Читать онлайн Ангел в эфире, автора - Маккроссан Лорен, Раздел - Глава 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел в эфире - Маккроссан Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел в эфире - Маккроссан Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел в эфире - Маккроссан Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккроссан Лорен

Ангел в эфире

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 5
ОСТАТЬСЯ ОДНОЙ
type="note" l:href="#n_18">[18]

Проснулась и поняла, что Коннор гладит меня по лицу. Хотела открыть глаза – не могу век разлепить: вчера три слоя туши намазала перед рестораном. Лягнула себя за то, что так напилась и забыла снять косметику перед тем, как заваливаться в постель. По крайней мере, хотела лягнуть – да не вышло: ноги не подчинялись.
– На, выпей кофе, взбодрись, – нежно шепчет Коннор.
Он ставит чашку на ночной столик, и звук болью отдается в голове – да что там говорить: одеяло и то шуршит с таким грохотом, будто вовсе не из перьев и пуха сделано, а непонятно из чего.
– Ох, – тяжко вздыхаю, отчаянно протирая глаза, чтобы узреть дневной свет.
Однако дневного света нет и в помине, и меня на миг пронзает ужасная догадка: ослепла! Ах нет, слава Богу, просто еще не рассвело. Разбудил меня посреди ночи.
– Коннор, – бормочу я, стараясь обрести власть над собственным языком, – еще ночь, спать надо. Ложись. Ш-ш-ш.
Прячусь под одеяло с невинным намерением свернуться калачиком и заснуть, как вдруг кто-то резко его с меня стягивает.
– Нет, только не засыпай – нам надо поговорить.
– Потом, Кон, до смерти спать охота.
– Нет!
Даже в совершенно разобранном состоянии мне удается уловить настойчивость в голосе Коннора. Превозмогая сон, сажусь на постели и пытаюсь сосредоточиться – голова кругом идет.
– Слушай, Коннор, у меня башка раскалывается, я перепила, и мне, честно, не до тебя. Не знаю, почему тебе так приспичило будить меня посреди ночи, но если… – Тут я вижу в тусклом свете ночника, что на нем пальто: – В чем дело? Куда ты собрался?
Он подходит и присаживается на краешек кровати.
– Мне пора ехать. – Вяло улыбается. – Ты забыла? В Америку, – напоминает он, опуская ладонь на мою руку.
– Господи, уже?! – Меня точно сковородой огрели – так я ошарашена.
– Ну все, малыш, – вздыхает мой ненаглядный, нежно гладя меня по руке. – Такси ждет на улице, я и так припозднился. Все, пора.
– Нет! Ох, Коннор…
Я бросаюсь к нему и цепляюсь за пальто, стремясь прижать Коннора к себе. Он меня обнимает, и я еще раз вдыхаю такой родной, такой знакомый запах. Как страшно! Моя любовь уезжает на целых шесть месяцев, а у нас нет и шестидесяти секунд, чтобы поворковать на прощание. Как обидно: я всю неделю готовилась к его отъезду, то так и не успела сказать самого главного.
– Правда, я не смогу уехать, пока ты не ответишь мне на один вопрос, – наконец говорит Коннор, отстраняясь и вытирая с моего лица слезу.
– Да? Что ты хочешь узнать? Я все скажу.
Плотно сжав губы, он стискивает мой локоть. Пристально вглядывается в мое лицо. Я смотрю в его глаза, синие, лучистые, не то, что мои, – представляю, какой у них вид: красные и опухли после вчерашнего. У меня от напряжения даже голова загудела.
– Вчера вечером, – начинает он и вздрагивает, когда на улице раздается гудок. – Черт, подожди, хорошо?
Стараясь сохранять самообладание, кидаю отчаянный взгляд на окно: взревел мотор такси, в котором мой мужчина умчится от меня почти навеки.
– Вчера мы были в ресторане, – снова начинает он.
– Коннор, мне очень жаль, что я так напилась, прости меня, пожалуйста. К сожалению, ты так долго пропадал в этом дурацком туалете, что…
– Мне очень стыдно, извини. Я все объяснил тебе, если помнишь, – застенчиво отвечает он.
Господи, как я могла про такое забыть?
– Да-да, просто мне было так неловко одной. Я подумала, что от дорогого шампанского, наверное, не пьянеют и один бокальчик не повредит. Откуда мне было знать, что потом такое кошмарное похмелье.
