Читать онлайн Долгожданное чудо, автора - Макмаон Барбара, Раздел - ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Долгожданное чудо - Макмаон Барбара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.24 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Долгожданное чудо - Макмаон Барбара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Долгожданное чудо - Макмаон Барбара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Макмаон Барбара

Долгожданное чудо

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

– Так, интересно. Купила своей сестре. Она снова беременна. Решила почитать, – зачастила Анна, оправдываясь.
Таннер проницательно вгляделся в женщину.
– Нет… – проговорил он. – Я тебе не верю. У тебя не получается лгать. Вот только зачем тебе это понадобилось? – настороженно задался он вопросом.
– Я говорю правду. Моя сестра беременна, – нервно сморгнув, настаивала Анна.
– Быть может, это и так. Но книгу ты купила не для нее, для себя, – подытожил мужчина, бегло пролистывая книгу. – Анна, ты беременна? Ведь я прав? – предположил он.
Анна со страхом посмотрела на Таннера. Затем вновь опустилась на стул и, забрав книгу из его рук, убрала ее в карман.
– Так ты беременна? – тихо спросил ее Таннер.
– Не думаю, что следует обсуждать это с тобой, – пробормотала Анна, но, тотчас вскинув голову, дерзко заметила: – Это тебя не касается, Таннер!
– Это не касается меня, потому что ребенок не мой, или не касается, потому что ты не хочешь, чтобы я об этом знал? – прямо спросил он.
– Я не сказала, что беременна, – напомнила ему женщина.
– Нет, не сказала. Но такие вещи невозможно долго скрывать. Рано или поздно все об этом узнают, не только я, – предупредил ее Таннер.
– Пусть тебя это не тревожит.
– Должен сразу тебя предупредить, что не собираюсь жениться, – процедил он.
– Тебя об этом никто и не просит, – безразлично заметила Анна.
– Тогда тебе ничто не мешает честно ответить на мой вопрос. Ты беременна?
– Да, я беременна, – честно ответила на его вопрос она.
– Ты говорила, что…
– Я так говорила, поскольку была уверена, что не могу иметь детей. Много лет так и было. Все специалисты склонялись к одному мнению. Однако случилось то, что случилось. И я не отрекусь. Я счастлива, что такое стало возможным. Все равно как, – запальчиво заявила она. – Если ты хочешь начистоту, Таннер, давай проясним это. В шестнадцать лет я побывала в серьезной автомобильной катастрофе. Получила тяжелые внутренние повреждения. Врачи меня залатали, но предупредили, что детей мне не иметь. Из-за этого более двадцати лет назад мой жених отказался от меня. Я приняла врачебный вердикт как приговор. А после много лечилась, но они в один голос утверждали, что полное восстановление невозможно. Целые миры стали для меня недоступны. Сама жизнь постоянно напоминала мне, что я не смогу стать матерью, что своих детей у меня не будет никогда. Ты можешь быть убежденным в своем категорическом нежелании, лишь зная, что не имеешь детей, потому что не хочешь их. Если бы ты знал о невозможности их иметь, то относился бы к этому совершенно иначе. Я же была обреченной на бездетность до последнего времени. Не стану рассказывать, насколько это важно для женщины – выносить и родить собственное дитя. То, что произошло со мной, иначе как чудом не назовешь. Я знаю, что эта беременность – риск для меня. Но я все решила. И твое мнение роли не играет.
– Ты все решила? – яростно переспросил Таннер.
– Да, я все решила, – твердо повторила Анна.
– Тогда держись от меня подальше, – процедил он. – Вся эта фантасмагорическая чушь не находит во мне отклика. Я не собираюсь зависеть от подобных сюрпризов. Я строю свою жизнь в соответствии с собственными планами и представлениями. И никто не заставит меня делать то, чего я не хочу.
– Ты хотел знать правду, ты ее узнал. Больше мне сказать тебе нечего, – сказала Анна и удалилась, сжимая в руках предосудительную книжку.


