Читать онлайн Мой герой, автора - Маклейн Джулиана, Раздел - Глава 23 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мой герой - Маклейн Джулиана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.56 (Голосов: 48)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мой герой - Маклейн Джулиана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мой герой - Маклейн Джулиана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маклейн Джулиана

Мой герой

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 23

После полудня на следующий день Адель и Беатрис прибыли в поместье Осалтонов. Дом казался притихшим. Их провели в гостиную, где Юстасия стояла, глядя в окно.
– О, мои дорогие! – воскликнула она, повернувшись к ним. – Как хорошо, что вы приехали! Мы оставили Лондон в такой спешке, что даже не успели вам сообщить.
Беатрис обняла хозяйку дома:
– Мы приехали, как только узнали, в чем дело.
– Ей лучше? – спросила Адель.
Юстасия прижала носовой платок к лицу.
– Доктор так не думает. Он говорит, что это может продлиться всего несколько дней, не больше недели. – Она вздрогнула, опять обняла Беатрис и всхлипнула: – О, моя дорогая мамочка! Как я буду жить без нее?
Беатрис отвела ее к дивану. Подняв распухшие заплаканные глаза, Юстасия посмотрела на молодую женщину:
– Адель, пойдите сейчас к Кэтрин, Гарольд с ней. Ему будет очень приятно узнать, что вы приехали в такое трудное для всех нас время.
Адель наклонилась, сжала руку Юстасии и встретила настороженный, обеспокоенный взгляд матери. Беатрис не скрывала надежды на то, что этот визит может заставить ее дочь изменить решение.
Сама Адель была в растерянности. Возможно, она действительно изменит свое решение. Может быть, и нет. Ей только хотелось ясности и определенности.
Она прошла через весь дом в его восточное крыло, где находились комнаты бабушки, и постучала в дверь. Ответа не было, и она, тихонько открыв дверь, вошла. Первая комната Кэтрин выглядела так же, как и всегда. Она была заполнена разными подушками, безделушками и украшениями, которые старая дама, наверное, собирала всю свою жизнь. Подойдя к двойной двери, ведущей в спальню, Адель остановилась, чтобы приготовиться к встрече. Гарольд, безусловно, был в отчаянии, и ей следовало сделать все возможное, чтобы успокоить его.
Двери были закрыты не плотно, и прежде чем войти, она заглянула в щель, но увидела только край кровати и услышала тихий плач.
«Бедный Гарольд», – подумала она.
Прикрыв глаза, наклонив голову, Адель осторожно открыла дверь и вошла. Мужчина, сидевший у кровати опустив голову на руки старой больной женщины, был не Гарольд. Это был Дамьен.
У нее болезненно сжалось сердце, и она прижала руку к груди, как будто пытаясь помочь своему сердцу.
Вероятно, он почувствовал ее присутствие, потому что повернулся и посмотрел на нее. В его глазах видно было безысходное отчаяние и одновременно невероятное удивление.
Ей с трудом удалось проглотить ком, подступивший к горлу. Дамьен, героический черный рыцарь, кто с мечом в руке мог поразить любого врага, наглец, умевший соблазнить любую приглянувшуюся ему женщину... Он просто плакал.
Дамьен поднялся со стула, подошел к ней и несколько секунд молча смотрел ей в глаза. Потом он мягко и нежно заключил ее в свои объятия. Адель удивленно вздрогнула и только в этот момент осознала, как безумно ей хотелось прикоснуться к нему, хотя она понимала, что этого делать ни в коем случае нельзя.
Постояв так несколько мгновений, он прижал губы к ее шее. Она позволила ему это сделать, вспомнив все те моменты, когда он утешал и успокаивал ее. Но когда он взял ее лицо обеими руками и перевел взгляд на ее губы, стало ясно, что речь идет совсем не об утешении. Это служило просто извинением, оправданием того, что ей самой хотелось получить от него. Наслаждение. Близость.
Воодушевленная тем, что он ее обнимал, будучи в восторге просто от того, что она его видела, она не хотела прислушиваться к слабому голосу разума, который предупреждал ее, что в любую минуту в комнату могут войти и обнаружить их неотрывно глядящими друг другу в глаза, как настоящие любовники. Или что Кэтрин может открыть глаза и увидеть, как они себя вели, какое предательство совершали, поскольку Адель все еще была невестой Гарольда.
Но если быть честной, То следовало признать, что, несмотря на стыд и смущение, которые она ощущала, все это уже не имело для нее, ни малейшего значения. В тот момент, когда он прижимал ее к себе и помимо своей воли показывал, что она нужна ему, ничего больше не волновало ее.
Потом он закрыл глаза и отпустил ее.
– Боже, простите меня.
– Ради Бога, не надо извиняться, – сказала она, покачав головой.
Несколько секунд он молчал, затем тихим голосом, почти шепотом спросил:
