Читать онлайн Ангел в эфире, автора - Маккроссан Лорен, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел в эфире - Маккроссан Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел в эфире - Маккроссан Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел в эфире - Маккроссан Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккроссан Лорен

Ангел в эфире

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3
ДОЖДИ И ПОНЕДЕЛЬНИКИ

– Сегодня понедельник, полдень; ваши приемники настроены на волну «Энерджи-FM». Следующие три часа слушайте «Ангел в эфире» с нашей единственной и неповторимой ведущей, мисс Энджел Найтс.
Бог ты мой, этой радиостанции явно не помешает обзавестись приличным автором – может, хоть джингл по-прикольнее сочинит. Захватывающее вступление, ничего не скажешь.
– Привет всем, – говорю я в микрофон по сигналу звукорежиссера Дэна, когда на заднем плане стихает музыкальная заставка «Энерджи». – Может, сегодня и понедельник, и за окном льет как из ведра, но не стоит отчаиваться: мы здесь для того, чтобы отлично провести время. Если выходные у вас удались на славу и ваш рассказ может вызвать улыбку на кислых утренних физиономиях наших сограждан, не тратьте время на раздумья и звоните по известному вам номеру. Поболтаем о том о сем, послушаем фантастическую музыку, – тут я, сама того не желая, скептически прочищаю горло, – которую мы подобрали для вас на следующие три часа. Тема сегодняшней дискуссии – любовь на расстоянии. Ваш возлюбленный уехал, и вы замечательно справляетесь? Быть может, у кого-то уже был подобный опыт, и все закончилось плачевно? Вам не нравится жить вместе, и вы предпочли бы оставаться порознь? Какого бы мнения вы ни придерживались, поделитесь с нами, и не исключено, некоторые из вас найдут выход из тупиковой ситуации и сумеют поправить свою личную жизнь. Прочь сомнения! Звоните, не откладывая в долгий ящик, – мне страшно интересно узнать, какую участь уготовили вы, наши радиослушатели, разделенным расстоянием влюбленным. Есть ли у них шанс?
Да, можно сказать, я использую служебное положение в личных целях, только ведь нам все равно нужна какая-то тема для беседы, так почему бы не получить заодно и бесплатный совет? Страшно хочется узнать, что же представляет собой любовь на расстоянии в действительности – и, согласитесь, для этого нет ничего лучше собственной горячей линии. Жду, когда загорится красная лампочка на студийном телефоне, проглядывая тем временем список сегодняшней музыки и нажимая кое-какие кнопки на пульте по правую руку от микрофона.
– А теперь отложите все дела, сядьте поудобнее и слушайте милый голос Карен Карпентер и один из величайших хитов дуэта «Карпентерз» «Дожди и понедельники».
Если промозглая погода и необходимость вновь заступать на работу еще не вогнали кого-то в депрессию, то эта песня их точно доконает. Дэн сидит за звуконепроницаемым стеклом с радостной улыбкой на лице, а мне остается лишь качать головой.
– А что такого? – раздается смех в наушниках.
– Ты сволочь, – улыбаюсь в ответ. – Хватай ноги в руги и найди мне что-нибудь веселенькое и безбородое. Не то сейчас скукожусь и умру, а аудитория совершит коллективный суицид.
– Ладно, не кипятись, рыба-ангел, уже лечу. Кстати, у тебя следующим номером танцульки – вот и взбодришься.
– Спаси меня, «Радио-1», – горестно мычу я и включаю в эфир первый звонок.