– Возможно, ты самую малость перебрала, Ангелок, но это не важно, дело прошлое.
Снова прогнусавил гудок – на этот раз громче и нетерпеливее. Уже послышались голоса возмущенных соседей.
– Послушай, я не двинусь отсюда, пока ты не скажешь мне, каково твое решение. Да или нет?
Облизываю пересохшие губы и выжидающе смотрю на Коннора. И тут в мозгу, наконец, возникает: «Господи, предложение! Совсем вылетело из головы».
– О-о… – Дыхание так и сперло, я продолжаю дрожащим голосом: – А, это. Я, э-э, тьфу ты…
– Да, я знаю, сейчас не самый удачный момент – мне пора бежать, да и ты… Только мне надо знать сейчас – больше возможности не представится.
Таксист отчаянно жмет на гудок, видимо, вложив в этот сигнал остатки терпения; за окном снова взвизгивает соседка, и к ней присоединяются еще несколько недовольных голосов. Коннор заглядывает мне в глаза, ожидая ответа. Он так напряжен, словно не на кровати сидит, а стоит в стартовых колодках на изготовку, чтобы вот-вот сорваться с места и бежать спринт. Это слишком; голова раскалывается – нельзя же так торопить человека. Мне нужно подумать, свыкнуться с мыслью, что Коннор исчезнет из моей жизни на полгода. Через пару минут я уже буду одинокой девушкой, чей парень умчался далеко и надолго, а такого со мной еще никогда не случалось. Что, если у меня не хватит терпения?
«Не спеши, – слышу я голос разума. – Такие вещи не решаются в одночасье. Если любит, поймет».
«Соглашайся. Ты только посмотри на него: представляешь, как он будет разочарован?» – подсказывает сердце.
– Энджел Найтс, – говорит Коннор, глядя мне прямо в глаза, – ты согласна выйти за меня замуж?
«Хорошо, я согласна подумать, – проговариваю я мысленно, открывая рот, чтобы произнести эти слова. – Хорошо, я согласна подумать».
– Коннор, – начинаю я, откашливаясь (в горло будто цемента налили). – Создание семьи – серьезный шаг, особенно если учесть, что ты уезжаешь. Но я согласна…
– Да! – взвизгивает Коннор и, вскочив с кровати, начинает нарезать круги по спальне. – О Боже, да!
Я так и опешила, а он подскакивает к окну, распахивает его и во всю глотку орет:
– Она согласна! Слушайте все: она согласна!
Темноту улицы прорезает заспанный голос:
– И кому какое дело?
– Эй, ты едешь или нет?! – кричит таксист.
Коннор подбегает ко мне, подхватывает на руки и кружится, осыпая поцелуями шею.
– Я знал, я был уверен, Энджел ты мой! – Он так и светится от счастья. – Я тебя обожаю! Мне будет тебя страшно не хватать. Как только доберусь – позвоню, и мы все обсудим. Теперь ты будешь ждать меня; я уезжаю с легким сердцем!
Так и дошли до двери, целуясь и не разнимая объятий; я не сказала ни слова – разве что старалась изобразить подобие радости под стать его чувствам; все смешалось в водовороте объятий, слез, хватания чемоданов, выскакивания из двери, возвращения за паспортом, объятий и снова прыжка за дверь. Наконец, я за ним закрываю, устало тащусь к окну и провожаю взглядом такси, которое скоро исчезает во мраке ночи, увозя моего парня. Опускаю окно, прислоняюсь лбом к стеклу и вздыхаю:
– Уф, что же я натворила.


– С добрым утром, юная дева, наша дорогая невестушка. Пора примерять фату и свадебное платье.
В испуге открываю глаза и обнаруживаю, что спала на животе и во рту ни капли влаги, будто всю ночь сосала шариковый дезодорант.
– Ну что еще? Зачем? – хрипло выдыхаю я, в первый миг пробуждения надеясь, что предыдущий раз мне приснился и то, что я приняла предложение Коннора за несколько секунд до того, как он выскочил из двери и прыгнул в стоящее под парами такси, – плод моего воображения.
И в это время замечаю, что склонившееся надо мной лицо принадлежит не моему возлюбленному, а Мег. Она чем-то сильно воодушевлена и готова взорваться от радости, осыпавшись мелкими хлопьями прямо на мой ковер.
