Читать онлайн Три самые счастливые недели, автора - Макмаон Барбара, Раздел - Восьмая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макмаон Барбара

Три самые счастливые недели

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Восьмая глава

Через час они выехали с ранчо. Мик рассчитывал вечером встретиться с ребятами в местном баре, куда ходили ковбои. Что же касается дня, Кэнди сможет провести его так, как ей заблагорассудится. Оставалось только надеяться, что Мик переживет этот день. А планы на вечер они еще успеют обдумать.
Старенький джип успешно преодолел спуск по горной дороге и выбрался на ровный участок, ведущий прямиком к Лэрами. Кэнди глазела по сторонам, жадно разглядывая окружающую местность. Она знала, что после возвращения домой никогда больше не проедет по этой дороге. На секунду ей даже взгрустнулось от этой мысли. Неужели она полюбила Вайоминг?
Вдали показался Лэрами. Высокие тополя в старой части города были единственной группой деревьев на протяжении многих миль. Поросшая травой равнина, окружающая город, тянулась до самого подножия гор.
Тут не было пальм, и в воздухе не чувствовался привкус соли. Здешний воздух был сухим и горячим, и пах травой. Хотя в этом тоже была своя суровая красота. Во Флориде нет ничего похожего на эти горы. И широкие просторы поражают любого, кто привык к изобилию деревьев, кустарников и цветов.
— Ты когда-нибудь был в Майами? — спросила Кэнди на въезде в город.
— Нет.
Мик упорно молчал всю дорогу. Хотелось бы ей знать, о чем он думает. Беспокоится о ее безопасности? Нет, если бы у него сомнения, он никогда бы не уехал из «Бар Би».
— У тебя будет возможность посмотреть город, когда ты отвезешь меня домой?
— Вряд ли.
— Я могла бы показать тебе, — робко предложила Кэнди.
Мик взглянул в ее сторону.
— Мы приедем вечером накануне судебного заседания. На этой неделе уже подбирают жюри присяжных. Когда закончат, нам сообщат, и мы отправимся в Майами. Ты выступишь одной из первых, но мы будем охранять тебя, как зеницу ока, пока не убедимся, что ты в безопасности. Моя работа заключается в том, чтобы доставить тебя в Майами. После этого я сразу вернусь домой.
Кэнди сглотнула. Его объяснение было таким сухим и немногословным. Неужели его нисколечки не волнует, что они никогда больше не увидятся?
— Тогда возьми отгул и сходи со мной на пляж.
Молчание явно затянулось. Кэнди уже решила, что Мик не собирается отвечать.
— Зачем? — спросил он наконец.
— Ты показал мне частичку Вайоминга. Я сама никогда не побывала бы на ранчо. Я хочу отблагодарить тебя. — Ее ответ казался вполне разумным. Каким бы проницательным не был Мик, вряд ли у него возникнут


сомнения.
— Это работа, Кэнди. Как только ты выступишь в суде, твоей жизни уже ничто не будет угрожать. Тогда и наши с тобой отношения закончатся.
— Понимаю. — Девушка невидящим взором уставилась на ветровое стекло. Конечно, для Мика это всего лишь работа. Надо же было ей оказаться такой глупой, чтобы ощутить какое-то чувство там, где на самом деле нет ничего. В конце концов у нее будет целый список мужчин, в которых она влюблялась, и которым была не нужна.
— Кэнди...
Она повернулась к нему и одарила сияющей улыбкой. Только она и знала, чего ей это стоило.
— Не беспокойся, шериф. Мы, южане, славимся своим гостеприимством. Я просто хотела показать тебе свой город, после того, как ты показал мне свое ранчо. Я понимаю, что такое работа. Так чем мы сегодня займемся? Какие магазины есть в Лэрами?
— В Лэрами главная достопримечательность — университет. А о магазинах я ничего не знаю.
— Ты здесь учился?
Мик кивнул. Кэнди улыбнулась, это была еще одна частичка информации, которую она запомнит на долгие годы.
— На юриста?
— На криминалиста.
— А братья тоже здесь учились?
— Да.
Кэнди подождала немного, но Мик больше ничего не добавил. Очевидно, если она хочет что-то из него выудить, придется расспрашивать. Но девушка не была уверена, что у нее хватит смелости.