Знаю, что вы хотите сказать: групповая психотерапия по телефону – прерогатива ночных эфиров, поскольку именно предрассветные часы – излюбленное время пациентов с неуравновешенной психикой, главных потребителей подобных передач. В этом направлении «Энерджи-FM» вправе считать себя пионером. Надо отдать должное руководству: до сих пор задумка себя оправдывала, да и я стараюсь. Бывает, ворчу – положа руку на сердце, «Энерджи» далеко до Би-би-си, «Радио Клайд» и им подобным. И все-таки потенциал для роста имеется, да и я своим делом довольна – ведь не каждому дано, проснувшись утром, с радостью предвкушать поход на работу. Я тружусь с понедельника по пятницу с двенадцати до трех – одним словом, не слишком изнуряюсь. Согласна, я – везунчик, хотя и у меня бывают сомнения – то устанешь, то не в духе, а иногда, как посмотришь, какую музыку на сегодня приберегли, так хоть стой хоть падай. Старичок Терри Воган,
type="note" l:href="#n_10">[10]
и тот сказал бы: «Ребятки, вы отстали от жизни».
Вообще-то послать резюме в «Энерджи-FM» мне посоветовал как раз Коннор, который всегда поддерживал все мои начинания. Он – моя опора, моя поддержка, мой «Ультрабра супербюст» – всегда здорово, когда кто-то вдохновляет тебя на осуществление мечты. Еще в колледже я пробовала диджеить, хотя в основном это сводилось к оттачиванию имиджа загадочной девушки, чем к тонкостям микширования дисков. Потом подрабатывала по паре часиков в местном пабе, а уже после устроилась в серьезное место: на больничную радиоточку. Позвольте заметить, местечко не из теплых. Мне приходилось не просто бормотать для коматозных подростков названия песен, как в школе, а по-взрослому разговаривать со слушателями и – Боже упаси еще раз такое повторить! – развлекать их. Настоящий вызов для двадцатидвухлетнего новичка. Впрочем, трудности меня тонизируют. Как правило. Конечно, крутить обитателям больницы «Я умру и поднимусь в небеса, где меня к покою дух призовет»
type="note" l:href="#n_11">[11]
было крайним безрассудством, зато несколько неприятных инцидентов научили меня тщательно подходить к подбору музыки и отбраковывать сомнительные варианты. Наверное, именно благодаря этому я отлично знаю почти все, что было написано в музыкальном жанре, за исключением разве что репертуара эстонки, победившей однажды на «Евровидении», и дуэта «Милли-Ванилли». (Согласитесь, маломальский вкус у меня все-таки есть.)
На больничном радио я проработала – хотите верьте, хотите нет – четыре года. Потом крутила вечерний музон в модных барах, каких расплодилось по всему городу как грибов после дождя. Разговоры с публикой в мои обязанности не входили, и, по сути, я снова вернулась к микшированию. Платили неплохо, но тратила я больше – покупала много дисков, стараясь не отстать от времени и постоянно обновляя коллекцию, что в моей профессии – насущная необходимость. Ради пополнения бюджета в дневное время подрабатывала в магазине Мег, к тому же мне, как сотруднице, продавали записи со скидкой – очень кстати. Там я и увидела объявление – «Энерджи-FM» приглашала диджея. Я сразу завелась, Мег чуть не произвела на свет младенца, агитируя меня попытать счастья, а решительные аргументы Коннора положили конец последним сомнениям. Как видите, меня приняли, и, смею вас заверить, в мои намерения не входит крутить Ким Уайлд, Рика Эстли и им подобных, стараясь выдать этих любимцев прошлого за современную попсу. Радиостанция искала молодого диджея, который взял бы ее за уши и вытащил в двадцать первый век, создал бы новую фэн-базу, чем я, между прочим, и собираюсь заняться… При условии, что мне выпадет-таки счастье отловить директора, когда он вопреки своей привычке не свалит играть в гольф, а решит заглянуть на работу. Тогда-то и подкину ему пару деловых предложений.