– Что вы здесь делаете?
– Я узнала о болезни Кэтрин. – Оба они посмотрели на старую женщину. – Как она теперь?
– Ничего хорошего. Всю жизнь у нее был блеск в глазах, а сегодня его нет.
– А что говорит доктор?
Дамьен пересказал ей то, что слышал от доктора. В ее возрасте на преодоление болезни уйдут все ее силы. У нее и сейчас прерывистое и поверхностное дыхание, и это может плохо кончиться.
– А она в сознании? – спросила Адель.
– Сегодня во второй половине дня, по-моему, нет. Я сидел, пытался разговаривать с ней, разбудить ее, но ничего у меня не вышло.
Адель взяла его руку и сжала в своих.
– Мы с ней разговаривали сегодня утром, – заговорил Дамьен, – она мне многое рассказала, и большая часть ее рассказов была для меня сюрпризом.
Он прижал палец к переносице, а она терпеливо ждала продолжения. Долгое время он молча тупо смотрел на пол, потом неуверенно перевел взгляд на нее. Адель чувствовала, что ему нужно было высказаться, а ей очень хотелось быть именно тем человеком, которому он мог рассказать сокровенное.
– Вы можете рассказать мне, если хотите, – тихо сказала она.
– Да, я действительно хочу, мне это нужно.
– Тогда я внимательно слушаю.
Он опять взглянул на кровать, где лежала его бабушка!
– Она рассказала мне кое-что, чего я раньше не знал, – начал Дамьен, – что у моего отца был секрет, которым он не делился ни со мной, ни со всем остальным миром. – Он опустил голову, потом опять взглянул на Адель. – Я никогда не говорил вам о том, как погибли мои родители.
Она вспомнила то, что ей говорила об этом Вайолет.
– Дамьен, вам не надо ничего скрывать. Вайолет рассказала мне обо всем после того, как вы уехали в Лондон. Она сказала, что ваш отец покончил жизнь самоубийством.
В его глазах блестели слезы, брови приподнялись в удивлении.
– Так вы знали об этом?
Она кивнула:
– Да, но я не знаю подробностей. Все, что я слышала, – это просто сплетни.
– Думаю, никто понятия не имеет о том, что я считаю себя виноватым во всем этом. – От волнения он с трудом произносил слова и говорил очень тихо.
Адель подошла еще ближе к нему.
– Этого я совсем не знала. Что же произошло?
Он опять посмотрел ей в глаза, и по его взгляду видно было, что он оценил ее сочувствие и понимание. А ей безумно захотелось опять прикоснуться к нему.
– Мне было всего девять лет, когда я узнал, что у моей матери любовная связь. – Он старался говорить спокойно. – Я был возмущен, но у меня совсем не было жизненного опыта, я не знал, как поступить, и я рассказал все отцу. Он был невероятно разгневан и, схватив ружье, бросился за матерью.
– Боже, Дамьен!
– Я вскочил на лошадь и поехал за ним. Он направился к дому, где жил любовник моей матери, и застал их вдвоем. Думаю, он намеревался убить их обоих.
Адель предположила самое ужасное.
– Он действительно убил ее?
– Нет, увидев их вместе, он убежал. Моя мать попыталась его догнать, и как раз в это время я появился там. Она села на мою лошадь и помчалась за ним, но в парке она упала с лошади, разбилась и погибла. Я первый обнаружил ее, когда побежал за ней.
Ощущая мучительную боль в груди, Адель проговорила хриплым голосом:
– Мне так жаль вас, – и сжала его руку.
– Я побежал домой и рассказал все отцу, и это было еще хуже, чем мой первый рассказ. Потом в тот день, когда похоронили мою мать, он пошел в Уайтчепел, ввязался в драку и буквально напросился на то, чтобы его закололи. А я во всем происшедшем винил себя.
Услышав эти слова, она почти окаменела.
– Но ведь вы были совсем маленьким мальчиком, Дамьен. Это не могла быть ваша вина, вы рассказали то, что видели, вы оказались только вестником несчастья.
– К тому же не очень тактичным.
Адель положила обе руки ему на плечи и сжала их. В ответ он обнял ее.
– Но сегодня утром, – продолжал он, – бабушка сообщила мне, что мой отец страдал от своей, как она назвала это, «неустойчивой психики».
– Неустойчивой психики? – удивленно переспросила Адель. – А что это значит?
– Иногда он бывал счастливым и жизнерадостным, как ребенок, а иногда на него нападала меланхолия, и это могло длиться неделями.
– И вы ничего об этом не знали?
Дамьен медленно подошел к кровати, на которой лежала Кэтрин, и внимательно посмотрел на нее.
– Я помню, что он исчезал на какое-то время, и я его долго не видел. Потом он появлялся с чудесными подарками, и мы танцевали и развлекались всю ночь. Никакой меланхолии я не помню.
– Наверное, он скрывал это от вас, чтобы не расстраивать, вы ведь были еще ребенком.
– Да, наверное. – Он опять повернулся лицом к Адели. – Еще бабушка рассказала, что он несколько раз пытался покончить жизнь самоубийством, до того как он познакомился с моей матерью.
Пройдя через комнату, Адель подошла к нему и дотянулась рукой до его щеки, он прижал ее руку своей.
