Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Александр размышлял над вопросом, появится ли Элизабет за ужином. Слуги уже убрали подносы с тушеным мясом, но оставили хлеб и сыр, а Элизабет все не появлялась в большом зале.
После того как они расстались, Александр посвятил все свое время тем же занятиям, что и в первые дни появления в Данливи, которые были связаны с управлением замком. Сегодняшний день потребовал особенно много сил. Сначала Александр проехался верхом к западной стороне владений и увидел более дюжины крестьянских телег и несколько плотов, которые доставляли в замок зерно. Зерновые росли полосами, поскольку засевалась лишь часть земли, в то время как другая была под паром. Колосья ячменя выглядели вполне здоровыми и сильными; немногим уступали им колосья овса.
Когда Александр вернулся во двор замка, его позвали в церковь, где он выслушал спор изготовителя черепицы и штукатура, которые по-разному хотели восстановить угол здания, разбитый во время последней осады замка лордом Ленноксом. Позднее Александра поприветствовал сокольничий, с которым они прошлись по конюшие. Затем его остановил пивовар, убедивший Александра попробовать его впервые полученный сильный эль с добавками имбиря, поджаренного розмарина и сладкого укропа. Позднее он встретился с Эдвином, своим управляющим, с которым совершил короткую прогулку по садам замка. Требовалось дать наставления по поводу приготовлений к предстоящему празднованию, которое должно было состояться в ближайшем будущем и было призвано превзойти по своему великолепию пир, наскоро устроенный Элизабет в день прибытия Александра в Данливи. На этот пир будет приглашено все окрестное дворянство, в том числе и лорд Леннокс.
Эдвин слушал молча и внимательно, но Александр ловил скрытую враждебность или, может, недоверие. Это не предвещало ничего хорошего, поскольку властные полномочия управляющего уступали только полномочиям лорда и леди замка. Если не удастся перетянуть Эдвина на свою сторону, план лорда Эксфорда станет претворять в жизнь труднее.
Александр решил отдельно заняться управляющим. Но это подождет до завтра. Уже темнело, к тому же Александр с нетерпением ждал встречи с Элизабет. Остаток времени до встречи он провел, откинувшись на стуле и изучая сидевших за столом. Те усердно поглощали хлеб, сыр и эль с приправами, что было их последним приемом пищи перед постом, который начинался после утренней молитвы. Если кто-нибудь ловил его взгляд, то обычно поднимал чашу или руку в знак приветствия, и Александр отвечал ему.
Александр перевел взгляд на Стивена и Люка, которые, похоже, хорошо вписались в жизнь гарнизона. Стивен, как всегда, казался собранным и лишь иногда что-то говорил сидевшему рядом с ним за длинным столом человеку. Люк же, напротив, непрерывно осушал свою чашу и был навеселе. К счастью, в подпитии Люк обычно отпускал непристойные шутки, но секреты не разбалтывал. Поскольку Стивен находился поблизости Александр счел, что Стивен присмотрит за тем, чтобы Люк чего-нибудь не выболтал.
Снова глотнув из чаши, Александр посмотрел на высокие сводчатые окна. Солнце уже садилось, и Александр решил отправиться к Элизабет. Если она еще не у себя, он найдет ее или по крайней мере выяснит, почему она не появилась. Без нее он не мог продолжить свою соблазнительную работу, которую ожидал с куда большим нетерпением, чем хотел себе в этом признаться.
Увидев горничную Элизабет, он дал распоряжение мальчику-слуге, чтобы тот привел ее к нему. Та пришла очень быстро, с раскрасневшимися щеками, и старалась не смотреть ему в глаза. К своему удивлению, Александр понял, что она испугана. При мысли, что она считает его – его, Александра д'Ашби, печально известного распутника и беззаботного бражника, – внушительным и даже заслуживающим страха владельцем замка, Александр едва не поперхнулся. Но он быстро справился с удивлением и заговорил с ней:
– Приветствую вас, мистрис… – Последнее слово было, произнесено вопросительным, тоном.