Мик уже ехал по городу, и Кэнди начала проявлять интерес к окружающим видам: Лэрами слишком сильно отличался от Майами. Во-первых, здесь не было высоких домов. Магазины и учреждения размещались в кирпичных, одно-или двухэтажных зданиях. Самые высокие дома, насколько она успела заметить, не превышали четырех-пяти этажей. Когда Мик остановил машину под раскидистым тополем, Кэнди взглянула на него с любопытством.
— Мы можем начать прогулку отсюда. Чтобы осмотреть университет.
— Замечательно. — Если бы полгода назад кто-то сказал Кэнди, что она будет так стремиться на экскурсию по Вайомингскому университету, она обозвала бы этого человека идиотом. Но такая прогулка предоставляла ей желанную возможность больше узнать о Мике... если еще удастся его разговорить.
К тому моменту, когда Кэнди обошла весь университет, она выяснила кое-что новенькое о Мике Блейке. Он устроил для нее настоящую экскурсию, дополненную смешными историями о своих студенческих годах. Хотелось бы ей познакомиться с ним еще тогда. Был ли он более бесшабашным? Кэнди подозревала, что его серьезный характер — врожденное качество, и Мик воспользовался им в полной мере, чтобы добиться успеха на выбранном поприще.
— Что теперь? — весело спросила Кэнди на пути к джипу.
— Пообедаем, затем поедем, куда захочешь, но в пределах разумного.
Кэнди улыбнулась.
— Тогда я выбираю магазины и кино.
— Магазины?
— Конечно. И не надо делать такое испуганное лицо. Я хочу узнать, что продается в ваших магазинах, как здесь выставляется товар. А вдруг это даст мне идеи, которые я смогу применить у себя. — На мгновение Кэнди задумалась о том, есть ли у нее еще работа. Но сейчас она ничего не могла изменить. До конца дня она собиралась радоваться жизни и близости Мика.
Нахально взяв Мика под ручку, Кэнди улыбнулась ему, слегка прижавшись к его крепкому телу, которое так сильно ее возбуждало. На мгновение она дала волю чувствам. Похоже, девушка даже забыла, что собиралась сказать. Ее пальцы дрогнули, волна дрожи пробежала по всему телу, сердце забилось в два раза быстрее.
— Мы ничего не будем покупать, шериф. Я просто хочу посмотреть. Когда насмотримся вдоволь, пойдем в кино. Какие фильмы тебе нравятся? Я не была в кино целую вечность, особенно после того, как это вдруг оказалось опасным. Но здесь ведь нам ничто не угрожает, как ты думаешь?
— Конечно, в противном случае я не повез бы тебя в город.
Но Кэнди была уверена, что Мика вовсе не радует мысль о совместно проведенном времени. Он все утро держался от нее на расстоянии.
Он сбросил ее руку, взявшись за дверную ручку джипа. Как только Кэнди скользнула внутрь, он захлопнул дверь с такой силой, что машина затряслась. Кэнди моргнула, не понимая, что вывело его из себя на этот раз.
— Где бы ты хотела перекусить? — спросил он, сев за руль.
— Где угодно, лишь бы там были жирные гамбургеры и хрустящая картошка. И молочный коктейль, большой стакан шоколадного. Лук, нарезанный кольцами, тоже, если будет.
— Почему тебе так нравится все, что вредно для здоровья?
Кэнди усмехнулась и придвинулась ближе, признавшись:
— Я жутко соскучилась по сытной, дешевой еде. Я часто ела все это в своей обычной жизни. И по-моему, мне до смерти надоело сидеть взаперти.
Мик подавил стон и повернул ключ зажигания. Джип снова наполнился запахом жимолости. Если Кэнди придвинется еще ближе, чего доброго Мик забудет о своем решении соблюдать дистанцию и будет обнимать ее весь остаток пути. Ему хотелось поцелуем убрать эту нахальную усмешку с ее лица и дразнящие огоньки из ее глаз. Всего один поцелуй, и ее лицо вновь обретет это сладострастное выражение, которое Мик видел несколько раз.
И этот единственный поцелуй моментально развеет всю его решимость. Мик должен держаться от нее на расстоянии, как хотел бы держаться на расстоянии от Эми. Кто обжегся на молоке, дует на воду. Но сейчас он почти перестал владеть собой. Он хотел Кэнди. Ему нравились ее откровенные заигрывания, и он хотел большего; ему нравился ее детский восторг перед всем, что касалось ранчо и лошадей; ему нравилось видеть это наполовину удивленное, наполовину восхищенное выражение, возникающее на ее лице, когда она сталкивалась с чем-то неизведанным.
