Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Мег, ты будешь моей женой? – очень тихо спросил ее Ричард.
Несмотря на поднявшийся гомон и удивленные восклицания толпы, она слышала каждый звук этих слов.
Его женой. Ричард просит ее стать его женой!
Мег стояла молча, словно окаменев. Каждое мгновение казалось вечностью. Их взгляды впились друг в друга. Казалось, они забыли, что перед ними король, что вокруг толпа любопытствующих. В сердце Мег вдруг появился росток надежды и стал осторожно пробиваться к свету. Мег не позволила радости захлестнуть всю душу. Надо было осмыслить эту перемену чувств. Лишь минуту назад она верила, что ей суждена совсем иная доля, смиряла сердце, готовилась просить разрешения удалиться в монастырь. Минуту назад она подозревала, что отец и король имеют другие планы относительно ее будущего.
Ричард все изменил. Он просил ее руки, невзирая на связанный с ее именем скандал, не думая, что подвергнется осуждению за этот новый союз так скоро после смерти супруги. Просил ее руки перед лицом короля, французской камарильи и всей английской знати. О Боже!
Мег вдруг осознала, что стоит посреди нарядного зала, где Ричард только что сделал ей предложение, что он все еще смотрит на нее и с каждым мгновением выражение его глаз становится тревожнее и тревожнее. Она нахмурилась, не понимая, в чем дело, и вдруг ее осенило – она не дала ему ответ!
Но Мег не успела промолвить и слова, как раздался грозный голос, перекрывший шум блестящей толпы:
– Простите, сир, но я должен выразить протест и заявить, что никто не может жениться на моей дочери без моего согласия, а я, видит Бог, его не даю!
После решительного заявления графа Уэлтона в зале поднялась суматоха, какой невозможно представить в присутствии короля. Стража Эдуарда бросилась к монарху и окружила его, отделяя от криков и толкотни. Сам Эдуард приказал Ричарду, графу Уэлтону и Мег перейти в кабинет, где им будет дана личная аудиенция. Ричард и сам уже уводил Мег из эпицентра скандала, бормоча утешения ей на ухо. Им пришлось разделиться, довольно долго ждать в тревоге и неопределенности, когда их наконец провели в кабинет – просторное и нарядное помещение со светлыми окнами, которое король выбрал для своих личных покоев на время пребывания в замке Танбридж.
Король Эдуард сидел за маленьким столиком у камина. Рядом поместился ближайший друг и конфидент новобрачный Пьер Гавестон, который бросился на помощь к своему сюзерену, как только услышал о переполохе в большом зале. Друзья то и дело наклонялись друг к другу и перешептывались. Посоветовавшись с товарищем, король возвращался к общей беседе.
Ричард и лорд Уэлтон стояли напротив стола, но пока только граф успел высказать свою позицию. Мег отослали подальше от мужчин – к изящно оформленному входу в маленькую часовню, которая примыкала к кабинету. Ей предоставили кресло за столиком с изысканными закусками и предложили отведать угощение. На гостей мужского пола эта любезность не распространялась.
Однако Мег оказалась не в состоянии оценить королевскую учтивость. Спазм стиснул ей горло, о еде даже думать не хотелось. Мег всегда с трудом сдерживала эмоции, когда ей выпадало несчастье видеть или слышать своего отца. Сейчас это «удовольствие» длилось уже четверть часа. Он излагал свои права на нее, и Мег боролась с желанием вскочить и закричать, чтобы он не смел обращаться с ней как с рулоном ткани или домом, который надо продать.
Мег не могла удивляться его коммерческому подходу к браку. Он всегда смотрел на свою дочь только как на предмет сделки – и никак иначе. И все-таки она чувствовала боль, но заставляла себя молчать, молчать, пока хватит сил. Пусть дело идет своим чередом. Она не должна отвлекать Ричарда своими истериками.
– Ваше величество, – сверкая глазами, во второй раз повторил лорд Уэлтон, – это полнейшее нарушение традиций, и я протестую против того, чтобы эта… эта нелепость, которую предложил сэр Ричард, рассматривалась хоть сколько-нибудь серьезно.
– Осторожнее, Уэлтон, – сухо прервал графа король, бросая на него холодный взгляд, – вы позволяете себе ставить под сомнение наши суждения. Сэр Ричард и его семья верой и правдой служили короне много лет. И мы серьезно рассматриваем его ходатайство о союзе с леди Маргарет. Абсолютно серьезно.
– Но, сир, – продолжал настаивать Уэлтон уже более вкрадчивым тоном, – месяц назад мы уже обсуждали с вами будущее моей дочери и пришли к ясному решению. Моя дочь вернется из ссылки, чтобы стать достойной невестой сэру Эктору Торнтону в обмен на… некоторую помощь, которую он оказал мне при усмирении беспорядков в деревне, расположенной поблизости от моих владений в Туайфорд-Кроссинг. – У Мег подкосились колени, она едва сдержала крик отчаяния. – И я знаю, что мне нет необходимости напоминать вам, сир, что сэр Эктор верно служил вашему отцу во время шотландских кампаний. Ему обещана должная награда за его труды во славу Англии.