Таннер Форсайт остался. Он усмехнулся собственным мыслям и подытожил: женщинам невозможно доверять. Вечно они носятся со своими матримониальными и детородными бреднями. Не одно, так другое, а то и все вместе. Анна казалась ему привлекательным исключением. Однако же… как скоро он разочаровался в ней.
Довериться кому-либо, чтобы испытать на себе всю силу человеческого коварства? С этим пора завязывать, рассудил Таннер Форсайт. Ни одна женщина не стоит того, чтобы он изменял собственным принципам. С ними даже кофе невозможно выпить без того, чтобы не впутаться в их алчные эгоистичные планы. Однажды он позволил собой вертеть. Сглупил, уверовал в реальность семейного счастья. Синди не позволила ему слишком долго заблуждаться и очень скоро вернула его на грешную землю. Но если в двадцать один год такая оплошность простительна, тринадцать лет спустя она уже недопустима.
Ему следует раз и навсегда перешагнуть через нелепую надежду найти женщину по себе.
Следует тут же забыть об этой женщине, как он делал всякий раз при расставании. Но в этом окончательном разрыве было нечто, что заставляло Таннера внутренне сжаться, прочувствовать всю меру своего одиночества и потерянности, всю непреодолимость своего заблуждения, с которым он сам не желал справиться.
Анна совершила нечто, заставившее его вспомнить о самом трагическом в его прошлом. У него уже был сын. И он его потерял. Пережить это вновь Таннер не мог. Он не допускал такой возможности, что вновь, с чистого листа можно предаться надежде и мечтам, доверить свои сердце и душу другому человеку, сопрягать свое будущее с ним.
Таким человеком смог стать для него только Зак – его сын. Но Таннер не способен был вспоминать о нем иначе, как с ненавистью к Синди…
После того, как Анна покинула уличное кафе, Форсайт ушел, расплатившись, и до темноты проходил вдоль пляжа, не замечая порывистого ветра, дувшего с Тихого океана. Он ни о чем не думал. Он переживал потрясение.
Таннер так отвык от внутренней боли, однажды заглушив которую, больше смерти боишься ее возвращения.
Вернувшись домой, он пошел в душ и долго стоял там под обжигающими струями.
Выйдя из душа, он рухнул в кресло. Итог был таков: женщина беременна, она беременна от него, сознательно или по недосмотру – теперь значения не имело. И эта женщина намерена выносить и родить его ребенка. Она предана этой идее и, на словах, от него ничего не требует. Она готова к тому, чтобы вырастить его сына или… быть может, дочь. Ребенок, к которому он не желает иметь отношения. Ребенок, привязанность к которому чревата страшным разочарованием.
Ребенок, который никогда не сможет заменить ему Зака.
Таннер понимал, что Анна не планировала открываться ему. Все, что он узнал сегодня, стало возможно лишь благодаря стечению обстоятельств. До этого о намерениях Анны он знал лишь то, что она собирается лететь в Брюссель, в надежде таким образом сохранить свою тайну. Женщины вероломны.
Таннер прошел в спальню. В глубине тумбочки нащупал конверт. С ним в руках присел на край кровати.
Он достал из потрепанного конверта несколько фотографий. Синди в больнице с новорожденным Заком на руках. Следующий миг, запечатленный на пленку, Таннер не забудет до самой своей смерти. Ему, растроганному и растерянному, впервые кладут на руки дитя. Он помнит трепет, охвативший его в тот миг, когда медсестра отдала ему малыша. Этот трепет всегда возвращается, стоит вспомнить те отцовские мечты, что владели им в пору молодости.
Таннер мог закрыть глаза и вспомнить, как пах его сын молоком и детской присыпкой. Он мог вспомнить голос каждой из его многочисленных погремушек, которыми щедро задаривали их родные и друзья. А какая улыбка, какой смех был у его малыша… Фотографии не вместили в себя и малую толику этого короткого, оборванного пути, но они пробуждали в душе страшный каскад воспоминаний, который обрушивался на Таннера и погребал под собой. Хотелось рыдать, выть, скулить от боли. Но он бы не простил себе этой слабости, поэтому держался стоически, убирая в дальний угол потрепанный конверт с фотографиями.