– Аннабель, – ответила горничная так тихо, что Александру, пришлось наклониться, чтобы ее расслышать.
– Да, мистрис Аннабель, – повторил он, пытаясь заглянуть ей в глаза и улыбкой заставить почувствовать себя свободней.
В конце концов он поднял ее голову за подбородок и какое-то время пристально смотрел ей в глаза. Служанка еще больше покраснела и сделала реверанс.
– Как я могу служить вам этим вечером, милорд? – спросила она и снова опустила взгляд, пытаясь справиться с волнением.
– Я хочу знать, где сейчас твоя госпожа.
Служанка бросила на него быстрый испуганный взгляд.
– Моя… моя госпожа? – пробормотала она.
– Да. Я ожидал ее за ужином и хочу знать, почему ее не было.
Аннабель молча смотрела на каменный пол. Александр вздохнул. Это становилось смешно.
– Ты не знаешь, что с ней приключилось? Почему она не пришла к ужину?
Аннабель выпрямилась от этих слов, освободив его – благодарение Богу – от необходимости наклоняться, чтобы смотреть ей в лицо. Он едва не поблагодарил ее за это, но вдруг вспомнил, что владельцы замков не благодарят слуг за ту или иную услугу. Они должны воспринимать все услуги как само собой разумеющиеся. Будь он настоящим владельцем замка, ему скорее подобало бы наказать ее зато, что она неохотно отвечает и даже не желает смотреть ему в глаза.
Аннабель кашлянула, прежде чем ответить:
– Миледи призналась мне, что… что этим утром у нее не было аппетита, милорд.
– А какой у нее аппетит сейчас? – спросил Александр.
Возможно, она действительно потеряла аппетит из-за страха с ним встретиться.
– Надеюсь, она здорова, – произнес он. – Если она заболела, ей требуется уход. Как ты считаешь, должен я вызвать лекаря, чтобы ее осмотреть?
Служанка насторожилась:
– О… нет, милорд! Это… я не думаю, что она… Я хочу сказать, она лишь немного устала после волнений, связанных с вашим возвращением домой. Она сообщила мне, что отдыхала очень мало в последние несколько ночей…
Аннабель умолкла на полуслове, видимо, с запозданием поняв, что говорит о чем не следовало и что ее слова содержат намек на то, что он и ее госпожа делают каждую ночь, когда остальной замок спит. Служанка густо покраснела.
– Простите меня, милорд, – пробормотала она. – Я не хотела выразить неуважение.
– Никакого неуважения, Аннабель, – заверил ее Александр, видя, как обмерла бедная девушка.
Он кашлянул и придал своей внешности серьезный и спокойный вид, какой и следовало иметь человеку его положения.
– Тогда я поищу ее в нашей комнате. Спасибо, Аннабель.
– Простите меня, милорд, но… то есть, я не думаю, что вы найдете ее в вашей комнате.
– Почему?
– Потому что она… то есть я полагаю, что она взяла свою лошадь для короткой прогулки верхом, чтобы подышать воздухом. – Аннабель еще больше заволновалась. – И чтобы улучшить аппетит, я уверена.
– Понятно.
Да, с каждой секундой это становилось все более и более интересно. До сегодняшнего дня Элизабет не отправлялась да конные прогулки, о которых Александру говорили его наставники. Однако сегодняшний день очень для этого подходил, если вспомнить, что именно сегодня Александр обещал предоставить Элизабет ее награду. Отодвинув стул, Александр поднялся. Аннабель все еще дрожала, как испуганный заяц. Но она предана Элизабет, в этом нет никакого сомнения, и ему следовало ее за это наградить.
– Можешь идти, Аннабель. Я сам поищу свою жену в конюшне, а потом отправлюсь в нашу комнату. Возможно, она уже вернулась и хочет немного подкрепиться, если верховая прогулка… улучшит ее аппетит.
Аннабель чопорно кивнула, поджала губы, а потом бросила на него быстрый оценивающий взгляд. Должно быть, результат этой оценки был положительным, поскольку после короткой паузы она добавила:
– Милорд, вам стоит заглянуть также в сад. В те годы, когда вас здесь не было, у леди Элизабет появилось обыкновение проводить там немного времени после поездки верхом и омовения.