– Да будет вам известно, Уэлтон, что сэр Эктор уже получил вознаграждение за свою помощь в Шотландии, – резко бросил король. – Мне до сих пор тошно вспоминать об этом. Достойный рыцарь наложил свои руки на все, что смог, вчистую уничтожая целые деревни. Видит Бог, за эти подвиги мы ему ничего больше не должны.
– Сир, – сумел заговорить наконец Ричард, чье лицо после всего услышанного выражало холодную решимость, – я чувствую себя обязанным настаивать, чтобы желания леди Маргарет и ее надежды на благополучное будущее тоже были приняты во внимание. – Он бросил мрачный взгляд на отца Мег, потом снова обратился к королю: – Конечно, я лицо заинтересованное, но мне трудно отделаться от мысли, что из меня получится значительно более подходящий муж для леди Маргарет, чем мерзавец-рыцарь, наживающийся на смерти детей и женщин.
– Сэр, вы выступаете в слишком праведной роли, если принять во внимание ваше собственное сомнительное прошлое, – презрительно фыркнув, вмешался в разговор граф Уэлтон. – Но оставим это. Сейчас я говорю о другом. Запятнанная репутация моей дочери не дает ей права высказывать свое мнение о том, за кого она выйдет замуж. Ее счастье, что сэр Эктор согласился закрыть глаза на то, как бесстыдно она потеряла невинность четыре года назад, отдав ее человеку, недостойному ее положения. Она вела себя как простолюдинка.
Мег вскрикнула. Значит, отец решил подвергнуть ее новому унижению! Однако крика этого никто не услышал. Едва граф произнес свою речь, как Ричард развернулся, схватил Уэлтона за отороченную мехом мантию и прорычал:
– Милорд, вы недостойны того, чтобы произносить её имя!
– Сэр Ричард, – воскликнул король, – держите себя в руках! – Стоящие у дверей стражи бросились разнимать рыцарей.
Мег вскочила на ноги, однако, увидев, что ссора не разгорелась, застыла на месте с похолодевшими руками и тяжелым сердцем. Ей захотелось подойти к Ричарду, но не успела она сделать и пары шагов, как дверь распахнулась. Всех испугало это нарушение этикета.
Король поднялся и гневно воскликнул:
– В чем дело?
Глаза молодого монарха метали молнии, но его тон переменился, как только он узнал вошедших. Махнув рукой, король остановил стражников, которые успели разнять Ричарда с лордом Уэлтоном и бросились к дверям защищать короля от новой угрозы.
– Брат де Виллеруа, – приветствовал Эдуард первого из трех вошедших французских дворян, однако всем было очевидно, что столь бесцеремонное вторжение его рассердило.
Он довольно сухо кивнул двум остальным французам с эмблемой Франции – белой лилией на лазурном фоне. Затем его взгляд, на сей раз более резкий, скользнул к порталу и остановился на четвертом незваном госте – черноволосом крупном мужчине, сопровождавшем лорда Уэлтона в большом зале. Лицо этого человека могло бы быть даже приятным, если бы его не безобразило хищное выражение рта и жестокий блеск глаз.
Сэр Эктор.
Мег инстинктивно догадалась, кто перед ней, догадалась раньше, чем король назвал имя вновь прибывшего. О Боже, вот тот злодей, которого отец назначил ей в мужья!
После ссоры с лордом Уэлтоном Ричард остался стоять у королевского стола, гнев его не утих, но он старался взять себя в руки, однако теперь он бросился к Мег, взял ее за руку и встал между ней и только что явившимся претендентом на ее руку.
– Друг мой, чему мы обязаны удовольствию видеть вас в час нашего уединения? – задал вопрос король, тоном и позой выражая неуместность их появления.
– Ваше величество, нам только что стал известен весьма… прискорбный факт, – с сильным французским акцентом проговорил тот, кого звали де Виллеруа. – Нас очень обеспокоило то, что вы, сир, не сообщили об этом сами. Мы были вынуждены воспользоваться другими источниками.
Мег заметила, что сэр Эктор, который занял место рядом с ее отцом, при этих словах обменялся с ним понимающими взглядами. У Мег сжалось сердце. Ричард успокаивающе стиснул ее пальцы.
– Мы выражаем надежду, что вы окажете милость и немедленными действиями исправите это упущение, – закончил де Виллеруа и выжидающе посмотрел на короля.
– Ну и в чем там дело? Мы не можем рассматривать вашу жалобу, не узнав, в чем она состоит, – ворчливо отозвался Эдуард.
