Читать онлайн Поцелуй на бис, автора - Маккомас Мэри Кей, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккомас Мэри Кей

Поцелуй на бис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

По поводу даты спектакля было очень много споров. Кто-то считал, что надо назначить премьеру на зиму или весну — это даст больше времени для репетиций. Но Скотти настоял на том, что в сезон простуд и гриппа после Рождества детишки будут много болеть, а весна слишком напряженное время для старшеклассников, готовящихся к экзаменам в колледж. Поэтому премьеру спектакля, который должен был идти две недели, назначили на последний уик-энд перед Днем благодарения. У них оставалось восемь недель.
Скотти сказал, что этого больше чем достаточно. Только человек по прозвищу Мидас мог сказать такое.
Честно говоря, у Августы было не так уж много обязанностей, связанных со спектаклем, но она, как всегда, делала все предельно серьезно и методично. Для начала она принесла в школу попкорн и лимонад и просмотрела вместе с детишками весь фильм. На следующий день она проиграла для малышей только сцены с жевунами. На третий день они прослушали отдельно песни и отдельно диалоги. Потом Августа раздала детям слова трех песенок, которые им предстояло спеть.
Они репетировали все это следующие шесть недель. Жевуны и мигуны оставались на час после уроков по вторникам и четвергам, а те, у кого были роли побольше, — еще и по средам.
Но Скотти придерживался совсем другой методики — ему хотелось всего сразу. Вместо того чтобы использовать облегченную, театральную версию спектакля, он решил как можно точнее придерживаться сценария фильма с Джуди Гарланд.
Итак… репетициями актеров, исполнявших главные роли, руководил дирижер оркестра, миссис Фиске и ее добровольцы с кафедры английского языка написали первый вариант сценария, а Кэролайн Горман, суперсексуальная учительница биологии, и ее пять учеников-хореографов стояли у них за спиной, подавая интересные идеи. Скотти выпросил в местном магазинчике стройматериалов бракованные доски и передал их кафедре физического развития для изготовления декораций. Футбольный тренер со своей командой, к которой присоединились некоторые родители, строили сиденья по чертежам Джейн Нивенз и ее группы художников, которые также красили их, когда сиденья были закончены. Вместе с баскетбольным тренером и его командой Скотти перерыл весь город сверху донизу, выманил у Дианы Ватте своей очаровательной улыбкой половину тканей в ее магазине и побудил таким образом Лестера Финча, которому не хотелось, чтобы его обошли по части пожертвований, отдать на нужды школы целый рулон зеленой материи для добрых жителей Изумрудного города.
— У нас в общей сложности пятьдесят жевунов и мигунов, — объяснял он леди и джентльменам в доме престарелых Шейди Гроув. — Они приблизительно одного размера, так что шить можно по одним лекалам. Вы можете кроить по три-четыре костюма на линии типа конвейера, если вам так удобнее. О тех немногих, кому нужны были костюмы побольше или поменьше или вообще другие наряды, позаботились Кэрри Матракс, жена священника, которая работает в тесной связке с мисс Августой Миллер, отвечающей за мигунов и жевунов, — закончил он, широко раскинув руки. — Да, мистер Хейз, у вас есть какие-то вопросы?
— Я хотел еще раз уточнить. Вы сказали, что пришлете за нами автобус в день последнего спектакля? И мы получим десятипроцентную скидку на билеты? А от нас требуется всего-навсего сшить пятьдесят костюмов?
— Все именно так, — подтвердил Скотти. — Плюс эксклюзивное представление жевунов и мигунов прямо здесь. Что-то вроде генеральной репетиции в костюмах.
Пожилой джентльмен задумался и произнес:
— Меня можете записать. Только дайте иголку с ниткой.
— Старый дурак, — пробормотала сидящая рядом с ним женщина. — Ты сарай посреди дороги едва можешь разглядеть. Как ты собрался управляться с иголкой?
— Хм. Но если это так, почему я прекрасно тебя вижу? Или ты сарай на дороге?
