Читать онлайн Поцелуй на бис, автора - Маккомас Мэри Кей, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.5 (Голосов: 20)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккомас Мэри Кей

Поцелуй на бис

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Августе всегда было обидно, что сентябрь считается осенним месяцем, ведь на самом деле сентябрь — это еще часть лета, месяц, отчаянно цепляющийся за ранние рассветы, теплые деньки и ясные ночи, которые продолжаются иногда до середины октября.
Начался учебный год, но в сердце Августы все еще жило очарование прошедшего лета. Дивного, романтичного лета, полного жизни и особого смысла. Никогда еще девушка не чувствовала себя такой живой, страстной, никогда еще так тонко не чувствовала биение жизни вокруг себя.
Дети тоже не могли остыть от летних впечатлений, расстаться так быстро со свободой. И поэтому поддерживать дисциплину в классе было довольно сложно.


— Веди себя как следует, — сурово произнесла Августа. — Держи руки при себе, иначе тебе придется сидеть на них, пока не прозвенит звонок.
— Но я не хочу, и вы не можете меня заставить.
Августа чуть не задохнулась от подобной наглости.
— Подумай хорошенько над своим поведением, — посоветовала она. — Если я — учительница музыки, это вовсе не значит, что у меня нет тут поблизости линейки, которой я могу дать тебе по пальцам.
— Не имеете права. Я подам на вас в суд за оскорбление действием.
— Вот как! А я подам на тебя в суд за… нравственную жестокость.
— Нравственную жестокость? — руки Скотти скользнули под ее юбку и теперь подбирались к своей заветной цели. — Что-то не заметно, чтобы вы особенно страдали.
— Буду страдать, если дети застанут нас в таком виде.
Скотти прижал ее к доске прямо в классе и теперь покрывал поцелуями лицо и шею. Напрасно девушка пыталась выскользнуть из его объятий.
— В своей школе ты ведешь себя так же безнравственно?
— С кем же мне вести себя так безнравственно в своей школе? С миссис Фиске? — фыркнул Скотти, представив себе эту картину, но опустил на всякий случай подол юбки.
— А Кэролайн Горман? Я видела ее на последнем школьном совете. Думаю, эта дамочка не случайно выбрала биологию…
— Согласен. Но от нее пахнет не так вкусно, как от тебя.
Августа была во власти охватившей ее страсти и не сразу поняла до конца смысл его слов.
— А откуда ты знаешь, как от нее пахнет? — среагировала она через несколько секунд, освобождаясь от объятий Скотти.
— Ты имеешь в виду формальдегид? — рассмеявшись, Скотти отпустил Августу, осознав что желание чуть поддразнить ее едва не заставило забыть о благоразумии. Но ему приятно было видеть легкий румянец гнева на ее щеках, а в глазах — живое выражение, которое появлялось в последнее время все чаще и чаще. — Уверяю тебя, этот запах можно почувствовать с расстояния в десять метров.
— Какие ужасные вещи ты говоришь! — Августа на всякий случай отошла на безопасное расстояние. Теперь их разделяло пианино. — Когда я видела мисс Горман, она вовсе не показалась мне такой уж… пахучей.
На лице Скотти появилась довольная улыбка.
— Ты случайно не ревнуешь?
— Я? Конечно, нет! — Августа возмущенно вздернула подбородок, но тут вспомнила, как выходила из себя, когда впервые увидела Скотти с его сестрами, и тихо добавила:
— Я доверяю тебе.
— Правда? — Это признание не могло его не порадовать, он уже успел убедиться, что Августа вообще мало кому доверяла.
— Конечно, — кивнула Августа, немного слукавив. Да, она верила ему, и все же какое-то беспокойство заставляло Августу с тревогой приглядываться к Скотти, не появятся ли в выражении его лица признаки раздражения или скуки. Она знала, что Скотти любит ее и будет любить пока… пока не разочаруется в ней. Пока не обнаружит так или иначе, что она совершенно обыкновенная, довольно скучная особа, не обладающая никакими особенными талантами.
— Тогда отдай мне свои трусики.
— Что? — Августе стало вдруг жарко, кровь бросилась ей в лицо, хотя она и была уверена, что ослышалась.
