Читать онлайн Леди в алом, автора - Маккол Мэри Рид, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди в алом - Маккол Мэри Рид бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 6)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди в алом - Маккол Мэри Рид - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди в алом - Маккол Мэри Рид - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккол Мэри Рид

Леди в алом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Фиона подтащила свой дорожный сундук к высокому стрельчатому окну спальни. Возможно, ей удастся убежать, выпрыгнув из него. От волнения, граничившего с паникой, Фиона была близка к обмороку. Она прерывисто дышала, ее сердце бешено колотилось. Взобравшись на деревянный сундук, Фиона встала на узкий выступ окна. Ей было страшно смотреть вниз, на вымощенный булыжником внутренний двор замка.
В этот момент дверь комнаты с грохотом распахнулась и в помещение ворвался разгоряченный Дрейвен с окровавленным мечом в руках. Его всегда тщательно уложенные волосы были растрепаны, лицо заливал пот, рубашка была разорвана на груди.
— Вы пойдете со мной! — крикнул он и, стащив Фиону с окна, повлек за собой.
Его железные пальцы впились в плечо Фионы и крепко держали. Она знала, что ей не вырваться из его сильных рук. Дрейвен тащил Фиону в главный зал замка.
— Этих проклятых бандитов интересует, где вы сейчас находитесь, — сообщил он на ходу. — Вот я и хочу показать вас им. Что вы на это скажете?
Фиона пролепетала что-то нечленораздельное. Они быстро миновали коридор и вошли в огромный зал, где царил настоящий хаос. Фиона оказалась в центре настоящего сражения. Мужчины бились не на жизнь, а на смерть, скрещивая в ожесточенной схватке клинки своих мечей. Повсюду слышались крики, стоны и лязг металла. Эти звуки эхом отдавались в сводчатом помещении зала. Всю сцену освещали золотистые лучи закатного солнца, проникавшие сюда через высокие застекленные окна. Стекло стоило очень дорого, однако Дрейвен мог позволить себе такую роскошь.
Дрейвен тащил Фиону вдоль стены, чтобы избежать нападения сзади. Он держал обнаженный меч наготове и бдительно следил за всем, что происходило вокруг. Противники были так поглощены боем, что не обращали на них никакого внимания. Вскоре Дрейвен вывел Фиону из донжона во внутренний двор замка. Здесь тоже шел бой.
Фиона вдохнула полной грудью свежий воздух и стала испуганно озираться вокруг, пытаясь понять, что происходит. Она узнала стражников Дрейвена по одежде. Но с кем они сражаются? Судя по всему, напавшие на замок люди не были профессиональными воинами. Это была скорее армия разношерстных оборванцев.
Внезапно ее внимание привлек рыжеволосый верзила, сражавшийся с одним из стражников, стоя спиной к Фионе. А когда он обернулся, Фиона возликовала. Уилл! Фиона быстро окинула взглядом поле боя и, к своей радости, увидела еще несколько знакомых лиц. Здесь были Клинтон, Руфус, Грейди и другие приятели ее брата. И тут Фиона все поняла. Разбойники давно уже планировали нападение на замок Дрейвена, и теперь их замысел осуществился.
Внезапно Дрейвен грубо дернул ее за руку и, что-то прорычав, ускорил шаг. Однако Фиона начала упираться, не желая идти дальше. Она в отчаянии озиралась вокруг, стараясь отыскать глазами в толпе Брэдана. Фиона так надеялась, что он остался в живых и сражается сейчас на стороне своих друзей.
Но Брэдана нигде не было видно, и это наводило Фиону на тяжелые мысли. Если бы ее возлюбленный был цел и невредим, он непременно оказался бы в гуще событий. Брэдан больше, чем кто-либо другой, стремился одержать верх над Дрейвеном ради торжества справедливости. Он хотел восстановить свое доброе имя. Неужели стражники действительно убили его по приказу дяди? От этой мысли острая боль пронзила сердце Фионы.
Без Брэдана жизнь теряла всякий смысл. Ее снова охватило безразличие, и она послушно последовала за Дрейвеном. Теперь Фионе было все равно, что с ней произойдет. Дрейвен мог делать с ней все, что ему заблагорассудится. Пусть он мучает ее, втаптывает в грязь, продает другим мужчинам…
Дрейвен между тем почувствовал перемену в настроении Фионы. Ее тело обмякло, и она почти висела у него на руке. Ему было тяжело ее тащить. Остановившись, он удивленно посмотрел на нее.
Их внезапная остановка привлекла внимание окружающих. Фиона заметила, что к этому времени бой уже начал стихать, хотя некоторые еще продолжали сражаться. Все, что происходило вокруг, Фиона воспринимала как дурной сон. Она ловила на себе взгляды разбойников и стражников. Шум постепенно стихал. Несмотря на охватившее Фиону безразличие, в глубине души ее вспыхнула радость, когда она поняла, что восставшие одержали победу.
Вдруг со всех сторон вновь послышались громкие крики. Это заметившие Дрейвена разбойники предупреждали друг друга о том, что владелец замка собрался бежать, прихватив с собой заложницу. На Дрейвена, крепко державшего Фиону, начала надвигаться плотная толпа восставших. Ему ничего не оставалось делать, как, пятясь, снова вернуться в главный зал донжона.