– Многие годы бабушка пыталась успокоить, убедить меня в том, что я не виноват в случившемся, но я ей не верил.
Оба они какое-то время смотрели на старую женщину, неподвижно лежавшую в кровати.
– А теперь вы верите? – спросила Адель.
Он долго обдумывал ответ.
– Мне кажется, я должен простить девятилетнего мальчика, который не знал, как следовало поступить. Но я не думаю, что когда-нибудь избавлюсь от чувства вины. Я всегда буду терзаться, вспоминая, как я сообщил об этом отцу. Я не пытался смягчить удар и не думал о том, что почувствует отец, я только злился на мать, и я хотел, чтобы она была наказана.
С сочувствием и пониманием Адель слушала его.
– Вам ведь было всего девять лет, Дамьен. Вы многого не знали в жизни и не могли понять, что переживала ваша мать. Вполне естественно, что вы разозлились. А теперь вы, безусловно, правы, вам следует простить девятилетнего мальчика, каким вы были тогда. Ваше теперешнее раскаяние – это сожаление взрослого человека, который хорошо знает, как ему следовало поступить тогда. И теперь вы, безусловно, сделали бы все иначе – осторожно и тактично, – я уверена в этом. Я ведь видела, как вы справлялись с тем, что произошло между нами.
Дамьен поцеловал ее руку.
– Вы очень добры ко мне, – тихим голосом произнес он.
Адель с трудом сдерживала слезы и совершенно не знала, что ей следовало сказать.
– Давайте не будем больше говорить об этом, – сказал он, – мне так приятно вас видеть.
Она не сводила глаз с его лица, такого прекрасного, освещенного проникающим через окно светом. Глаза его были прикрыты, он выглядел успокоившимся и продолжал целовать ее руки, что вызывало дрожь и гусиную кожу по всей ее спине, А губы его двигались все выше и выше.
– Не требуйте, чтобы я остановился, Адель, – прошептал он, – пожалуйста. У меня был мучительно тяжелый день, просто дайте мне возможность получить немного удовольствия.
Адель вся задрожала. Она не могла бы потребовать, чтобы он остановился, даже если бы захотела. Все, что она в состоянии была сделать, – это закрыть глаза и ощущать сладость прикосновения его влажных губ к ее коже.
– Я не собираюсь просить вас остановиться, – совсем тихим голосом проговорила она, в этот момент желая, первый раз в своей жизни, быть жадной и эгоистичной и даже не осознавая, каким хриплым стал ее собственный голос, – я устала и больше не могу бороться сама с собой.
Дамьен остановился и с удивлением взглянул на нее. Хотя в его глазах пылало неутоленное желание, он был невероятно поражен ее словами, и видно было, что он ждал объяснений.
Она не знала, должна ли она была рассказать ему о своем решении не выходить замуж за Гарольда. Она боялась его реакции. Недавно он обвинял ее в самых страшных грехах. Покажется ему это решение еще одним неразумным поступком непостоянной женщины, которая не может сохранять верность? Или он будет доволен? Доволен тем, что она наконец поступила по велению своего сердца?
Она продолжала смотреть на него, видя вопрос в его глазах. Она обожала этого человека. Это уже невозможно было отрицать. И мысль эта с болью и отчаянием рвалась наружу...
– Я не выйду замуж за Гарольда, – наконец произнесла она, и с плеч ее свалилась невероятная тяжесть. – Я намерена сказать ему об этом, как только представится возможность.
Адель с нетерпением ждала его реакции, а он не мог прийти в себя от шока.
– Могу я спросить почему?
– Потому что я не люблю его, и если я выйду за него замуж, это будет нечестно по отношению к нам обоим.
В животе у нее что-то сжималось и разжималось, она неуверенно посмотрела на кровать, как будто желая убедиться, что Кэтрин спит и не слышит их разговора.
И как раз в этот момент отворилась дверь. Дамьен и Адель отошли на шаг друг от друга и увидели входивших в комнату Юстасию и Беатрис.
Заметив их, Юстасия остановилась:
– Дамьен, я не думала, что ты здесь.
Адель взглянула на свою мать, которая весьма неодобрительно посмотрела на дочку. Подойдя к кровати, Юстасия взяла Кэтрин за руку.
– Привет, мама, – бодрым голосом сказала она, однако старая леди даже не пошевелилась.
Дамьен повернулся к ним спиной и отошел к окну. Молча смотрел он на посеревшее небо. Адель до сих пор испытывала дрожь из-за тех слов, которые она только что сказала Дамьену. Она не знала, каковы будут последствия ее признания. Мать была весьма недовольна ее решением. Что подумает Юстасия? И сам Гарольд? И чего захочет Дамьен после того, как все окончательно прояснится? Она не могла скрывать от самой себя, что до сих пор мечтала о счастливом конце ее романа с красивым темным рыцарем. Даже сейчас тело ее горело от желания после того, что произошло между ними. Ей хотелось большего, больше разговоров, прикосновений. Она очень надеялась, что щеки ее не горели и чувства ее не были видны окружающим.