Так уж повелось, что первой на передачу дозванивается Глэдис, и сегодня – не исключение. Старушке за шестьдесят, и она живет в пригороде Мазеруэлла. Подозреваю, что наш номер на ее телефоне запрограммирован и, едва раздается мое «Наше вам здрасте», ей остается только нажать кнопку автодозвона. Порой я даже не успеваю объявить тему дня. Причем это совершенно ничего не меняет: такое чувство, что у Глэдис есть вполне устоявшееся мнение по любому вопросу – от ущемления прав темнокожего населения до обязанностей пассажиров, пользующихся общественным транспортом. Мне кажется, с такой женщиной шутки плохи. В чем-то она даже смахивает на мою мамулю, хоть и представляет собой более одомашненный вариант – Дельфина, к примеру, никогда не опустится до того, чтобы драить туалет или взять в руки пылесос. А еще наша Глэдис – настоящая заводила.
– Энджел? – Чувствуется, говорит она с одышкой.
– Здравствуйте, Глэдис. Рада вас слышать. Как провели выходные?
– Ох, малютка моя, вроде ничего. Дочурка, Лесли, заскочила со своими малышками, Джеком и Джоди – мои внуки-близняшки. Они такие малютки, очаровательные дети. Привезли мне в подарок шоколадные розочки – посчастливилось взять с тридцатипроцентной скидкой – и новый заварочный чайник, так что я сегодня вся задаренная. Вот и решила позвонить, перекинуться парой словечек.
– Да, верно, так о чем мы говорили?
Глэдис тяжело вздыхает и заходится душераздирающим кашлем курильщицы со стажем, хотя сама не раз заверяла, что сигареты в зубах не держит с шестьдесят четвертого года.
– Так вот, Лесли, моя девочка… понимаешь… – Тут Глэдис прочищает горло и следующее слово произносит почти шепотом: – Разведенка.
– Да, припоминаю. Нелегко ей пришлось.
– Да уж, хлебнула бедняжка на своем веку. Вот и не хочу я, чтобы мою дочурку снова кто-нибудь обидел, – как бы старую ошибку не повторила. Сколько времени на него извела, а парень-то оказался барахло. Сорвался, да и след простыл, как только мокрыми пеленками запахло. А по мне, так еще легко отделалась малютка моя: рожа у него была, как у верблюда, который шербет почуял. Да-а, никчемный фрукт. Пошлешь его, бывало, купить банку краски нового ухажера нашла. Хорош собой, ничего не имею возразить, и лицом вышел, и обходительный, слова грубого не скажет, только работает всю неделю в Манчестере. Как уедет в воскресенье – и до пятницы его нет. Только на выходных и видятся. Вот вам и любовь на расстоянии, не по нутру мне все это, ой, не по нутру. А я дружу с Мэгги, – продолжает она на одном дыхании, – так вот, у ее дочки Сэди есть подруга. Пола ее зовут, живет в Эдинбурге, и у нее парень, милый такой, заботливый – так сначала все думали. Он все в разъездах был: две недели там – две здесь. И однажды – Ангелочек, ты слушаешь? – однажды я столкнулась с ним лицом к лицу на Аргайл-стрит: а он с этакой цацей гоголем выхаживает. И выясняется: у него жена есть; ведет этот подлец двойную жизнь: чередует женщин, как трусики на веревке. Знаешь, хотела я ему прямо тут же, на месте, башку оторвать, да удержалась: не лезь куда не просят – так я считаю.
Молча улыбаюсь – жду, когда Глэдис завершит свой монолог.
– Только я Мэгги-то рассказала все как на духу; а Мэгги – Сэди, а Сэди – Поле все выложила, а та, конечно, совсем спятила, бедняжка. Приятелю своему от ворот поворот дала, а потом нашла себе хорошего человека, и стали жить. Видишь, Ангелочек, вот так оно, по-хорошему когда. Мужчина должен при доме находиться, чтобы жена присматривала за ним, кормила бы его – от заботы-то, от нее крепче семья становится. А когда порознь – это все новомодные штучки: не знаю, что и за любовь такая.
Вот она, наша Глэдис: сама гордость и независимость.