— В общем, хватит, — объявила женщина по имени Салли Грейви, явно беря на себя руководство, к облегчению Скотти. Слава богу, в любой группе людей всегда находился такой человек. — Джордж, ты видишь достаточно хорошо, чтобы гладить костюмы, когда они будут сшиты. Кто еще участвует?
Скотти с улыбкой слушал, как Салли поручала пациентам, не страдающим артритом, кроить костюмы, а одному близорукому джентльмену — вдевать нитки в иголки. Можно было спокойно отправляться к электрикам, посмотреть, что они могут сделать для освещения сцены.


— Ну вот, — гордо произнес Скотти. — Теперь леди из садового клуба займутся костюмами Канзаса, Добровольный женский клуб — нарядами для главных персонажей из страны Оз. А Дочери пионеров сошьют одеяния граждан Изумрудного города. — Скотти сидел в гостиной Августы, сняв ботинки и задрав ноги на журнальный столик, вычеркивал отдельные пункты из своего списка, на котором были разбросаны в беспорядке газеты, журналы и разные бумаги. — Джерри Дивайн, наш неутомимый консультант, работает с детишками над билетами, плакатами и программками. А хозяин «Пейпер энд Принте» обещал дать напечатать все это в своей типографии. Итак, остается… Остается только решить, что делать по поводу вечеринки для участников спектакля… Что такое? — спросил он у хмуро глядящей на него Августы.
— Не зря тебя прозвали Мидасом, — с наигранным раздражением произнесла та. — Торопыга несчастный!
— О чем это ты? — недоумевал Скотти.
— О тебе, — Августа в притворном отчаянии покачала головой. — Исключительно о тебе.
Подняв одну бровь, Скотти отложил блокнот и вопросительно взглянул на девушку, давая ей возможность развить свою мысль.
— Ты заставил всех в городе работать над пьесой, идея которой принадлежит тебе.
— И что же?
— Выманил у людей обманом материалы, заставил торговцев соперничать друг с другом в щедрости, а бедных стариков работать за скидку на билеты.
— Причем все это без единой капли крови.
— Ты как продавец дождя, как…
— И что же?
— А то, что я нахожусь под огромным впечатлением, — перестав изображать гнев, Августа лучезарно улыбнулась. — Это больше не пьеса старших классов, а совместный проект всей городской общины. Тебе удалось втянуть всех горожан, объединив их общей целью. И это…
Что такое? Неужели она действительно это увидела? Скотти отвел взгляд, теребя лежащие рядом с ним бумаги, и щеки его залились краской.
— Ты покраснел!
— Вовсе нет.
— Покраснел, покраснел. — Гасти вскочила с кресла, в котором сидела, чтобы лучше разглядеть лицо Скотти. — Так ты стесняешься похвалы! О, что за зрелище. Великий и ужасный Скотти Хэммонд краснеет, как…
Скотти быстро схватил ее и повалил на диван прямо поверх бумаг.
— Ты ведь не смеешься надо мной, дорогая? — угрожающе произнес он, пригвождая к подушкам ее руки.
— Я? Что ты! Никогда! — Августа рассмеялась.
— Это хорошо. Потому что ты знаешь, что случается с людьми, которые надо мной смеются.
— Нет, нет. Только не китайская пытка щекоткой!
— Ну конечно, — кивнул Скотти, сверкая глазами. — Итак, тебе, конечно же, ясно, что я вовсе не покраснел?
— Ну… — Августа чувствовала его большие пальцы на своих ребрах. — Мне показалось так на одну секунду, но, очевидно, я ошиблась.
Скотти снова кивнул с довольным выражением лица.
— Только очень сильные люди умеют признаваться в своей не правоте. — Скотти поменял позу, чтобы можно было дотянуться до губ Августы. — И я люблю одну такую женщину, которая только что призналась, что не права.
— Правда любишь?