Беатрис тоже подошла к кровати и спросила:
– А где же все-таки Гарольд? – В ее голосе Адель слышала упрек. Ее мать всегда считала Дамьена опасным, хотя Адель никогда не делилась с ней своими чувствами.
Совершенно неожиданно заговорила Кэтрин.
– Кто-то назвал имя Гарольда? – спросила она.
– Да, мама. Здесь находится Адель. – Юстасия наклонилась поближе к больной.
– Адель? Девушка из Америки?
– Да, верно. Она помолвлена с Гарольдом. Ты помнишь?
В последние две недели Адель провела с Кэтрин много приятных часов, и ей было обидно, что старая леди ее забыла. Они рассказывали друг другу разные истории, много смеялись, а теперь, видимо, мозг старой леди отказывался работать. Адель обменялась взглядом с Дамьеном и по выражению его глаз поняла, что он подумал о том же самом.
– Да, да, – произнесла сонным голосом Кэтрин. – Гарольд был здесь, но потом он отправился в чайный домик на озере.
Чайный домик. Как только эти слова сорвались с губ Кэтрин, Дамьен опять посмотрел на Адель. Чайный домик был их тайной, и трудно было понять, почему Гарольд отправился именно в это место.
– Наверное, мне стоит пройти туда, чтобы увидеть его, – сказала Адель.
– Безусловно, это будет хорошо, – проговорила ее мать, чувствуя напряженность ситуации.
– Он будет доволен, Адель, – добавила Юстасия. – Он очень беспокоится о своей бабушке и, безусловно, будет рад увидеть ваше милое личико.
Адель кивнула и вышла из комнаты.
* * *
После того как Беатрис и Юстасия покинули комнату, Дамьен присел рядом с кроватью.
– Гарольд не может быть в чайном домике, бабушка. Вы прекрасно знаете, что он никогда туда не ходит. Зачем вы сказали об этом Адели?
Кэтрин медленно и осторожно повернула голову, пряди седых волос разметались по подушке.
– Потому что мне кажется, тебе следует побыть с ней наедине. Ты должен пойти за ней.
– Вы слышали наш разговор?
– Конечно, – еле слышным слабым голосом ответила Кэтрин, – и я видела, как ты обнимал ее, забыв всякую осторожность. Ты вел себя как последний нахал, что меня не удивило! Возможно, из-за этого я неожиданно почувствовала себя чуть лучше. – Старая женщина попыталась сесть в кровати. – Я думаю, что могла бы поесть немного супа.
Развеселившись от этих слов бабушки, как это часто бывало и раньше, и немного успокоившись оттого, что к ней возвращаются силы, Дамьен осторожно уложил ее обратно на подушку.
– Не пытайтесь встать, милая бабушка, вы все еще больны, – сказал он и укрыл ее одеялом.
– Я была весьма удивлена, – проговорила она тихим голосом, – когда она сказала, что не собирается выходить замуж за Гарольда. И чуть не проглотила язык от неожиданности.
– И я тоже.
– А что ты думаешь теперь делать?
Дамьен уперся локтями в колени и нагнул голову.
– Понятия не имею, бабушка. Знаю только, что Гарольд будет уязвлен.
– «Уязвлен» – это не то слово. Он, безусловно, будет разочарован, но это совсем не значит, что ты должен страдать вместе с ним или вместо него.
– Но я знаю, что и моя доля вины есть в том, что она изменила свое решение. Я целовал ее. Я вел с ней разговоры о самом сокровенном. Я обольщал ее.
Бабушке пришлось собрать все свои силы, чтобы ему ответить, она даже попыталась улыбнуться.
– Ты обольстил ее своим обаянием, ты же сущий дьявол. Научил ее радоваться и получать наслаждение. Ты и не мог поступить иначе, Дамьен.
– Но я себе этого никогда не прощу.
Кэтрин опять повернула к нему голову:
– Этого я больше не хочу слышать. Достаточно долго ты мучил себя из-за того, в чем ты не был виноват. И я не хочу уйти в могилу, зная, что ты намерен найти себе новую причину для угрызений совести.
Она закашлялась, и Дамьен помог ей сесть.
– Но я должна кое-что тебе сказать, – продолжала Кэтрин после того, как она опять легла, – мне очень стыдно, и я не могу покинуть этот мир, если я не...
– Вы совсем не должны покидать этот мир, бабушка, – перебил ее Дамьен.
– Должна, это случится не сегодня, так через несколько дней. Жизнь всегда кончается.
Дамьен поцеловал ее слабую руку.
– Разве вы не сказали мне сегодня о многом? Разве этого недостаточно?
– Нет. – Она покачала головой. – Конечно, недостаточно. Ты должен кое-что узнать о своей матери.
Все мускулы у него вдруг оказались напряженными.
– Что именно?
Старая леди опять закашлялась, но потом нашла в себе силы, чтобы заговорить:
– Твоя мать вышла замуж за твоего отца совсем не потому, что ее соблазнил его титул. Ее заставил это сделать, причем совершенно безжалостно заставил, ее собственный отец.
Прищурив глаза, Дамьен вопросительно посмотрел на свою бабушку:
– Но ведь после ее смерти все говорили...
