Читать онлайн Ангел в эфире, автора - Маккроссан Лорен, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Ангел в эфире - Маккроссан Лорен бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.18 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Ангел в эфире - Маккроссан Лорен - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Ангел в эфире - Маккроссан Лорен - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккроссан Лорен

Ангел в эфире

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12
ЗДРАВСТВУЙ И ПРОЩАЙ
type="note" l:href="#n_48">[48]

Теперь у меня новое амплуа: я трудоголик высокого полета (с некоторыми оговорками), ни на минуту не отвлекаюсь от своей основной задачи: готовлюсь к атаке на Дидье Лафита. Кери дождаться не может дня презентации, когда мы с ней наметили заполучить красавчика на интервью. Она всецело полагается на неотразимость своих потрясающих волос, сияющей улыбки и всего, что к ним прилагается, – не менее шикарного. Мне бы такие достоинства – всю неделю сидела бы, поплевывая в кулачок, да любовалась на себя в зеркало. Однако вашей покорной слуге, не наделенной вышеперечисленными прелестями, перед ответственной встречей приходится пахать. В плане наведения красоты мне с подругой не сравниться, зато я, как она тонко подметила, действительно владею французским.
Итак, во-первых, я скупила все альбомы Дидье, включая новинку под названием «Загадочная». Изучаю песни, заучиваю тексты и, кружась по прихожей, пою их в шариковый дезодорант. Совсем как в клипе Алана Стивелла «Слава», только без обалденных танцев. Хочу проникнуться душевным состоянием исследуемого объекта. Я поделилась планом со своим звукорежиссером, и Дэн, с безумными криками нарезая по студии кругаля и размахивая руками, решает, что в день приезда Дидье он непременно станет голубым. Видите, послушать меня – так может сложиться ощущение, будто визит на студию знаменитой поп-звезды – дело решенное. В этом состоит неотъемлемая часть подготовки: поверить в реальность задуманного. Хотя, как выяснилось, монсеньора Лафита не так-то просто отловить. У него, как и полагается звезде мегамасштаба, имеется целый штат «своих людей», которыми, если сильно попотеть, можно было бы заполонить небольшую страну. После тщетных усилий связаться с его представителем в Великобритании выясняю название и адрес французской студии звукозаписи, где был сделан последний альбом. Ежедневно обзванивая все известные телефоны, заключаю, что в музыкальной индустрии работают слишком занятые люди, чтобы опуститься до таких банальных вещей, как селекторная связь. Видимо, их можно застать либо по прямой связи, либо никак. Оставляю на автоответчике целую эпопею размером с аудиокнигу «Война и мир», и в ответ мне перезванивает – кто бы вы думали? – большой жирный кукиш.
Между тем часики отстукивают свое – и вдруг я с ужасом понимаю, что долгожданное событие состоится уже завтра. Мы частенько топчемся на одном месте, не предпринимая решительных шагов, а время-то не останавливается. Впрочем, я не из тех, кто с легкостью признает поражение. Итак, помолившись верховному святому всех диджеев, Дэйву Ли Тревису,
type="note" l:href="#n_49">[49]
приободрившись тремя чашками эспрессо и умяв две шоколадки на удачу, переключаюсь на французский язык и набираю номер.
– Monsieur Lafitte ne donnera aucun interview en anglais,
type="note" l:href="#n_50">[50]
– отвечает секретарша, до неприличия откровенно зевнув.
Ну хорошо, пусть на английском он говорить не желает, но неужели обязательно зевать так, будто вас режут? Да будет вам известно, что, с таким удовольствием отказывая мне в контакте с этим человеком, вы лишаете меня шанса кардинально изменить свою жизнь к лучшему. Никому не известный диджей на Богом забытой радиостанции мог бы стать специалистом высочайшего класса, которого мечтали бы заполучить все радиостанции и кого выслеживали бы с фотоаппаратами в супермаркетах, потому что любой дорогой журнал не поскупится на расходы, лишь бы поместить на своих страницах его скромную мордашку. Мне всего-то надо позаимствовать вашу звезду для собственных целей; что в этом плохого, скажите на милость? Не говоря уж о том, что человек этот способен привнести радость в унылые будни радиослушателей…
После подчеркнутого вздоха на другом конце провода, ясно свидетельствующего о том, что наши «переговоры» подходят к завершению, перехожу к последнему тактическому маневру в попытке подобраться к Дидье Лафиту. Чувствуя себя двадцатилетней поклонницей, обрывающей телефоны фан-клуба, прошу фотографию с автографом – надо же хоть с чего-нибудь начать.
