Читать онлайн Три самые счастливые недели, автора - Макмаон Барбара, Раздел - Первая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.07 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макмаон Барбара

Три самые счастливые недели

Читать онлайн

Аннотация

Полгода назад Кэнди Адамс стала свидетельницей преступления, и с тех пор вся ее жизнь пошла кувырком. Ее преследуют наемные убийцы, но Мик Блейк, офицер из Службы защиты свидетелей готов сделать все, чтобы обеспечить ее безопасность. Даже выдать ее за свою невесту. Три недели, проведенные в холодном Вайоминге, вдали от благ цивилизации, оказались для Кэнди самыми счастливыми в ее жизни. Ведь она провела их рядом с любимым мужчиной.


Следующая страница

Первая глава

Кэнди увидела его сразу, как только сошла с трапа. Его нельзя было не заметить, ведь кроме него встречающих больше не было. Остальные пассажиры с этого рейса уже умчались забирать багаж. Кресла в зале ожидания были пусты. Кэнди и двое ее сопровождающих вышли из самолета последними. Позади остались только стюардессы.
Перед ней, небрежно облокотившись о стойку, стоял Роуди Ятс, Уайатт Эрп и Мэтт Дилон в одном лице. Он не был таким высоким, как двое мужчин, обступивших девушку с обеих сторон, но по крайней мере не ниже метра восьмидесяти пяти. Рост самой Кэнди, даже на каблуках, не достигал и метра семидесяти. Босиком она была ниже на восемь сантиметров. По сравнению с ней метр восемьдесят пять — огромный рост.
Поначалу Кэнди приняла его за ковбоя. Его сапоги были поношенными, со стоптанными каблуками. Джинсы затерты до белизны, особенно по швам, на коленях и... взгляд Кэнди скользнул выше. Голубая клетчатая рубаха обтягивала широкие плечи и мускулистые руки. Темная шляпа была залихватски сдвинута набекрень. На мгновение девушка даже засомневалась, действительно ли это официальный представитель штата Колорадо. Уж слишком он смахивал на ковбоя.
Но взгляд его выдавал. Темно-карие глаза неустанно изучали окружающую территорию, оценивая, взвешивая, сопоставляя. Когда он посмотрел на Кэнди, девушка почувствовала себя так, словно он к ней притронулся. Ощущение было не из приятных. Хотя пора уже привыкнуть. За последние пять месяцев она испытала на себе десятки таких же пристальных взглядов. Ее жизнь пошла кувырком, и неизвестно, удастся ли ей когда-нибудь вернуться к нормальному существованию.
Но он не был похож на остальных, и Кэнди не знала, как это воспринимать. Раньше она никогда не реагировала так сильно. Это были обычные мужчины, обязанные охранять ее, уберегать от опасности. А этот чем отличается?
Он отвернулся, но Кэнди знала, что каждая черточка ее лица запечатлелась у него в памяти. Двое ее спутников даже не остановились, проходя мимо этого человека.
— Вторая уборная, — шепнул он, его губы едва шевельнулись, взгляд был направлен мимо нее вдоль пустого коридора. Если бы Кэнди не ожидала чего-то подобного, она могла бы пропустить его слова мимо ушей. Но теперь-то она привыкла обращать внимание на вещи, которые не замечала раньше. Постоянный страх отлично обостряет чувства.
Идущие рядом мужчины, не сговариваясь, увеличили скорость.
— Это новый судебный исполнитель? — спросила Кэнди Адамс, стараясь не отстать. Они редко замедляли шаг, а девушка так и не научилась поспевать за ними. И так продолжалось уже несколько месяцев.
Конечно, у них были причины торопиться. Они пытались надежно ее спрятать — спасти ее жизнь. Каждая секунда, проведенная в людном месте, увеличивала опасность быть узнанной.
За последние два дня Кэнди переходила от одних незнакомых людей к другим. Она налетала больше часов, чем многие летчики за всю свою жизнь, мотаясь туда-сюда по временным зонам, перекусывая и отсыпаясь урывками — и все ради того, чтоб сбить с толку преследователей. Она была уставшей, напуганной и измотанной до предела. А теперь этот новый мужчина даже не поздоровался с ней. Вопреки ожиданиям Кэнди, приключения быстро ей наскучили. Сейчас она хотела только одного — вернуться к своей обычной, безопасной жизни.
А может, она ошиблась. Может, это вовсе не новый судебный исполнитель, обязанный присматривать за ней в течение следующих нескольких недель, оставшихся до суда, где она должна будет выступить в качестве главной свидетельницы. Он определенно не такой, как остальные. Те носили костюмы, а этот выглядит так, как будто только что с пастбища. Все они были высокими, молчаливыми и похожими друг на друга своими короткими стрижками и темными костюмами. Этот другой — крепкий, загорелый. Сексуальный.
Кэнди покачала головой и протерла глаза. Они слипались от недосыпания. От усталости все тело ломило. Тем более, нечего мечтать о высоком незнакомце, стоящем в дверях.