Дрейвен и Фиона остановились у небольшого возвышения, окруженного балюстрадой. Здесь во время пиров стоял стол хозяина замка, за которым он принимал почетных гостей. Отсюда Дрейвен следил за остальными гостями, пировавшими в зале.
Но по иронии судьбы сегодня он вынужден был находиться в этом зале со своими непрошеными гостями, разбойниками, которые с налитыми кровью глазами надвигались на него, грозя оружием.
Внезапно Дрейвен схватил Фиону и приставил к ее горлу лезвие меча. Фиона застыла, похолодев от ужаса.
— Я требую, чтобы все отошли от нас и дали нам возможность беспрепятственно покинуть помещение, иначе я убью эту женщину, — заявил Дрейвен.
Фиона машинально вздернула подбородок, чувствуя, что в подтверждение своих слов злодей крепче прижал клинок к ее горлу, лезвие царапало ей кожу.
Уилл стоял неподалеку от Фионы. Она видела, как высоко вздымается его грудь от неровного дыхания. Беспокойство промелькнуло в глубине его глаз, однако он быстро взял себя в руки и подмигнул сестре, чтобы подбодрить.
— Нет, Дрейвен, мы не намерены подчиняться твоим приказам! — крикнул он, выступая вперед. Уилл переложил обнаженный меч в левую руку, приготовившись выхватить кинжал из голенища сапога, если это понадобится. — Это ты будешь делать то, что мы прикажем. Отпусти эту женщину, не совершай нового преступления, за которое тебе придется ответить. И без этого на твоей совести слишком много злодеяний.
Дрейвен холодно рассмеялся, и Фиона содрогнулась от страха. На мгновение ей показалось, что он снова подчинил ее своей власти.
— Неужели ты всерьез думаешь, что я буду подчиняться приказам такого негодяя, как ты, Синглтон? — высокомерно бросил Дрейвен. — Теперь я вижу, что прежде относился к тебе слишком снисходительно. Мне давно уже следовало поймать тебя и наказать по заслугам. Впрочем, я скоро исправлю свою ошибку. А сейчас прикажи своим людям отступить от меня на несколько шагов.
— Я не смог бы сделать это, Дрейвен, даже если бы захотел. Посмотри внимательно, тебя окружают не только мои люди.
Фиона поняла, что брат пытается отвлечь внимание Дрейвена, и затаила дыхание, приготовившись действовать.
— Да, здесь есть и мои люди! — воскликнул Клинтон Фолвилл.
Выйдя из толпы, он встал рядом с Уиллом.
— И мои тоже, — подал голос детина с сердитым лицом, испещренным оспинами.
Растолкав локтями стоявших вокруг разбойников, он вышел вперед. Фиона почувствовала, как рука Дрейвена, крепко державшая ее за талию, судорожно напряглась. Лезвие меча дрогнуло и снова царапнуло ее горло. Но она не ощутила боли. Все ее внимание было приковано к вышедшему вперед исполину, похожему на огромного медведя. Это был знаменитый Юстас Коутрел, главарь банды, наводившей страх на всю округу. Он был известен своей дерзостью, непобедимостью и крайней жестокостью по отношению к титулованной знати, захваченной его людьми с целью выкупа.
Уилл покачал головой.
— Похоже, Дрейвен, ты сумел настроить против себя слишком многих разбойников, — заметил он. — Все эти люди мечтают о мести, но у тебя есть один шанс остаться в живых. Отпусти эту женщину, и мы попробуем договориться.
— Мне нечего обсуждать с такими, как ты, Синглтон, — с дьявольской усмешкой на губах заявил Дрейвен. — Ты, должно быть, шутишь, выдвигая свои условия. Здесь никто не имеет права предъявлять какие-то требования, кроме меня. А я требую, чтобы вы все отступили назад, иначе я на ваших глазах убью твою сестру, Синглтон.
Вполуха слушая Дрейвена, Фиона внимательно наблюдала за Уиллом, стараясь предугадать, что он собирается предпринять для ее спасения. Уилл явно подавал ей какие-то знаки. Он несколько раз посмотрел поверх ее головы, слегка кивнул. В то же время внимание Дрейвена было рассеяно. Он вынужден был держать в поле зрения всех разбойников, поскольку любой из них мог неожиданно наброситься на него.
— Я не отрицаю, что Гизелла — лакомый кусочек, — продолжал Дрейвен. — Я имел удовольствие не раз наслаждаться ее телом. Но есть и другие женщины, с которыми я бы мог без особого труда утолить свою страсть.
— Ты имеешь в виду Элизабет, ублюдок? — раздался откуда-то сверху мужской голос.
Радость вспыхнула в душе Фионы, и в этот момент Уилл молниеносно выхватил кинжал из голенища сапога и ловко метнул его в ногу Дрейвена. Клинок вонзился в тело злодея, а сверху на него прыгнул тот, кто задал неожиданный вопрос.
Громко вскрикнув от боли, Дрейвен выпустил Фиону и рухнул на пол. От неожиданности Фиона потеряла равновесие, но чьи-то руки подхватили ее и не дали упасть. В зале поднялся страшный шум. Придя немного в себя, Фиона увидела, что находится в объятиях Уилла. Повернув голову, она попыталась рассмотреть того, кто сбил Дрейвена с ног.