— Правда. — Скотти медленно склонялся к ней, продлевая муку ее ожидания. Вот он коснулся губами ее губ, почувствовал, как она чуть покусывает его нижнюю губу. Не прерывая поцелуя, Скотти просунул руку под спину Августы и смел на пол все, что лежало под ней на диване.
Августа обвила руками его шею и позволила перенести себя в тот особый мир, который принадлежал только им двоим. В мир, где реальность уступала место волшебству.
— А я люблю мужчину, который умеет краснеть, — едва слышно прошептала Гасти.
Приятно было осознать, что любишь мужчину, просто обыкновенного мужчину. И пусть сплетники говорят все что угодно. Пусть отцы города верят в то, что им больше нравится. Она узнала секрет Скотти Хэммонда. И секрет этот так же прост, как он сам. Скотти привык усердно работать. Он вовсе не возводил здания мановением руки — он, как и все, таскал на верхние этажи кирпичи. Просто не позволял никому увидеть свой трудовой пот.


К Хэллоуину Августа готова была начать репетиции в зале высшей школы. Удобнее всего оказалось делать это утром по субботам.
— Все в порядке, Джереми. Ты можешь приходить только на те репетиции, которые не пересекаются с футбольными тренировками, — объяснила она девятнадцатому ребенку, который подошел к ней с этим вопросом. Затем она встала и помахала руками, чтобы привлечь внимание столпившихся на сцене жевунов. — Мальчики и девочки! Послушайте меня, пожалуйста! Мы организовали эти субботние репетиции, чтобы вы привыкли находиться на сцене. — «А не только для того, чтобы дать Хлое возможность подружиться с ребятами», — добавила она про себя. — И чтобы убедиться, что вы поете достаточно громко и вас будет слышно зрителям. Это очень важно. Я понимаю, что у многих из вас по субботам тренировки по футболу и баскетболу, а у ребят постарше — даже игры, поэтому приходите на те репетиции, на которые сможете. Хорошо? Мы по-прежнему будем репетировать песенки в школе, а чуть позже я раздам вам расписание общих репетиций с ребятами из высшей школы. До этого момента приходите, когда сможете, и ни о чем не беспокойтесь.
Она увидела, как Кэрри Матракс выводит на сцену нескольких заблудившихся в кулисах малышей, и улыбнулась про себя. Ей нравилось работать с этими детьми. Они были такие маленькие, так легко отвлекались и все же вкладывали в пение весь свой энтузиазм. Каждый хотел быть самым лучшим жевуном и очень волновался, все ли правильно делает. Любой режиссер отдал бы очень многое за работу с такими увлеченными актерами.
— Ну хорошо, у нас есть еще несколько минут, прежде чем за вами придут родители. Давайте прорепетируем песенку «По дороге из желтого кирпича». Помните — Дороти будет ходить расширяющимися кругами, вы не должны попадаться ей под ноги. Сегодня Дороти будет миссис Матракс. А где же мои трое чтецов?
Сзади поднялись две руки, а Хлоя выпрыгнула прямо из толпы и объявила:
— Я здесь, Августа.
— Очень хорошо. Теперь вы трое должны внимательно прислушиваться и вставлять свои реплики громко и в нужный момент. Приготовились? — Когда все встали по местам, Августа нажала кнопку на магнитофоне.
Дети пели, а Августа отбивала такт.
— Вы — самые лучшие на свете жевуны, — похвалила она, когда музыка закончилась.
Пока Августа собирала вещи, к ней подходили родители с вопросами насчет того же футбола и где купить билеты. В конце концов Августа, Хлоя и Кэрри остались в зале одни.
— Спасибо за помощь, Кэрри, — поблагодарила Августа. — Я никогда бы не справилась одна.
— Шутишь? Да я получаю здесь истинное наслаждение. Каждый раз, когда я вспоминаю песенку леденцовых человечков, мне хочется смеяться. Они такие милые. И я так горжусь собой. Я искала для их костюмчиков полосатые колготки и наконец нашла их в Спрингфилде, куда ездила навестить свою мать.