Де Виллеруа, нисколько не напуганный недовольной миной юного короля, ответил:
– Нас поставили в известность, что при дворе вашего величества присутствует один из рыцарей-тамплиеров. Фактически он находится прямо в этих покоях. Король Филипп уверил нас в вашей готовности содействовать нам в вопросе о тамплиерах, ибо его величество король Франции знает, какое уважение вы питаете к нему как к отцу вашей нареченной невесты Изабеллы Французской.
Король Эдуард молчал. Инквизитор не сводил с него тяжелого взгляда.
– Мы ждем от вашего величества, что указанный рыцарь будет препровожден в нашу тюрьму, чтобы мы смогли начать допрашивать его о нечестивых действиях, тайно совершаемых членами братства тамплиеров.
Каждое слово де Виллеруа камнем падало в душу Мег. Ей казалось, чья-то безжалостная рука сжимает ей горло, не давая дышать. Она видела лицо Ричарда, на котором играли желваки, пока он в упор смотрел на человека, стремящегося арестовать его по обвинению в ереси и пытать в застенках инквизиции.
Ей хотелось кричать. «Нет! Вы не смеете к нему прикасаться!» Мег сдержалась только ради Ричарда, который успокаивающим пожатием призывал ее к стойкости, показывал, что они вместе преодолеют эту бурю, как уже не раз преодолевали другие несчастья.
Дальше события развивались так. Никто не успел и слова сказать, как король Эдуард встал на защиту Ричарда, а заодно и на свою защиту:
– Боюсь, брат, что ошибаетесь именно вы. Мы заверяем вас, что ни здесь, ни вообще при дворе нет никого, кто соответствовал бы этому описанию.
Казалось, де Виллеруа на мгновение растерялся, но тут же стал возражать:
– Прошу прощения, сир, но мне сообщили, что здесь находится некий сэр Ричард де Кантер, человек, который еще три месяца назад состоял в рядах тамплиеров. Если, конечно, мой источник не ошибается.
– «Состоял» – это правильное слово, – отпарировал Эдуард. – Сэр Ричард де Кантер уже не тамплиер.
– Ах вот как, – выразительно протянул де Виллеруа. – Однако даже прежняя служба у тамплиеров – достаточная причина для допроса. Думаю, сир, вы согласитесь со мной в этом вопросе, особенно если учесть причину нашего визита в вашу прекрасную страну. Мы ищем доказательства проникновения ереси в братство храмовников здесь, в Англии, как уже обнаружили их во Франции. А допрос людей, которые состоят или состояли в ордене, – это лучший способ достичь цели.
При этих словах Ричард выпустил руку Мег и шагнул вперед – он был больше не в состоянии терпеть разглагольствования этого ханжи.
– Преступления, о которых идет речь, совершены не тамплиерами, брат, – с трудом сдерживая гнев, произнес Ричард. – Это вы и вся французская инквизиция совершаете зверства, истязая невинных людей, чтобы получить ложные признания.
Инквизитор медленно-медленно повернулся к Ричарду:
– Действительно невинные люди не признаются в преступлениях даже под самым сильным принуждением, сэр. Поэтому мы и применяем такие методы.
– Вы применяете столь жестокие пытки, что любой человек сознается во всем, что вы ему скажете, только бы прекратить муки, – с запальчивостью воскликнул Ричард.
– Будьте по крайней мере честными в этом вопросе. Вам, брат, не требуются: доказательства вины или невиновности. Вам нужно сломать человека, чтобы лживыми путями получить аргументы, которые помогут королю Франции уничтожить орден тамплиеров.
Де Виллеруа саркастически приподнял бровь, но в его глазах сверкала неподдельная злоба.
– Уверяю вас, сэр Ричард, лично я получу большое удовольствие, доказывая вашу невинность или вину.
– Достаточно! – резко оборвал речи инквизитора Эдуард и вскочил на ноги. – Мы полагаем, брат, что сэр Ричард не может подвергаться допросу, и мы не позволим далее обсуждать это.
– Сир, хорошо подумайте, прежде чем принимать решение. Я уверен, вы понимаете, сколь многое от вас зависит.
Инквизитор говорил спокойным, размеренным тоном, но за каждым его словом скрывалась угроза – разрыв помолвки между королем Эдуардом и Изабеллой Французской.
Чтобы унять страх, Мег постаралась дышать ровнее. В комнате повисла тяжелая тишина, полная ощущения нарастающей опасности. Казалось, опасность заполнила каждый уголок, парализовала каждого человека. Мег обвела взглядом мужчин, которые словно бы разделились на воюющие армии, каждая из которых стремилась одержать верх над другой. Ее взгляд упал на фаворита Эдуарда, Пьера Гавестона, сидящего за столом в центре комнаты слева от короля. Мег видела, что Пьер наблюдает за происходящим с молчаливым любопытством – рассматривает Ричарда, переводит взгляд на инквизитора, потом на лорда Уэлтона и на короля. Вдруг он откинулся в кресле и, ко всеобщему удивлению, громко заговорил:
– Милорды… и леди, – он поклонился в сторону Мег, признавая ее присутствие, – мы зашли в тупик, так сказать, в impasse, относительно ранее поднятого вопроса о замужестве леди Маргарет и недавно возникшей проблемы принадлежности сэра Ричарда к ордену тамплиеров. Прошу вас простить мою дерзость, но я хотел бы внести предложение, способное разрешить все противоречия к общему удовлетворению.