– Я знаю, что все говорили, и мне очень стыдно, что я не пыталась опровергнуть эти сплетни. Я могла это сделать, если бы захотела, я должна была, но я промолчала.
– Почему?
Слеза скатилась из уголка ее глаза на подушку.
– Потому что я была ужасно зла на нее за то, что произошло у нее с этим другим мужчиной. Сердце мое было разбито гибелью единственного сына, и мне нужен был кто-то, кого можно было обвинить в этом несчастье.
– Вы говорите: с этим другим мужчиной. Он был единственным?
– Единственным, и я думаю, она глубоко любила его. Он был знаком с твоим отцом и понимал, как трудно твоей матери. Они сначала сочувствовали друг другу. – Она остановилась, передохнула и продолжала: – Твоя мать старалась полюбить твоего отца. Много лет старалась. Но брак этот был неудачным. На самом деле твой отец тоже не любил ее по-настоящему.
– Почему вы мне рассказываете об этом сейчас? – спросил Дамьен.
– Может быть, для того, чтобы облегчить свою совесть. Я должна была сказать тебе об этом давно. И мне следовало с большим пониманием относиться к твоей матери, я должна была проявить сострадание. Ей всегда нужна была только любовь, а я лелеяла свою злость и ненависть в течение многих лет.
Дамьен нежно взял старую леди за руку:
– Но ведь она была неверна отцу.
– Да, но она из-за этого много страдала и умерла из-за этого. Я не хочу, чтобы ты тоже страдал, Дамьен. Пусть для тебя уроком будут ошибки твоих родителей. И женись только по любви. Тогда ты найдешь все то, чего был лишен почти всю твою жизнь. Тебе нужна человеческая близость, но ты ее ищешь не там, где надо. Ты связываешься с женщинами подозрительной репутации, потому что боишься более постоянных связей, ты боишься, что брак разобьет твое сердце. Поверь мне, не все браки приводят к несчастьям, особенно если есть любовь.
Дамьен почувствовал внутреннюю дрожь, слишком много переживаний свалилось на него в этот день.
– Адель поступает правильно, – продолжала Кэтрин, – брак без любви приносит несчастья всем. Она не должна выходить замуж за Гарольда, если она не любит его.
Он молча кивнул.
– А ты, ты любишь ее, Дамьен?
– Я мог бы, – тихим голосом ответил он.
– Врунишка. Здесь не может быть слов «мог бы». Я видела, как ты обнимал ее только что. И кроме того, что она является объектом твоих желаний, Адель – умная и добрая женщина. У нее есть чувство чести, и ей нравится то же самое, что и тебе: жизнь на природе и все, что связано с лошадьми. Любой глупец может понять, что вы предназначены друг для друга. Удивительно, как Гарольд этого не заметил и не понял, что привел ее в дом для тебя, а не для себя. Но Гарольд есть Гарольд. Не видит ничего, кроме своих мензурок. У него голова погружена в стекляшки, у этого странного парня. Если ты хочешь ему помочь, вытащи его оттуда и плюнь ему в лицо, может быть, это разбудит его. Мы все оберегали его слишком долго, потому что он очень похож на твоего отца, и мы все до смерти боялись, что он повторит его судьбу. А ты... Тебе всегда хотелось оправдаться, чем-то искупить свою вину перед отцом, и поэтому ты опекал и защищал Гарольда всю свою жизнь. Но он уже взрослый мужчина, и ты не можешь быть ответственным за его благополучие. Если ты позволишь Адели ускользнуть, ты только повторишь старую ошибку. Не допускай этого, мой мальчик. Женись по любви, чего бы это ни стоило.
Он слушал ее с удивлением и смущением. Она советовала ему предать Гарольда. Сам Дамьен был совсем не уверен в том, что Адель ответит на его любовь, даже если он послушается советов бабушки. Она была, безусловно, порядочной женщиной, и вряд ли она решится, отказав жениху, сразу же броситься в объятия его кузена.
Кроме того, Дамьен был уверен, что не пользуется у нее уважением. Она знала о том, что он подыскивал себе богатую невесту, знала о его связи с Франс и другими подобными дамами, и она не верила, что он когда-нибудь сможет стать верным и преданным мужем. Она ведь даже сказала, что у них нет доверия и уважения друг к другу. Он сомневался, что она сможет изменить свое мнение, даже если он попытается разубедить ее.
Его бабушка, безусловно, была права, каждый, кто способен видеть, мог понять, что они предназначены друг для друга. У них были общие интересы, и физически ее влекло к нему. Она доказала это и тогда, в кровати на постоялом дворе, и в чайном домике, и сегодня, когда призналась, что устала бороться со своими желаниями.
Он подумал, что ему следовало бы отправиться на озеро и поговорить с ней. Может быть, ему удастся узнать, что она предполагает делать после того, как помолвка с Гарольдом будет расторгнута. Дамьен ласково улыбнулся бабушке, поцеловал ей руку, поднялся со стула и направился в конюшню.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мой герой - Маклейн Джулиана