Этот человек вскочил на ноги в тот момент, когда Дрейвен встал на одно колено, пытаясь подняться. При этом противники одновременно обнажили свои мечи с воинственными криками. Не было сомнения, что они люто ненавидят друг друга.
У Фионы бешено забилось сердце. Она узнала Брэдана. Так, значит, он жив! Фиона зажала рот рукой, чтобы сдержать рвущийся из груди крик радости. Она следила за каждым движением своего возлюбленного, но постепенно ее радость сменилась страхом. Брэдан и Дрейвен сошлись в смертельным поединке, и теперь Фиона боялась, что ее любимый может погибнуть.
Но раненый Дрейвен заметно хромал. Не чувствуя в себе сил уверенно владеть мечом, он бросился на Брэдана, и оба противника, сцепившись, покатились по полу. Брэдан несколько раз кулаком ударил дядю в челюсть, а потом быстро вскочил на ноги, схватил меч и приставил острие клинка к горлу поверженного врага.
— Сейчас я рассчитаюсь с тобой за Элизабет, — прохрипел он, — за Фиону и за всех остальных женщин, которых ты осквернил и опозорил!
— Ну что ж, де Кантер, поступай как знаешь, — усмехнулся Дрейвен. — Только это ничего не изменит. Одна из упомянутых тобой шлюх мертва, а другая бросила тебя и предпочла вернуться ко мне. А тебя самого ждет печальная участь. Тебя повесят за убийство лорда!
— Перестань лгать, Дрейвен, ты больше никого не обманешь! Фиона вернулась к тебе, надеясь, что этим спасет меня, — заявил Брэдан. — Теперь я это точно знаю, хотя, не скрою, тебе удалось ввести меня на некоторое время в заблуждение.
Брэдан замолчал и долго с презрением смотрел на лежащего у его ног негодяя. Окружавшие их плотной толпой разбойники замерли, понимая, что в душе Брэдана борются противоречивые чувства. Никто не знал, какое решение он примет. И вот наконец Брэдан тряхнул головой, выходя из задумчивости, и снова заговорил:
— Я с огромным удовольствием отправил бы тебя на тот свет, Дрейвен. Ты это заслужил. Но я люблю Фиону и хочу быть рядом с ней. Убийство же может разлучить нас навсегда. Вот почему я передам тебя властям. Ты предстанешь перед судом и будешь отправлен на виселицу за все свои преступления. Так что ты все равно обречен.
Брэдан убрал меч и, схватив Дрейвена за грудки, поставил на ноги.
— Держи его, — обратился он к Уиллу и подтолкнул к нему пленника. — Не спускай глаз с этого мерзавца. Свяжи его покрепче и запри где-нибудь до приезда властей. Я послал за ними надежного человека, они скоро будут здесь.
— Вы хотите, чтобы сюда приехали представители власти? — удивленно спросил Дрейвен и расхохотался. Успокоившись, он продолжал с сарказмом: — Как это мило! Конечно, они бросятся сюда по первому вашему зову. Ведь власти всегда с удовольствием идут навстречу разбойникам и выполняют все их требования.
Брэдан не стал спорить с Дрейвеном, и тот продолжал насмехаться над его словами. Фиона содрогнулась, наблюдая за ним. Несмотря на то что ее бывший повелитель был весь в синяках и кровоподтеках, он не утратил ни наглости, ни самоуверенности.
— Ты глуп, де Кантер, — заявил он. Уилл тем временем крепко связал ему руки за спиной, но это не заставило пленника замолчать. — Твоего гонца даже слушать не станут. Его тут же закуют в кандалы и отправят в Ньюгейтскую тюрьму.
Эти слова произвели большое впечатление на разбойников, и по их рядам пробежал тревожный ропот. Однако Брэдан сохранял полное спокойствие. Он убрал меч в ножны и, не обращая внимания на угрозы, повернулся к Фионе. Слезы радости застилали ей глаза. Она сияла от счастья. Улыбнувшись, Брэдан направился к ней, и Фиона взволнованно бросилась ему навстречу. Влюбленные крепко обнялись, и в этот момент окружающий мир перестал для них существовать. Брэдан прижимал Фиону к своей груди, благодаря за то, что она цела и невредима.
— Как ты догадался о том, что на самом деле случилось со мной? — спросила Фиона, подняв голову и вглядевшись в глаза Брэдана.
— Какое это теперь имеет значение? — с улыбкой ответил он, качая головой, и нежно поцеловал ее волосы. — Я вообще не должен был подвергать сомнению твою верность и преданность.
Уилл негромко отдал какой-то приказ и вместе с Руфусом повел связанного пленника к выходу из зала. Однако Дрейвен, пройдя несколько шагов, остановился и резко обернулся.
— Да будет вам известно, — крикнул он, — что я тоже послал нескольких верных людей к властям, когда начался штурм моего замка! Поэтому скоро здесь появится один из лондонских шерифов. Но последствия его приезда будут для всех вас очень печальны. Вы зря верите де Кантеру! Власти предъявят обвинения вам, а не мне. Его посланец сейчас уже наверняка сидит в темнице. Вас всех повесят, если вы сейчас же не откажетесь от своих преступных намерений и не отпустите меня!