— А я живу в Спрингфилде, — вставила Хлоя, радуясь возможности принять участие в разговоре. — Со своей мамой.
— Я знаю, дорогая. И это так здорово, что твой папа решил дать тебе роль в нашем спектакле. Теперь у тебя будут друзья и в Спрингфилде, и в Тайлервилле.
— Я знаю, — сказала девочка. — Но папа сказал, что это была идея Гасти. А мама сказала, что папе очень повезло, что у него есть Августа.
— Она так сказала? — Кэрри явно хотелось услышать побольше. — Это потому, что Гасти приходят в голову такие замечательные идеи?
Хлоя посмотрела на полную дурных предчувствий Августу.
— И поэтому тоже. Но, наверное, больше всего потому, что мама не хочет, чтобы папа чувствовал себя одиноким.
— Понимаю, — Кэрри улыбнулась девочке. — Так значит, твой папа и Августа проводят много времени вместе?
— Ну да. Папа говорит, что рядом с ней он по-настоящему счастлив. — Девочка замялась, потом добавила:
— Но и я тоже очень счастлива, когда Августа рядом.
— Твоему папе очень повезло, что у него такая дочка. — Кэрри выразительно посмотрела на покрасневшую Августу.
— Я знаю, — серьезно кивнула девочка и схватила Августу за руку.
Теперь не пройдет и недели, как все будут так же многозначительно улыбаться за ее спиной, особенно после упоминания о Скотте Хэммонде. Августа не стала ни подтверждать, ни отрицать слов Хлои — это все равно не могло ничего изменить.


— Как ты думаешь, долго ли нам удастся скрывать свои отношения в таком городке, как наш? — спросила Августа, разглядывая остатки молока в стакане.
Берт давно уже недовольно ворчал по поводу этих ночных хождений. Он только что закончил свой вечерний обход, когда женщина вышла из спальни. Маленькая девочка делала так довольно часто, и Берт привык к этому. Но сейчас хозяин тоже не спал. Над плитой в кухне горел огонь. Они что-то готовили и разговаривали. Не очень вежливо с их стороны заставлять его ждать, подумал Берт, позевывая и сворачиваясь калачиком под столом.
— Все равно рано или поздно все бы об этом узнали, — беспечно заметил Скотти.
— Я понимаю. — Августа уселась напротив него за кухонным столом, нервно вращая левой кистью. И когда наконец Скотти разочаруется в ней, об этом также узнает весь город. Августе часто снились в ночных кошмарах косые взгляды и сочувственные похлопывания по плечу, как это было после окончания ее предыдущего неудачного романа. Теплое молоко вряд ли заменит необходимые в таких случаях антидепрессанты. — Я просто думала, что у нас больше времени, — тихо сказала она, отводя взгляд.
— Времени для чего? — спросил Скотти и тут же сам ответил:
— Для нас двоих? Для того чтобы спрятаться в кокон, храня от всех наш маленький секрет? Жить в нашем собственном маленьком мире? — Он накрыл рукой руку Августы. — Признаю, мне будет не хватать немного наших переглядываний в комнате, полной народу, или наших тайных свиданий в общественных местах. Но, думаю, мне будет не менее приятно взять тебя за руку при всех. Пригласить в кино. Или на романтический ужин в ресторан.
Как он не понимает, что это только осложнит их расставание? Ему же самому будет плохо, когда он не захочет больше ее видеть, но не сможет бросить только из-за того, что открыто демонстрировал их близкие отношения. Августа не могла пережить даже мысли о подобном унижении.
— А как насчет твоей репутации? — спросила она.
— Моей… что?