читается действительно очень легко,но....совсем нет накала,интриги,даже скучновато..а концовка-так вообще поразила,даже и не поняла,что роман закончился....как? на чем? жаль даже...а ведь такой потенциал был у главных героев,такой приятный стиль написания...но не смогла автор вытянуть роман,и он остался таким посредственным,скучненьким чтивом....
Мой герой - Маклейн ДжулианаИсабель
7.03.2013, 11.50





Приятный роман, читается легко.
Мой герой - Маклейн ДжулианаВер0ни4ка
30.12.2013, 8.16





Можно почитать.
Мой герой - Маклейн ДжулианаКэт
12.06.2014, 10.26





Роман написан весьма средненько. Динамичное начало и полная размазня дальше. Скучновато.
Мой герой - Маклейн ДжулианаСветлана
4.11.2014, 14.17





На мой взгляд роман неудачный, потому что скучный!!! Недолюбила автор своих героев. 7/10.
Мой герой - Маклейн ДжулианаЛАУРА
6.03.2015, 19.01





Прочитала, но написано слабовато, интрига надуманна, героиня мечется не в поиске любви, а просто из-за ложных предубеждений. Не увлекательно!
Мой герой - Маклейн ДжулианаItis
11.04.2015, 23.21





не интересно совсем
Мой герой - Маклейн ДжулианаИринаМ
20.05.2015, 4.05





7 баллов.Адель правильно сделала что разорвала помолвку, иначе ей пришлось бы вместо мужа спать с пробирками
Мой герой - Маклейн ДжулианаЛилия
12.06.2015, 22.51








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100