За свою жизнь Кэнди успела досыта насмотреться на роскошных мужчин с гораздо более загорелыми и сексуальными телами, чем у этого ковбоя. Одетые лишь в тоненькие плавки, молодые люди, прогуливающиеся по пляжам Майами, по праву гордились своими великолепными фигурами. Бесконечная череда красавчиков, холеных и мускулистых, крепких и загорелых, давно уже утратила свою привлекательность. А теперь Кэнди вдруг заинтересовалась каким-то ковбоем в рубашке и джинсах. Очевидно, у нее крыша съехала от усталости.
Но все же она знала, что с огромным удовольствием остановилась бы и полюбовалась этим ковбоем, неважно, одетый он или нет!
— Мы подождем вас здесь, мисс Адамс, — сказал один из мужчин. Кажется, Брюс Чэмпион? Кэнди не в состоянии была запомнить все имена, они начали путаться в ее голове так же, как и лица. Она слишком устала, ей просто хотелось прилечь и выспаться за целую неделю.
— Удачи, — добавил второй, затем отвернулся и начал всматриваться в лица пассажиров, блуждающих по набитому битком главному вестибюлю Денверского аэропорта.
Кэнди пожала плечами и вошла в дамскую комнату. Может, ей в конце концов удастся ополоснуть лицо и смыть с себя хоть часть усталости. Когда она в последний раз спала в кровати?
— Кэнди Адамс? — Женщина примерно ее возраста и схожей внешности подошла к ней, осмотрев через плечо полупустое помещение.
— Да. — Кэнди охватил внезапный страх. Оглянувшись, она заметила, что выход свободен.
— Судебный исполнитель Салли Монтгомери. — Женщина протянула свое удостоверение. Кэнди потребовалось целых две минуты, чтобы рассмотреть фотографию и прочесть информацию на значке. Удостоверившись, что это действительно судебный исполнитель, девушка кивнула и вернула документ. От испуга последние остатки сонливости испарились так резко, что никакая холодная вода не подействовала бы лучше. Сейчас Кэнди проснулась окончательно и была настороже.
— Идите со мной. Я заняла две крайние кабинки, одна из них просторнее остальных, мы там вдвоем поместимся.
Сбитая с толку, Кэнди последовала за ней.
— Думаю, они не объяснили вам план, — сказала Салли, втолкнув Кэнди в крайнюю кабинку и закрыв дверь. Никто не заметил, что они вдвоем втиснулись в одну кабинку. Другие женщины уже ушли. Они с Салли остались одни в просторном помещении.
Кэнди покачала головой.
— Какой план? — В кабинке было тесновато. Что же дальше?
— Мы поменяемся одеждой. Я уйду с Брюсом и Дагом. Вы подождете две минуты, а затем выйдете отсюда. Мик Блейк будет вас ждать. Здесь он станет вас опекать.
— Мик Блейк? А как он выглядит? — Кэнди начала расстегивать жакет. Очередная хитрость. Она уже должна была привыкнуть к этому, но не получалось. Отныне Кэнди будет очень ценить нормальную жизнь, если еще удастся к ней вернуться.
— Чуть выше метра восьмидесяти, темные волосы. — Салли улыбнулась. — Это тот самый мужлан, который торчал в дверях, когда вы сошли с трапа. Он хотел удостовериться, что сможет вас узнать, когда вы выйдете отсюда. Быстрее. У нас мало времени. Вряд ли кто-то преследует вас до сих пор, но мне не хотелось бы вызвать подозрения задержкой.
Женщины торопливо поменялись одеждой. Кэнди сняла с себя модный вишневый костюм: короткую юбку выше колен и жакет с глубоким вырезом. Взамен она получила пару потертых джинсов. Очень узких. И просторную хлопчатобумажную рубашку с застежкой спереди, рукава которой Кэнди пришлось подвернуть.
— Сделайте хвост, — приказала Салли, начесывая и взбивая собственные волосы, пока они не превратились в волнистую копну, отдаленно напоминающую обычную прическу Кэнди.
— Если честно, мы не так уж похожи, — заметила Кэнди, взяв резинку для волос, которую протянула ей Салли.
— Я надену солнечные очки, когда выйду отсюда. Вряд ли за вами до сих пор следят, но если так, мы заморочим им голову, пока вы с Миком не уедете. Это в худшем случае. Если повезло, вы отделались от них еще пару перелетов назад. Готовы?
Кэнди кивнула. Все шесть последних месяцев казались ей кошмарным сном. Что-то перевернулось в ее мире.
— Думаю, да, насколько это возможно, — ответила она.
Салли усмехнулась.
— Не волнуйтесь, Мик — самый лучший. Он еще не потерял ни одного свидетеля. Хотела бы я оказаться на вашем месте. Целых три недели с самым многообещающим холостяком в округе! Вам повезло.
Кэнди вежливо улыбнулась и кивнула. Ее улыбка растаяла сразу после ухода Салли. Девушка прислонилась к прохладной стене, выложенной кафелем, вслушиваясь в тишину опустевшей уборной. Повезло... Она была свидетельницей убийства, и теперь преступники пытались разыскать ее и заставить замолчать навсегда. Она не появлялась дома целых пять месяцев. Из-за нее пострадал человек, когда «убежище» в Ки-Бискейн было раскрыто, и кто-то пытался его взорвать. Ее подружки, наверное, с ума сходят, не зная, где она. И еще ее беспокоил магазин. Кэнди несколько лет проработала в нем управляющей, и уже начала оформлять его покупку. Неужели ее план может рухнуть? По крайней мере, у Кэнди нет родственников, которые могли бы волноваться о ней, и это пожалуй единственное, в чем ей повезло.
— Ты все еще жива, — прошептала Кэнди. — Это удача.
Она взглянула на часы. Прошло уже несколько минут. Глубоко вздохнув, она вышла из кабинки. И чуть не врезалась в Мика Блейка.