– Non, je n'en ai plus,
type="note" l:href="#n_51">[51]
– пренебрежительно фыркает собеседница и кладет трубку.
– Что значит, больше не осталось? – огрызаюсь я. – Можно подумать, у вас полно звезд, а не он один; да я бы на вашем месте весь офис его физиономиями обклеила. Ну, спасибо огромное, вы были чрезвычайно бесполезны. Погоди у меня, курица никчемная, вот стану знаменитым диджеем, позабочусь о тебе – считай, ты здесь уже не работаешь.
Я, конечно, просто выпендриваюсь – как уже было сказано, эта беспардонная девица успела повесить трубку. Зато на душе полегчало. Не умею грубить людям по телефону. (Только мамуля, если сильно постарается, вполне способна вывести меня из равновесия.) Бросаю трубку и плетусь к морозилке: не помешает подкрепиться мороженым. Конечно, лучше перед обедом аппетит не перебивать – да, наверное, существенной трапезы и не предвидится: лень для себя готовить, и к тому же с кофе перебор вышел. Теперь все из рук валится, совсем невнимательная стала – так и квартиру недолго спалить. Кстати говоря, мороженое – богатый источник кальция… и вязкая нуга чрезвычайно полезна для здоровья, и шоколадный крем, и орех пекан…
– Не нужна мне твоя уродская фотография, подумаешь, – ворчу, захлопывая плечом дверцу морозилки и заметив слащавое личико Дидье Лафита на ноябрьской странице подаренного Мег календаря. – И нечего ухмыляться, – ворчу я, шлепая звезду ложкой по голове, – от тебя одни неприятности. Если я срочно не перекинусь с тобой парой словечек, всех подведу: Дэна, слушателей, З. Г. и главное – себя. Что ж, тогда придется тормошить какого-нибудь доисторического монстра и брать интервью у него.
Ну вот, опять пожадничала и хватанула лишнего – глаза на лоб лезут, скулы свело от холода.
– Неужели так трудно ответить на пару пустячных вопросов? – недовольно выговариваю взирающему на меня с глянцевой бумаги безупречному красавцу. – Не можешь двух слов связать, или мы такие недоступные и горделивые?
Лишь страстный взгляд черных глаз служит мне ответом – даже мурашки по спине побежали.
– Ну что ж, поживем – увидим, – говорю я, быстро взяв себя в руки. – Скоро увидимся, месье Лафит. Так что лучше бы вам поостеречься: я выхожу на тропу войны.
Никогда еще не видела, чтобы посреди бела дня в приличном на первый взгляд городе собиралось столько полуголых лоботрясов. На улице холодрыга, дождь льет как из ведра, небо заволокло свинцовыми тучами – настроение ужасное. Столбик термометра не поднимается выше пяти градусов по Цельсию, добавьте к этому милый штришок в виде северного ветра, принесшего с собой всю прелесть Арктики: собаку на улицу не выгонишь. Однако очутись вы в магазинчике Мег, наверняка решили бы, что студеной зимой вас занесло в эпицентр оттепели. Парни и девушки сотнями стекаются поглазеть на Лафита, все девчонки (и некоторые представители мужского пола) так оголены, что с каждого впору взыскивать штраф за появление в обществе в непристойном виде. Есть такие оригиналы, которые не сочли за дерзость прийти в коротеньких пляжных шортиках, хотя, поверьте мне, до Кайли Миноуг им еще потеть и потеть. Творится нечто уму непостижимое, и виновник всего этого безобразия – Дидье Лафит, который должен подъехать через десять минут, человек, способный одним своим появлением вызвать в молодых и не очень организмах немыслимое гормональное перенапряжение. Пусти этот ток по проводам – по всей стране пробки вышибет.