Мик разыскал дешевую закусочную и подождал пару секунд, пока освободится место для парковки.
— Хочешь есть внутри или прямо здесь? — спросил он, заглушив двигатель.
Кэнди осмотрела маленькое кафе, наполненное толпой студентов и несколькими бизнесменами.
— Здесь, там слишком людно.
— Я возьму еду и вернусь. Никуда не уходи.
— Куда мне идти? Я умираю с голоду, и ты думаешь, что я еще куда-то пойду? Да это место — сущий рай. Что же мне...
Мик приложил ей палец к губам.
— Замолчи. Я скоро вернусь.
Кэнди смотрела, как Мик прокладывает себе путь сквозь толпу. Она неосознанно провела языком по верхней губе. Мик мог бы найти более действенный способ заставить ее замолчать, мечтательно подумала Кэнди. Он мог бы поцеловать ее снова.
О, это было бы великолепно. Кэнди нужно прилагать больше усилий, чтобы сохранять дистанцию и бороться с влечением, которое она чувствует к нему. Очень скоро она вернется домой, и Вайоминг останется для нее всего лишь воспоминанием. Но если она не хочет уехать отсюда с разбитым сердцем, ей нужно, чтобы все осталось только в воспоминаниях!
Но Кэнди не могла отвести глаз от Мика, когда он шел через автостоянку, неся в руках их обед. Рядом с ним любой другой мужчина казался бледной тенью. Мик всегда был начеку. Даже проходя через стоянку, он внимательно смотрел по сторонам. У Кэнди потеплело на душе. Даже если это всего лишь работа, никто другой не принимал ее благополучие так близко к сердцу. Отец почти ее не замечал, если не считать тех случаев, когда ужин не был готов вовремя. Роберт вообще не беспокоился о ее благополучии. Только Мик.
Кэнди любит его. Это глупо... бессмысленно. Но ругать себя за то, что оказалась такой влюбчивой идиоткой, бесполезно. Она его любит.
— Ты не говорила, какие именно бутерброды хочешь, но остальную часть твоего заказа я выполнил в точности, — сказал Мик, открывая дверь со своей стороны.
— Да, спасибо. — Кэнди взяла бутерброд. Ее аппетит пропал — вместо этого она хотела любоваться Миком. Но она послушно откусила кусочек. Божественно! Внезапно волчий голод вернулся. — Очень вкусно, — похвалила она с набитым ртом.
Слегка улыбнувшись, Мик кивнул и тоже принялся за еду.
Кэнди откинулась на спинку сиденья и отдала должное обеду. Они ели молча, и девушка наслаждалась каждым кусочком. Макая в кетчуп ломтики жареной картошки, она откусывала понемножку, растягивая удовольствие. Прошло уже несколько месяцев с тех пор, как она в последний раз ела так вкусно.
Они с Миком брали картошку и луковые кольца из одного пакета. Однажды их пальцы случайно соприкоснулись. Кэнди заметила это, и когда Мик в следующий раз потянулся за картофелем, ее рука была тут как тут. На секунду их пальцы дрогнули, замерли.
Мик взглянул ей в глаза. Волна жара окатила Кэнди с головы до ног. Остаток бутерброда был забыт. Сейчас она уже не чувствовала голода. По крайней мере, голода к еде. Кэнди выпустила из рук бутерброд, и он упал на салфетку. Она не сводила глаз с Мика, ее рот приоткрылся, сердце чуть не выскакивало из груди.
Мик склонился к ней, прикоснувшись ладонью к ее щеке. Большой палец погладил уголок ее рта.
— У тебя здесь горчица, — сказал Мик так тихо, что Кэнди едва расслышала слова.
Проведя языком по краю рта, она попыталась слизнуть каплю.
Мик со стоном привлек девушку к себе.
— Я это сделаю, — сказал он, прижимаясь губами к ее рту.
Кэнди схватила его за плечи и обняла. Весь мир завертелся вокруг нее, сияя яркими красками и даря незабываемые ощущения. Когда язык Мика скользнул по ее губам, она приоткрыла рот. Желая еще большей близости, она повернулась на узком сидении и прильнула к Мику, забыв про картошку, недоеденные бутерброды и напитки.