— А я уже собрался было войти сюда за вами, — сказал он, положив руку девушке на плечо и развернув ее в сторону выхода. Он потащил ее за собой так, словно они куда-то опаздывали.
— Можно взглянуть на ваше удостоверение? — спросила Кэнди. У нее перехватило дыхание от скорости, которую он выбрал, от его прикосновения, от его близости. Она ощущала жар его тела. Его рука лежала у нее на плече, тяжелая и сильная. Мурашки, пробежавшие по телу Кэнди, не имели ничего общего с усталостью. С ней рядом был мужчина, который защитит ее, поможет пережить следующие несколько недель, оставшиеся до суда. Что-то убеждало девушку, что теперь она в безопасности. И на мгновение она почувствовала дрожь облегчения.
— Обязательно, но не здесь. Разве Салли не сказала, как меня узнать?
— Вообще-то я узнала вас, как только мы вышли из самолета. Но мне казалось, что хорошие парни носят белые шляпы. — Темная ковбойская шляпа Мика была надвинута на лоб, скрывая глаза таким образом, чтобы он мог спокойно поглядывать по сторонам, а окружающие не видели, куда он смотрит.
— Так это в кино. А в наши дни плохие парни носят белые шляпы, пытаясь обмануть весь мир. Хороший был полет? — спросил Мик, когда они проходили мимо толпы людей, встречающих или провожающих друзей и родственников. Увертываясь и проскальзывая между пассажирами, сгибающимися под тяжестью чемоданов и измученными долгим перелетом, Мик продолжал двигаться к терминалу. Он шел достаточно быстро, но не настолько, чтобы привлекать внимание.
— Какой именно? Мы уехали из Майами еще во вторник. Я видела столько аэропортов, что дальше некуда. И пролетела больше километров, чем нормальные люди пролетают за всю свою жизнь. А мне даже грамоту за это не дали.
Мик уступил дорогу какому-то торопливому грубияну, который прокладывал себе путь через вестибюль, не обращая внимания на окружающих. Глаза Мика неустанно прочесывали бурлящую толпу.
— Ох, — Он толкнул Кэнди к ближайшей стенке, обнял ее, прижал к себе и поцеловал в губы.
Кэнди затаила дыхание, ее глаза широко раскрылись от изумления. Губы Мика, теплые и настойчивые, нежно прижимались к ее рту. Она практически чувствовала себя спрятанной за полями его шляпы. Мик медленно повернулся, пока ее спина не оказалась прижатой к стене. Отгороженная от толпы его телом, Кэнди была так удивлена, что не могла даже пошевелиться. Все, что она способна была сделать — это стоять столбом в его объятиях и наслаждаться. Наслаждаться жаром его тела, силой его рук, странным ощущением интимности его поцелуя. В одно и то же время Кэнди стояла, прижатая к стене, и кружилась в фантастическом вихре.
Мужчины называли ее хорошенькой. Они нахваливали ее светлые волосы, голубые глаза и безупречную фигуру, унаследованную от бабушки с материнской стороны. Но ни один из них не был очарован так быстро и так сильно, чтобы наброситься с поцелуями через несколько минут после знакомства.
Мик слегка отклонился, его глаза были серьезными. Он на секунду взглянул ей в лицо, затем осмотрелся по сторонам.
— Идемте. — Он разжал объятия, схватил Кэнди за руку и подтолкнул к двери с табличкой «Вход воспрещен!». Проскользнув в дверь, он потащил девушку по безлюдному коридору.
— Хотя бы минуту подождите, — Кэнди попыталась отдышаться. И ей нужно было кое о чем спросить.
— Не сейчас, мисс Адамс, мы не можем терять ни минуты.
Мисс Адамс? От близости до формального обращения всего за один миг?
— Не думаю, что на пару вопросов уйдет так много времени, — с трудом проговорила Кэнди. Мик задал такой темп, что ей не хватало воздуха.
Он слегка замедлил шаг и кивнул, вновь оглянувшись назад.
— Что вы хотите узнать?
— Для начала об этом поцелуе...
— Мне показалось, что вас могли заметить, и я решил посмотреть, что произойдет, если мы остановимся . Кроме того, это соответствовало легенде.
— Какой легенде? — Кэнди пыхтела, как загнанная лошадь. Казалось, этот коридор никогда не кончится.
На мгновение Мик замялся, потом пожал плечами.
— Мы будем жить на ранчо. И все будут думать, что мы помолвлены.
— Помолвлены! Вы что, с ума сошли? Это невозможно, мы ведь только что встретились.
— Это всего лишь прикрытие, мисс Адамс. Следующие три недели мы проведем на ранчо, и никто не будет знать, что вы скрывающаяся свидетельница. Вас будут считать моей невестой.
— Да ну? Это и есть ваш великолепный план сохранить меня в безопасности до суда? — Она остановилась и рывком освободила руку.
Мик тоже остановился, взглянул на нее и расплылся в улыбке.
Сердечко Кэнди екнуло. У него ямочка на левой щеке!
Она смотрела на него, как зачарованная. Мало того, что он обладает сногсшибательной мужской красотой, какую редко встретишь в Майами, и сексуален до чертиков, так у него и еще и ямочка на щеке! Кэнди с ума сходила по ямочкам. Теперь она поняла, во что влипла. Это даже опаснее, чем угрозы братков из Майами. Кэнди может окончательно потерять голову, если надолго задержится рядом с этим ковбоем.