На лице короля Эдуарда отразилось явное облегчение. Он снова опустился в кресло и с нежной благодарностью посмотрел на Пьера.
– Ну конечно, друг мой. Говорите, говорите! – улыбаясь поощрил Эдуард. – Мы будем очень рады выслушать любые соображения о том, как нам разрешить эти проблемы.
– С удовольствием, – отвечал Пьер Гавестон, наслаждаясь оказанным ему вниманием.
Он подался вперед и принял горделивую позу. Мег припомнила, что в юности несколько раз видела Пьера при дворе. Он только-только добился дружбы и восхищения короля, но и тогда уже любил пребывать в центре внимания.
– Существует древний обычай. В последнее время доблестные рыцари, такие как сэр Ричард де Кантер, стали о нем забывать. – Пьер слегка склонил голову в сторону Ричарда. – Так вот, этот обычай дает возможность установить вину или невиновность. Ведь брат де Виллеруа стремится как раз к этому?
Он поклонился французскому инквизитору и замолчал, выдерживая драматическую паузу. Однако король Эдуард был явно не в настроении потакать кому-либо в такое время, даже своему фавориту.
– О чем ты говоришь, дорогой? И как можем мы воспользоваться этим обычаем, чтобы разрешить стоящую перед нами дилемму? – с нотой сварливости спросил Эдуард.
Раздражение, прозвучавшее в его голосе, показывало, насколько события дня истощили королевское терпение.
– Это великий обычай под названием «спор боем», или поединок, – значительным тоном провозгласил Пьер Гавестон.
На его лице сияла неподдельная гордость за собственную сообразительность и радостная надежда стать свидетелем воинских подвигов, в которых и сам он умел отличиться.
– В случае, который требуется разрешить, наши французские собратья выставят своего лучшего бойца для поединка с сэром Ричардом де Кантером. Так будет доказана его вина или невиновность. Если сэр Ричард сумеет одержать победу, он будет признан невиновным без всякой нужды в дальнейших допросах. Дополнительным призом ему послужит рука леди Маргарет. Если же сэр Ричард потерпит поражение, его отдадут в руки инквизиции. Они смогут допросить его по своему усмотрению, а лорд Уэлтон сохранит право выдать свою дочь замуж по собственному разумению, то есть он сам выберет ей жениха.
Мег почувствовала дурноту. Она словно окаменела. Не помогла и рука Ричарда, обвившая ее талию, хотя рыцарь явно хотел поддержать ее и успокоить.
– Нет, сэр, – хрипло возразил Ричард. – Вы не можете серьезно предлагать такой исход. Леди Маргарет – не военный трофей, который переходит из рук в руки.
– Вы так боитесь поражения, сэр Ричард, что отказываетесь даже рассматривать возможность поединка? – с насмешкой спросил брат де Виллеруа.
– Можете быть спокойны, я не боюсь боя. Меня возмущает другое! – прорычал Ричард. Мег видела, какой бешеный взгляд он бросил на инквизитора, казалось, он был способен убить на месте брата де Виллеруа. – Я не сомневаюсь в своем искусстве владения мечом и, безусловно, смогу победить любого, самого опытного воина, которого сумеет выставить инквизиция. Но я не допущу, чтобы леди Маргарет служила призом победителю. Это бесчестно. Она – благородная леди, а не рабыня, чтобы ее продавали или ставили на кон.
– Так, значит, вы не станете сражаться за нее, сэр Ричард? – с вызовом в голосе воскликнул сэр Эктор и бросил на противника презрительный взгляд. Затем он посмотрел на Мег и проворчал себе под нос: – А я бы стал. Хотя, должен признаться, не за ее честь, а чтобы не тратить силы на уламывание и принуждение к…
Сэр Эктор не успел закончить фразу. Кулак Ричарда врезался в его челюсть с такой сокрушительной силой, что сэр Эктор рухнул на пол и пролетел изрядное расстояние по отполированным плитам. Правда, он тут же вскочил на ноги, собираясь броситься на Ричарда и отомстить за унижение, но стражники, которым король подал знак прекратить потасовку, удержали его на месте.
– Сэр Ричард, еще один подобный выпад – и к вам применят физическую силу, – резко бросил король и перевел гневный взгляд на сэра Эктора. Тот пытался сбросить с себя руки удерживающих его стражников и стереть с разбитого лица кровь. – А что касается вас, сэр, то такие оскорбительные высказывания недопустимы и неблагородны. Мы не станем потворствовать подобному поведению и должны сказать вам, что, если бы не наше глубочайшее уважение к лорду Уэлтону, чье попечительство мы ценим чрезвычайно высоко, мы бы удалили вас из этих покоев и вообще от нашего двора за столь неприглядную выходку.