– Зачем? Зачем? – вопит толстушка, сдергивая с меня одеяло. – Потому что ты замуж выходишь, моя дорогая, времени в обрез! Нужно подыскать платье, туфли, вуали и цветы, у-у-ух! И подружек невесты! Пожалуйста, пусть я буду подружкой! Я, конечно, напрашиваюсь, но знай, из меня получится классная подружка, вот увидишь. Только можно мы с этой тощей папуаской Кери будем в совершенно разных платьях, а? Отлично. – Она хлопает в ладоши перед моим ошеломленным лицом. – С нарядами разобрались. Давай, сестрица, поднимайся. Скорее, скорее, я с ума сойду от волнения!
Так, лежа на животе, смотрю на Мег и вдруг чувствую – сейчас стошнит.
– Я пока не могу выходить замуж, – скулю я. – И согласилась я всего пять минут назад. – С превеликими муками пытаюсь занять вертикальное положение и хватаюсь руками за голову. – Нет, пожалуйста, только не сейчас. Не заставляй меня выходить замуж сегодня. Мне это не по силам, я не выдержу. И не готова – надо мыслями созреть.
Мег, склонив набок голову, смотрит в мое заплаканное лицо – и вдруг, задрав кверху нос, заходится оглушительным смехом. Надув губы, жду, когда же веселье поутихнет.
– Ах ты, глупышка. Совсем сбрендила. – Она так и лопается от смеха. – До свадьбы еще далеко. Он и предложение-то сделал тебе только вчера, за один день тут не подготовишься. Ух ты, вот здорово будет: Энджел – нареченная невеста. – Мег опять разражается диким хохотом и торопливо цокает каблучками, направляясь на кухню.
– Ох. Да, кстати, – вывалившись из кровати, обшариваю пол в поисках моего любимого серого трико. – А как ты узнала? Коннор предупредил?
– Не-а, – кричит из соседней комнаты Мег, – ты сама звонила из ресторана! Не помнишь, глупыш? Вчера вечером. У тебя голос такой был на автоответчике, будто ты не в себе, я даже не поняла, то ли это из-за предложения, – последнее слово она выкрикивает на таких децибелах, какие способны услышать лишь собаки, – то ли перебрала с «бодрящим сочком».
– «Бодрящий сочок» тоже был, – подтверждаю из спальни, держась за егозящий живот. – Очень дорогой, очень пузыристый «сочок».
– Ясно, дорогуша. Тогда не раскаивайся, вполне объяснимо, что ты так надралась: не каждый день девушке делают предложение. Конечно, за исключением…
– Кери Дивайн, – говорим мы в унисон.
– Ты не сказала по телефону, что согласна, – продолжает Мег, громко бренча чашками, – но я уже знала твой ответ.
– Хм… – Я качаю головой и ворошу волосы, прищуренно глядя на себя в зеркало.
На сегодня прическа «я у мамы вместо швабры» вполне сойдет. Беру в ладонь немного пенки и наношу на всклокоченную шевелюру, устраивая ее в острые, беспорядочно расположенные на голове пучки. Надеваю белую футболку (благодаря Коннору в комоде сложена стопочка чистого белья) и линялый розовый свитер. Натягиваю носки и скоро оказываюсь на кухне, где Мег брезгливо морщит свой поросячий носик, проверяя содержимое чашек.
– Господи, Энджел, да у тебя тут как в каморке нищей студентки, – смеется она, опрокидывая расписную кружку с отколотыми краями, из которой выглядывает пушистая поросль плесени. – Вот за что я тебя обожаю.
– Я забыла закрыть дверь? Как ты вошла? – Зеваю, приподнимая красное покрывало, чтобы поискать под диваном левую кроссовку.
– Не-а. – Отчаявшись отыскать чистую посуду, подруга усаживается на стол. – Я открыла своим ключом.
Мег, как и Кери, всегда носит с собой ключ от моей квартиры. Давненько лелею надежду, что однажды Кери придет, отопрет дверь, наведет образцовую чистоту, как у себя, и оставит в шкафу какую-нибудь дорогую одежду от модного дизайнера. Мечтать не вредно.
– Итак, где наш герой? – весело чирикает толстушка, поворачивая голову вправо-влево, будто собирается переходить очень оживленную улицу. – Дайте мне обнять счастливчика.
– Забудь. – Я пожимаю плечами и тяжело опускаюсь на диван. – Он уехал.