– Так вы опасаетесь, что Лесли может оказаться в сходной ситуации, Глэдис?
– У меня, конечно, доказательств-то нету; но только риск-то, он всегда присутствует – в такое время живем. Мужичье нынче не то пошло: все им мало. И дома им подавай, и на стороне не прочь. Да уж, девочка моя, вот так.
– Хм, н-да…
– Ну, при мне-то не забалуешь: чуть что узнаю – сразу в полицейский участок отправится; таких на воле держать – только девчонок портить. Но разве уследишь за ними, кобелями-то? Глаз да глаз нужен, а как тут проверить, если он в Манчестере все время обретается. Верно говорю, Ангелочек?
Хмыкаю в знак согласия, не решаясь вызывать собеседницу на откровенный спор.
– Но с другой стороны, мы ничего и не знаем наверняка, – осторожно возражаю я. – Все держится на доверии.
– Ну и до чего Пола досиделась со своим доверием? В наши дни от доверия проку мало. Ну все, милочка, бежать мне надо: пирог горит. Главное, сказала я тебе, как отношусь к этим выкрутасам: хочет – приехал, хочет – уехал. Не больно-то и разберешься.
– Мы, женщины, всегда пребываем в неведении, – говорит вторая собеседница, которая представилась «Кейси родом из Калифорнии, но теперь истинная шотландка» (она произносит это слово с забавным акцентом – «шатланка»).
Кейси у нас новенькая – так и вижу, как руководство довольно потирает руки. Аудитория постепенно растет.
– У меня была такая история: мой мужчина остался в Штатах, когда я впервые сюда приехала по работе, – я юрист. Шесть месяцев жили порознь, а между нами – Атлантический океан.
Черт, не нравятся мне эти аналогии. Лучше бы ей принести добрые вести, а то придется отключить мерзавку, будь она хоть сто раз новой слушательницей.
– В общем, я-то любила его по-прежнему, когда вернулась, – поверяет свои тайны новоиспеченная «шатланка», – только смотрю: глазки бегают. Как это ни горько, а загулял он, пока я была в отъезде, да не с кем-нибудь, а с моей подругой. Я сначала даже не поверила! Вы представьте, она же блондинка с огромными силиконовыми сиськами, и к тому же спасатель – ну просто Пэмми Андерсон, и все тут. А я адвокат, у меня уровень интеллекта – вам и не снилось: да я умнее многих умников, и сто-о-олько денег загребаю! Как он вообще с ней оказался? Чего ему не хватало?
«Член по ветру, и вперед», – кисло отвечаю про себя.
– Отхватил райскую птичку, – стонет в наушниках Дэн – как видно, за стеклянной перегородкой уровень тестостерона уже зашкаливает, даже переборка запотела.
– Бывает, что поделать. – Во мне медленно закипает злоба.
Я хоть и пытаюсь пробудить в себе хоть каплю сострадания к Кейси, только вместо этого еще больше ненавижу ее за то, что она озвучила мои страхи относительно Коннора и его красоток-моделей… и за то, что она такой даровитый адвокат, зашибает ну столько денег и еще чем-то недовольна!
– Да, несчастье так несчастье, – говорю я, корча из себя сочувствие.
Дэн же тем временем очерчивает руками круг – «круглая» и пишет в воздухе букву «Д» – «дура», значит.
– А как давно это с тобой произошло?
– Месяца четыре назад, но я уже оправилась. Почти о нем и не вспоминаю. Ему, конечно, плохо без меня – нисколько не сомневаюсь; все равно рано или поздно, а наскучат силиконовые буфера.
Дэн изо всех сил трясет головой.
– И кроме того, – продолжает слушательница, – я больше не одна.
– Правда? Я так за тебя рада, Кейси. Значит, у истории все-таки счастливый конец?