— Что за черт... — Мик шарахнулся от нее, лихорадочно пытаясь подхватить стакан с газировкой, выплеснувшейся на джинсы. — Блин, какая холодная! — Он поставил стакан и схватил пачку салфеток, чтобы вытереть хотя бы часть жидкости.
— Прости, — сказала Кэнди, убирая оставшуюся еду. Ее коктейль наклонился, но он был настолько густым, что не пролилось ни капли. Взяв свою салфетку, девушка промокнула влажную джинсовку, но тут рука Мика схватила ее за запястье и оттолкнула.
— Не трогай меня.
— Я просто хотела помочь, — возразила Кэнди.
Мик откинулся на спинку сиденья и прикрыл глаза.
— Проклятье. Я не хотел этого. Я просто взялся за это задание, потому что знал, что смогу защитить свидетельницу. А такого мне не надо!
— Не надо чего? — смущенно переспросила Кэнди. То они целуются, забыв обо всем на свете, а то Мик вдруг начинает ругаться и оправдываться.
Он обернулся и взглянул на нее.
— Мне не нужно это сексуальное притяжение, возникающее между нами, — медленно прошипел он сквозь зубы. — Ты — мое задание, и ничего больше.
Кэнди резко повернулась к нему, встала коленом на сиденье и уперла руки в бока.
— Я ничего такого у тебя не просила, мистер Крутой Американский шериф. Во-первых, ты мог просто сказать, что у меня соринка возле рта, и предоставить мне самой позаботиться об этом. Но нет, тебе понадобилось самому это сделать. Что же касается сексуального притяжения, оно взаимно, или ты этого не еще не понял? Так в чем загвоздка? Я не замужем, ты не женат. И может, мне это нравится. — Даже очень!
Мик посмотрел в боковое окно.
— Стокгольмский синдром.
— Что?
— В случаях, когда человека похищают или берут в заложники, и жертва привязывается к своему похитителю, это называется Стокгольмским синдромом. У тебя то же самое. В последнее время я был твоей единственной связью с внешним миром. Тебе приходится рассчитывать на меня и только на меня. Поэтому ты решила, что влюбилась. Так же, как беременные женщины влюбляются в гинекологов.
Кэнди смотрела на него, разинув рот от изумления.
— С ума сошел? Я ведь не заложница, и влюбилась в тебя вовсе не потому, что ты моя единственная связь с миром.
— Ты вообще в меня не влюбилась, — отрезал Мик, все еще глядя в окно.
— Хочешь поспорить?
Когда Мик повернулся к девушке, ее жар схлынул. На его место пришел ледяной холод, от которого Кэнди бросило в дрожь.
— Выслушай меня, Кэнди Адамс, потому что я знаю, о чем говорю. Однажды я был влюблен в прекрасную женщину. Эми Сютклиф. Наша помолвка продлилась несколько месяцев. Я был от нее без ума. И в результате потерял голову. Она хотела совершенно другого. Ей не нравилось Колорадо, она рвалась в Нью-Йорк. Ей в самом деле не нравилась моя работа, она хотела, чтобы я устроился в компанию ее отца. Она стремилась к ярким огням, вечеринкам и разгульной жизни. Но я не понимал этого. Потом она уехала к знакомым в Нью-Йорк. Когда я встретился с ней снова, ее любовь ко мне угасла. Ушла. Испарилась. Мое чувство не прошло так быстро. Но я усвоил один очень важный урок. От нее, и от моего отца. Я не хочу связываться с женщинами, особенно с блондинистыми красотками из Майами-Бич, помешанными на бикини, пляжных мальчиках и океане.
У Кэнди камень лег на сердце. Мик любил другую женщину. Ну и что с того, — усмехнулся ее внутренний голос, — ты тоже думала, что любишь Роберта.
— Прости, — прошептала она, желая его утешить.
Мик посмотрел на свои джинсы, на мокрые, скомканные салфетки в руке и пожал плечами.
— Время лечит. Но я многому научился. Как бы сильно меня не влекло к тебе, или тебя ко мне, это пройдет через неделю после твоего возвращения домой.
Кэнди села, свернула в комок салфетку с остатками бутерброда и выбросила ее в пакет для мусора. Взяв свой коктейль, девушка попыталась отвлечься от слов, отдающихся эхом в ее мозгу. Она не думала, что забудет Мика через неделю, но он уверен, что забудет ее. Шоколадный напиток показался ей совершенно безвкусным. Глубоко вздохнув, Кэнди старалась сдержать слезы. Черт, как же она устала! Ей просто хотелось вернуться к своей обычной жизни. Она бы всем пожертвовала ради возможности повернуть время вспять и остаться дома в ту роковую ночь.