Ропот среди разбойников усилился. Уилл, нахмурившись, переглянулся с Брэданом. Оба они понимали, что Дрейвен пытается возбудить недовольство среди восставших и обратить их гнев против своих главарей. Надо было срочно что-то предпринять, хотя это и не входило в планы Брэдана. Он не собирался больше разговаривать с дядей до суда, однако теперь чувствовал, что ему придется это сделать, если он не хочет бунта в рядах мятежников.
— Ты ошибаешься, Дрейвен, — громко возразил Брэдан, стараясь перекричать поднявшийся шум возбужденных голосов.
Он выпустил из объятий Фиону и решительным шагом направился туда, где стоял его дядя, охраняемый Уиллом и Руфусом. Когда Брэдан остановился напротив Дрейвена, шум в большом зале смолк. Все ждали, что скажет человек, который повел их сегодня на штурм Чепстона.
— Ручаюсь, что моего посланца никто не бросит в тюрьму, — заговорил Брэдан в воцарившейся тишине. — Более того, представители власти скорее откликнутся на его зов, чем на твой, Дрейвен, учитывая такие твои преступления, как взятки и подкуп должностных лиц. Об этом многие знают, поверь мне. А мой посланец имеет незапятнанную репутацию, он происходит из древнего рода королевских судей, всегда верой и правдой служивших трону. Ни один олдермен, шериф или мэр в Англии не прогонит его, не выслушав до конца. Потому что этот человек носит фамилию де Кантер. Я послал в Лондон своего брата Ричарда. Так что бессмысленно угрожать нам, Дрейвен. Мы видим, что ты пытаешься спасти собственную шкуру, но такое поведение недостойно человека, занимающего высокий пост.
Дрейвен помрачнел. Он долго молчал, и Брэдан видел, как на его скулах заходили желваки. Однако слова Брэдана убедили далеко не всех разбойников. Некоторые из них все же сомневались в успехе предприятия, и ропот в их рядах поднялся с новой силой.
— Почему, черт возьми, мы торчим здесь и ждем приезда представителей закона?! — взревел кто-то в толпе. — Где гарантия, что нас не возьмут под стражу вместе с Дрейвеном?
— Верно! — послышался еще один голос. — Зачем властям оставлять нас на свободе?
— Давайте, ребята, сами устроим суд над этим негодяем! — раздался громоподобный голос Юстаса Коутрела, и, услышав его, все присутствовавшие в зале притихли.
Фиона, чувствуя, как накаляется обстановка, подошла к Брэдану и встала рядом с ним. Коутрел тем временем вышел вперед так, чтобы его все видели, и обратился к разбойникам:
— Представителям закона нельзя доверять, и вы все прекрасно знаете это! Все они одним миром мазаны. Судьи, которые явятся сюда, чтобы расследовать преступления этого злодея, — и Коутрел показал пальцем на Дрейвена, — такие же продажные, как и он! Нам надо сматываться отсюда. Мы сами устроим суд над могущественным лордом Дрейвеном, выбрав в председатели де Кантера. Если он не захочет, его место займет Фолвилл — до того как его объявили вне закона, он был пэром.
В зале раздались одобрительные возгласы. Под сводами помещения прокатилось эхо. Дрейвен побледнел. Брэдана обуревали противоречивые чувства. С одной стороны, ему хотелось как можно скорее расправиться с негодяем. Но с другой — он понимал, что импровизированный суд над Дрейвеном принесет больше вреда, чем пользы.
Дождавшись, когда шум поутихнет, он повернулся к разбойникам.
— Все вы прекрасно знаете, как я ненавижу человека, которого мы сегодня захватили в плен, — начал он, стараясь, чтобы его слова звучали убедительно. — Он, несомненно, должен быть приговорен к смерти за совершенные преступления. Но если мы устроим самосуд, то поступим опрометчиво. Мы не должны вести себя как дикари, не считающиеся с законом. Поэтому я не поддерживаю идею судить самим лорда Дрейвена.
— Но остальные почему-то со спокойной совестью вершат самосуд, де Кантер, — с негодованием заметил Коутрел. — Любой горожанин без суда и следствия может казнить человека, объявленного вне закона, и не понесет за это никакого наказания, поскольку закон на его стороне. Черт подери, почему в таком случае мы не можем поступить так, как считаем нужным?
— Подожди, Юстас, — остановил его Уилл, стараясь перекричать поднявшийся гул голосов. Разбойники поддерживали Коутрела и требовали устроить самосуд над Дрейвеном. — Я, как и де Кантер, не питаю к этому ублюдку особой любви. Но считаю, что Брэдан прав. Мы сделали все, чтобы добиться осуждения Дрейвена в королевском суде. Он должен понести суровое наказание согласно закону. Скоро сюда приедет главный судья графства и…
— Мы знаем о приезде судьи! — проревел Коутрел, перебивая Уилла. — Именно поэтому нам надо спешить. И поскольку де Кантер не желает участвовать в судебном разбирательстве, пусть роль главного судьи возьмет на себя Клинтон Фолвилл. А сейчас я обращаюсь к вам, ребята! Кто из вас желает войти в состав суда?
Видя, что от желающих нет отбоя, Брэдан понял, что ему не удастся предотвратить самосуд. Он крепко обнял Фиону за плечи, наблюдая за действиями разбойников.
Тем временем к Дрейвену сквозь толпу протиснулось несколько человек. Взяв пленника под стражу, они отвели его к столу, стоявшему под одной из арок главного зала. Здесь должен был состояться импровизированный суд. Вскоре место за столом заняли двенадцать человек во главе с Клинтоном. Им поручили провести судебное слушание и вынести приговор.