– Конечно. Я не одна больше в этом городе, со мной удивительные глазховцы. Просыпаясь по утрам, я благодарю Бога, что направил меня в эту прекрасную страну, где люди говорят с таким очаровательным акцентом; я слушаю компакт-диск с волынками – и тогда понимаю, что нашла свой дом.
Спасибо, милая, у нас здесь не шоу Опры. А сама так и слышу, как несколько тысяч «удивительных глазховцев» подавились своими любимыми пудингами по-шотландски – а именно это блюдо они бы и ели, если бы все обстояло так, как рассказала нам Кейси.
– Итак, спасибо, что поделилась с нами, Кейси, – улыбаюсь я, поглядывая на Дэна, который отчаянно полосует ладонью по горлу – мол, отключай ее. – Обязательно звони еще.
– Конечно, Энджел, я ваша постоянная слушательница и без ума от этого шоу. Тебе каждый день звонят замечательные глазховцы, и всем становится теплее от того, что есть такие прекрасные…
– С нами была Кейси из Калифорнии, друзья мои. – Закашливаюсь и отключаю линию, пока девица не разогнала мне всю аудиторию. – А теперь насладимся чудным голосом Шарлоты Черч. Передаем наилучшие пожелания Норе из Пейсли, которой недавно удалили катаракту: поправляйся и не унывай, Нора. Мы ждем ваших звонков по нашему обычному номеру. А это для Норы.
– Мне очень хочется, чтобы моя благоверная жила где-нибудь подальше, – ворчит Эдди, таксист из Говэна.
Передача близится к завершению, а интерес к сегодняшней теме по-прежнему не ослабевает.
Я узнала кое-что новое о ситуациях, когда влюбленные поддерживают отношения на расстоянии, и, должна признать, не только плохое. Фрэн и Джули не видели друг друга два года и целыми днями писали любовные письма, в которых можно сказать куда больше, чем в рядовом телефонном разговоре; Кэролин и Кел поженились после пяти лет таких отношений, когда их разделяло десять тысяч миль; немаловажна история Хэтти и Брюса, которые живут вдали друг от друга вот уже пятнадцать лет, встречаясь только по выходным, и даже боготворят время, проведенное по отдельности. «Ценишь возможность побыть самим собой, – говорит Брюс, – зато в выходные мы наверстываем упущенное, если вы меня понимаете». Спасибо, Брюс, намек понят. И все-таки я по-прежнему в замешательстве: в конце недели мой парень отбывает в Америку в сопровождении… ну, вы в курсе – и кто знает, возможно, на этом наш роман завершится. Отсчет пошел.
– Джанет, моя жена, продохнуть не дает, – продолжает Эдди. – Все пилит и пилит с утра до вечера. Сделай то, почини это, отвези ее туда, подкинь сюда. Я на работе баранку кручу целыми днями, так еще и дома извозчиком служить – увольте! Вот хотя бы футболист – тот весь день на поле бегает, и глупо от него ожидать, чтобы он и после игры по парку с мячом гонялся. Или возьмите Пош и Беке.
type="note" l:href="#n_12">[12]
Наш Бекхэм со своей цыпочкой, они постоянно в разъездах – то один, то другая, – так ничего, живут как-то, я про них читал – у жены журнал позаимствовал. Он улетает со спокойной душой, капитанствует над английской сборной, оттачивает штрафные удары. Ох, кем бы я стал, если бы моя не полоскала мне мозги всю мою жизнь, – страшно подумать.
– Хватит болтать, скотина. Кому сказано?! – Женский вопль прерывает тираду Эдди, не дав мне возможности прокомментировать его выступление.
Похоже, Джанет добралась до параллельного телефона.
– Эй, у меня здесь личный разговор, Джан, обожди.
– А меня не волнует! Будь там хоть принц Чарлз, так его рас так. Забыл, что у меня дел по горло?! Воск через час – так что давай пошевеливайся! Ишь, разговорчики у него.