Неужели это правда? Но тогда она не встретилась бы с Миком Блейком. Несмотря на сердечную боль, Кэнди была рада этому знакомству. Она знала, что будет скучать по Мику после возвращения в Майами, будет вечно мечтать о несбыточном. Но сейчас у нее в запасе есть еще несколько дней, чтобы создать приятные воспоминания на остаток одинокой жизни, которая ждет ее впереди.
Неловкое молчание длилось целую вечность. В конце концов Кэнди допила коктейль и выбросила стакан. Как по сигналу, Мик схватил пакет с мусором и распахнул дверцу со своей стороны. Наверное, ему понадобится некоторое время, чтобы дойти до урны. Кэнди взглянула ему вслед, затем решительно отвернулась. Она не даст ему еще одну возможность причинить боль ее израненному сердцу.
— Куда теперь? — жизнерадостно спросила Кэнди, когда Мик снова залез в джип.
— Прошвырнемся по магазинам, как и собирались. Но мне не хотелось бы тратить на это весь день.
— Не думаю, что в Лэрами так много магазинов женской одежды. На какой фильм ты бы пошел?
Кэнди больше не собиралась откровенничать с Миком Блейком. Когда они шли по главной улице, она держалась отстраненно. Переходя через дорогу, Мик инстинктивно к ней приблизился. Но Кэнди ни разу не позволила ему до себя дотронуться. Делая шаг в сторону, она сохраняла вокруг себя свободное пространство, в которое не пускала Мика.
Ее радостное настроение испортилось после ссоры за обедом. Но теперь ее волновала дюжина вопросов по поводу Эми Сютклиф. Мик действительно разочаровался в Эми или все еще любит ее? Что если он ошибается, и Кэнди не забудет его через неделю?
— Вот и все. Я достаточно насмотрелась, — заявила Кэнди после прогулки по магазинам на Первой и Второй улицах. — Теперь пришло время для кино и воздушной кукурузы.
— Уже проголодалась? Ты ведь только что пообедала.
— Никто не ходит в кино без воздушной кукурузы и газировки, — ответила девушка таким тоном, словно изрекла бесспорную истину.
— Кинотеатр рядом со студенческим общежитием.
— Веди, шериф.
Когда они пришли в огромный кинотеатр с несколькими залами, Кэнди изучила афишу.
— Я не хочу смотреть на лужи крови, — твердо заявила она. Она уже пресытилась этим в реальной жизни.
— А я не хочу смотреть душещипательные мелодрамы, — быстро ответил Мик.
Кэнди покачала головой.
— Я тоже. — Ей было бы слишком больно видеть чью-то счастливую любовь, тогда как в ее жизни ничего такого уже не будет. — А как насчет комедии?
— Прекрасно, — одобрил Мик. Это даст ему пару часов отдыха. Он знал, что обидел Кэнди своими словами, и надеялся, что был не слишком грубым. Но какой смысл обманывать себя и ее. Как бы сильно Мик ни хотел быть с ней, он знал, что как только Кэнди вернется к обычной жизни, он останется в ее памяти всего лишь неприятным воспоминанием, связанным с трудным периодом в жизни.
После фильма он отыщет тихое местечко для ужина и затем отвезет ее домой.
Этот день только кажется бесконечным. Через каких-нибудь несколько часов Кэнди уляжется спать, а Мик останется наедине с собой.
То, что ему и надо.
Кэнди не знала, что подумает Мик, если она пересядет на соседнее сиденье и между ними останется пустое кресло. Наверное, решит, что она обиделась. На самом деле это не так, просто сидя так близко к Мику, Кэнди чувствовала его тепло и это мешало ей сосредоточиться на фильме. Рука Мика лежала на ручке кресла, и Кэнди отодвинулась влево до предела, чтобы как можно меньше чувствовать его волнующую близость. Она потребовала взять два отдельных пакетика с воздушной кукурузой, чтобы даже пальцем до него не дотрагиваться!
Но девушку не отпускала жгучая боль из-за того, что Мик так небрежно отмахнулся от ее откровенного признания в любви. Ее чувства не имели ничего общего с каким-то дурацким синдромом. Ее охраняли судебные исполнители на протяжении нескольких месяцев. И она не испытывала ни малейшего проблеска чувств ни к одному из них. Даже Мик нравился ей далеко не всегда. Когда он строил из себя генерала, ей хотелось сбить с него спесь. Но Кэнди любила его. И что бы он ни говорил ей, это чувство пройдет очень, очень нескоро.