Сэр Эктор проявил мудрость и воздержался от речей, но смотрел на Ричарда с такой злобой, как будто хотел вцепиться в него прямо на месте.
Ричард никак не отвечал на эти огненные взгляды, но Мег чувствовала, что гнев его не утих и возмущение по-прежнему кипит у него в крови, хотя внешне это никак не проявлялось. Ричард ровно дышал и спокойно следил за происходящим. Мег удивлялась его самообладанию: ведь дело шло о его жизни, а фактически и о ее жизни тоже.
Ее собственное сердце колотилось с удвоенной силой. Предчувствие ужасных событий заставляло ее дрожать, но надо было слушать короля, который продолжал:
– Мы не можем более обсуждать эти вопросы, не возбуждая в наших подданных злобу и не порождая насилия. – Эдуард покачал головой. – Честно говоря, мы не видим другого выхода из этой коллизии – хотя и его нельзя назвать удовлетворительным, – кроме такого, как предложил наш брат лорд Корнуолл. – Король сделал непроницаемое лицо в знак окончательности своего решения и резким тоном обратился к французскому инквизитору: – Брат де Виллеруа, вы считаете так называемый спор боем приемлемым с точки зрения инквизиции, да или нет?
– Да, – после короткой паузы ответил француз. На его узком лице отражалось высокомерное презрение к происходящему. – Но при условии, что у нас будет достаточно времени, чтобы подыскать и выставить своего бойца для этого поединка. Мне говорили, что рыцари-храмовники являются элитой этого братства. Сэр Ричард наверняка в совершенстве владеет искусством боя на мечах. Следует найти ему достойного противника. На это нужно время. Пусть будет неделя.
Король коротко кивнул и перевел взгляд на лорда Уэлтона:
– А что скажете вы, милорд? Вы согласны принять условия поединка в том виде, в каком их высказал наш дорогой брат лорд Корнуолл в части, касающейся леди Маргарет? То есть она достается в жены сэру Ричарду, если он окажется победителем, и останется с вами, если сэр Ричард потерпит поражение?
Лорд Уэлтон был явно разгневан, но сдержал свое раздражение и ответил королю так:
– Сир, не могу выразить вам своего разочарования. Я хочу, чтобы вы знали: если сэр Ричард одолеет своего противника, я буду вынужден искать другие пути вознаграждения для сэра Эктора за помощь, оказанную мне и, могу добавить, короне в деле при Туайфорд-Кроссинг. Подобное вознаграждение требует значительных средств и является грузом, который я не в состоянии нести в одиночку.
– Перестаньте жаловаться, граф, и просто ответьте на вопрос: согласны вы принять результаты поединка на тех условиях, которые предложил наш дорогой друг, или нет? – настойчиво проговорил король Эдуард, пресекая все попытки Уэлтона поживиться золотом короны.
– Да, я согласен и приму любой исход поединка, – сердито помолчав, процедил лорд Уэлтон и окинул Ричарда и Мег взглядом, полным ненависти и злобы. – И если все окончится так, как я надеюсь и о чем молюсь, братья тамплиеры окажут мне еще одну важную услугу за последние четыре года, – с жестокой усмешкой добавил он.
Лицо Мег сделалось белым как мел. Ричард напрягся. Он тоже понял, на что намекает этот безжалостный человек.
– Осторожнее, милорд! – прорычал Ричард с бесстрастным выражением лица. Мег, которая так хорошо его знала, поняла, насколько опасен этот тон при внешней сдержанности. – Иначе я, пожалуй, закончу дело, которое прервали эти доблестные стражи несколько минут назад. Не стоит испытывать мое терпение.
Король хмурился, недовольный, что ссора не утихает, а взаимные обвинения и оскорбления продолжаются. Однако, стремясь разрешить дело как можно скорее, он промолчал. Повернувшись к Ричарду, он задал ему тот же вопрос, что и остальным участникам тяжбы. По взгляду Эдуарда было ясно, что в этом случае он расценивает свой вопрос как чистую формальность.
– А что скажете вы, сэр Ричард, на это предложение? Согласны ли вы вступить в поединок с бойцом от инквизиции, чтобы доказать свою невиновность?
– При некоторых условиях.
Король явно не рассчитывал на подобный двусмысленный ответ. Он тихо выругался себе под нос и с раздражением обратился к Ричарду:
– При каких, черт вас подери? При каких?
– Условия касаются леди Маргарет, – твердо ответил Ричард, которого не смущал столь выраженный королевский гнев. – Ваше величество, я отказываюсь ставить ее будущее в зависимость от исхода поединка. Если будет соблюдено это условие, я согласен, – закончил Ричард, прямо глядя в глаза своему сюзерену.