— Это пародия на суд, — возмущенно заявил Дрейвен. — Никто из вас не уполномочен вершить правосудие…
— Готовы ли судьи выслушать перечень преступлений, в которых обвиняется этот человек? — громко спросил Клинтон, игнорируя жалобу Дрейвена.
— Да, — нестройным хором ответили собравшиеся за столом разбойники, игравшие роль судей.
— Отлично, — продолжал Клинтон. Выйдя из-за стола, он начал расхаживать взад и вперед, заложив руки за спину. — Кто-нибудь из присутствующих может выдвинуть обвинения против Кендрика де Лейси, лорда Дрейвена, в том, что он захватывал чужое имущество и земли?
— Да, я могу! — раздался голос из толпы, и вперед вышел человек, одетый в лохмотья. — Дрейвен отобрал у меня половину домашнего скота и урожай зерна. А когда я по этой причине не смог заплатить налоги, то лишился последнего, и он объявил меня вне закона!
— То же самое произошло и со мной, — заявил какой-то старик, нервно теребя в руках шляпу.
— И со мной тоже! — послышались голоса в толпе.
Многие из присутствующих могли бы обвинить Дрейвена в алчности и корыстолюбии.
Когда шум немного стих, Клинтон, покачиваясь с пятки на мысок, продолжил свою речь.
— Я тоже хочу предъявить лорду Дрейвену обвинение, — заявил он. — Из-за него я потерял свои земли и родовой замок. У меня произошла ссора с соседом, и Дрейвен лжесвидетельствовал во время судебного разбирательства против меня. В результате я лишился всего своего имущества. — Клинтон замолчал и с торжественным видом обвел взглядом всех присутствующих. — А теперь я хочу спросить, есть ли здесь кто-нибудь, кто хочет выступить в защиту лорда Дрейвена?
В помещении воцарилась полная тишина.
— Отлично, — удовлетворенно кивнул Клинтон. — Господа судьи, каким будет ваш вердикт после выдвинутых обвинений?
Судьи начали вполголоса совещаться. Однако обсуждение не заняло много времени. Вскоре они снова с важным видом расселись по своим местам. Один из них встал и громко заявил, отвечая на вопрос судьи:
— Виновен! Клинтон снова кивнул.
— А теперь перейдем к следующему пункту обвинения, — провозгласил он. — Кто может представить доказательства того, что обвиняемый подвергал чрезмерно жестоким наказаниям подданных, находящихся под его юрисдикцией, в том числе калечил и доводил до гибели детей?
— Я могу выступить в качестве свидетеля по этому пункту обвинения, — выходя вперед, заявил Грейди. — Три недели назад по приказу Дрейвена егеря из арбалета прострелили ногу моему приемышу Нейту за браконьерство. Мальчик умер бы, если бы его не спасла вот эта леди, — и Грейди кивнул в сторону Фионы. — Нейт не был злостным браконьером. Он просто время от времени приносил из леса какую-нибудь добычу, чтобы предотвратить голод в нашем лагере. Ему всего лишь двенадцать лет, но он уже на себе испытал жестокость Дрейвена. Увидев егерей, Нейт побежал от них, зная, что его ждет суровое наказание. Не так давно Томасу Флиндеру отрубили кисть руки за то, что он украл буханку хлеба в булочной Дигби.
Когда Грейди умолк, выступили и другие свидетели, в доказательство продемонстрировав свои шрамы и искалеченные конечности. Причем, как выяснилось, некоторые вынесенные им приговоры Дрейвен приводил в исполнение собственноручно.
И по этому пункту обвинения никто не выступил в защиту Дрейвена.
— Господа судьи, каков будет ваш вердикт? — спросил Клинтон.
Сидевшим за столом разбойникам не пришлось долго совещаться. Уже через минуту они пришли к общему мнению.
— Виновен! — хором сказали судьи.
И их голоса подхватило эхо под сводами главного зала.
— В таком случае перейдем к следующему пункту обвинения, — произнес Клинтон, прохаживаясь с заложенными за спину руками мимо арки, в которой стоял судейский стол. — Злоупотребление должностным положением, захват, совращение и продажа в бордели Саутуорка невинных девиц… — Клинтон бросил выразительный взгляд на Фиону. — А также вовлечение этих девушек против их воли в проституцию. Кто-нибудь хочет выступить по этому пункту обвинения?
— Я могу сказать пару слов, — подал голос один из разбойников Фолвилла. — Дрейвен похитил и растлил мою дочь. Он обещал ей золотые горы. И она поверила ему. Моя девочка умерла пять лет назад в одном из борделей Саутуорка.
— Этот негодяй в прошлом году совратил мою сестру! — раздался из толпы хрипловатый голос.
— А моя сестра недавно умерла от оспы в его борделе, куда он заманил ее восемь лет назад, — заявил красноносый разбойник из банды Клинтона, не сводивший глаз с Дрейвена. — А когда я пытался выдвинуть против него обвинения, он объявил меня вне закона. Все судьи в округе подкуплены им и действуют по его указке.
Брэдан не мог оставаться в стороне и тоже вышел вперед, чтобы свидетельствовать против Дрейвена.