Александр был настолько удивлен, что ничего не ответил, лишь кивнул. Аннабель сделала книксен, чуть улыбнулась и поспешила прочь от главного стола.
Еще не справившись с удивлением, Александр молча смотрел ей вслед. Подошел мальчик-слуга, чтобы спросить, не нужно ли ему чего-нибудь еще. Александр покачал головой и сошел с помоста, на котором возвышался главный стол. Выйдя из большого зала, Александр направился в коридор, который привел его сначала на кухню, а затем во внутренний двор. Пройдя двор, Александр очутился в весьма привлекательном окруженном со всех сторон стенами саду. Сад располагался рядом с огородом, и, тогда как огород мог похвастаться большим выбором пряных и медицинских растений, сад давал душевное исцеление.
Здесь было красиво и покойно; неудивительно, что Элизабет выбрала это место в качестве своего убежища. Куда: больше удивило Александра, как именно он узнал об этом саде. Похоже, он, обрел неожиданного союзника в лице служанки Элизабет и, хотя: не надеялся на такую удачу, был очень доволен. Еще шагая к саду, он понял, что это можно использовать, – и с большим успехом, – чтобы устроить встречу с Элизабет нынешним вечером.
Элизабет скоро получит свою награду за сегодняшнюю победу в мерелс, и если, она хочет спрятаться от него, то он еще больше желает ее найти.
Очень скоро она об этом узнает.


Элизабет откинулась назад на непрочное сиденье из дерна, спрятанное в саду за заросшей растениями сеткой, с удовольствием выдохнула после чего вобрала в себя восхитительный запах теплой земли, трав и цветов, что росли вокруг нее. Сиденье из дерна было увито мягким тимьяном, у земли росли ромашки. Благоухание становилось немного другим, когда Элизабет меняла положение, как и было задумано при создании сиденья.
Позади нее вверх поднимались по деревянной решетке, розы, распространяющие вокруг сладковатый аромат. Немного, дальше можно было уловить резкий запах левкоя, смешанный с богатым запахом лилий, и чистым ароматом лаванды. Элизабет закрыла глаза, вбирая в себя запахи и ощущения и, прислушиваясь к журчанию питавшегося от источника фонтана и пению птиц.
И еще она наслаждалась полным, благословенным одиночеством.
То, что она отдыхала в этом саду после поездки верхом и омовения, не было секретом; большинство слуг замка знали об этом ее обыкновении. Но сегодня она предприняла особые меры, чтобы спрятаться от всех в густых зарослях, зная, что здесь ее найти труднее всего, и надеясь, что никто не расскажет Александру о ее тайном убежище. Никому не придет в голову говорить об этом ее мужу, если только он не спросит о ней, желая предоставить обещанную награду этим вечером. Но это маловероятно.
Нет, Роберт не может так измениться. Его всегда легко отвлекали рабочие вопросы, и после их сегодняшней встречи он отправился разбираться с делами замка. Похоже, что он забыл обо всем, кроме того, что требовало внимания вернувшегося владельца замка. Поскольку между ними пробегали невидимые искры, когда они были рядом, они заключили негласное соглашение держаться друг от друга на расстоянии, когда остаются наедине. Это соглашение действовало всю прошедшую неделю. Они всеми силами старались избежать новых неприятных сцен вроде той, что произошла в первую ночь.
Ей постоянно везло – когда она прокрадывалась в комнату, Роберт уже мирно похрапывал. После короткого сна Элизабет снова незаметно покидала комнату.
В течение дня, когда это было необходимо, Элизабет могла отдохнуть в прохладном, заросшем зеленью и цветами убежище. Освободившись от груза множества обязанностей, пусть на короткое время, она чувствовала себя так, словно у нее камень свалился с плеч. С тех пор как Роберт вернулся в Данливи, от нее уже требовалось не так много. Несмотря на то что сказал отец Павел, она никак не могла отказаться от всех обязанностей, которые лежали на ней столь долгое время. Порой ей просто не терпелось заняться прежней работой, если бы только она могла взяться за нее со спокойным сердцем. Но проклятые сомнения никак не желали ее отпускать.