Как ни странно, после разговора с Таннером Анна испытала облегчение. Так или иначе, она обязана была поставить его в известность. Однако не представляла, как сама вызовет его на такой разговор. Жизнь распорядилась по-своему. Возможно, лучше и быть не могло. Пусть сумбурно, зато исчерпывающе, думала женщина, потягивая горячий ароматный профилактический отвар, когда раздался телефонный звонок.
– Ты сказала о риске, связанном с беременностью. Что ты имела в виду? – вновь без всяких предисловий спросил ее Таннер Форсайт.
Анна от неожиданности захлебнулась отваром и закашлялась. Она была уверена, что тот их диалог был последним.
– Я имела в виду последствия аварии. Если внутренние рубцы не рассосались чудесным образом. Неизвестно, как будет чувствовать себя в утробе ребенок, какую примет позу, как внутренние деформации скажутся на его развитии. Может произойти что угодно, от выкидыша и до… Не хочу говорить об этом, – прервала саму себя Анна. – А потом, возраст. Нужно помнить, что я уже не так молода для первого ребенка.
– То есть может случиться так, что ты не выносишь этого ребенка? – уточнил Таннер.
– Я уже сказала, что не хочу говорить об этом. Но я приложу все силы, чтобы беременность прошла успешно и родился здоровый малыш. Сейчас я могу думать только об этом… Хочу, чтобы ты знал. Я не собиралась держать тебя в неведении. Но я сама всего несколько дней знаю о беременности, и просто не решила, как правильнее ввести тебя в курс. Но как вышло, так вышло. Ты сам настаивал на правдивом ответе.
– Когда ты узнала?
– В среду, – ответила Анна.
– Следовало тотчас сказать мне, – безапелляционно объявил Таннер.
– Я в этом не уверена. Судя по тому, как ты воспринял это сегодня…
– А было бы лучше, если бы я узнал об этом последним? – перебил он ее.
– Знают только моя семья и мой доктор. Больше никому ничего я говорить не собираюсь.
– А я отец ребёнка, – бросил Таннер. – Прощу об этом не забывать!
– Не буду, если ты так настаиваешь, – насмешливо отозвалась Анна, которой запоздалое рвение мужчины показалось забавным.
– Как ты себя чувствуешь? – спросил он.
Анна вздохнула. После памятного разговора она не хотела его участия. Женщина сама не терпела принуждения и принуждать никого не желала. Она бы с легкостью смирилась, если бы он бескомпромиссно самоустранился, предоставив ей самой принимать все решения. Анна не хотела отвечать на этот вопрос. Она испытывала потребность оттолкнуть Таннера, чтобы он больше не колебался. Но это было бы жестокостью по отношению к ребенку, которому действительно, как правильно сказала ее мать, нужен отец. И не исключено, что со временем у отца появится потребность общаться с ребенком.
Поэтому Анна тихо сказала:
– Так себе. Сильно мутит по утрам. Часто болит живот. Дают о себе знать старые повреждения. Доктор выписал щадящие лекарства. Я их принимаю. Не волнуйся, на работе это не скажется. Я выйду в понедельник, как и собиралась.
– Я должен знать, Анна, для меня это важно… Ты действительно была уверена в том, что не можешь иметь детей?
– Да, Таннер, я была уверена в этом. У меня в мыслях не было использовать тебя. Тебя ведь это волнует? – четко проговорила Анна. – И, узнав о беременности, я не собиралась манипулировать тобой. Мои планы остаются в силе. Я готовлюсь к переезду в Брюссель.
– Тебе уже назначен осмотр по поводу беременности?
– Да. Меня записали на следующий вторник, – откровенно ответила она.
– Держи меня в курсе, – велел Таннер.
– Если будут изменения.
– Даже если изменений не будет. Просто держи меня в курсе о ходе беременности, – внес ясность босс.
– Я буду обо всем тебя информировать, – заверила его Анна. – Всего хорошего, Таннер, – поспешила она распрощаться с ним.
* * *
Утром в понедельник Анна прибыла на работу рано. После недельного бездействия она испытывала потребность занять себя чем-то помимо тревожных мыслей о своей материнской судьбе.
Анна решила всеми доступными ей способами дать понять Таннеру Форсайту, что не испытывает потребности в его участии, но в то же самое время не отбить искреннего желания отца участвовать в жизни собственного ребенка.
Много работы накопилось за время ее отсутствия. Поэтому Анна быстро вошла в привычную колею, лишь перед кофейным аппаратом останавливая себя мысленными напоминаниями.
Однако к двум часам дня она с удовлетворением осознала, что разгребла все завалы, так что можно было без спешки решать текущие вопросы работы департамента. В этот самый момент она и решила прерваться на заслуженный обед, который теперь ей был вдвойне необходим.
Анна пересекла Монтгомери-стрит и направилась к любимому кафе. Менее чем через час она возвращалась на рабочее место.
Сначала она увидела растерянные глаза своей секретарши, которая издали подавала ей таинственные знаки, а потом на ее пути возник суровый субъект, который сначала оценивающе посмотрел на нее, а потом резко проговорил:
– Можем мы переговорить наедине, мисс Ларкин?
– У меня много работы. По какому поводу вы хотите разговаривать со мной? – отразила его напор женщина.
– Мой клиент, не стану называть его при посторонних, – кивнул незнакомец в сторону ее секретарши, – уполномочил меня прояснить некоторые обстоятельства, о которых ему стало известно в прошедшие выходные.
– Что касается меня, то мне не известны такие обстоятельства, которые препятствовали бы моему личному общению с вашим клиентом, – парировала Анна, проходя в свой кабинет.
Мужчина прошел вслед за ней и закрыл дверь. Он передал Анне свою визитную карточку, на которой было указано имя – Рональд Франклин.
– Вы не станете оспаривать тот факт, что мой клиент, Таннер Форсайт, является отцом вашего ребенка?
– Я не имею привычки оспаривать собственные же свидетельства, – холодно отчеканила Анна.
– Следует ли из этого, что вы считаете отцом ребенка мистера Форсайта? – наседал Рональд Франклин.
– Вы невероятно проницательны, мистер юрист, – насмешливо отозвалась женщина, усаживаясь за свой рабочий стол.
Она намеренно не собиралась предлагать Франклину место.
– Ваши слова не имеют доказательной силы без проведения исследований на ДНК.
– У меня нет желания никому ничего доказывать.
– В таком случае у вас нет юридических оснований требовать финансовой поддержки со стороны моего клиента, а ведь он, как известно, человек небедный.
– А вашему небедному клиенту должно быть также известно, что я не требую от него финансовой поддержки. Поэтому у него нет юридических оснований в этом меня подозревать. В противном случае мой юрист придет к вашему клиенту с обвинением в клевете. Вы этого добиваетесь? Прошу покинуть мой кабинет. Я тут работаю, – небрежно бросила Анна.