– Это неприемлемо! – Король с раздражением топнул ногой. – Остальные согласились именно на эти условия, и сейчас мы объявляем, что будет так, как предложил наш друг лорд Корнуолл, ибо нам не удалось отыскать другого решения относительно замужества леди Маргарет Ньюком. Вы желаете жениться на ней, Уэлтон хочет отдать ее руку другому. Доверьтесь своему королю и не заставляйте нас делать выбор между вами и графом. Примите условия. Нам пора заканчивать эту аудиенцию.
– А если я не соглашусь? – все так же бесстрастно задал вопрос Ричард.
Король Эдуард окинул его огненным взглядом.
– Если, сэр Ричард, вы не согласитесь, тогда у нас не будет выбора. Мы передадим вас инквизиции для выяснения вопроса о вашей невиновности, что будет соответствовать желанию нашего будущего тестя, короля Филиппа. Тогда леди Маргарет Ньюком по необходимости перейдет под опеку своего отца, который, если я не ошибаюсь, через непродолжительное время выдаст ее замуж за сэра Эктора. – Король смотрел на Ричарда, и в его взгляде читалось понимание и сочувствие, которые смягчали суровый смысл его слов. – Вы ничего не выиграете, сэр Ричард, а можете проиграть многое из того, что вам дорого. Решайте быстрее, и давайте закончим с этим делом.
Мег стояла рядом с Ричардом. Сердце ее обливалось кровью от сочувствия к этому рыцарю, ибо она понимала – у него нет выбора. От его решения сейчас зависела и его, и ее жизнь. Она видела, как заходили желваки у него на лице, когда он с силой сжал челюсти, осознав, как и она, что из этой ловушки нет выхода.
Ричард посмотрел на Мег, и она прочитала в его взгляде любовь и горечь. Отступление далось ему нелегко, но Мег всем своим видом постаралась выразить ему самое горячее участие. Ричард обратился к королю Эдуарду:
– Хорошо, сир. Я вынужден согласиться.
– Решено, – воскликнул король, но на его лице осталось прежнее беспокойство.
В королевских покоях наступила тишина. Мужчины враждебно смотрели друг на друга, причем Ричард служил предметом ненависти и графа Уэлтона, и де Виллеруа.
– Раз дело завершено, мы позволим себе пожелать вашему величеству спокойной ночи, – с лицемерной улыбкой поклонился де Виллеруа и вместе со своими соотечественниками стал пятиться к двери.
– Спасибо, брат, но помните: у вас есть неделя. Тем временем сэр Ричард останется с нами в замке Танбридж. Ровно через неделю в этот же день вы должны представить его противника. Если этого не произойдет, я буду считать сэра Ричарда свободным.
– Вам не о чем беспокоиться, ваше величество, – с некоторым высокомерием отвечал де Виллеруа уже от двери. – Вы можете на нас положиться.
Потом Эдуард простился с графом Уэлтоном и сэром Эктором, которые явно остались недовольны решением короля. Не имея возможности возражать, они покинули королевский кабинет. Пьер Гавестон тоже откланялся под тем предлогом, что его молодая жена слишком долго пребывала в одиночестве. Таким образом, с королем остались только Ричард и Мег. К своему удивлению, Ричард понял, что именно это соответствовало желанию Эдуарда. Король заговорил:
– Сэр Ричард, леди Маргарет, теперь мы остались одни и можем обсудить некоторые подробности, касающиеся нынешнего затруднения.
Эдуард вышел из-за стола и сделал знак Ричарду и Мег следовать за ним в часовню. Они вошли в прохладный сумрак святилища. Король мотнул головой в сторону кабинета, где у дверей по-прежнему стояли часовые, и объяснил:
– Мы желаем обсудить эти подробности вдали от любых ушей. Нам не нужны лишние разговоры.
Ричард поклонился и пробормотал слова благодарности. Так же поступила и Мег. Вместе с Эдуардом они тесной группой стояли перед алтарем, но из почтения к королю Ричард не касался даже руки Мег, хотя ему больше всего хотелось заключить ее в объятия, успокоить, поддержать, рассказать ей о своей любви.
Вместо этого он вынужден был ждать, пока Эдуард заговорит. А король молча смотрел на освещенный свечами алтарь, на распятие у стены. Ричарду пришло в голову, что Эдуард выглядит усталым и обессиленным. Бремя королевской власти легло слишком тяжелым грузом на его неокрепшие плечи, но он делал что мог.
Наконец со вздохом, который как будто подтвердил наблюдения Ричарда, король отвернулся от распятия и посмотрел на молодых людей с неожиданной мягкостью.
– Вы любите друг друга. Я это понял. Однако, к несчастью, одна только любовь не может править королевством. Если бы могла, вы бы сейчас произносили брачные обеты, а не готовились к грядущему через неделю поединку. – Он рассеянно улыбнулся. – Тем не менее королевский сан предоставляет некоторые возможности за гранью политической необходимости. Возможно, они невелики, но все же способны скрасить вам эту неделю.