Из-за них Элизабет ожидала своей верховой прогулки за стенами замка с большим нетерпением, чем обычно. Она буквально наслаждалась тем, что в эти восхитительные минуты после поездки ей не требовалось сопровождения служанки или охранника. Она с нетерпением ждала, когда бочка для мытья опустеет и будет убрана слугами, чтобы отослать наконец всех прочь и остаться одной.
Теперь она могла, закрыв глаза и откинувшись назад, наслаждаться тишиной и благоуханием. Только одно омрачало ее настроение, и это было…
Внезапно в животе у нее заурчало. Элизабет поморщилась. Да, вот оно, и за это она должна проклинать собственную глупость. Она не присутствовала на ужине, чтобы не напоминать Роберту итог их игры на ставку, но ей следовало взять с собой хотя бы хлеб и сыр. Из-за своей рассеянности она не может оставаться здесь столько, сколько бы желала. Элизабет громко вздохнула и откинула голову назад. Закрыв глаза, она мысленно пожелала, чтобы ее желудок успокоился и она могла бы еще какое-то время посидеть в своем любимом уголке, наслаждаясь одиночеством.
Внезапно позади нее раздался шелестящий звук. Элизабет напряглась и, открыв глаза, повернулась. У нее замерло дыхание, когда она увидела того, кто нарушил ее уединение. На землю уже начал опускаться туман, но было еще достаточно светло, даже за сеткой из растений. Отчетливо можно было видеть контуры прямоугольных клумб, сиденья из дерна, фонтан в центре сада и каменную скамью, расположенную чуть дальше, за ивой в углу сада.
Прищурившись, Элизабет затаила дыхание и стала ждать. Она увидела еще какое-то движение, и в этот момент из-за густого кустарника около скамьи показалась голова с взъерошенной бело-коричневой шерстью.
Сердце Элизабет ударило с особой силой и тут же стало биться медленнее. Конечно. Похоже, это один из котов с конюшни нашел дыру в ограде и забрался в сад, за мышью или птицей. Теперь это грациозное животное вспрыгнуло на сиденье, равнодушно посмотрело на Элизабет и принялось вылизывать лапу.
Тряхнув головой и засмеявшись, Элизабет снова закрыла глаза. В таком положении она провела еще несколько благословенных минут – и ничто ее не беспокоило все это время, кроме пустого желудка и стрекота кузнечиков. Но через какое-то время снова возник посторонний шум, побуждающий ее выйти из приятного забытья. Из-за того, что тревога с котом оказалась напрасной, Элизабет не стала открывать глаза и осталась неподвижной, пытаясь убедить себя, что посторонний шум ее не беспокоит.
Потом появилась новая помеха, подобная прикосновению мягких крыльев, которые, взмахивая, касались ее лица. Прошло несколько мгновений, и Элизабет, вздрогнув, вдруг поняла, что эта «помеха» подозрительно, пахнет розами.
Примерно в это время совсем близко от нее знакомый голос с едва заметной иронией пророкотал:
– Это прекрасное место для бегства, миледи… но вы должны придумать что-то лучшее, если хотите от меня спрятаться.
– Я… что ты здесь делаешь? – хрипло произнесла Элизабет, испытывая то изумительное ощущение, которое часто возникало у нее после дневного сна.
Роберт усмехнулся ей, как раз когда она с бесстрастным видом откинулась на решетку с растениями, и поднял брови.
– Конечно же, я ищу тебя. Для того, чтобы выполнить условия нашего соглашения.
К ее удивлению, ей было приятно это услышать. Но когда она подбирала слова для ответа, он протянул цветки без лепестков, которые, видимо, высылал на нее, и спросил:
– Из этого растения ты изготовляешь ароматное масло? Запах кажется знакомым.
Она молча кивнула. Роберт оттолкнулся от сетки и шагнул к ней. Увидев, что она собирается подняться, он тут же возразил:
– Нет, оставайся на месте. Я посижу здесь немного, с твоего разрешения.