Но больше Кэнди об этом не заикнется. Если Мик считает ее любовь временным заскоком, возникшим в результате их тесных взаимоотношений, пусть все остается как есть. Еще не хватало, чтобы Мик ее жалел. В общем, она постоянно влюбляется в неподходящих мужчин. Может, когда-нибудь Кэнди сможет это изменить. Может, и нет. Но она никогда не скажет Мику, как важен он стал для нее.
Когда в зале раздался смех, Кэнди обратила внимание на происходящее на экране. Нужно отвлечься, забыть про сердечную боль и жить настоящим. Ей повезло, что она еще жива. Повезло, что встретила Мика. Этого достаточно.
За ужином Кэнди полностью оправдала представления Мика о ветреных блондинках. Она заигрывала с ним, с официантом, со всеми подряд посетителями, ожидающими в вестибюле. Она рассказывала нелепые байки о Майами-Бич, о «латинских любовниках», блуждающих по пляжу в поисках курортниц, которые ездят на юг с одними интрижками на уме. Она рассказывала шокирующие истории о своих первых днях работы в модном магазине. Мик то смеялся, то хмурился, но, самое главное, не сводил с нее глаз весь вечер.
Кэнди убедила его в том, что счастлива и беззаботна. Ни на секунду он не заподозрил, как сильно ей хочется вернуться домой, упасть на постель и разреветься.
— Можем идти? — спросил Мик, когда Кэнди отставила в сторону кофейную чашку.
— В кантри-бар? — радостно воскликнула девушка.
— Домой.
— Я думала, мы повстречаем ковбоев с ранчо в «О-кей коррале».
— Нет.
— Почему? — Кэнди начала злиться, но пока что держала себя в руках. Первым делом нужно выяснить, что у Мика на уме. А потом уже устраивать истерику.
— Кэнди, мы приехали сюда, чтобы ты могла отдохнуть от ранчо. В твоем распоряжении был целый день, а теперь пора домой.
— Судя по твоим собственным словам, мои преследователи верят, что я все еще нахожусь во Флориде. У тебя нет никаких причин подозревать, что мне грозит опасность. Я хочу танцевать!
Мик склонился над столом и свирепо уставился на нее.
— Так ты только об этом думаешь, о развлечениях? Мы приехали сюда сегодня, чтобы ты могла развеяться. Твоя жизнь под угрозой. Я прилагаю все усилия, чтобы уберечь тебя. Для меня это тоже опасно. Но вы не думаете об этом, мисс Адамс, вы думаете только о собственных развлечениях!
— Развлечениях? Развлечениях? Моя жизнь разрушена, может у меня уже и работы нет. Я до смерти напугана, а по ночам вижу такие кошмары, что не могу спать, и ты думаешь, меня волнуют развлечения! Ты полнейший кретин! Я изо всех сил пытаюсь сохранить веселое выражение на лице после всего, что стряслось в моей жизни, не по моей вине, между прочим. Я не собираюсь сваливать это на окружающих, или сообщать им о своих страхах, с которыми живу, но это не имеет ничего общего с развлечениями. Я просто хочу несколько часов провести на танцах, чтобы забыть о нависшей надо мной угрозе. Если это преступление, значит я виновна в этом.
Кэнди швырнула салфетку на свою тарелку и отодвинула стул. Со слезами на глазах она повернулась и бросилась к туалетам в задней части ресторана.
— Черт. — Мик проводил ее взглядом, зная, что был не прав. Конечно, Кэнди испугана, ведь судя по отчетам, ее дважды пытались убить. Она оказалась в двух тысячах миль от дома, от родственников и друзей. Ее жизнь разбилась вдребезги полгода назад, когда она стала свидетельницей тяжкого преступления. А он обращался с ней, как будто она преступница.
Мик в ожидании смотрел на дверь туалета. Он знал о кошмарах Кэнди, даже успокаивал ее пару раз. Но он понятия не имел о том, что за ее весельем и жизнерадостностью скрывается ужас. Мик судил о ней по внешнему впечатлению, ни на секунду не заподозрив, что это всего лишь притворство.
Слишком круто для его интуиции и проницательности.