На другой день поверенный Таннера Форсайта связался с ней по телефону.
– Разве вчера мы не все прояснили, мистер Франклин? – воинственно спросила его Анна. – С вами мне обсуждать нечего, – решительно объявила она и положила трубку. И сразу после этого звонка набрала телефонный номер своей подруги, Стефании, юриста авторитетной юридической фирмы: – Дорогая, у меня назревают проблемы, от которых мне хотелось бы обезопасить себя юридически.
– Чем могу быть полезна? – с готовностью отозвалась та.
– Нужен лучший юрист.
– Уголовное право?
– Нет… дела семейные, – уточнила Анна.
– Боже! Что стряслось?
– Пока ничего, но нужно защитить права матери и плода от посягательств биологического отца.
– А кто мать? – полюбопытствовала Стефания.
– Я, – чистосердечно ответила Анна.
После затяжной паузы Стефания ответила:
– Джулиана Стивенс. В суде по семейным делам она лучшая. Я могу переадресовать твой звонок на ее телефонный номер. Она сейчас в офисе.
– Буду тебе благодарна.
– Дело не терпит отлагательств?
– К сожалению, Стеф.
– Что бы там ни было, мои искренние поздравлении и… желаю удачи, милая!
Не потребовалось много времени, чтобы заручиться согласием Джулианы Стивенс представлять ее интересы. Та нисколько не удивилась обстоятельствам дела и дала несколько ценных рекомендаций, благодаря которым Анна почувствовала себя уверенней. После этого разговора она направилась к боссу.
– Отлично выглядите. Поправились? – поприветствовала ее Элли Снодграсс.
– Да, спасибо. Мне необходимо незамедлительно переговорить с мистером Форсайтом. Это важно, – объявила Анна.
– Могу посоветовать связаться с ним по телефону. Мистер Форсайт занят, просил никого к нему не пускать.
– Разговор не телефонный, Элли. А кроме того, у мистера Форсайта в кабинете осталась папка с документами по проекту, которая сейчас мне крайне необходима, – настойчиво проговорила Анна.
Она не ждала больше от Элли никаких действий. Продемонстрировав свою решимость, она без всякого соизволения просто вошла в кабинет исполнительного директора.
– Рональд сказал мне, что ты отказываешься обсуждать с ним юридическую сторону дела, – минуя всякие обхождения, обвинил ее Таннер.
– Не имею привычки обсуждать с незнакомыми людьми свою личную жизнь. Если же у тебя есть ко мне вопросы, не прячься за адвокатскую спину.
– Я не настолько наивен, чтобы демонстрировать благородство. И не стану пассивно ждать, когда ты всадишь мне нож в спину, – бросил он.
– Решил всадить его первым?
– Нет. Я лишь намерен четко оговорить права и обязанности сторон.
– Хорош поборник права! – гневно воскликнула Анна. – Подсылаешь к беременной женщине, для которой любое волнение может оказаться роковым, этого терминатора. Почему бы тебе просто не сбросить меня с утеса?! А впрочем, я пришла не для того, чтобы взывать к твоей совести. На полдень я назначила встречу со своим адвокатом.
– Я лишь пытался донести до тебя, что это не только твой ребенок, но и мой.
– В субботу ты придерживался противоположного мнения, велев мне держаться подальше от тебя, – напомнила ему Анна.
– Если ты так воинственно настроена, следовательно, я был прав, привлекая к этому делу юриста. Теперь, когда и ты обзавелась законником, предоставим им решать наши разногласия.
– Меня это вполне устраивает, – объявила Анна и покинула его кабинет.