– Конечно, – ответила она, хотя в ее душе боролись два чувства – ей было лестно, что ему здесь нравится, я тревожило то, что произойдет дальше.
Она показала на большую корзину с крышкой, которую он принес:
– Что там?
– Часть твоей награды. – Он чуть заметно улыбнулся, и ее бросило в жар.
Элизабет не стала задавать вопросов, когда Роберт уселся рядом с ней. Лучше помолчать, поскольку пустые вопросы и ответы ни к чему. Она откинулась на мягкий дерн, зная, что о содержимом корзины он расскажет ей, когда сочтет нужным.
– Неужели тебе ничуть не интересно? – Поддразнил Роберт, заметив ее безразличный вид.
От корзины шел умопомрачительный запах. В желудке у Элизабет снова заурчало, что не приличествовало леди, и она в который уже раз укорила себя, что не взяла хлеб и сыр.
И тут она решила смело пойти навстречу возможным насмешкам. Требованиям голода противостоять невозможно.
– Видимо, я слишком любопытна, – произнесла Элизабет, с надеждой глядя на Роберта. – Здесь, случайно, нет чего-нибудь поесть?
– Я думал, ты никогда меня не спросишь. – Роберт откинул крышку, и она увидела столько яств, что можно было устроить настоящий пир.
С одной стороны в корзину была воткнута сложенная чистая полотняная ткань. Роберт вытащил ее, встряхнул и расстелил перед Элизабет, после чего начал раскладывать провизию: превосходную свинину, пирог с миндальным молоком, дикую вишню, толстый ломоть хлеба и несколько кусков золотистого сыра. В довершение всего он достал из корзины бурдюк с красным вином и несколько полотенец для вытирания рук.
– Боже, это… замечательно! Как только тебе пришло в голову принести все это… – Она умолкла, подумав, что ее слова звучат грубовато. – Значит, ты не возражаешь против того, чтобы есть на свежем воздухе? Даже в сумерках?
Роберт пожал плечами:
– Я считаю, что здесь очень приятно.
– Да, это все-таки сад.
– Ты только сейчас это увидела? – Роберт усмехнулся, и Элизабет тоже рассмеялась. – Здесь можно прекрасно провести время. Но если ты будешь немного терпеливее, я, возможно, смогу избавить тебя от одного неудобства.
Он поднялся и через пару секунд был за сеткой. По всей видимости, он выходил за ворота, поскольку скоро вернулся с двумя зажженными фонарями. Когда Роберт приближался к ней, фонари бросали длинные тени, поскольку солнце уже село, оставив у горизонта лишь неровные темно-оранжевые и темно-красные полосы.
– А вот и я, – объявил Роберт, снова усаживаясь рядом и расставляя фонари по сторонам полотняной ткани. Он вынул нож и стал отрезать большие куски от пирога. – Теперь по крайней мере видно, что ты ешь.
В это мгновение порыв ветра принес в сад низкий звук какого-то инструмента. Мелодия была знакомой – жалобная песня о неразделенной любви. Но очень странно было услышать ее здесь, на открытом воздухе. Как только эхо унесло первые звуки, Элизабет в замешательстве взглянула на Роберта.
– Я попросил менестреля принести лютню; по моему сигналу он должен был начать играть, находясь за воротами сада. – Роберт посмотрел вверх, на мгновение оторвавшись от приготовления угощения. В его глазах вспыхнул озорной огонек. – Он должен был начать играть, как только я возьму фонари.
Элизабет удивило бы куда меньше, если бы он сказал, что сегодня к ним на ужин пожалует король Шотландии.
Роберт постарался выглядеть серьезным.
– Я лишь подумал, что музыка сделает наше пребывание здесь приятнее, леди.
– Похоже, ты предусматриваешь все, – произнесла Элизабет, смущенно опустив глаза.
– А ты?
Элизабет снова подняла на него глаза, но, встретив его лукавый взгляд, покраснела.