А в жизни Кэнди нет времени для длительной связи, особенно с мужчиной, живущим за две тысячи миль от ее дома и, наверняка, меняющим женщин, как перчатки. Ее жизненные планы были расписаны заранее и не включали в себя скорое замужество.
Да ничего такого и не случится. Ведь это всего лишь прикрытие, легенда, выдуманная ради ее безопасности. И все.
Через пару минут они вышли из здания в прохладу раннего утра. На некотором расстоянии Кэнди разглядела очертания деловой части Денвера. Слева вдали виднелись первые отроги Скалистых гор. Остановившись в изумлении, девушка снова высвободила руку и застыла на месте, упиваясь великолепным зрелищем.
— В чем дело? — Мик осмотрелся по сторонам, собранный, настороженный, смертоносный. Не заметив ничего необычного, он повернулся к девушке.
— Скалистые горы! Прямо здесь! — Вид этой знаменитой гряды наполнил Кэнди таким восхищением, что она на время забыла про страх и усталость. Самые дальние вершины были покрыты снегом. Ближние, более низкие и пологие склоны заросли лесом. В кристально чистом воздухе Колорадо казалось, что до них просто рукой подать.
— Мисс Адамс, эти горы стоят здесь уже целую вечность, и простоят еще очень долго. Нам не обязательно любоваться ими прямо сейчас. Но если они вам так понравились, рад сообщить, что через несколько минут мы окажемся в самом сердце Скалистых гор. Идемте. Раз уж вас заметили, нам незачем торчать здесь и ждать, пока нас найдут.
— Так вы видели, как кто-то следил за мной? — спросила Кэнди, устремляясь вслед за Миком. И снова ей пришлось почти бежать. Да что же это такое? Неужели для этих судебных исполнителей пробежать пару марафонских дистанций, что раз плюнуть? Как будто нельзя идти нормальным шагом.
— Не уверен. Но кто-то несомненно вас разглядывал. Вполне возможно, это из-за вашей внешности. — Мик снова окинул ее взглядом, поджав губы.
— А что не так с моей внешностью? — спросила Кэнди, задыхаясь. — Может, мы притормозим немножко, пока вы обдумаете ответ?
Мик остановился.
— Через несколько минут мы сядем в машину. Вот тогда и сможете отдохнуть, сколько душе угодно. Нам предстоит трехчасовая поездка.
— Куда мы теперь направимся? Денвер не может быть так далеко, значит это что-то другое? — Она махнула рукой на юг, где на фоне неба виднелись очертания небоскребов.
— Вайоминг.
— Вайоминг? — Кэнди ошеломленно уставилась на Мика. Она была родом из Флориды. Из Майами-Бич. Ей ничего не известно о ковбоях, деревенской жизни и открытых пространствах. Она любила пляжи, жаркое солнце, купание в океане. Любила ленивый и бесшабашный жизненный уклад теплого юга. Вайоминг не относился к тем местам, где она мечтала побывать. Она уже успела озябнуть, воздух здесь намного холоднее, чем во Флориде. А ведь сейчас май... когда же бывает жарко в Колорадо? В Вайоминге?
— А мы не могли бы поехать в Южную Калифорнию? — с надеждой спросила Кэнди. Этот вариант больше бы ее устроил.
Обернувшись, Мик схватил девушку руками за плечи, склонился над ней и заглянул прямо в глаза.
— Мы не на отдыхе. Вы находитесь под опекой Службы защиты свидетелей Соединенных Штатов до тех пор, пока не состоится суд над Жоэлем Рамиресом. После происшествия в Ки-Бискейн, думаю, вы ждете от нас более качественной работы. Именно этим я и собираюсь заняться.
— Салли говорила, вы лучший, — пробормотала Кэнди, очарованная его обликом. Глаза Мика были темными, пронизывающими, настойчивыми. Массивный подбородок свидетельствовал о твердом характере. Кэнди понимала, что он не из тех людей, кто станет потакать ее капризам. Не сказать, чтоб остальные потакали, но иногда они казались немного более покладистыми. Наверняка в теплой Калифорнии она чувствовала бы себя в такой же безопасности, как и в Вайоминге. Тем более на ранчо. Тем более притворяясь невестой этого мужчины.
— Я умею делать свою работу. И на этот раз вас никто не найдет. Можете на меня положиться, — заверил Мик.
— Вы еще скажите, что клянетесь моей жизнью. — Охвативший Кэнди страх был знакомым чувством, она свыклась с ним за последние несколько месяцев. Она не сделала ничего плохого, просто оказалась не в том месте не в то время, и теперь жила в постоянной тревоге. После двух неудачных покушений на ее жизнь ей приходилось доверять свою безопасность посторонним людям. Кэнди это не нравилось, но у нее не оставалось другого выбора.
Мрачное выражение лица Мика смягчилось, он улыбнулся, снова продемонстрировав свою потрясающую ямочку. Выпрямившись, он успокаивающе погладил Кэнди по щеке — неожиданная ласка от такого грубого мужчины.
— Я сделаю все возможное, чтоб уберечь вас от опасности. Можете быть спокойны. Отнеситесь к этому как к увеселительной поездке. Множество людей платят свои денежки, чтобы пожить на настоящем ранчо. А за вас заплатит государство.
— Мы будем жить на ранчо, — ошеломленно повторила Кэнди. Для нее и Денвер не был таким уж заманчивым местом, но по крайней мере это большой город. Она ничего не знала о ранчо, о коровах и лошадях. Ей нравились модные ресторанчики, кофейни, пляжи.