Я избрала обычный скромный наряд: свои любимые джинсы с блестящими звездочками по краю штанины, накрахмаленную белую сорочку и туфли на высоком каблуке – это моя счастливая пара: я еще ни разу в них не свалилась. И вот сижу, беспокойно ерзая, на столике кассира, к которому, как выяснилось, к глубочайшему отвращению Кери, и сводится вся VIP-зона. Благодаря Мег в число особо важных гостей, помимо одиннадцатилетней дочурки директора, включили и нас с Кери, которая пришла в черном кожаном платье с разрезами по самые подмышки. Даже не верится, что мы действительно здесь. Я решила держаться поближе к Мег – тогда будет больше шансов подобраться к его величеству звезде: наша подруга – представитель пригласившей его фирмы и кое-какой официальный статус все-таки имеет. А как же? Все-таки помощница директора. На ней красная с желтым форменная одежда и значок с надписью занимаемой должности – я сильно уповаю на то, что Мег удастся разрулить народ и провести меня в самое начало очереди. Помимо всего прочего, надо бы не забыть про Кери и покрепче держать ее под локоток – она моя основная приманка, поскольку мужчина, не заметивший ее божественного тела, шелковых локонов и дизайнерских губок, либо нуждается в срочной помощи окулиста, либо мертв. Я же надеюсь, что благодаря ее присутствию обратят внимание и на меня: тогда-то я и выжму максимум из своего французского и вклинюсь с заманчивым предложением. Должна признаться, уже на самом раннем этапе нашего плана в крови закипает адреналин. Умоляю свой дезодорант: не подведи, старина.
– Он идет! – верещит Мег, направляясь к нам и размахивая переговорным устройством.
По залу проносится всплеск возбужденных охов и ахов, и, я уверена, каждая пара буферов раздувается как минимум на два размера – так глубоко дышат их владелицы.
– Ну, спасибо тебе, Меган, за скрытность, – фыркает Кери. – Приятно сознавать, что нам выпала честь узнать новости раньше остальных жителей Глазго. Может, тебе стоит в следующий раз кричать погромче, чтобы и его бабушка во Франции узнала: внучок благополучно добрался.
– Ну, прости, я от радости. Ой, девчонки, сейчас описаюсь: Дидье Лафит приехал к нам в магазин! Просто потрясающе, глазам своим не верю.
Кери вынимает из сумочки крохотную серебристую пудреницу и, заглядывая в зеркальце, проверяет, хорошо ли лежит помада.
– Хм-м, ну, надеюсь, этот французик действительно того стоит. Из-за него я перенесла встречу с Техасом.
– Со страной или группой? – хихикнула Мег.
– Техас – не страна, бестолочь, а штат, – обиженно фыркает наша красотка, с презрением глядя на фирменную водолазку подруги. – Почти с тебя размером.
Ничто не может поколебать отличного настроения Мег; в переговорном устройстве защелкало очередное сообщение – достаточно, чтобы привести толстушку в еще больший восторг, не говоря уж о неизбежном прибытии роскошного и всеми обожаемого поп-идола.
– Подтверждаю, Резиновый Утенок! – радостно выкрикивает она в трубку, потом поворачивается к нам и с сияющим лицом провозглашает: – Ну, держитесь, девчонки, секс-машина в здании.
Потрясающий мужчина! Высокий смуглый красавчик, подтянутая фигура, обольстительный загар, соблазнителен и загадочен – одним словом, поражает воображение. Он затмевает даже Кери – а это говорит о многом. По правде говоря, встретить двух настолько эффектных людей в одном здании столь же маловероятно, как выиграть в лотерею или попасть под удар молнии десять раз подряд. У меня сейчас именно такое чувство: стою как громом пораженная. Этот мужчина распространяет вокруг такие флюиды, что дух захватывает.
«Возьми себя в руки, подружка», – думаю с укоризной, прыгая с ножки на ножку от нетерпения: очередь длинная.
Максимум, что смогла сделать для своих особых гостей Меган, – это провести нас в середину длинной змеящейся по залу очереди поклонников, ожидающих, когда же Дидье Лафит собственной рукой поставит автограф на их копии альбома «Загадочная». Разумеется, дочурку директора препроводили в самую голову очереди – мне силой пришлось удерживать Кери, которая от зависти готова была вцепиться в волосы малютки. Как бы там ни было, прошел час терпеливого ожидания – и вот уже каких-то несколько человек отделяют меня от столика звезды. «Приманка» стоит рядом, и ее приглушенные рыки и вздохи покрывают восторженный визг фанатов.