Внезапно она ощутила неловкость. Прежний Роберт никогда бы не подумал: организовать что-либо подобное – и для нее, и для себя. То, что делал этот новый Роберт, было желанным, однако тревожило ее. Но ей действительно было приятно, и она не видела в этом ничего плохого. Отец Павел предложил ей не волноваться и попытаться изучить заново загадочного мужчину, который был ее мужем, именно это она и будет делать, решила Элизабет.
Чтобы скрыть свою неловкость, она взялась за бурдюк с вином и увидела, что Роберт выбрал вино одного из лучших урожаев; это вино было явно приобретено у торговцев из южных районов, которые приезжали на рынок дважды в год.
– Это больше похоже на празднование, чем на простой ужин, верно? – спросила она просто для того, чтобы что-то сказать, и отставила бурдюк.
– Это и есть празднование, Элизабет. Твоей победы надо мной этим утром.
Она улыбнулась:
– Если под призом ты имел в виду все эти лакомства, то я могу лишь похвалить тебя. Я умирала с голоду.
– Рад слышать, что ты довольна.
Элизабет с недоумением посмотрела на него, не понимая, что он имеет в виду.
Пауза затянулась, и Роберт продолжил:
– Ты не помнишь Аннабель?
– Аннабель? – спросила Элизабет, желая, чтобы он быстрее продолжил и она могла приняться за еду.
– Она была единственной, кто объяснил мне, почему ты не появилась на ужине в большом зале. Потеря аппетита была… довольно внезапной. – Он с иронией посмотрел на нее. – По крайней мере Аннабель так утверждала.
Вдруг в голове Элизабет с ужасающей четкостью вспыхнуло старое воспоминание. Она закашлялась, пробормотала что-то о том, что у нее снова появился аппетит, и постаралась изобразить на лице обезоруживающую улыбку. Но поскольку ее желудок не мог больше ждать, она решила прекратить любезности и прямо спросила:
– Тогда ты не возражаешь, если я начну?
– Ни в коей мере, – ответил он, показывая на еду и вино. – Позволь мне помочь тебе…
Не успел он договорить, как Элизабет взяла кусочек сочного пирога, отправила в рот и ощутила невыразимое блаженство. Пирог был несладким, но с богатым нежным вкусом. На тонкой корочке – хорошо приправленные кусочки свинины и порезанный яичный желток с миндальным молоком. Вздохнув, Элизабет закрыла глаза, пережевывая и глотая с таким видом, словно это была манна небесная. Покончив с первым, довольно толстым куском, она взялась за второй. Ее взгляд встретился с его изумленным взглядом.
– Не хочешь отведать? – спросила Элизабет.
Он рассмеялся, глядя, с какой жадностью она держит второй кусок пирога.
– Хочу. Но мне больше нравится наблюдать за тобой.
– М-м-м, просто восхитительно. – Это было все, что Элизабет сумела произнести за довольно длительное время, пока поглощала второй кусок.
После этого она принялась за сыр и хлеб и это запила большой порцией красного вина. Откинувшись наконец на спинку сиденья из дерна, Элизабет издала стон:
– Думаю, в меня больше ничего не влезет.
– Неудивительно, – ответил Роберт, глядя на нее с явным одобрением. – Должно быть, свежий воздух делает чудеса с твоим плохим аппетитом.
– Насмешник. Ты же знаешь, что у меня нет с аппетитом проблем.
– Конечно. Но мне нравится тебя дразнить.
Она бросила на него быстрый взгляд и заметила лучики у глаз, когда он рассмеялся. Эти лучики были, возможно, едва видны, но она их разглядела. И каким-то удивительным образом это вызвало в ней прилив благодарности.
– Спасибо, – пробормотала она, – за заботу и за то, что ты делаешь все, чтобы я снова чувствовала себя с тобой свободно.
Наступила неловкая пауза. Опасаясь, что она снова пустится в сантименты, что смутит их обоих, Элизабет резко приложила руку к груди и полунасмешливо произнесла:
– Вы – человек высокой чести, сэр, если обеспечиваете пропитанием вашу даму даже после ее удручающего отсутствия за столом на ужине. Это превосходит всякие супружеские обязанности.