– Спасибо за звонок, Эдди, – с улыбкой говорю я, когда связь прерывается, хотя так и подмывает расхохотаться. – Благодарю всех, кто нам сегодня позвонил и высказался по теме дня. Беседа завершена, но, как водится, еще о многом предстоит подумать. Завтра будет новый день и новый разговор. Хорошего вам понедельника, несмотря на дождь за окном; настраивайте приемники на нашу волну завтра в полдень, и я, Энджел Найтс, прощаюсь с вами до следующего трехчасового шоу «Энджел в эфире». А напоследок – рок-группа «Европа» со своим незабываемым «Последним отсчетом», слушайте гитарное соло и отрывайтесь.
– «Последний отсчет»?
type="note" l:href="#n_13">[13]
Гос-с-поди, Энджел, несчастные слушатели. За что ты их так? – фыркает Мег.
– А разве тебе не кажется, что это в самую точку получилось. Ну, вроде знака…
– Не выдумывай. Это говорит лишь о том, что ты работаешь на второсортной радиостанции, где слабо разбираются в музыке, – упрекает Кери, аккуратно поднося к губам чашку. – Не удивлюсь, если у вас и «Битлз» считают модной группой для тинейджеров.
– Ну ты и преувеличиваешь, подружка.
– Знаешь, поразительно – втиснуть под конец передачи такое старье, – хихикает Мег и тянется за очередным шоколадным пирожным. – Надо будет провести у себя ревизию – может, подберу тебе что-нибудь свеженькое. Я слышала, тут новая звезда на подходе. Клими Фишер зовут, подойдет?
Подруги заливаются веселым смехом – Мег широко разевает рот, выставляя на всеобщее обозрение пережеванную вязкую массу, когда-то бывшую шоколадным пирожным. Мне же не остается ничего другого, как прикусить язычок и хмуро уставиться в чашку. Слишком многое меня сейчас беспокоит, чтобы ввязываться в пустую перебранку. Совсем не до шуток.
Сидим в «Старбаксе» на углу Уэст-Найл-стрит и Сочи-холл-стрит, в северной части города, недалеко от медиа-центра, где Кери работает помощницей ассистентки редактора отдела еженедельного журнала в глянцевой обложке, носящего громкое название «Звезда». Кери далеко не самая первая скрипка в оркестре, но умудряется держаться так, словно именно она тут всем заправляет; высоко вздернув подбородок, она пролезет на любую шикарную вечеринку и даже получит представительский подарок. Да что говорить – у нас на глазах официант из «Старбакса» делает для нее умопомрачительную скидку: парень буквально готов слизывать кофе недельной давности с подошв ее туфель, если это сулит ему свидание с божественной Кери Дивайн. Итак, благодаря нашей несравненной у нас на столе дымятся чашечки зеленого чая с двумя пакетиками в каждой с очаровательными пирожными, которых даже не коснутся ухоженные ручки Кери, не говоря уже о ее блестящих губках, – и все по сверхнизкой цене. Согласитесь, это стоило пяти минут ходьбы от магазина Мег, где я присоединилась к подружкам после работы.
– А нельзя ли получить здесь капуччино? – ворчливо просит Мег и, отхлебнув немного из чашки, воротит нос. – Такого даже в передвижных кухнях для бедных не подают. Трава.
– Тебе полезно, – обрывает ее подруга. – В зеленом чае полно антиоксидантов, которые вымывают из организма свободные радикалы.
– Я подкрепиться сюда пришла, Кери, а не выслушивать трактат о пользе и вреде кофеина.
– Это очистка, – ровно продолжает та. – Тебе, дорогуша, она не помешает.
Наша красавица с отвращением воротит нос, видя, как подруга засовывает в рот песочное пирожное с карамельной начинкой и начинает смачно жевать.