– Мог бы и быстрее рукой водить, – шипит Кери, высовываясь из очереди и пытаясь рассмотреть, что происходит впереди. – Не удивлюсь, если он даже не знает, как пишется его имя.
– Ну, теперь уже недолго осталось, – радостно отвечаю я. – Смотри, мы почти у столика.
Улыбаюсь до ушей девчонке, которая буквально плывет по воздуху, бережно неся в руках подписанный диск.
– Не скорее скорого, – ворчит Кери. – И я не из тех, кто стоит в очередях. Все-таки какая низость…
– Крепись, это во имя дела, – улыбаюсь я. – Зато сколько ты почерпнешь информации из первоисточника, когда он согласится с тобой поговорить!
Кери пожимает плечами:
– Я и без него обойдусь. Ничего особенного; подумаешь – патлатый кривляка из караоке-бара.
– Да, разумеется, божественная мисс Дивайн. Видимо, потому, едва он вошел, вы забрались на столик кассира и заверещали: «Сюда, Дидье, лапочка! Я здесь!» Или вы просто хотели наглядно ему продемонстрировать, что он всего лишь патлатый бесталанный французский выскочка?
Кери вскидывает бровь и закладывает за ухо прядь волос.
– Не глупи, Энджел. Для тебя же старалась: хотела, чтобы он нас заметил.
– Как трогательно, – ухмыляюсь я, – и главное, получилось.
Моя подруга в дурном расположении духа: звезда до сих пор не обратил на ее умопомрачительную персону не малейшего внимания. Мне уже интересно посмотреть, что произойдет, когда мы, наконец, доберемся до серебристого столика и того, кто за ним сидит. До сих пор не видела звезд так близко, это для меня нечто новое. Мы приблизились к цели еще на шаг, и меня одолел нервный смех.
– Как думаешь, Кери, он согласится? Если я очень-очень постараюсь, он придет на мою передачу?
– Знаешь, Энджел, я понятия не имею, но если мы так долго стоим здесь ради какой-то закорючки, то я ему все выскажу, будь уверена!
– Ой-ой, бедняжечка. Готова поспорить, ему еще никто не высказывал свое «фи».
– Этому выскочке не помешает поучиться уму-разуму у знающих людей, – ворчит Кери. – Может, хоть рукой водить быстрее научится.
Делаю шажок в сторону и смотрю, что происходит за кучкой девчонок прямо перед нами. Хорошо, еще четыре группы фанатов – и мы. Отлично. Провожу по волосам рукой – удостовериться, что челка по-прежнему беспорядочно-колючая (знаете ли, на создание художественного беспорядка уходит порядочное количество гелей, муссов и лаков). И когда я готова снова занять свое место в очереди, Лафит прекращает писать и поднимает на меня глаза. Я точно к месту примерзла, когда наши взгляды встретились: Дидье Лафит смотрит на меня! О, эти глаза с поволокой, мужественный подбородок, смуглая кожа! И я вдруг невольно произношу:
– Привет.
Но тут его черный локон падает на лицо и закрывает левый глаз – и наша незримая связь сразу прерывается: он моргнул. Опомнившись, заскакиваю в очередь к Кери, и, хватая ртом воздух, пытаюсь прийти в себя. Подруга смотрит так, будто у меня только что выросли рога.
– Что стряслось, астматичка? Решила разыграть обморок, чтобы тебя пропустили в начало очереди?
– Э-э… нет, – отвечаю с запинкой, отчаянно пытаясь успокоиться.
Нагибаюсь, чтобы собрать вещи из сумочки, которые непостижимым образом высыпались на пол. Торопливо засовываю все обратно, встаю и цепляюсь за руку Кери – это все равно, что ухватиться за длинный французский батон с твердой корочкой, обтянутый черной кожей.
– Он на меня посмотрел, – громко шепчу я. – Боже, какой красавец!
– Ну-ну, – лукаво усмехается подруга, поворачиваясь ко мне и глядя на мое раскрасневшееся лицо, – святая простота наконец-то встретила единственного на свете человека, который лучше ее дорогого Коннора. Не думала, что когда-нибудь доживу до этого дня.