— Ты ведь директор высшей школы. Люди смотрят на тебя, видят в тебе пример для подражания…
И снова Скотти рассмеялся:
— Так ты думаешь, я собираюсь содрать с тебя платье в парке, чтобы мы могли заняться любовью в фонтане? — Он сделал вид, что задумывается над подобной перспективой. — Возможно, мне и сошло бы это с рук. Нанимая меня на работу, в школьном совете знали, что я — холостой мужчина из плоти и крови. К тому же я вовсе не собираюсь нападать на тебя посреди школьной площадки для игр, но я также не собираюсь вести монашеский образ жизни только потому, что работаю директором школы. Я мужчина. Я человек. Я влюблен и горжусь этим.
Августа глубоко вздохнула. Скотти играет нечестно. Но тут она увидела на его лице выражение такой искренней, такой наивной веры в то, что он говорил, что можно было лишь развести руками. Скотти ничего не поймет, пока не случится самое страшное. Это напоминало крушение двух локомотивов, снятое в замедленном темпе. Двух локомотивов на параллельных рельсах, едущих в одном и том же направлении, одинаковых по размеру и силе — вот только рельсы впереди сходятся.
— Ну же, Гасти, — уговаривал ее Скотти. — Поверь, все не так уж плохо. Давай вернемся в постель, и я заставлю тебя забыть все твои тревоги. — Августа скептически улыбнулась. — Нет, правда. Для этого и существуют на свете маленькие городки. Дети вырастают, женятся, сами рожают детей. Через две недели новость о нашем романе перестанет быть новостью.
Августе очень хотелось поверить Скотти, хотелось забыть о том, что их разрыв снова привлечет к ним всеобщее внимание. И ей это почти уже удалось, как вдруг она вспомнила, что приближается новое несчастье, и отчаяние с новой силой овладело ее сердцем.
— Через неделю приезжает моя мать, — упавшим голосом сказала Августа.
Скотти не смог сдержать смеха, услышав нотки отчаяния в ее голосе.
— Согреть тебе еще молока? — сочувственно спросил он.
— Подожди. Вот познакомишься с моей матерью, и посмотрим, захочется ли тебе смеяться.
— Послушай, все то время, что она пробудет здесь, я буду носить свои сияющие доспехи. Тебе достаточно вскрикнуть — и я прискачу на помощь.
— А кто спасет тебя?
— Меня! — возмутился Скотти. — Да она полюбит меня с первого взгляда.
— Хм-м. Какая самоуверенность!
— Я ведь неотразим. — И он лучезарно улыбнулся Гасти, словно подтверждая свои слова. Затем взял у Августы пустой стакан, поднял девушку на ноги и взял ее под руку. — Не знаю, как ты не заметила до сих пор, но женщины за сорок просто не могут передо мной устоять. — Женщины до сорока тоже не могли перед ним устоять, но вряд ли стоило напоминать ему об этом. — Я неподражаем, как румба в субботу вечером. — Скотти повел ее в спальню с таким видом, словно на нем был по меньшей мере фрак, а вовсе не полосатые трусы. — Неотразим, как яблочный пирог, — добавил Скотти, покрывая поцелуями ее шею.
— Да уж, — засмеялась Августа, падая вместе с ним в постель. — Я это заметила.


— Ты — самая замечательная сестра на свете.
— Не забудь, что в следующий раз мы с Аланом хотим на месяц поехать на побережье. Одни, — мечтательно произнесла Лидия. — Это будет после Дня благодарения, когда уедет мама. Я сказала Эрику, что ему придется поспать немного в комнате Джейка и Тодда, и он закатил такую истерику! Даже не спросив почему.
— Бедный ребенок. Я прекрасно понимаю его чувства. Но если он так расстроен…
— Я шучу. К тому же маме гораздо удобнее будет остановиться у нас. Тебя ведь целый день нет. Бог знает, во что она ввяжется без постоянного наблюдения.
— Да уж. О господи, а что, если она вызовется помогать нам с постановкой?
— Слишком поздно. У каждого в городе уже есть свое задание. Придется ей удовольствоваться участью зрителя.
— Да уж. На это стоит посмотреть. Мама в роли стороннего наблюдателя. Я… подожди, Лидди, кто-то стучит в дверь.