— Не думаю, что ранчо — это лучшее... — начала она.
— Я все объясню в машине. Идем. — Мик взял ее за руку и потащил мимо служебных автомобилей к стоянке. Через мгновение они уже усаживались в грязный побитый джип. Но его мощный двигатель завелся с пол-оборота.
Оставив позади Международный аэропорт Денвера, Мик свернул на север, и через несколько секунд они очутились посреди широких равнин — в стране пастбищ.
— У меня ничего нет с собой, — сказала Кэнди, обнаружив, что ее дорожная сумка осталась у Брюса. В ней лежали все носильные вещи.
— Мы остановимся в Лэрами и купим что-нибудь из одежды. Салли отдаст вам сумку, когда вы вернетесь в Майами.
— Между прочим, я думала, что у полицейского должна быть другая машина. Например, черный «мустанг», — пробормотала девушка, осматривая потрепанный автомобиль.
— Эта больше подходит для мест, куда мы направляемся. Мотор у нее безотказный. И если за нами кто-нибудь увяжется, в моей крошке мы сможем проехать по любому бездорожью.
— Если честно, я не хочу ни на какое ранчо, — решительно заявила Кэнди. Имеет ведь она право высказаться.
— Сочувствую, но сейчас это лучшее, что я могу сделать. Теперь мы стараемся обходиться без обычных методов и убежищ. Есть подозрение, что в нашей службе появился предатель. Разоблачение убежища во Флориде могло быть случайностью, но полной уверенности нет. Куда мы едем, не знает никто, кроме моего непосредственного начальника.
— А на ранчо нам ничто не угрожает?
— Официально я взял отпуск. Ранчо принадлежит моему брату. Никто понятия не имеет, куда я собрался. И у нас будет дополнительная защита в лице людей, которые там работают.
— И твой брат не знает?
— Вообще-то он отправился в путешествие вместе с женой. Они недавно поженились, и у них сейчас медовый месяц. Так что дом будет полностью в нашем распоряжении.
Великолепно. Он офигительно целуется, у него ямочка на щеке, а теперь он еще и заявляет, что они останутся наедине. Посреди этого дикого Вайоминга. Кэнди даже забыла о причине, по которой оказалась здесь. Забыла о страхе последних месяцев, о переживаниях из-за магазина, из-за карьеры. Девушку бросало то в жар, то в холод при мысли, что они с Миком Блейком будут жить в доме, из которого еще не выветрился аромат любви.
Такой расклад ей совсем не нравился.
— Вы настолько преданы своему делу, шериф? Берете работу на дом? — пробормотала Кэнди. Ее сердце гулко стучало в груди, руки сжались в кулаки. Она пыталась совладать с безумными мыслями, кружащими в голове.
— Вообще-то никто даже не подозревает, что это работа. Все будут думать, что я вернулся домой со своей невестой.
— Ничего себе прикрытие, — буркнула Кэнди. Хотелось бы ей знать, когда же ее сердце снова начнет биться в нормальном ритме, а слишком бурное воображение прекратит вновь и вновь возвращаться к тому краткому поцелую в аэропорту.
— Вас чем-то не устраивает мой план, мисс Адамс?
— Если не считать того, что я не ваша невеста, что я ничего о вас не знаю, и вовсе не уверена, что вы мне нравитесь, остается еще вопрос совместимости. Мы совершенно разные люди, и я не понимаю, как вы собираетесь провести всех этих ковбоев с ранчо? Просто в голове не укладывается. — Кэнди отвернулась к окну. Мысль о том, что нужно будет притворяться невестой Мика, полностью выбивала из колеи. Девушка проглотила комок в горле. Протерев глаза, она уставилась в окно, в миллионный раз пожалев, что в тот вечер за две недели до Рождества отправилась ужинать так поздно. Если бы она осталась дома, то никогда бы не встретилась с Жоэлем Рамиресом и его пистолетом.
А теперь ей навязали этого ковбоя с Дикого Запада, который намерен играть роль ее жениха.
Поцелуи. Влюбленные часто целуются. Кэнди опять бросило в жар. Мик будет снова целоваться с ней? Она была поражена тем поцелуем в аэропорту, но в следующий раз она будет готова. Готова к чему? Растаять в его объятиях?
Прикосновения. Влюбленные часто прикасаются друг к другу. Большинство ее друзей, когда были влюблены, просто не могли разнять руки. Кэнди украдкой взглянула на руки Мика, лежащие на руле. Большие, сильные, надежные. А если он прикоснется к ней? Его пальцы были нежными, когда он гладил ее щеку. А теперь они казались просто крупными.
Ее внутренний жар усилился при мысли, что могут сделать с ней эти руки помимо поглаживаний.
— Мне это не нравится, — выпалила она.
— Поймите меня правильно, мисс Адамс, у вас нет выбора. По-моему, только так я смогу обеспечить вашу безопасность наилучшим образом. — Тон Мика не допускал возражений.
Кэнди откинулась на спинку сиденья, чувствуя себя расстроенной. В последние несколько месяцев он нее не зависело ровным счетом ничего. Ей, привыкшей брать на себя ответственность, не нравилось, что всё теперь решают за нее. Кэнди обрела самостоятельность еще в подростковом возрасте. В последние несколько лет она управляла магазином модной одежды в Майами-Бич, привлекая новых покупателей, увеличивая объем продаж. Если бы она могла предложить лучшую идею, может, Мик Блейк и согласился бы с ней. Но вряд ли ему понравится мысль завалиться на пляж в Сан-Диего.