– Сир?.. – с недоумением произнес Ричард, не понимавший, к чему клонит король.
Мег придвинулась на шаг к возлюбленному, и он взял ее за руку, но это пожатие осталось скрытым от короля – переплетенные руки прятались в складках широкой юбки Мег.
– Частью соглашения являлось условие, по которому вы, сэр Ричард, останетесь в замке и не будете покидать, его в течение всей недели до самого поединка.
– Да, и я признал это условие, ваше величество.
– Однако мы не давали никаких обещаний относительно того, где именно вы будете содержаться и насколько и эту неделю будет ограничена ваша свобода. – Выражение королевского лица стало мягче, хотя по-прежнему оставалось серьезным. Он добавил. – Наше намерение состоит в том, чтобы предоставить вам все возможности для подготовки к будущему поединку. Вы будете оставаться под надзором, но стража не станет препятствовать вам в тренировках и не позволит другим мешать вам.
Ричард почувствовал, как Мег стиснула его ладонь. Сам он ощутил прилив благодарности к своему бывшему воспитаннику.
– От всего сердца благодарю вас, ваше величество. Я не нахожу слов, чтобы выразить свою признательность.
Король кивнул и все так же торжественно продолжал:
– Кроме того, я решил, что вы не будете помещаться в казармах вместе с моими солдатами. Вам предоставят небольшое, но уединенное помещение в западном крыле замка. В нем имеются все необходимые удобства, так что предстоящая неделя не покажется вам тяжелой. – Эдуард окинул молодых людей выразительным взглядом, смысл которого стал понятен из последовавших за ним слов: – Комната меблирована как спальня для новобрачных, если кому-нибудь придет в голову так ее оценить.
Ричард услышал, как Мег резко вдохнула воздух. У него самого от волнения стиснуло грудь. Он посмотрел на прекрасное лицо возлюбленной, на котором играли блики свечей и отражалось то же изумление, что и на его собственном. Ричард хрипло проговорил:
– Ваше величество, я не знаю, что и сказать…
– Не нужно ничего говорить, – ответил король, задумчиво глядя на эту пару, и в его глазах читалась та мягкость и чувствительность, которая прежде так раздражала его властного отца. – Мы не можем соединить вас официально, как вам бы того хотелось, – продолжал Эдуард. – Но в нашей власти по крайней мере дать вам свое благословение, ибо мы верим, что между вами существует истинный союз сердец, не менее прочный, чем тот, который освящен брачными обетами. Поступайте как знаете в отведенное вам время. Мы, разумеется, верим, что правда восторжествует, и все же никто не в состоянии знать, каким будет грядущее.
– Благодарю вас, ваше величество, – прошептала Мег, запинаясь от волнения. – Вы преподнесли нам бесценный дар.
– Любовь всегда дар, леди Маргарет, – признал король со странной полуулыбкой, – и его надо хранить до последнего вздоха. – Помолчав, он слегка кивнул и закончил: – Сейчас я вас оставлю, можете провести несколько минут наедине, но знайте, до дня поединка мы больше не встретимся. Я буду за вас молиться. Да пошлет вам Бог в своей бесконечной милости душевный мир и согласие.
Ричард поклонился монарху, а Мег присела в глубоком реверансе. Король вышел из часовни, прикрыл за собой дверь, но они слышали его распоряжения: предоставить им время для беседы с глазу на глаз, потом препроводить каждого в отведенные ему покои, а вещи доставить в западное крыло.
Наступила тишина. Мягко мерцали свечи. В воздухе висел аромат ладана, создавая атмосферу мира и святости момента. Ричард приподнял ладонь Мег, которую сжимал в руке, и поцеловал ей пальцы.
– Ну вот, миледи. Наконец мы вместе, вдвоем.
– Да, – прошептала она, посмотрела на переплетение пальцев, затем подняла взгляд к его глазам, в которых отражались огоньки свечного пламени.
– Вдвоем в таком священном месте… – продолжал Ричард.
– Здесь так спокойно, – согласилась Мег, не понимая, куда клонит Ричард.
Он улыбнулся:
– А ведь вы так и не ответили на вопрос, который я задал вам в зале.
Тут Ричард заметил, как по лицу Мег пробежала тень. На мгновение она прикрыла глаза ресницами.
– Вы попросили меня выйти за вас замуж. – Голос Мег внезапно охрип.
– Попросил. Но не получил ответа.
Мег посмотрела прямо ему в глаза. Казалось, их блеск развеял царящий в часовне полумрак.
– Вы же знаете, Ричард, я была удивлена. Если хотите знать правду, в тот момент, когда вы заговорили, я как раз готовилась испросить у короля разрешение уйти в монастырь.
– В монастырь? – нахмурился Ричард. – Вы хотите стать монахиней?