– Уехал? Куда? – спрашивает Мег, переступая с ноги на ногу; на ней кроссовки голубого грудничкового оттенка.
– В Америку, – шмыгаю носом, – рано утром, – С улыбкой развожу руками. – Перед тобой теперь одинокое сердце, любящее на расстоянии. Зато я сама себе хозяйка.
Мег спешит ко мне шаркающей походкой, садится рядом на диван и обнимает, широко раскинув руки. Уж что-что, а это в ней неизменно: моя подруга умеет так по-доброму, так искренне обнять, что сразу становится тепло, чего не скажешь о скупом прикосновении костлявых рук Кери.
– Ты не одинока, помни, – вздыхает она мне на ухо. – У тебя есть мы с Кери, твои слушатели и твой отец…
Мы обе засмеялись: отец. Мой папа, может, и находится в пределах досягаемости, но в делах сердечных надеяться на него не стоит – у родителя острый дефицит эмоциональности.
– В любом случае у тебя есть я и Кери; поможем выкарабкаться если что. И никакое ты не одинокое сердце – ты теперь невеста, а это стоит отпраздновать, уж поверь мне. Я предлагаю сейчас рвануть на «Заводной апельсин», потом устроимся в кафешке, закажем путевый завтрак, и ты мне все расскажешь. Хочу знать каждую мелочь, все до последней подробности – найдем местечко потише и поболтаем от души.
– Звучит заманчиво, – киваю я, хватаясь за голову дрожащими руками. – Завтрак не помешает. Жир и кофеин, срочно.
– Итак, где состоялось событие? – Мег широко разинула рот, и моему взгляду во всей красе предстал жареный омлет с колбасой.
Мы сидим в кафе у самого конца Бьюкенен-стрит, которая приобретает тем более модные очертания, чем ближе к центру ты находишься. Кафе стилизовано в духе Чарлза Ренни Макинтоша; здесь царит уютная расслабляющая атмосфера, и посещают его обычные, непривередливые люди. Меню предлагает булочки, роскошные бутерброды и домашние завтраки с яичным хлебом. Мы, разумеется, нацелились на последнее – булочки, щедро сдобренные деревенским сливочным маслом, ломти квадратной колбасы, яичница. Воздушные оладьи, ветчина, помидоры, грибы, яичный хлеб с кофе и стаканчик «Айрн брю», нашей доброй шотландской газировки с апельсиновым соком – для полноты картины. Подумала было, а не пригласить ли Кери – вдруг она сможет сбежать на часок с работы: посидели бы, поболтали – такое уже случалось, – но вовремя вспомнила, что подруга хотела встретиться с кем-то важным, чтобы приправить свежим слушком свою колонку сплетен.
– В «Ледяной дворец» меня повел – ни больше ни меньше.
– Гос-с-поди! – Мег раскрывает рот, осыпая стол кусочками пережеванной колбасы. – Да будь у меня парень, который бы решил потратиться на «Ледяной дворец», вышла бы за него прямо на месте, между кофе и десертом. А я-то, дурочка, думала, что развлеклась по-королевски, когда малыш Франко отвел меня на вечер бинго.
– Кстати, как сходили? – спрашиваю я, вдруг осознав, что так поглощена хитросплетениями собственного романа, что даже не поинтересовалась грандиозным свиданием Мег.
– Так себе, – пожимает плечами подруга, помешивая кофе ручкой ножа. – Этот идиот никак не мог вспомнить, как читается его номер по-английски. Весь вечер разбирались с цифрами, в итоге я и со своей карточкой запуталась. Потом он полез целоваться, а я сказала, что ни на что не соглашусь, пока не получу самую малость гарантий.
– Ох.
– Он, конечно, ничего себе: крепкий задок, темные загадочные глаза – похож на молодого Рики Мартина. Однако у меня чувство, что ему бы только в простынях побарахтаться. Поэтому расстались без обмена секреторными жидкостями, и я пошла домой. Взяла сырных чипсов, бутылочку имбирного пива – одним словом, ни романтики, ни «Ледяного дворца».
– Гони его в шею из магазина, чтоб зря губы не раскатывал. Пусть поищет кого-нибудь в своем духе, – ухмыляюсь я.
– Не могу, Энджел. Еще подумает, будто я служебным положением злоупотребляю.