Джулиана Стивенс оказалась немолодой рассудительной женщиной. Ее неторопливая речь, плавные движения, изысканные манеры придавали особую убедительность всему, что она говорила или делала. Она еще раз сосредоточенно выслушала Анну и предложила несколько сценариев поведения, отдельно оговорив каждый из них.
Анна полностью доверилась ей, вплоть до того, что рассказала как долго и по каким причинам не имела возможности забеременеть. Джулиана особо остановилась на одном немаловажном обстоятельстве.
– Вы имели интимную связь с отцом ребенка, сразу после которой он прекратил с вами всякие контакты? – вопросительным тоном констатировала адвокат.
– Совершенно верно. Он прервал отношения более чем за месяц до того, как я узнала, что беременна.
Джулиана сделала пометки в желтеньком блокноте.
– Как отец ребенка повел себя, узнав, что вы беременны от него?
– Решив, что я таким образом хочу принудить его к браку, он велел мне держаться от него подальше, после чего подослал ко мне своего отвратительного адвоката.
– Вторжение адвоката вывело вас из равновесия? – уточнила дама.
– Совершенно верно. Я была вне себя, тем более что вовсе не избегаю общаться лично с мистером Форсайтом, сознавая, что в интересах моего ребенка сохранять добросердечные отношения с его отцом. Поступок Таннера меня шокировал. Его же адвокат меня просто напугал. Его бесцеремонное поведение, тупой и грубый формализм вынудили меня искать у вас защиты. Я не могу допустить, чтобы кто-то взыскивал с меня за то, что я стремлюсь быть матерью, тем более я не собираюсь из-за этих надуманных разбирательств ставить под угрозу здоровье и благополучие своего ребенка. Мне необходима спокойная беременность. Я требую, чтобы никто не нарушал ее мирное течение.
– Мне импонирует ваша позиция, мисс Ларкин. Что именно вы хотите в связи с этим мне поручить? – деловито поинтересовалась Джулиана.
– У меня нет ни требований, ни претензий к отцу ребенка. Если он хочет обезопасить себя от каких-либо посягательств с моей стороны, то, вероятно, есть какие-то формы, которые следует заполнить ему или мне.
– Вы считаете, он пойдет на отказ от отцовских прав? – осведомилась юрист.
– Не знаю. Имеет смысл это выяснить, – робко отозвалась Анна. – Я знаю, как это ужасно звучит. В идеале этого не понадобилось бы…
– Важно выяснить также и то, как к этому отнесутся прочие члены его биологической семьи. Может быть, вы сами не захотите отказывать ребенку в возможности видеться с бабушкой, дедушкой, дядями, тетями, кузенами, которые будут ему кровной родней.
– Вы правы. Я еще не задумывалась над этим, – проговорила Анна.
– Я постараюсь сделать так, чтобы вы с мистером Форсайтом смогли обстоятельно обсудить все насущные вопросы в благоприятной обстановке и конструктивном ключе. Боюсь, без этой меры мы только спровоцируем острую конфронтацию. Если мирный план не принесет добрых результатов, будем думать, что еще предпринять. Я беру на себя функции координаторов. А вы досконально продумайте аргументацию своей позиции.
– Вы правы. Стоит попытаться, – согласилась Анна в завершении консультации.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Долгожданное чудо - Макмаон Барбара