Слишком уставшая для таких раздумий, Кэнди прикрыла глаза. После небольшого отдыха она сможет изобрести что-нибудь еще. Разве не из-за ее новаторских идей ей предложили стать совладелицей магазина? Естественно, Кэнди удастся придумать что-нибудь подходящее для этого мистера Всезнайки.
Когда девушка склонилась к дверце, Мик посмотрел на нее. Она уснула. Ее голова была прислонена к стеклу, руки лежали на коленях, обтянутых джинсами, узкими, словно вторая кожа. Мик покачал головой и взглянул в зеркало заднего вида, чтобы убедиться в отсутствии «хвоста».
Да, Кэнди — та еще штучка. Мик видел ее фотографии, но они и близко не соответствовали действительности. Черно-белые снимки не могли передать золотистое сияние ее волос. И их мягкость. Сжимая руками руль, Мик пытался подавить интерес, который вызывала в нем эта девушка. Она была очередным заданием, человеком, которого нужно охранять.
Но он не мог глаз отвести от Кэнди, когда она выходила из самолета в своей красной юбке, обтягивающей бедра. Эта юбка не была чрезмерно узкой, но сидела идеально, обрисовывая нежные изгибы фигуры.
А ее пышные, волнистые светлые волосы, колышущиеся в такт движениям, производят такое же неотразимое впечатление даже когда собраны в хвостик.
Мик решил, что Салли и Кэнди похожи друг на друга, после того, как увидел фотографию Кэнди Адамс. Но Салли казалась рядом с ней бледной тенью. Конечно, с Саллиными джинсами ничего не случится, оттого что их поносит Кэнди Адамс. Единственный, кто действительно пострадал от всего этого, это сам Мик. Когда Кэнди вышла из уборной, он с трудом заставил себя отвести взгляд. Его охватило желание пропустить ее вперед шагов на десять, чтобы всласть полюбоваться мягким покачиванием ее бедер.
Мик читал ее досье, пришедшее по факсу на прошлой неделе. Ему было известно, что Кэнди управляет модным магазинчиком в центре самого оживленного района Майами-Бич. А еще она обладает исключительным вкусом в одежде и врожденным чувством стиля. Мик понял это с первого взгляда.
Кэнди еще только спускалась с трапа самолета, а Мик уже ощутил на себе всю силу ее обаяния. Ее пышные волосы, сдержанный макияж, безупречно сидящий красный костюм — каждая частичка ее тела излучала неотразимое очарование женственности, способное свести мужчину с ума.
Прошло слишком много времени с тех пор, как Мик в последний раз чувствовал интерес к женщине. А теперь стрелка его влечения просто зашкаливала.
Он поморщился, бросив очередной быстрый взгляд в зеркало заднего вида. Никто их не преследовал. После всех предосторожностей ни одна живая душа в пределах пяти штатов не интересуется Кэнди Адамс. Должно быть, в аэропорту Мик просто перестраховался, когда заметил, как какой-то мужик пялится на Кэнди.
Когда Мик понял, что тот мужчина ее разглядывает, он среагировал инстинктивно, поцеловав ее, чтобы дать тому типу время пройти мимо, если он действительно ни в чем ни повинный случайный прохожий. Но этот поцелуй был ошибкой. Грубой ошибкой. А Мик не любил ошибаться.
Но откуда ему было знать о ее мягкости и женственности? Откуда было знать, что это касание губ пробудит в нем давно уснувшие желания и потребности, которые казались ушедшими навсегда? Откуда было знать, что ему вскружит голову ее запах, ее жар, разжигающий его собственное пламя?
Кэнди — свидетельница тяжкого преступления, которую Мик должен охранять до суда. И ничего больше.
А если Кэнди права, что так оценивает выдуманную им легенду? Как он сможет притворяться влюбленным и в то же время держаться от нее на расстоянии? Совместная жизнь может оказаться куда более опасной для его душевного спокойствия, чем физическая опасность, исходящая от ее преследователей.
Мик должен находиться с ней рядом, и никого не подпускать близко. Но помолвка? Чушь собачья.
Кэнди понравится на ранчо. Они смогут ездить верхом, помогать ковбоям и смотреть телевизор по вечерам. Это всего лишь три недели, двадцать один день. Мик попадал и в худшие переделки, куда более опасные. Все, что ему нужно, это напоминать себе: она под моей защитой. И тогда он справится.
Постепенно машину затопил тонкий аромат жимолости. Запах был нежным, едва уловимым, но вполне узнаваемым. Мик глубоко вздохнул. Кэнди пахла жимолостью, когда он целовал ее. Ее кожа была мягкой, ее аромат наполнил его органы чувств так же, как нежное тело наполнило его объятия. Мик старался быть настороже в ожидании возможной опасности, но на краткое мгновение он забыл обо всем на свете рядом с прекрасной женщиной.
А теперь этот запах вновь дразнит Мика. Напоминает об ярких ощущениях, пережитых в ее объятиях.
Черт возьми, эти три недели могут оказаться слишком долгими! Интересно, можно ли перенести судебное разбирательство на более ранний срок. Нужно будет узнать.