– Ты злоупотребила своим положением, когда на работу его устраивала. Вряд ли он такой уж ценный сотрудник, если даже по-нашему ни бе ни ме.
– Да вообще-то верно. Завтра же и рассчитаю его, а сегодня у меня выходной, – лукаво подмигивает она, – и я жду рассказа о волшебном превращении нашей Золушки в невесту.
Воодушевленно встряхнув копной рыжих завитушек, Мег хлопает в ладоши и склоняется ко мне, предвкушая мой рассказ. Тут, как назло, ее массивные буфера в тесном топике погружаются в лужицу кетчупа на краешке тарелки.
– А-а, подумаешь, отойдет, – отмахивается Мег, когда я, морщась, указываю на ярко-красное пятно.
Второпях промокнув кетчуп бумажной салфеткой, радостно продолжает:
– Давай, цыпуль, выкладывай все по порядку.
Теперь, видимо, самое время поведать вам о печальном происшествии в туалете. Похоже, я все-таки была права: мужчины, которым приходится делать предложение даме – пусть даже по собственной инициативе, – представляют собой жалкое зрелище. Несмотря на то, что вначале Коннору удалось расхрабриться, на следующей двухсотметровке нервы его подвели. Сию печальную историю он поведал мне по пути домой, когда я висела, высунув голову из окна такси, и угощала тротуар плохо переваренным креветочным коктейлем. Большая часть повествования запомнилась мне довольно смутно, но суть сводилась к тому, что, поставив меня в известность о своих намерениях, Коннор скрылся в туалете, дабы сбросить избытки курсирующего по телу адреналина. («Чтобы погонять чертенят из зада», – деликатно выразилась Мег.) Он торопился вернуться за столик, стремясь услышать мой ответ, и в итоге, пытаясь застегнуть дрожащими руками брюки, прищемил мужское достоинство молнией. Накричавшись, надергав (простите мою вольность) и испытав все возможные способы освободить дражайший орган, Коннор был вынужден, оставив гордость, выйти в своем бедственном положении из кабинки и обратиться к другому джентльмену, пользовавшемуся услугами уборной. В результате только с помощью трех незнакомцев, нескольких галлонов холодной воды, трети пузырька ярко-розового мыла из флакончика и уймы времени мой возлюбленный вернул себе попранное достоинство – отсюда компрометирующее пятно на брюках и болезненное выражение лица. И как следствие, алкогольная интоксикация его подруги.
– Так, и что случилось после того, как тебя подобрали с пола? – прыскает Мег.
Неторопливо пожевываю ломтик ветчины.
– Он не захотел выслушать мой ответ, – пожимаю плечами. – Сказал, для начала мне надо протрезветь, чтобы насладиться всей прелестью момента, – нечто в этом духе. А сегодня с утра, перед тем как уехать в аэропорт, Коннор снова поставил передо мной тот же вопрос.
– Насчет прелести момента не уверена, но эту ночь ты точно не забудешь. Вот умора: его пробрал понос, а ты блюешь из окна такси. Представляю, то-то будет у вас свадьба! Ха, зато будет чем детишек развлечь.
Откашливаюсь и поднимаю взгляд к свисающей с потолка лампе из мутного стекла.
– Хм-м-м, дети… – неловко улыбаюсь. – Звучит жутковато.
– Нет, правда. Вы будете потрясающими родителями, лучше не придумаешь – помяни мое слово. Мистер и миссис Маклин и их крохотулечки. Здорово, да? – Тут, задыхаясь от восторга, Мег начинает хлопать в ладоши и подскакивать на месте. – А можно, ой… можно, я буду крестной?
Видите теперь, что я имела в виду под снежным комом?
У меня морозец вырывается из той самой черной дыры в душе, где гнездятся страх и боязнь всего нового. А между тем подруга пускается в долгие лирические рассуждения относительно моего воображаемого будущего, и я испускаю долгий вздох.
– Так вот, Ангелок. – Мег, улыбаясь до ушей, буквально ложится на полированный стол. – Когда начнем планировать знаменательное событие?
– Что? С-свадьбу? – с дрожью в голосе уточняю я.
– Ой, ну разумеется, свадьбу. Не чемпионат же по футболу?
Издаю нервозный смешок.
– Думаю, пока лучше не торопиться. Коннора теперь полгода не будет, да мы еще ничего с ним и не обсуждали. Придется подождать его звонка. В каком он отеле остановился, я пока не знаю, а по мобильному придется через три спутника прозваниваться – слишком дорого выйдет.