— Твои трусики. Быстрее. Отдай их мне. — В это время в коридоре прозвенел звонок.
— Нет. Зачем? Нет. Для чего? — бормотала Августа, пятясь от Скотти, который, обойдя рояль, приближался к ней с дружелюбной ухмылкой волка, собирающегося пообедать.
— Ты ведь доверяешь мне, не так ли?
— Но зачем тебе мое нижнее белье?
— Просто отдай их мне. Хочу весь день носить с собой в кармане.
— Но это глупо!
— Пожалуйста, Гасти! — его мягкий голос завораживал, настойчивый взгляд требовал повиновения. — Сними. Прямо сейчас.
Смущенная и встревоженная, Августа закусила нижнюю губу, пытаясь разгадать смысл происходящего. Дело было не просто в доверии. Просьба его была полна скрытого сексуального смысла, это было так же восхитительно неприлично и захватывающе страшно, как заниматься любовью в лифте.
— Это будет наш секрет, — сказал Скотти. — Что-то такое, о чем будем знать только я и ты.
Девушка нервно сглотнула слюну.
— Гасти, — умоляюще прошептал Скотти.
Дыхание ее сделалось порывистым, сердце отчаянно билось в груди, мысли путались, зато телом владело возбуждение. Августа медленно взялась за подол платья. Руки ее дрожали. Скотти склонился над пианино, чтобы видеть их отражения. Было что-то отчаянное и в то же время чисто женское, эротичное в том, как она подняла одну ногу, затем другую, не снимая босоножек. И вот она уже протягивала ему свои трусики.
— Если не прекратишь смотреть на меня так, мне придется сидеть на руках уже совсем по другой причине, — пообещал Скотти и тут же рассмеялся, но в глазах его по-прежнему горел огонь страсти. — Ну вот, теперь я знаю наверняка, что ты будешь думать обо мне целый день.
— Я и так думаю о тебе постоянно, — с этими словами Августа облокотилась о крышку пианино, словно предлагая Скотти снова поцеловать ее.
— Нет, теперь ты будешь думать обо мне по-настоящему. О том, как я ласкаю тебя, целую, вхожу в тебя…
Тут внимание Августы привлекло движение за дверью, и она поспешно спрятала трусики за спину, словно пианино было прозрачным.
Заметив, как изменилось выражение ее лица, Скотти быстро повернулся к двери, которая как раз в этот момент открылась. Беверли Джонс держала дверь перед своими учениками, быстро заполнявшими класс. Улыбнувшись Августе, она с откровенным любопытством посмотрела на Скотти.
— Доброе утро, мисс Джонс. Как идут дела? — Скотти буквально ослепил ее своей знаменитой улыбкой, а сам быстро зашел за пианино, взял трусики, которые прятала за спину Августа, и запихнул в карман брюк. — Привели на занятия своих воспитанников?
— Да, — кивнула Беверли, не сводя глаз со Скотти. — Это лучший из всех первых классов, какие у меня когда-либо были.
Даже если это было и не совсем так, никогда не вредно приободрить малышей.
Они обменялись еще парой слов, но Августа была слишком растерянна, чтобы следить за нитью разговора. Где-то в глубине души она была в ужасе от собственного поведения. И все же приятно было чувствовать себя женщиной-вамп. Сексуальной и соблазнительной. Полной чувственных секретов.
Скотти, с другой стороны, стало вдруг не по себе. Конечно, он добился своего — трусики Августы лежали в его кармане, но его сильно беспокоило мечтательно-чувственное выражение лица девушки, ее чуть затуманенный взгляд. Августа улыбалась томной улыбкой. Черт побери, да она же возбуждена до предела, а он, Скотти, не имеет возможности сжать ее в объятиях!
Через открытую дверь в коридор он перекинулся парой слов с мисс Грей, второклашки которой рассаживались, как и все остальные, прямо на полу, но взгляд его все время возвращался к Августе, застывшей с выражением легкой эйфории на лице. Привели еще два подготовительных класса. Кабинет музыки становился все более шумным и многолюдным местом. Скотти решил воспользоваться этой суматохой, чтобы хоть как-то поправить ситуацию. Сняв куртку, он перекинул ее через пианино, а сам обошел вокруг инструмента и встал рядом с Гасти. Он закатал правый рукав, затем левый и только после этого наклонился к Августе и прошептал:
— Ты в порядке?