Сегодня у нее не было уроков, а Скотти и Хлоя обычно пользуются задней дверью. Августой овладело любопытство, особенно когда, выглянув в окно, она не увидела перед домом машины.
— Мама!
— Августа, дорогая, помоги мне, — тяжело выдохнула Ванда Миллер, ставя перед дочерью огромную картонную коробку. — Можешь себе представить, водитель такси отказался поднести мои вещи к дому! Просто сгрузил их на обочине. — Она быстро чмокнула дочь в щеку, открывая дверь пошире, чтобы внести внушительных размеров чемодан. — Куда катится этот мир?! Люди забыли, что такое манеры. Мужчины перестали походить на мужчин. — Ванда быстро окинула взглядом дочь. — Чем занимаешься, дорогая? Выглядишь ты отлично.
— Да? То есть я хотела спросить, что…
— Знаю, мы все договорились, что я остановлюсь у Лидии. Но я подумала, что перед спектаклем и Днем благодарения нечего мне путаться у нее под ногами. Я должна разделить свое внимание между вами поровну. Знаю, ты привыкла жить одна, но я обещаю ни во что не вмешиваться. О, какую чудесную краску ты выбрала для этой комнаты. Это персиковый?
— Королевский абрикос.
— Яблоки и апельсины, — рассмеялась Ванда, с грохотом опуская на пол тяжеленный чемодан. — Я не так уж ошиблась.
Августа подняла на стул коробку и удивленно спросила:
— Что это?
— Пять тысяч шестьсот экземпляров книги «Мои тропические леса». По одному для каждого в городе, — пояснила Ванда, не переставая восхищаться краской. — И ты все это сделала сама?
— Да. — Августа оглядела комнату, словно никогда не видела ее раньше, чувствуя себя растерянной и смущенной. — В основном сама.
— Тебе нужны сюда шторы. Но ты, наверное, просто пока еще не выбрала нужную расцветку? Я так устала. Дорогая, могу я попросить тебя налить мне чаю? Трудно признаться в этом, но нервы у меня уже не те. Помню времена, когда мне ничего не стоило проехать на автобусе из Сиэтла до Оклахомы, а оттуда до Августы, в Джорджию, в самый разгар лета, только чтобы принять участие в марше борцов за права человека. Теперь же восьмидесятиминутный авиаперелет повергает меня в дрожь.
— Да… конечно. Чаю… Хорошо. Я даже не спросила тебя, как ты долетела, мама. — Можно подумать, ей дали возможность вставить хоть слово. — О господи! Я ведь оставила Лидди на телефоне. Проходи… проходи в кухню. Вон туда. Можешь поздороваться с ней. Пока я грею воду.
Одно недоразумение за другим. Две недели без секса, расспросы по поводу Скотти, бесконечные пустые разговоры, когда обе они будут избегать любых упоминаний о крахе музыкальной карьеры Августы. Обвинения в отказе служить обществу… Тайлервилл не в счет. И все это свалилось на нее именно в тот момент, когда она наконец поняла, что самое важное в ее жизни — это ее будущее со Скотти Хэммондом. Сколько же еще препятствий ее ждет впереди?
— Августа! — закричала Хлоя, врываясь через заднюю дверь без обычного в таких случаях звонка. — Угадай, что у меня есть. Только угадай. Мне разрешили держать ее у папы в доме. Угадай, что это. Угадай, где это. — Девочка восторженно засмеялась. — Ты только угадай! — Заметив Ванду, девочка нахмурилась, затем быстро спросила:
— Кто это разговаривает по твоему телефону?
— Это моя мама, Хлоя. Мама, — произнесла Августа, видя, что мать ее с интересом разглядывает незнакомого ребенка. — Это Хлоя Хэммонд из соседнего дома.
— Как дела, Хлоя? — улыбнулась девочке Ванда.
— Просто здорово! Угадайте, что у меня есть. И угадайте, где это.
— Погоди минутку, Лидия, — сказала Ванда в телефонную трубку. — Итак, Хлоя, что же у тебя есть? И где же это? — Она играла в эту игру как настоящий профессионал.