– Да нет, девчонки, я ведь серьезно, – говорю я с явным разочарованием, беспокойно ерзая на пунцовом бархатном кресле. – Я как раз думала, что на этой поездке в Штаты у нас может все закончиться, а тут еще позвонила та янки, у которой парня спасательница увела, и мне стало совсем невмоготу. Сижу и ужасаюсь: уедет в пятницу моя половина, – как вдруг смотрю, следующий по списку «Последний отсчет». Это знак.
– В пятницу! – взвизгивает Мег. – Ты ничего не говорила про пятницу. То есть как на этой неделе? В пятницу, которая наступит через четыре дня? На следующий день после вашей годовщины?
Грустно киваю, и подруги обмениваются понимающими взглядами.
– Да, крошка, – продолжает толстушка. – Шутки кончились. В эту пятницу твой Коннор будет уже черт знает за сколько миль отсюда, на другой стороне земного шара, и ты останешься здесь в одиночестве, как я. Ну, не совсем как я, потому что у меня парня нет, а у тебя есть, только он где-то там, за тысячу миль, и ты понятия не имеешь, чем он занят…
– Спасибо, Мег, – хрипло вскрикиваю я, – а то мне без тебя не было тошно!
– Не за что, подружка, – улыбается та, радостно возвращаясь к деликатесам на пирожковой тарелочке.
– А ты, Кери, что скажешь? – спрашиваю я, нервно прикусив губу.
Кери скрещивает длинные ноги и отводит волосы с плеч.
– Что я скажу? – неторопливо говорит она и проводит языком по своим полным губам (положа руку на сердце, если бы у меня были такие губы, я бы тоже их без конца облизывала). – Тебя интересует мое мнение о том, почему Коннор так внезапно сорвался в Америку на полгода?
– Да, – нетерпеливо подтверждаю я.
Блондинка приглаживает рукава своего кашемирового джемпера карамельного цвета и пожимает плечами:
– Я думаю, что Коннору просто стало тесно. Он согласился на эту должность, даже не потрудившись посоветоваться сначала с тобой, – подруга делает особое ударение на последних словах, – чтобы показать тебе, что ему нужно какое-то время пожить для себя, посмотреть мир, сменить круг общения и все такое. Не знаю, может, он просто устал и хочет порвать с тобой.
– Боже, Кери, ты что говоришь? В «Самаритяне»
type="note" l:href="#n_14">[14]
записалась? Тренируешься спасать самоубийц? Не очень-то у тебя здорово получается, смею уверить. Ты же меня так до белого каления доведешь.
– Я просто откровенна с тобой, Энджел, – отвечает Кери, снова тряхнув волосами. – А иначе какой смысл в друзьях? К сожалению, правда не всегда приятна.
– Ну а я уверена, что у вас с Коннором все будет прекрасно, – своевременно вклинивается Мег – секундой позже, и мое сердце разбилось бы вдребезги. – Вы отличная пара, и сколько бы лет ни прошло, а вам по-прежнему хорошо друг с другом. Вот она, романтика.
Глаза ее заволакивает мечтательная дрема. Взгляд Кери устремляется к потолку.
– Ну и подумаешь, каких-то шесть месяцев, – продолжает Мег. – Это ничто по сравнению с тринадцатью годами.
– Спасибо, милая. – На моем лице появляется улыбка, я тянусь к подруге и касаюсь ее руки.
– А я тебе говорила, – продолжает Кери, встряхивая гривой, – чертова дюжина добра не принесет. Сначала та девица в ювелирном, а теперь он куда-то намылился.
Она вскидывает бровь, словно в ее словах подразумевался скрытый смысл. Тяжело вздыхаю, и мой полный безысходности взгляд застывает на тарелочке с жалкими остатками пирожных, большая часть которых нашла последний приют в желудке Мег.
– Та женщина – жена его босса, Кери.
– По словам Коннора.
– К тому же он не говорил, что хочет со мной порвать. Ему всего лишь предложили интересную работу. – Подруги смотрят на меня, не скрывая жалости, пока я распинаюсь, пытаясь их в чем-то убедить. – Думаю, Мег, ты права: все образуется. А пока придется привыкнуть к тому, что некоторое время его не будет рядом.