Девушка кивнула, улыбаясь ученику, отчаянно размахивающему руками, чтобы привлечь ее внимание.
— Что ж, посмотрим, — прошептал Скотти, касаясь сквозь платье ягодиц Августы. Девушка продолжала кивать и улыбаться входящим ученикам, но зрачки ее расширялись всякий раз, когда Скотти снова и снова поглаживал ее тело. — Хм-м. Не хотите ли выйти со мной в коридор, мисс Миллер?
Громко рассмеявшись, Августа покачала головой. Всем вокруг должно было показаться, что чинная и чопорная учительница музыки отказывается от фривольного предложения известного в городе сердцееда Скотти Хэммонда, осторожно отодвигаясь от него.
— Этот мальчишка никогда не изменится, — пробормотала мисс Фелдауэр, подходя к Августе. — Но мне кажется, вы нравитесь ему, милочка.
— Мы соседи, — сообщила Августа, надеясь, что это все объясняет.
— Что ж, если правильно разыграть все карты, здесь можно чего-нибудь добиться, — закивала головой учительница подготовительного класса. — Никогда не забуду, как учила его в воскресной школе много-много лет назад. Он был чудесным ребенком — и, вообразите, очень скромным.
— Трудно в это поверить, — заговорщически улыбаясь, Августа взглянула через плечо на Скотти.
— Вы несправедливы к нему, — энергично возразила пожилая дама. — Скотт Хэммонд — по-прежнему один из самых милейших молодых людей, которых я знаю. Я так рада, что он вернулся к нам.
— Хм-м, — Августа нисколько не сомневалась, что не смогла бы доказать ни одному из жителей Тайлервилла, что их кумир, их святой Скотт Хэммонд — мистер Мидас — ходит с ее трусиками в правом кармане. Ни за что. Даже если бы ей пришло в голову предъявить доказательства.
Не то чтобы это не нравилось Августе. Было даже приятно иметь близость с человеком, которого все любят, о связи с которым мечтает любая незамужняя женщина города — и некоторое количество замужних. И приятно было думать, что, имея такой огромный выбор, Скотти выбрал именно ее. Она не понимала, что это пришло ему сегодня в голову, но сейчас ей почему-то нравилось, что человек, которого она любит, способен на неожиданные сумасбродные поступки.
— Мальчики и девочки, — громко произнесла Августа, помигав лампой над доской, чтобы привлечь внимание. — Пора начать говорить потише и подыскать для каждого место на полу. Когда огоньки перестанут мигать, наступит время сидеть тихо и слушать.
Слова эти служили для остальных учителей знаком того, что она приняла на себя ответственность за их классы и они могут отправляться на перерыв.
— Обычно мы ведь не собираемся вот так, все вместе, не правда ли? — громко сказала Августа, чтобы перекричать нескольких учеников, на которых не действовали другие доводы. Когда и они наконец угомонились, Августа продолжала:
— Но сегодня у нас особенный гость. Это мистер Хэммонд, директор высшей школы нашего города. И он пришел, чтобы обратиться к вам с просьбой.
В другом месте подобное заявление вызвало бы бурю аплодисментов, но малыши явно еще не знали, кто такой мистер Скотт Хэммонд, поэтому они ограничились тем, что стали внимательно разглядывать пришедшего.
— Мисс Миллер, — произнес Скотти, изображая удивление. — Вы не говорили мне, что у вас так много учеников, умеющих отлично себя вести. Я потрясен.
Августа и детишки обменялись гордыми улыбками, и Скотти отметил, что между учительницей и учениками существуют взаимопонимание и симпатия.
— Зато мисс Миллер говорила мне, что вы замечательно поете. Это правда?