***

Кэнди шевельнулась и открыла глаза. Ее шея болела, правая рука затекла. Девушка медленно села, покачала головой. Джип остановился у светофора.
— Где мы? — спросила Кэнди, рассматривая одноэтажные здания, высокие лиственные деревья, высаженные вдоль улицы, и кусты цветущей сирени.
— Лэрами. Я собирался разбудить вас через пару минут. Мы пробежимся по магазинам, а затем поедем на ранчо. — Когда загорелся зеленый, Мик свернул налево, к автостоянке у местного универмага. Он нашел свободное место недалеко от главного входа и остановил машину.
Кэнди взглянула на магазин, затем на Мика.
— Я подожду здесь, — сказала она, все еще чувствуя себя разбитой после долгого сна.
— Нет уж. Мы будем покупать вещи для вас. А я понятия не имею о ваших размерах. Идем.
Кэнди вновь окинула взглядом магазин. Это зрелище привело ее в ужас.
— И вы думаете, что я что-то здесь куплю? Я не покупала одежду в универмагах уже... очень давно. Обычно я хожу в...
— Обычно вы ходите по магазинам в Майами-Бич. А это Лэрами. Я собираюсь попасть на ранчо как можно скорее. У меня нет времени кружить по всему городу в поисках магазина, который вас устроит. Мы едем на