– Ну и какой смысл? – хмыкает Кери. – Масса обременительных обязательств и ноль физического удовлетворения. По мне, так пустая трата времени.
– Поживем – увидим, – с дрожью в голосе отвечаю я, уткнувшись взглядом в свои красные, надраенные до блеска кроссовки и стирая с них какое-то невидимое пятнышко.
– Вот и чудненько, – сияет Мег, – а теперь давай поищем тебе какие-нибудь туфельки в честь предстоящего праздника. До смерти охота поразмяться.
– Что-то у меня и настроения нет, – горестно вздыхаю я, когда толстушка вскакивает с кресла и натягивает пушистую зеленую куртку. – Праздника-то как такового не будет. Подарком моим он воспользоваться не сможет, – взгляд останавливается на билетах на концерт «Джеймсов» и сумке с сувенирами, которые отхватила на работе заботливая подруга, – а на следующее утро уедет в Америку, ни много ни мало – на полгода. Веселенький праздничек.
– Да ну, перестань, подружка. Все от настроя зависит, – отвечает Мег, хватая меня за руку, и ненавязчиво тянет за собой. – Вручишь Коннору футболку, он будет ее носить в Штатах, а на концерт сами сходим, отметим вашу годовщину – вот только Кери билет достану…
– Э-э, прошу не беспокоиться, – поспешно вставляет та. – Не люблю шум и потное дерганье.
– … и еще сильно удивлюсь, если моя Ангелочек, – продолжает Мег, – моя Обувная Волшебница, соберется на какое-нибудь важное мероприятие, не порадовав себя какими-нибудь новенькими туфельками. Давай поднимайся – что это за кислая физиономия? Натянули улыбочку и вперед!
Ну как тут не улыбнуться, когда тебя треплют за щеку, словно любимую внученьку.
– Отлично, прошвырнемся до закрытия, – говорю я и хватаю куртку с порывистой решимостью молодой модницы, которой срочно необходима новая пара туфель, – давно мечтала купить себе потрясные шпильки.
Поход за покупками – испытанное средство от депрессии, и оно практически никогда не подводит.
– Так-то лучше, милая моя, – бросает Кери через плечо, цокая вслед за Мег.
Я радостно семеню позади.
– Купи что-нибудь новенькое, приведи себя в порядок, стань девушкой на миллион. Пусть подумает хорошенько, прежде чем тебя бросить, словно какую-то дешевку.
– Премного благодарна, – бормочу я, лишившись последних крупиц самообладания, едва мы успели покинуть злосчастное кафе. – Знаешь, может, тебе стоит попробовать себя в психоанализе? Отбоя от клиентов не будет. Все, девчонки, в четверг гуляем! Жду не дождусь.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ангел в эфире - Маккроссан Лорен



классная книга! понравилась очень))
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренМарина
4.10.2012, 20.05





Великолепная книга!!!!читать обязательно!!!!талантливо, весело с хорошим чувством юмора написано. Есть идрама и комедия лихо закрученый сюжет!!!! Выше любых похвал!! Очень и очень...
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренНина
7.01.2016, 2.48





Очень, очень не понравилось
Ангел в эфире - Маккроссан Лоренмэри
9.01.2016, 9.36





Очень скучный роман, еле осилила
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренЛили
15.01.2016, 17.11





Мне очень понравился роман. 10 баллов. Живой, яркий язык, искрометный юмор. Несколько инфантильные герои, но наверное это сегодняшняя реальность. Одного не понимаю, как можно было столько лет держать рядом такую подруженьку-злыдню-змею. Из ее уст за весь роман ни разу ничего доброжелательного не прозвучало.
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренНюша
24.01.2016, 19.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100