– Я в технике не разбираюсь. Короче говоря, ты звонить ему тоже не станешь, а то столько начислят, сколько Кери за неделю на наряды выбрасывает.
– Боже упаси. Ты не слышала, тут на днях она купила себе пальто за девятьсот фунтов? Откуда у нее такие доходы? Не многовато ли для простой газетчицы?
– Ухажеры задаривают, – отвечает Мег, морща нос. – Где она только находит таких безмозглых болванов: обращается с ними, как с последним барахлом, а те рады стараться, так подарками и осыпают. Денег куры не клюют, а ума – ни капли.
– Поразительно, – недоумеваю я. – Как ей удается? Непостижимая особа.
Мег подносит к губам стаканчик апельсиновой шипучки и делает знак следовать ее примеру.
– И ты у нас непостижимая, Ангелок. И умница, раз выходишь замуж. Я поднимаю этот бокал «Айрн брю» за вас с Коннором. За самую неотразимую пару на свете!
Мы чокаемся, и я залпом выпиваю апельсиновую газировку; пузырьки пощипывают в носу. Хочется рассказать Мег обо всем, объяснить ей, что, сказав «согласна», я не успела договорить остаток фразы: «подумать над твоим предложением». Коннор не дал мне закончить, он обрадовался, как ребенок, и у меня просто не хватило смелости его переубеждать. А теперь он улетел на целых полгода. И мне так не хватает кого-нибудь, кто выслушает мои сомнения, – а вдруг я не создана для супружества? Только вот очень трудно выдавить из себя хотя бы слово. Да, подруга меня давно знает как свои пять пальцев, и, более того, она обязательно поймет, и все же кое-что меня удерживает. И дело не только в том, что сама Мег готова правую руку отдать, лишь бы пойти к алтарю, а скорее в том, что, не проявляя должной решимости, я ставлю под сомнение и самого Коннора. Чертовски сложный денек.
Вздыхаю и перевожу взгляд на огромные часы, висящие на стене по левую руку от меня.
– Ух ты, черт! – Я вскакиваю, накидываю на плечи выгоревшую джинсовку. – У меня же через десять минут эфир! Все, пока, бегу. Надо же так заболтаться – босс меня живьем съест.
Расстегиваю кошелек, бросаю на стол десятифунтовую бумажку (у Мег будет сердечный приступ, если я оставлю ее расплачиваться за обеих).
– Как-нибудь в следующий раз по магазинчикам прошвырнемся. У меня сегодня еще совещание на работе: обсудим, в какую сторону станцию разруливать.
Напоследок глотаю остывший кофе.
– Удачи, Ангелок.
– Спасибо. – Склоняюсь к подруге и крепко обнимаю ее на прощание. – Забеги вечерком, лады?
– Договорились, – улыбается Мег. – И Кери с собой прихвачу.
– Не-е, она занята, – отвечаю я, нащупывая под столом рюкзачок.
– Ну уж нет, ради такого случая она у меня как миленькая притащится. Пока, невестушка! – Мег хитровато подмигивает.
– Все, до скорого.
Обнимаю подругу за плечи, благодарю официантку и выхожу на улицу. Теперь придется бегом, при всем честном народе, да еще с похмелья. Хуже не придумаешь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ангел в эфире - Маккроссан Лорен



классная книга! понравилась очень))
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренМарина
4.10.2012, 20.05





Великолепная книга!!!!читать обязательно!!!!талантливо, весело с хорошим чувством юмора написано. Есть идрама и комедия лихо закрученый сюжет!!!! Выше любых похвал!! Очень и очень...
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренНина
7.01.2016, 2.48





Очень, очень не понравилось
Ангел в эфире - Маккроссан Лоренмэри
9.01.2016, 9.36





Очень скучный роман, еле осилила
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренЛили
15.01.2016, 17.11





Мне очень понравился роман. 10 баллов. Живой, яркий язык, искрометный юмор. Несколько инфантильные герои, но наверное это сегодняшняя реальность. Одного не понимаю, как можно было столько лет держать рядом такую подруженьку-злыдню-змею. Из ее уст за весь роман ни разу ничего доброжелательного не прозвучало.
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренНюша
24.01.2016, 19.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100