Августа молча смотрела, как Скотти без особого труда завоевывает расположение ее учеников. Для девочек у него была припасена его знаменитая улыбка, для мальчиков — понимающие взгляды, которыми обмениваются мужчины. Не вызывало сомнений — Скотти умел ладить с детьми не хуже, чем со взрослыми, и Августа завидовала этому его таланту. Скотти всегда знал, кому что необходимо: уважение или положительная оценка, шутка или немного сочувствия, кого похлопать по плечу, а кого сурово отчитать. Интересно, сумеет ли он когда-нибудь так же хорошо понять и ее? Понять и принять.
Вздохнув, Августа прислонилась к стене и стала слушать, как Скотти объясняет ребятишкам идею пьесы. Стена была холодной, и девушка подложила сзади обе руки. Вполне возможно, что Скотти уморит ее своими выходками раньше, чем она успеет его разочаровать. Что ж, не так уж это плохо — быть объектом безумной страсти самого Скотти Хэммонда… пусть и ненадолго.
Скотти раздал детям бумажки, на которых их родители должны были написать, разрешают ли им участвовать в спектакле, попросил ребят напомнить учителям, что первое организационное собрание состоится сегодня после уроков, и повернулся к Августе.
— Вы ведь будете сегодня на собрании, мисс Миллер?
— Конечно, мистер Хэммонд. Ни за что не пропущу, — пообещала Августа, подавая ему пиджак.
— А по мне вы будете скучать? — тихо, так, чтобы только она могла его услышать, спросил Скотти.
— Всякий раз, когда стану вспоминать о своих трусиках.
Оказалось, что это происходит примерно каждые пять минут. Августа и не догадывалась раньше, как часто натыкается на какие-нибудь иглы, прислоняется к стене, использует бедро, чтобы открыть дверь, присаживается на краешек стола…
Вести машину без нижнего белья — тоже оказалось делом не совсем обычным, а работающий кондиционер еще добавлял пикантности ее острым ощущениям.
К четырем часам мало было сказать, что Августа соскучилась по Скотти. Она вся истомилась, извелась. Он был необходим ей, как воздух, и она была в состоянии думать только об одном: скорее бы покончить с этим чертовым собранием и очутиться дома вместе с любимым.
Высшая школа была длинным приземистым зданием. Кабинеты администрации и конференц-зал находились в одном коридоре с буфетом и спортивным залом. Августа немного опоздала, но все же рассчитывала увидеть Скотти в его кабинете до начала собрания. Ей просто необходимо было его увидеть. Сейчас она могла думать только об этом и не сразу отреагировала на раздававшиеся откуда-то звуки. Остановившись, она удивленно оглядела пустой коридор. И снова услышала приглушенный голос, который привлек ее внимание к находившемуся неподалеку хозяйственному чулану.
Августа осторожно двинулась дальше и тут обратила внимание, что дверь в чулан закрыта и свет внутри погашен. Она остановилась в растерянности. Звуки повторились. Кто-то словно пытался привлечь внимание, но вокруг не было ни души.
Она подошла к двери чулана, размышляя о том, что там вполне могли запереть собаку или кошку или даже самого завхоза. Но тогда непонятно было, почему он не зажег свет. Хотя, конечно, могла перегореть лампочка.
Постучав в дверь, Августа окликнула предполагаемого пленника. Ответа не последовало, значит, там заперли какое-то животное или скрывается парочка влюбленных подростков, или вор, или…
— А! — невольно вскрикнула Августа, когда дверь неожиданно распахнулась и чьи-то руки быстро втянули ее внутрь.
— Ш-ш-ш… много же тебе потребовалось времени, — услышала она в темноте шепот Скотти, продолжая по инерции отбиваться от его рук, быстро скользящих по всему ее телу. Казалось, они были везде.
— Скотти? — Августа едва не задохнулась, сердце ее неистово билось, по телу волнами пробегала дрожь.
— Ш-ш-ш-ш. Я жду тебя здесь целую вечность. Ты почему так долго? Я уже начал сходить с ума. — Губы его нашли в темноте ее губы. Скотти издал стон голодавшего три дня человека, добравшегося до буфета, и Августа невольно засмеялась.
— Скотти… собрание, — попыталась вставить она в промежутках между поцелуями. Но сама уже расстегнула его ремень и подобралась к пуговице на брюках.