– Прекрати паясничать, – обижаюсь я, – это другое. Он не человек, а звезда.
– Да, очень реальная и вполне осязаемая звезда, к которой ведет эта очередь, моя милая; и, между прочим, мы следующие.
У меня дух перехватило: девчонки перед нами уже подходят к столику. На мое счастье, они так столпились, что полностью загораживают объект, и я могу собраться с мыслями и вспомнить заготовленную речь. Кстати, сосредоточиться было бы гораздо легче, если бы недоумок, у которого трезвонит мобильник, догадался ответить. И как противно-то вызванивает… Тут Кери хлопает меня по плечу, и я недовольно оборачиваюсь к подруге.
– Ответь на звонок, Энджел, будь добра. И подбери себе какую-нибудь другую мелодию, эта страшно действует на нервы.
Залившись густым румянцем, яростно копаюсь в сумке в поисках телефона. Где мои мозги? Башка раздулась, как огромная медуза. А я все никак не могу отыскать треклятую трубку – но вот звонки смолкли. С облегчением вздыхаю. Однако обрадовалась я рано: телефон снова затрезвонил. Уткнувшись носом в сумку, опять пытаюсь нашарить злодейский аппарат – а тот звонит как заведенный. И тут я замечаю две пары огромных ботинок, которые приближаются ко мне на порядочной скорости.
– Нашла! – пронзительно взвизгнув, выуживаю телефон из сумки и сую негодный предмет под нос двум молодчикам из «людей» Дидье.
У них большие головы, мощные мускулы и страшно угрюмые лица, которые становятся еще угрюмее, когда мой телефон опять начинает верещать – видно, стараясь перекричать самого себя – прямо в их рассерженные физиономии.
– Никаких телефонов! – рявкает один.
– Выключить немедленно! – рычит другой.
Пытаюсь нашарить нужную кнопку, но пальцы не подчиняются: они словно превратились в длинные гибкие сосиски.
– Боже мой, – раздраженно взвизгивает Кери, – отключи свой дрянной телефон, не нарывайся на скандал!
– Сейчас попробую, – шепчу в ответ, пытаясь одновременно справиться с телефоном, сумочкой и компакт-диском Дидье.
Слишком поздно: здоровяки хватают меня под локти, выуживают из очереди и волокут к выходу.
– Никаких телефонов! – фыркает великан под номером один.
– Сама знаю, – жалобно скулю я, вздохнув с облегчением, когда они водружают меня у дверей.
И тут же снова проклятый телефон заходится трелью.
– Что за напасть, – смеюсь я, – простите, ребята.
Осторожно высвобождаю свои руки из их похожих на окорока ладоней и глупо улыбаюсь.
– Никаких телефонов! – рычит номер первый.
Мне уже начинает казаться, что на этом его словарный запас кончается. Впрочем, для такого мордоворота и это неплохо.
– Охрана, – говорит номер второй.
– Ага, успела догадаться, – улыбаюсь я. – Ребята, это ведь просто телефон. Несколько невинных звуков никому не повредят, ха-ха. Разве что мистер Лафит – андроид и микроволны могут вызвать помехи в его радарах, ха-ха.
На меня взирают два непроницаемых лица. Стою, закусив губу, и покачиваюсь на каблуках, оглядываясь в поисках Мег или Кери. Только вот подружкам сейчас не до меня – они увлечены кем-то, кто находится к ним гораздо ближе, чем я.
– Ну что ж, – присвистываю я, похлопывая обоих джентльменов по огромным ручищам, – паника закончилась. Я, пожалуй, в очередь вернусь?
– Выключить телефон! – приказывает номер второй.
– Ах да, забыла.
Без лишних движений, стараясь не нервировать здоровяков, поднимаю телефон, чтобы они видели мои намерения, прикладываю указательный палец к кнопке отбоя – и только собираюсь нажать ее, как вдруг телефон в третий раз поднимает шум.
– Черт! – восклицаю я.
Смотрю на экран и вижу номер того, кто так неистово жаждет со мной пообщаться, – отец. А это значит одно из двух: либо ему требуется медицинская помощь, либо хватил лишнего. Какова бы ни была причина, придется взять трубку. Я с упавшим сердцем киваю своим новым «приятелям» и выскальзываю из-за стеклянных дверей на улицу.