— Я хочу добавить, что лорд Дрейвен виновен в совращении и гибели приемной дочери моих родителей, Элизабет Хаверсам. Она была продана в бордель и там умерла во время родов.
. В помещении воцарилась тишина. Повернувшись к Фионе, Клинтон внимательно посмотрел на нее.
— Может быть, вы, леди, тоже хотите что-нибудь сказать? — спросил он.
Фиона ответила не сразу. Брэдан почувствовал, как она дрожит, и крепко сжал ее руку. Глубоко вздохнув, Фиона выступила вперед и наконец заговорила:
— Я хочу поддержать обвинения против лорда Дрейвена в том, что он использовал женщин как живой товар. Мне довелось испытать это на себе. Мне было всего лишь пятнадцать лет, когда Дрейвен купил меня и превратил в Леди в алом. По моим подсчетам, за то время, пока я жила у него, он купил не менее восьмидесяти женщин. Многие из них погибли, в том числе Мэри Гилберт, Джанет Баркин и Маргарет Уилби. Женщины, проданные им в бордели, умирали во время родов и от дурных болезней.
Во время судебных слушаний в помещении царила необычная тишина. Даже Дрейвен присмирел и хранил молчание, с надменным выражением лица внимая выступающим. Когда все желающие высказались, Клинтон повернулся к судьям.
— Итак, господа, что вы скажете на это? — спросил он, обводя их суровым взглядом.
— Виновен! — вынесли свой вердикт судьи, даже не совещаясь, поскольку все и так было ясно.
— Черт подери! — воскликнул Юстас Коутрел, который входил в состав суда. — Этих обвинений хватит для того, чтобы этого ублюдка судили двенадцать раз! Нам нет никакой необходимости перечислять все его преступления. И этих уже с лихвой хватит, чтобы вздернуть его на виселицу! Давайте повесим его и дело с концом!
В зале снова поднялся одобрительный гул голосов, он нарастал, и передние ряды толпы стали теснить Брэдана, Фиону, Уилла и его людей.
— Что же нам теперь делать? — спросила Фиона, стараясь перекричать шум.
Она крепко вцепилась в руку Брэдана, боясь потерять его в давке и суматохе.
— А что мы можем предпринять в такой обстановке? — сохраняя полное спокойствие, пожал плечами Брэдан. — Наши союзники намерены довести дело до конца, и мы не в силах им помешать.
Стараясь защитить Фиону от напора толпы, Брэдан одновременно не терял из виду Дрейвена. Группа наиболее рьяных обвинителей окружила пленника и повлекла его к каменной винтовой лестнице, которая вела на верхнюю площадку, окруженную зубчатыми крепостными стенами.
— Мы не можем остановить их! — крикнул Брэдан, обращаясь к Уиллу и его людям. — Но давайте попробуем хотя бы потянуть время.
Уилл кивнул и вместе со своими разбойниками врезался в толпу. Брэдан, крепко держа Фиону за руку, прокладывал путь, за ним следовали Руфус и Грейди. Вскоре все они выбрались на свежий воздух. Верхняя площадка башни была залита лучами заходящего солнца, которое золотило ее камни.
Толпа расступилась, когда на площадку ступил Юстас с конвоем, тащившим за собой связанного Дрейвена.
Юстас встал на высокий выступ между двумя зубцами стены и втащил за собой упирающегося Дрейвена.
Дрейвен взглянул вниз, и у него закружилась голова от ужаса. Он зашатался, и один из конвоиров вынужден был поддержать его, чтобы не дать пленнику потерять равновесие и упасть на землю с высокой крепостной стены.
— Вы не можете привести незаконный приговор в исполнение! — крикнул Дрейвен, увидев, что сквозь толпу к Юстасу и другим его палачам пробирается человек с толстой веревкой в руках. Он размахивал ею над головой как знаменем. — Король за это потребует казнить всех вас!
Дрейвен продолжал что-то кричать дрожащим от страха голосом. У Брэдана было такое ощущение, что его дядя вот-вот лишится чувств и свалится с крепостной стены. Палачи тем временем набросили ему на шею петлю, привязав другой конец веревки к выступу в кладке стены.
— Мы должны что-то сделать, Брэдан! — в отчаянии воскликнула Фиона. Она с ужасом наблюдала за тем, что происходит на ее глазах. — Если мы позволим им самовольно расправиться с Дрейвеном, ты навсегда распрощаешься с надеждой получить королевское прощение и занять прежнее место в обществе!
— Да, — мрачно согласился с ней Брэдан. — Ты совершенно права. Но я не знаю, как уговорить этих безумцев остановиться. Для них не существует доводов разума. Они просто не станут меня слушать.
Фиона немного помолчала, о чем-то размышляя.
— В таком случае, возможно, они прислушаются ко мне, — наконец решительно заявила она.
Брэдан хотел ее остановить, но было уже поздно. Фиона быстро направилась туда, где стоял Дрейвен. Вообще-то она плохо представляла себе, о чем будет говорить ичто будет делать. Однако Фиона была исполнена решимости не допустить самосуда над Дрейвеном. Сейчас решалось будущее ее любимого человека. Брэдан стал пробираться за ней сквозь толпу. Он не мог оставить возлюбленную в трудной ситуации, один на один с возбужденными, агрессивно настроенными разбойниками.