ранчо. Вы можете взять пару джинсов, пару рубашек, и этого будет вполне достаточно. Идем.
Кэнди вздрогнула, услышав грубый приказ Мика, и вылезла из джипа. Взяв себя в руки, она задрала голову и проследовала вперед, кипя от злости. Она ничем не обязана Мику, и он мог бы быть более вежливым. Ей вовсе не хотелось покупать одежду в местном универмаге. Кэнди много работала, чтобы оставить свое прошлое позади, и в свое время поклялась носить только самые лучшие вещи. Войдя в магазин, она вновь почувствовала себя шестнадцатилетней нищей замарашкой, и ей не нравилось ни это чувство, ни эти воспоминания.
Когда они вошли в отдел женской одежды, Кэнди еле удержалась от улыбки. Мик Блейк здесь выглядел явно не на месте — огромный, крепкий мужчина среди женских нарядов. Теперь-то Кэнди могла с ним поквитаться. Если допустить, что мужчины ничего не понимают в одежде... Вздохнув, девушка начала с некоторым интересом рассматривать вешалки. Выбора у нее нет, и носить это тряпье ей придется недолго. Но Мику незачем это знать. Сколько еще она сможет тянуть время?
— Мне нужно белье, — пробормотала Кэнди, направляясь к желанному отделу. Кружевные пояса и комбинации, тоненькие трусики и лифчики со всех сторон окружили девушку и ее спутника. Подсматривая краем глаза, Кэнди с удовольствием заметила, что Мик надвинул свою шляпу на самый лоб, словно стараясь оградить себя от веселых взглядов остальных покупателей — сплошь женщин. Это послужит ему уроком, — подумала Кэнди, разыскивая хотя бы одну знакомую торговую марку.
— Бери, что нужно, и идем отсюда, — ворчал Мик, наступая ей на пятки и бросая яростные взгляды в сторону покупательниц.
— Не знаю, какой бы фасон...
— Кэнди!
Девушка подскочила от неожиданности и взглянула на Мика. Впервые он назвал ее по имени.
— Что? — Ее сердце сжалось от страха. Неужели их нашли? Неужели весь этот план с подменой и переодеванием провалился?
Мик перехватил ее взгляд, посмотрел в ее голубые глаза.
— Не морочь мне голову.
Кэнди перевела дыхание и сгребла с прилавка охапку трусиков.
— Что дальше? — Он был прав. Внезапно ей захотелось побыстрее попасть на ранчо. По крайней мере, там безопаснее.
— Джинсы. Тебе нужны джинсы. У них нет фасонов. Они бывают синими, черными или серыми. И все. Бери рубашки, бери джинсы, и сматываемся!
— Ну и ну! С тобой так интересно ходить по магазинам. А как ты обычно отовариваешься? По каталогу? — бурчала Кэнди, проходя вдоль вешалки с голубыми джинсами. Ей хватило двух минут, чтоб отыскать свой размер. Она взяла две пары. — Можно, я примерю?
— Ага, но захвати и остальное, чтобы примерить все сразу. — Мик не пытался скрыть своего нетерпения. Он осматривал остальных покупательниц. Никто из них не выглядел подозрительно. В этом месте наемный убийца смотрелся бы так же нелепо, как и сам Мик.
Кэнди сделала квадратные глаза и направилась к блузкам и рубашкам. Вещи здесь сильно отличались от тех, которые она закупала и выставляла в витрину своего магазинчика. Скромные, непритязательные, совершенно не похожие на тот изысканный стиль, к которому она привыкла. Кэнди возмущала сама мысль о том, что ей придется покупать такое, но никуда не денешься. До возвращения домой осталось три недели. Ей нужно будет во что-то одеваться. Внезапно Кэнди вспомнила славные вещички, висящие у нее в шкафу. Она не могла похвастаться обширным гардеробом, но все ее наряды были дорогими и элегантными. Как только Кэнди устроилась на работу в магазин модной одежды, она поклялась больше никогда не ходить в универмаги вроде этого. Не так уж много я себе пообещала, — мрачно подумала она.
— Думаю, бессмысленно спрашивать, есть ли у них шелковые блузки, — съязвила Кэнди, разглядывая рубашки из хлопка и трикотажные маечки.
— Бессмысленно их носить на ранчо, вот в этом я точно уверен, — вмешался Мик. Если так будет продолжаться все три недели, значит, дела еще хуже, чем он ожидал. У нее ангельская внешность, но норов далеко не ангельский, даже на святую не тянет. — Ты не могла бы поторопиться?
Кэнди обернулась и одарила его сияющей улыбкой.
— Хочешь увидеть, как все это на мне смотрится?
— Нет! Просто убедись, что размер подходит, и поехали. Даю тебе десять минут.
— Зануда, — произнесла Кэнди вслух, направляясь в крохотную примерочную кабинку. Неужели она сможет выдержать три недели рядом с Миком Блейком?
Придется, другого выхода у нее нет.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара

Разделы:
1 глава 2 глава 3 глава 4 глава 5 глава 6 глава 7 глава 8 глава 9 глава 10 глава 11 глава

Ваши комментарии
к роману Три самые счастливые недели - Макмаон Барбара



Роман понравился, спасибо!
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараЕвгения
21.01.2012, 6.26





классно!!!
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараЛюбовь Владимировна
14.07.2013, 16.14





отлично
Три самые счастливые недели - Макмаон Барбаратайна
14.07.2013, 21.26





Роман очень хорош. Именно то,что нужно!Настоящие чувства и страсть. И это при отсутствии пастельных сцен.Читать обязательно!
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараНатали
19.03.2014, 12.34





Интересный романчик. Рекомендую прочитать.
Три самые счастливые недели - Макмаон БарбараОльга Б.
22.04.2015, 9.49





Класс!!!
Три самые счастливые недели - Макмаон Барбараяна
22.04.2015, 18.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100