– Привет, папуль. Как дела? Я сейчас немного за…
– Напился в стельку, Ангелок, – говорит он.
В папашином исполнении это звучит так: «Написся сельку, Ангиок».
С трудом языком ворочает – сильно набрался. Переведу для вас дальнейший разговор в силу своих возможностей:
– Не надо так часто пить, пап. Тебе вредно.
– Да понимаю, – бормочет он.
Я прислоняюсь к стене, чтобы снять вес тела с ног.
– Мне больно.
Я так и схватилась за сердце: «Ну вот, нелегкая, что опять приключилось?»
– Пап, что болит? Сердце? Грудь не давит?
Господи! У папули сердечный приступ.
– Нет, – отвечает он, – синяк болит.
– Синяк? Какой еще синяк? Тебя кто-то ударил? Па-ап?
– Да один парень в кабачке. Здоровяк такой. Мощно размахнулся. Ой-ой-ой.
Распрямляюсь и прижимаю трубку к уху – может, ослышалась?
– Ты хочешь сказать, что подрался? Но это же совсем не в твоем характере: ты никогда ни с кем не дрался.
– Да я и не дрался.
– Хм…
– Не стал давать сдачи.
– Боже мой.
– А он трижды меня ударил. Ой, как болит.
Закрываю глаза: ох, ну и классная у меня жизнь! Каких-то пять минут назад я была в нескольких дюймах от пленительного взлета к самым вершинам карьеры – и теперь приходится падать, даже не взглянув толком на звезды.
– Так значит, ничего страшного, пап? – ласково спрашиваю я, поскольку голос у него неважнецкий: отец сильно расстроен.
– Какое там! Два года…
– Черт, только не говори, что тебя посадят. Ты ведь не из полицейского участка звонишь?
– Нет. Два года, как она ушла.
И тут я наконец-то врубаюсь. Теперь понятно с чего напился старик. Каждый раз тому есть причина, и одиннадцать раз из десяти это Дельфина. Мать ушла два года назад, а я даже не вспомнила. У меня щеки запылали от стыда: как эгоистично. Бедный, бедный папочка, ему так одиноко! Он, наверное, весь день был расстроен, места себе не находил – вот и напился, едва домой попал, а потом прямиком в закусочную, где прицепился на свою голову к какому-то бедолаге из очереди.
– Пап, не расстраивайся, – ласково говорю я. – Все пройдет. Я сейчас буду. Подожди полчасика.
Даю отбой, на этот раз без труда найдя нужную кнопку. На миг оборачиваюсь, чтобы в последний раз взглянуть на происходящее за стеклянными витринами магазина действо. Кери проталкивается к серебристому столу, с сексапильным видом выставив киль перед носом недоумевающего Дидье Лафита. Она явно собирается затмить целый выводок курочек из «Плейбоя». Вяло улыбаюсь, прощаясь с надеждой сделать свою передачу популярной (и познакомиться в процессе с роскошным певцом). Пустые мечты.
– Удачи, Кери, – шепчу я, легонько прижав ладонь к витрине.
Отворачиваюсь и грустно бреду к станции, чтобы сесть на ближайший поезд до Пейсли.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Ангел в эфире - Маккроссан Лорен



классная книга! понравилась очень))
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренМарина
4.10.2012, 20.05





Великолепная книга!!!!читать обязательно!!!!талантливо, весело с хорошим чувством юмора написано. Есть идрама и комедия лихо закрученый сюжет!!!! Выше любых похвал!! Очень и очень...
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренНина
7.01.2016, 2.48





Очень, очень не понравилось
Ангел в эфире - Маккроссан Лоренмэри
9.01.2016, 9.36





Очень скучный роман, еле осилила
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренЛили
15.01.2016, 17.11





Мне очень понравился роман. 10 баллов. Живой, яркий язык, искрометный юмор. Несколько инфантильные герои, но наверное это сегодняшняя реальность. Одного не понимаю, как можно было столько лет держать рядом такую подруженьку-злыдню-змею. Из ее уст за весь роман ни разу ничего доброжелательного не прозвучало.
Ангел в эфире - Маккроссан ЛоренНюша
24.01.2016, 19.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100