Хлоя снова рассмеялась, засунув руку в накладной карман своей курточки с капюшоном.
— Ни за что не догадаетесь. У меня в кармане мышь. Смотрите.
Хотя мышка была не больше маленького кулачка Хлои, длинный розовый хвост, похожий на крысиный, исторг у Ванды вопль, напугавший девочку до смерти. Она уронила мышку, которая — вполне естественно — поспешила убежать.
— Моя мышка!
— Боже правый, мышь!
— Моя мышка!
— Куда же она теперь побежит?
— О господи, мышь!
— Там! Там!
— Моя мышка!
— Быстрее. Лови ее!
— Вон там.
— Что здесь происходит? — раздался среди всеобщего хаоса и женских криков мужской голос.
— Со мной все в порядке, Лидия. Я перезвоню тебе позже. Вон… вон она — там.
— Лови ее, Хлоя! Упс. Вот она.
— Моя мышка! Папа, смотри!
— Вон она. Ловите! Ловите!
Августа зажала мышку в углу, когда та побежала к ней, и схватила первое, что попалось под руку. Это оказалась пластмассовая миска. Медленно и осторожно, как укротительница тигров, она прикрыла миской несчастного грызуна.
— Поймала, поймала!
— Хлоя, как я велел тебе нести мышку, чтобы показать ее Августе?
— В клетке.
— И где же клетка?
— Кто эти люди?
— Дома, но я несла ее в кармане и держала очень крепко. А потом она закричала, — Хлоя с видом обвинителя ткнула пальцем в Ванду.
— Августа? Это твои друзья?
— Она испугала мою мышку, — враждебно нахмурилась Хлоя. — И она вывернулась у меня из пальцев.
— Здравствуйте, я — Скотт Хэммонд, — ямочки на щеках остались неоцененными, все внимание Ванды было сосредоточено на ребенке.
— Ты испугала меня. Я не привыкла, чтобы мне совали в лицо мышей. Можно ожидать чего-то подобного от маленького мальчика, но…
— Мама, это мои соседи. Мои друзья. Мои… — Как бы преподнести это поделикатнее?
— …А это моя дочь, Хлоя.
— Ну да, — кивнула Августа.
— Мне очень жаль, что так случилось. Мы и не знали, что вы уже приехали. Как прошло путешествие?
— Таксист попался совершенно невоспитанный, но, в общем, ничего. — Она впервые взглянула в лицо Скотти. — Есть еще и другие?
— Кто? Дети? Нет, только мы с Хлоей.
— Ах да. Сосед… — И хотя Августа ни словом не обмолвилась о Скотти, в глазах Ванды мелькнуло понимание. Лидия…
— А это ваша дочь, — Ванда оглядела Скотти с ног до головы. — Я люблю маленьких девочек. У меня было две своих, но теперь они выросли. А знаете ли вы, что я спасла однажды сотни тысяч мышей от неминуемой гибели? Их закупила фармацевтическая компания. Сотни тысяч, и все такие, как эта. Я вообще люблю животных, — добавила она, явно подлизываясь к Хлое.
Подружиться с ребенком, чтобы завоевать расположение отца — старый испытанный способ. Августа густо покраснела, ей было неловко за мать.
— Почему бы тебе не забрать… Как ты назвала свою мышку?
— Аннабель.
— Почему бы тебе не забрать Аннабель из-под миски и не пойти в гостиную, чтобы я могла спокойно попить чаю. А потом я расскажу тебе, как надо спасать мышей, — она повернулась к Скотти. — Насколько я поняла, это вы…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей



Хороший роман, но как -то не зацепило.
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри КейЛюдмила
22.05.2012, 18.39





Какой замечательный роман 10б
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кейзлой критик
19.04.2015, 11.04





не знаю почему но не зацепило .хотя роман хороший .
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей'Чита
19.04.2015, 22.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100