Шли минуты. Мик уже решил было послать за Кэнди официантку, но в конце концов девушка вышла сама.
Он бросил деньги на стол и остановил ее.
— Идем. Тревор и Стив уже волнуются, куда мы запропастились.

***

— Так вот что значит кантри-бар, — сказала Кэнди, когда спустя десять минут они подъехали к «О-кей корралю». По дороге никто не произнес ни слова. Кэнди все еще обижалась на Мика. Она не знала, что заставило его изменить решение, но радовалась этому. Стены в «О-кей коррале» были обшиты деревянными панелями. Огромное зеркало висело за старомодной стойкой. Бар состоял из двух комнат: просторной главной комнаты и задней, поменьше. Деревянные столы и стулья были расставлены по всему помещению. В углу готовилась к выступлению группа музыкантов, состоящая из двух гитаристов, пианиста и ударника. Табачный дым стоял столбом.
— Никогда раньше не была в кантри-баре? — спросил Мик, осматриваясь по сторонам, и убеждаясь, что все здесь выглядит вполне естественно. Постепенно он расслабился. Кое-кого из посетителей он знал. И Кэнди права. Никому не известно, что она прячется в Вайоминге.
Они нашли свободные места и сели, но как только заиграла музыка, Кэнди пригласил на танец высокий фермер. Как и у большинства местных, на нем были джинсы, сапоги и ковбойская шляпа. Он назвался Расти Морганом. Девушка взглянула на Мика, ожидая возражений. Но Мик лишь пожал плечами и кивнул, хотя глаза его сузились.
— Впервые в городе, дорогуша? — спросил Расти.
— Приехала погостить в «Бар Би», — ответила Кэнди, пытаясь попасть в такт совершенно незнакомого ей быстрого танца.
— Подружка Сары? — Расти закружил ее волчком.
— Мика, — сказала она, переведя дыхание.
— Вот уж не думал, что его интересуют женщины.
— Ему не обязательно интересоваться женщинами... мы просто друзья. — Может даже и нет, грустно подумала Кэнди.
— Если вы просто друзья, ты можешь подыскать себе другого парня.
Кэнди взглянула на него и улыбнулась.
— Конечно могу, милый, но я разборчива.
Музыка замедлила ритм, и Расти привлек девушку к себе.
— Я и сам разборчив, — сказал он, опуская голову почти ей на плечо. — Откуда ты, малышка? У тебя такой заметный говорок.
— Из Флориды. Ты бывал в Майами-Бич?
— Ни разу. Но если ты позовешь, могу съездить.
Кэнди хихикнула. Вот теперь это был самый настоящий флирт. Если Мик видит это, то поймет, что на ранчо она не собиралась ни с кем заигрывать.
— Выпить не желаешь? — спросил Расти, когда они медленно двигались под плавную мелодию. На мгновение Кэнди захотелось, чтобы Мик пригласил ее на танец. Об объятиях с ним она и мечтать не смела. Но в действительности ее обнимал Расти, и обнимал слишком крепко, если не сказать хуже.
— Знаешь, Расти, это будет невежливо. В конце концов, Мик привел меня сюда. Значит, и уйти я должна с ним, как ты думаешь?
Расти поднял голову, отыскал взглядом Мика и усмехнулся.
— Знаешь, дорогуша, этот ковбой кажется слишком диким, чтоб его можно было приручить. Думаю, тебе безопаснее будет уехать со мной. — Он посмотрел ей в глаза и улыбнулся.
Кэнди улыбнулась в ответ. Он был забавным. Впервые за долгое время у нее появилась возможность расслабиться и радоваться жизни. Мик позаботится о ее безопасности. Она не нужна ему, так может, имеет смысл пофлиртовать с кем-нибудь и весело провести вечер. А через пару дней она уже будет на пути в Майами.
— Я знаю мало ковбоев, но неужели все они такие быстрые, как ты? — спросила она.
— Лапочка, если бы я не подсуетился вовремя и не пригласил тебя, их бы целая толпа налетела. Но я своего не упущу. Мы с тобой пропустим по стаканчику и ты сможешь рассказать мне историю своей жизни. — Расти уткнулся носом ей в шею
— А когда ты расскажешь мне свою историю?
— Когда угодно. Позже. Хоть целую ночь, если захочешь.
Прежде чем Кэнди успела придумать достойный ответ на его заигрывания, сильная рука Мика схватила ее за плечо и оттолкнула от Расти.