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Долгожданное чудо - Макмаон Барбара



Книга очень легкая в прочтении. События развиваются динамично и интересно. Мне очень понравилась.
Долгожданное чудо - Макмаон БарбараЮлия
13.06.2012, 20.42





Очень примитивно))
Долгожданное чудо - Макмаон БарбараСонечка
14.06.2012, 20.25





Примитивная ерунда
Долгожданное чудо - Макмаон БарбараОльга
14.06.2012, 23.14





ЕРУНДА КАКАЯ-ТО
Долгожданное чудо - Макмаон БарбараАННА
2.09.2012, 0.26





Книга так себе.
Долгожданное чудо - Макмаон БарбараГалина
8.07.2013, 20.06





А мне понравилось. Легкая, без соплей, без порнухи. Гг-я очень нормальная девочка. Советую.
Долгожданное чудо - Макмаон Барбараиришка
21.11.2014, 23.04





Спасибо Иришке за комментарий, действительно, интересно, без грязи.
Долгожданное чудо - Макмаон БарбараИрина
21.11.2014, 23.51





Мне понравился. Только конец быстрый.
Долгожданное чудо - Макмаон БарбараОльга Б.
16.04.2015, 13.14





Паршивый стиль, неадекватный герой, замученная героиня: 3/10.
Долгожданное чудо - Макмаон Барбараязвочка
18.04.2015, 18.27





Чудо что за книжка! ГГ-ня, пожалуй, самая адекватная из всех, мной прочитанных. Герой правда подкачал, но так в жизни большинство мужчин таких. А диалоги вообще песня. Мне - очень и очень!..правда что -то с датами у них какая-то хрень...но это уже мелочи...
Долгожданное чудо - Макмаон Барбарасакура
6.05.2015, 12.36





карта течения беременности.
Долгожданное чудо - Макмаон Барбарал.а.
6.05.2015, 22.02








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100