— Напомни, чтобы я никогда больше не носил твои трусики в кармане брюк, — пробормотал Скотти, уткнувшись носом в мягкую кожу ее шеи. — Мне пришлось весь день просидеть за столом. Я пропустил ленч.
Ключи и мелочь, лежавшие в карманах, звякнули, когда брюки упали на пол. Спустив бретельки платья Августы, он расстегнул ей лифчик. Девушка буквально задохнулась от наслаждения, почувствовав, как его жадные губы ласкают ее сосок.
Они, казалось, совершенно обезумели. Сейчас для них не существовало ничего, кроме сжигающей их страсти. Скотти поднял Августу, и она обвила ногами его бедра. Оба изнемогали от желания. Хозяйственный чуланчик вряд ли был когда-нибудь раньше свидетелем такого упоительного восторга и такой безудержной страсти, с которой отдавались друг другу эти двое. Ни один король не знал такого счастья. Ни одна звезда — такого яростного накала. Ни один океан — такой глубины чувств. Еще нигде и никогда на земле желания другого человека не исполнялись так быстро и охотно и наслаждение не правило бал столь полно и безраздельно.
Тяжело дыша, они продолжали прижиматься друг к другу, пока души их медленно возвращались на землю.
— Я люблю тебя, Гасти, — произнес Скотти, едва только смог перевести дыхание. Он жадно вдыхал ее запах, гладил волосы, старался запомнить гладкую кожу и горячее тело. Сегодня днем, думая об Августе, Скотти вдруг понял, что больше всего на свете ему хочется увидеть, как зажигаются восторгом ее глаза, услышать ее смех, почувствовать ее в своих объятиях. — Я люблю тебя, Гасти.
— О Скотти, — пробормотала Августа, проглатывая застрявший в горле ком. — Я тоже люблю тебя, но только я…
Августе хотелось сказать ему, что, если бы это зависело от ее желания, вся его дальнейшая жизнь была бы полна счастья. Он забыл бы, что такое боль, грусть, беспокойство. Никогда не испытал бы ужаса одиночества. Если бы она могла, она наполнила бы каждый день его жизни любовью и нежностью. Радостью и восторгом. Если бы она только могла…
— Что ты только? — переспросил Скотти, с трудом отрываясь от нее.
— Я только хотела, чтобы ты знал, как сильно я тебя люблю.
Обхватив ладонями лицо Августы, Скотти нежно поцеловал ее в лоб.
— Ты слишком много беспокоишься. Ведь все равно нельзя измерить, кто и кого насколько любит.
«Может быть, — подумала Августа, поправляя на себе одежду. — Может быть, проще познать меру терпения и понимания или гнева и отчаяния, которые способен перенести человек. Но если любовь их затмила все остальные эмоции, значит, как-то можно измерить и ее».
— К тому же, — игриво продолжал Скотти, — много ли существует на свете мужчин, которым ты отдала бы свои трусики?
— Ни одного, — твердо ответила она.
— Вот видишь, я знал это. Готова?
— Сначала иди ты. Я до сих пор пытаюсь выровнять дыхание.
Усмехнувшись, Скотти стал шарить в темноте в поисках дверной ручки. Включив свет, он проверил, все ли в порядке с его одеждой, открыл дверь пошире, посмотрел, нет ли кого в коридоре, и только после этого вышел наружу.
— Да, мисс Миллер, — произнес он, протягивая девушке руку. Другой рукой он поправил несколько прядок, выбившихся из ее прически, затем взял под руку, захлопнул ногой дверь чулана и повел ее к конференц-залу. — Я очень, очень рад, что вы смогли выбраться к нам сегодня.
— Ни за что на свете не упустила бы такую возможность, мистер Хэммонд.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей



Хороший роман, но как -то не зацепило.
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри КейЛюдмила
22.05.2012, 18.39





Какой замечательный роман 10б
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кейзлой критик
19.04.2015, 11.04





не знаю почему но не зацепило .хотя роман хороший .
Поцелуй на бис - Маккомас Мэри Кей'Чита
19.04.2015, 22.24








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100