— Твое время вышло, Кэнди. Попрощайся с Расти.
— Эй, парень, мы с девушкой еще танцуем, — возразил Расти.
— Мик, отпусти меня! — Кэнди залилась краской от возмущения.
— Разве она не сказала тебе, что мы с ней помолвлены? — спросил Мик.
Расти удивился.
— Нет. Даже не заикнулась. Сказала, что вы друзья. Я не хотел уводить у тебя девушку, Мик.
— Мы просто танцевали, Мик, и нечего делать вид, что это страшное преступление. По-моему, мы даже не друзья! — Кэнди рывком высвободила руку и повернулась к Расти. — Спасибо за танец и за беседу. Мне было весело. — Окинув Мика сердитым взглядом, она гордо удалилась с танцплощадки и направилась в туалет. Кажется, сегодня это ее любимое место. Ей нужно привести себя в порядок перед возвращением на ранчо.
Ее уединение было недолгим. Спустя пять минут вошла незнакомая женщина, которую Кэнди чуть раньше видела на танцплощадке. Она улыбнулась девушке.
— Привет.
— Привет, — ответила Кэнди, раздумывая, сколько еще можно скрываться тут от Мика. Он так ее разозлил.
— Ты пришла с Миком Блейком, верно ведь? Он снаружи землю копытом роет.
— Он всегда такой, — сказала Кэнди.
— Поздравляю с помолвкой. Никому еще не удавалось его окрутить.
— Эта помолвка может оказаться самой короткой в мире, — пробормотала девушка.
— Ну что же, следовало ожидать, что парень взревнует, если его девушка танцует с самым отъявленным бабником в городе.
— Это Расти что ли? — недоверчиво переспросила Кэнди, взглянув в глаза незнакомки.
— Конечно. Он может очаровать кого угодно, и уже разбил кучу девичьих сердец.
— Он был таким милым.
Женщина рассмеялась.
— Вот именно. Уверена, ты познакомилась с ним уже после встречи с Миком. Значит, Мику повезло. Иди и утешь его, милая.
Кэнди улыбнулась и направилась к двери, чувствуя себя, словно обреченная на казнь. Если кто и может утешить Мика, то только не она. Наверняка он думает, и не в первый раз, о том, что зря привез ее сегодня в Лэрами.
— Готова ехать? — спросил он, как только Кэнди вышла из дамской комнаты.
— Нет. Не готова. Я пришла на танцы и хочу танцевать. Я вижу здесь Джейсона и Стива. Если тебе хочется домой, поезжай. Они привезут меня позже. — Кэнди не собиралась терять единственный вольный денек за несколько месяцев.
— Прекрасно, значит будем танцевать. — Мик до боли сжал ее руку, но Кэнди была настолько поражена его заявлением, что могла только покорно следовать за ним.
Они танцевали. На протяжении всех подряд мелодий Мик танцевал с Кэнди. Его глаза блестели, словно подбивая ее сказать: «Хватит». Но ее глаза сверкали в ответ: «Никогда». Она не знала движений, Мик ее научил. Не знала песен, но вскоре запомнила слова. Когда звучала медленная музыка, Кэнди оказывалась в крепких объятиях Мика — он прижимал ее к себе так плотно, что она не могла сдвинуться с места, не ощутив всем телом его прикосновений.
У нее закружилась голова. Окутанная теплом его тела, Кэнди не замечала холода в его глазах, и могла представить себе, что он хочет ее так же сильно, как и она его. Представить, что он любит ее, как когда-то любил Эми.
Что он любит ее так же сильно, как она его.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара

Разделы:
1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 глава 10 глава 11 глава

Ваши комментарии
к роману Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара



Роман понравился, спасибо!
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараЕвгения
21.01.2012, 6.26





классно!!!
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараЛюбовь Владимировна
14.07.2013, 16.14





отлично
Три самые счастливые недели - Макмаон Барбаратайна
14.07.2013, 21.26





Роман очень хорош. Именно то,что нужно!Настоящие чувства и страсть. И это при отсутствии пастельных сцен.Читать обязательно!
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараНатали
19.03.2014, 12.34





Интересный романчик. Рекомендую прочитать.
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараОльга Б.
22.04.2015, 9.49





Класс!!!
Три самые счастливые недели - Макмаон Барбараяна
22.04.2015, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100