Но Фиона оказалась более ловкой и проворной, чем Брэдан. Он догнал ее лишь тогда, когда она уже выбралась из толпы и оказалась рядом со стоявшим на выступе стены Дрейвеном и его палачами. Юстас и его подручные уже были готовы вздернуть владельца замка.
— Остановитесь! — воскликнула Фиона, подняв руки, чтобы привлечь к себе внимание всех присутствующих. — Выслушайте меня, умоляю вас!
Как ни странно, но шум голосов немного стих. Должно быть, разбойники были изумлены тем, что к ним обратилась женщина, и решили узнать, что будет дальше. Однако Брэдан не надеялся на то, что Фионе, несмотря на ее красоту и известность в кругах преступников, удастся остановить их. Поэтому он не отходил от нее ни на шаг, готовый в любую минуту прийти на помощь. Вместе с тем Брэдан не хотел мешать ей говорить с разбойниками. Фиона должна была сама убедиться в том, что все уговоры бесполезны.
— Кендрик де Лейси, лорд Дрейвен, причинил мне не меньше зла, чем многим из вас, — заявила Фиона. Ее голос, который сначала дрожал, постепенно окреп. Фиона взглянула на Брэдана и как будто обрела второе дыхание. — Я тоже хочу, чтобы он дорого заплатил за все свои преступления. Но именно поэтому его не следует сейчас казнить. Для него это была бы слишком легкая смерть. А нам этот самосуд вышел бы боком. Подумайте сами! Мы сейчас спасаем этого негодяя от расследования его злодеяний, от публичного суда, от бесчестья и всеобщего порицания. И вместе с тем мы навлекаем на себя королевский гнев, нас снова начнут жестоко преследовать, обвинив в убийстве.
— Она права. Прислушайтесь к ее словам, — прохрипел Дрейвен.
Однако один из его конвоиров заставил его замолчать.
— Я говорю все это вовсе не ради вас, Дрейвен, — нахмурилась Фиона. — Я хочу спасти не вас, а этих людей. — И она снова обратилась к присутствующим: — Да, я хочу спасти всех вас, в том числе моего брата, его товарищей и человека, которого я люблю.
И она перевела взгляд на Брэдана. Ее золотисто-карие глаза светились любовью.
Все это время Юстас Коутрел молчал, скрестив руки на груди. Но последние слова Фионы заставили его заговорить.
— Вы, конечно, имеете право голоса за все свои заслуги, Гизелла, — начал он. — Но все же я хочу вам возразить. Если мы сейчас не казним Дрейвена, он так и не будет наказан. Эта хитрая лиса снова, как это уже не раз бывало, выйдет сухим из воды благодаря своему хорошо подвешенному языку и толстому кошельку. Боюсь, что справедливость так не восторжествует.
— Но еще большей несправедливостью будет преследование и казнь тех, кто участвовал в незаконной расправе над Дрейвеном. Из-за этого самосуда пострадает много людей, в том числе Брэдан де Кантер, которого вот этот человек, — кивнула Фиона в сторону стоявшего на гребне стены Дрейвена, — обрек на жалкое существование изгоя, вынужденного прятаться от властей. Брэдан и многие из вас не смогут оправдаться и вернуться к прежней жизни, если вы сейчас повесите Дрейвена. Заклинаю вас, не делайте этого!
— С этими словами трудно не согласиться! — раздался вдруг голос из задних рядов толпы.
Солнце уже почти спряталось за горизонт, и Брэдан, напрягая зрение, вгляделся туда, откуда донеслись эти слова. Человек, произнесший их, только что вышел на верхнюю площадку башни и находился в густой тени. Но вот он сделал несколько шагов вперед, и Брэдан, увидев его синее одеяние и золотую цепь высшего сановника, вздохнул с облегчением. Это был Томас Ромейн, один из двух шерифов Лондона.
Вместе с шерифом прибыл большой отряд солдат. Они высыпали на площадку из всех выходивших на нее арочных проемов башни и окружили толпу разбойников плотным кольцом. Разбойники сбились плотнее в общую массу и обнажили мечи, готовые ринуться в бой. Однако они были достаточно благоразумны для того, чтобы не нападать первыми. Силы были явно не равны, и это останавливало их.
— Либо сегодня никто не будет повешен, либо будут повешены многие, — заявил шериф, обведя всех присутствующих суровым взглядом.
— Повесьте их всех! — взревел Дрейвен, с ненавистью глядя на своих конвоиров. — Я очень рад, что вы прибыли в мой замок, Томас. Прикажите вашим людям арестовать всех головорезов. Особенно опасны вот эти двое, — кивнул Дрейвен в сторону Брэдана и Фионы. — Это они организовали нападение на мой замок. Они у меня за все ответят, я сгною их в темнице!
— Вы ошибаетесь, Дрейвен, если думаете, что расследование ограничится только преступлениями, совершенными этими людьми. Молодой де Кантер рассказал мне много интересного о вас, и у меня возникли вопросы, на которые вам придется ответить.
Дрейвен презрительно фыркнул:
— Все, что он вам наговорил, ложь! Ричард ничем не отличается от своего брата. Оба они лицемеры и воры. Но я уверен, мы выведем их на чистую воду, Томас. А теперь поторопите ваших людей. Пусть они развяжут меня, и мы займемся делом.
