, услыхав, что Бобби Ли из числа сильнейших.
Руфи надоело сидеть одной без внимания, и она принялась дергать полотнище вверх и вниз.
– Давайте закончим нашу работу и потом примемся за другие полезные дела.
– Нет, правда, его надо немного поднять, – проговорила Дженни Марлоу, критически обозревая поникший транспарант.
Карла взглянула на Дуэйна и сказала:
– Пока, Дуэйн.
– Всего хорошего, Карла, счастливо тебе добраться, – попрощался с женой Дуэйн.
– Смотри, не вляпайся в какую-нибудь неприличную историю во время моего отсутствия, – предупредила она мужа.
– Все время, что тебя не будет, я просижу на этой лестнице. Здесь тихо-мирно. Отсюда можно следить за наступлением засухи.
Карла послала ему воздушный поцелуй. Дуэйн вытянул губы в воображаемом поцелуе. Через минуту ее БМВ скрылся за горизонтом на западе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Город страсти - Макмертри Ларри


Комментарии к роману "Город страсти - Макмертри Ларри" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100