– Не хочу. Но это чистое и святое предназначение. – Мег все не отводила глаз от лица Ричарда. – Тогда мне казалось, что у меня нет выбора. О Господи! Неужели вы не понимаете, что последние дни были для меня настоящей пыткой? Я думала только о том, что через несколько дней мы расстанемся с вами навсегда, а вас, казалось, это вовсе не занимало. Я решила посвятить себя Богу, чтобы не влачить одинокую, безрадостную жизнь. Или еще хуже – стать женой другого человека.
Ричард с любовью смотрел на Мег, вновь переживая боль, которую пришлось пережить ей, и восхищаясь ее стойкостью.
– Простите меня, мадам, – прошептал он. – Простите за страдания, которые я вам причинил. Их могло бы не быть, признайся я вам в своих намерениях раньше.
– Так почему же вы этого не сделали? – спросила Мег, и в ее прекрасных глазах блеснули слезы. – Почему позволили мне поверить, что не замечаете пропасти, которая росла между нами?
– Тогда мне казалось, что у меня нет выхода. В тот вечер в Хоксли-Мэнор, когда я пришел к вам в комнату, желая понять причину вашей внезапной перемены ко мне, я дал обещание не делать попыток заставить вас изменить свои убеждения, не стараться повлиять на вас каким-либо образом. – Он провел пальцем по гладкой, как атлас, ладони Мег. – Вы помните?
Мег кивнула и нахмурилась:
– Да.
– Я не мог изменить своему слову. – Уголки его рта чуть заметно приподнялись. – Да вы и не позволили мне говорить. Я отлично видел, что в тот момент вы не были готовы выслушивать мои признания. И вот я решил проявить терпение и сделать вам предложение перед лицом короля, тогда бы вы поняли силу моей любви и поверили, что мы созданы друг для друга.
Мег покраснела.
– Но разве вы не понимаете? Я не хотела ставить вас и ложное положение. Боялась скандала. А теперь вас ждет поединок… – Мег глубоко вздохнула. – Ричард, я в ужасе от угрожающей вам опасности. Вот к чему привели наши отношения.
Пытаясь справиться с чувствами, Мег отвернулась, но Ричард успел заметить, как по ее щеке скатилась слеза. Он мотнул головой, словно отгоняя слабость, взял Мег за подбородок и повернул ее лицо к себе.
– О, мадам, вы же знаете, что смерть для меня не страшнее мысли, что в моей жизни не будет вас! – Хрипло проговорил он, глядя прямо в затуманенные глаза Мег. – И мире нет ничего, что могло бы остановить меня в борьбе за ваше сердце! Мег, вы моя жизнь, а все остальное не имеет никакого значения.
Глаза Мег наполнились новыми слезами, но на сей раз слабая улыбка изогнула прекрасные губы.
– Так что вы скажете, Мег? Вы принимаете мое предложение здесь и сейчас? Я предлагаю вам стать моей женой в своем сердце, по крайней мере до той поры, когда мы сможем пожениться официально, когда все беды останутся позади.
– Да, Ричард, я выйду за вас замуж, – наконец ответила Мег. – Я тоже даю вам слово.
Ричард торжественно поклонился, за руку подвел ее к алтарю, прекрасному в своей изысканной простоте, взял обе ладони Мег в свои руки и произнес:
– Здесь, перед этим распятием, я заявляю о своей любви к вам, леди Маргарет Ньюком. Я отдаю вам самого себя и все, что я имею или буду иметь с этой минуты и до самой смерти. И в этом я клянусь вам.
Глаза Мег сверкали отражением алтарных свечей. На губах ее расцветала счастливая улыбка. В ответ на слова Ричарда она негромко произнесла собственную клятву:
– И я признаюсь вам в любви, сэр Ричард де Кантер. В моем сердце никогда не будет места другому, ибо я полностью отдаюсь вам на веки вечные. В этом я клянусь вам и скрепляю свое обещание… поцелуем.
Мег подняла к Ричарду лицо. Он склонился к ней и нежно коснулся ее губ. Влюбленные слились в бесконечном поцелуе, от которого в жилах вспыхнула кровь, разожгла желание и сделала его почти нестерпимым. Ричард едва устоял на ногах. Наконец они разомкнули объятия. Ричард не отводил взгляда от глаз возлюбленной, которая в этот миг казалась ему воплощением любви и красоты, но неудовлетворенная страсть только разгоралась.
Он должен излить на нее всю силу своей любви, чтобы Мег смогла ощутить глубину его чувств. И он хотел получить ее всю, чтобы любить так же, как он любил ее прекрасное сердце. И это будет. Этот поцелуй – лишь залог грядущего рая. Да, сейчас они оба стоят перед вратами адской неопределенности, но все же им был дарован этот драгоценный миг единения, и Ричард не хотел терять ни единой секунды краткого свидания.
– До вечера, любовь моя, – сдерживая нахлынувшие чувства, прошептал он, взял ее лицо в свои ладони и осторожно поцеловал чистый высокий лоб.
– До вечера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100