По толпе разбойников пробежал тревожный ропот. Они не знали, что им делать. Никто из них не мог убежать, так как солдаты окружали их со всех сторон. В то же время они не решались броситься на людей шерифа с оружием, поскольку это было равносильно самоубийству. Но им не хотелось добровольно сдаваться. Они сгрудились у зубцов стены, образуя живой щит перед Дрейвеном, стоявшим на выступе. Солдатам было бы непросто пробиться к нему.
Шериф между тем приказал принести зажженные факелы, так как солнце село и сгустились сумерки. Дрейвен нетерпеливо ждал, когда его наконец освободят и он сможет сойти с опасного места. Время от времени он сверху вниз презрительно поглядывал на Брэдана и Фиону. Брэдану очень хотелось стащить его с возвышения и надавать оплеух, но он не решался сделать это, опасаясь, что его действия еще больше расстроят Фиону, на долю которой сегодня уже и так выпало немало тяжелых переживаний. Нет, он не мог огорчать свою возлюбленную даже ради удовольствия увидеть, как его враг захлебнется собственной кровью.
Однако Дрейвен все больше наглел. Решив, что останется безнаказанным, он начал громко издеваться над Брэданом, который едва сдерживался, чтобы не наброситься на него.
— Ну и как ваше самочувствие, де Кантер? — иронизировал Дрейвен. — Надеюсь, вы поняли, что никто не собирается снимать с вас обвинения? Ваш долгожданный шериф прибыл и готов вершить правосудие. Но только его решения будут не в вашу пользу. Вы просчитались, де Кантер! Коутрел был прав, когда говорил, что меня не удастся привлечь к суду, я всегда выйду сухим из воды. И все это потому, что большинство людей не так безнадежно честны, как вы, Брэдан. Деньги творят чудеса. За них можно купить все, что угодно… даже оправдательный приговор в королевском суде.
— Вы ошибаетесь, Дрейвен, деньги вовсе не всесильны! Не все в этом мире покупается и продается! — раздался откуда-то сверху звонкий голос.
Все присутствующие начали оглядываться, пытаясь отыскать глазами того, кому принадлежал этот голос. Брэдан и Фиона ахнули, когда увидели Ричарда, восседавшего на островерхой крыше главной башни замка, возвышавшейся над ними.
— За деньги нельзя вернуть человека к жизни, — продолжал Ричард, обращаясь к Дрейвену, и его голос дрогнул. — Вы погубили Элизабет. То, что вы сделали с ней, равносильно убийству.
— Глупый мальчишка, — пробормотал Дрейвен. — Неужели вы думаете, что…
— Слезай оттуда, Ричард! — крикнул обеспокоенный Брэдан, прерывая Дрейвена. — Ничего нельзя сделать, чтобы вернуть Элизабет. А ты можешь поскользнуться и упасть!
Ричард покачал головой, и у Брэдана сжалось сердце от боли. Он боялся за жизнь брата. В сгустившихся сумерках ему было трудно разглядеть выражение лица Ричарда. Но судя по голосу, юноша был в отчаянии. Одно неверное движение — и, потеряв равновесие, он мог упасть с островерхой крыши и разбиться.
— Я знаю, Брэдан, что не встречусь с Элизабет, даже если умру, — скорбно проговорил Ричард и встал на самый край крыши. Все присутствующие, напряженно следившие за ним, ахнули и затаили дыхание. — Да и никто из вас не встретится с ней на том свете, потому что ее душа попала в рай. А мы все об этом можем лишь мечтать! Но я хочу выполнить свой долг, брат. Я, конечно, не могу сравниться с тобой, честным и мужественным человеком, но и я принадлежу к роду де Кантеров, а значит, всегда становлюсь на сторону правосудия и добиваюсь справедливости.
Ричард наклонился, чтобы что-то поднять, и в этот момент Брэдан догадался, что собирался сделать его младший брат. Но было слишком поздно, чтобы попытаться остановить его.
— Справедливость требует, — продолжал Ричард, — чтобы вы, Кендрик де Лейси, лорд Дрейвен, были немедленно наказаны за ваши злодеяния. Вас судили и признали виновным в страшных преступлениях, и вы должны расплатиться за все.
Голос Ричарда дрожал, в нем слышались едва сдерживаемые рыдания. Подняв лук, он наложил стрелу и прицелился.
Все застыли в молчании, следя за каждым его движением.
— А теперь отправляйтесь в ад, там вам самое место! — воскликнул Ричард и выпустил стрелу.
Она просвистела в воздухе и вонзилась в грудь Дрейвена, который, казалось, до последний секунды не верил в то, что Ричард действительно выстрелит. Дрейвен ахнул в мертвой тишине, зашатался и, схватившись за оперение стрелы, рухнул со стены вниз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Леди в алом - Маккол Мэри Рид



ну что же, сюжет романа вполне приличный, только немного затянут переживаниями главных героев,больше интриги не помешало бы
Леди в алом - Маккол Мэри РидВиктория
24.09.2012, 13.11





Мне очень понравился роман,интересный,спокойная и нежная любовь у главных героев.
Леди в алом - Маккол Мэри РидВиктория
14.12.2012, 9.11





Мне очень понравился роман,интересный,спокойная и нежная любовь у главных героев.
Леди в алом - Маккол Мэри РидВиктория
14.12.2012, 9.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100