Она с удивлением заметила, что он слегка поморщился, прежде чем ответил на ее деликатное подшучивание. Преувеличенно сильно кивнув, он начал пышно изъясняться:
– Пустяки, дорогая, пустяки. Мы еще не покончили с угощением, поскольку ты пока не попробовала вишни, которые я с таким усердием собирал, чтобы доставить тебе удовольствие. Вечер только начинается, и твой аппетит, без сомнения, скоро вернется к тебе.
Негромко рассмеявшись, Элизабет сорвала пучок травы в основании своего сиденья и бросила в него.
К ее удовольствию и удивлению, Роберт улыбнулся и ответил тем же. Ей пришлось заняться извлечением травы и нескольких листьев подорожника из волос, пока Роберт убирал с импровизированного стола. Прошло всего несколько мгновений, и остатки еды перекочевали в корзину. Осталась лишь полотняная ткань, которая служила им скатертью.
– Не хочешь забрать и это? – спросила Элизабет.
– Нет. Я использую ее.
– Для чего?
– Возможно, для того, чтобы отдохнуть.
Он выпрямился, его сильное тело предстало перед ней во всем его захватывающем дух величии. Элизабет затаила дыхание, когда он протянул руку – так изящно, как мог это сделать только самый галантный придворный кавалер.
– Вы не хотели бы присоединиться ко мне, леди? Это будет почти также удобно, как сидеть, откинувшись на сиденье из дерна. – Глядя ей в глаза, он чуть заметно улыбнулся. – А возможно, еще удобнее.
– О…
Святые небеса, ей нужно прекратить произносить это восклицание каждый раз, когда Роберт делает или говорит что-то неожиданное. Но ее рука как бы сама оказалась в его руке, и Роберт помог ей сесть рядом с ним на полотне, спиной к его груди. Ее бедра оказались между его выпрямленными ногами. Это было удивительное положение, после того как на протяжении недели они лишь случайно касались друг друга во время трапез. Когда он обнял ее, Элизабет показалось, будто она очутилась совсем в другом месте, теплом и безопасном.
Роберт был физически сильным, и когда Элизабет полулежала на нем, чувствуя движение каждой его упругой теплой мышцы, эта сила ощущалась совершенно иначе, чем если бы она просто смотрела на него. Однако нежность его прикосновений, когда она свернулась в его объятиях, не вязалась с его смертоносным владением оружием.
И когда Роберт поднял руку, чтобы отвести волосы с ее шеи, открыв чувствительную кожу прохладному вечернему воздуху и позволяя своему теплому дыханию пронестись над ней. Элизабет закрыла глаза, слегка опустив голову в сторону и ожидая, когда он коснется ее шеи губами. Но он не поцеловал ее. Для этого еще не настало время.
После продолжительной тишины, наполненной их дыханием, звуками ночи и негромкой игрой на лютне где-то вдали, Элизабет почувствовала, как Роберт качнулся позади нее.
– Что с вами, милорд? – негромко спросила она.
– Я хочу тебе кое-что сказать, Элизабет. Кое-что, что должна слышать лишь ты одна… – он на мгновение умолк, и Элизабет скорее почувствовала, чем увидела его улыбку, – поскольку не думаю, что кто-либо в Данливи ожидал бы подобное от меня. Это баллада.
Не сразу справившись с удивлением, Элизабет кивнула. Ей было приятно сидеть вот так, рядом с мужем. Когда наконец он заговорил, шепча слова ей в ухо, удивительные, вызывающие дрожь ощущения усилились десятикратно, а строки баллады, поражавшие своей красотой, заставили сжаться сердце.
– Ее песня наполняет мою душу радостью, от которой болит сердце, – произнес Роберт, – а воспоминание о ее губах я не в силах забыть. В холодную ночь ее огонь зажигает меня. Только ее объятия успокоят мое сердце.
Помолчав, он продолжил:
– Я – выжженная земля, пустая и потрескавшаяся. Когда ее нет рядом, мой взор туманится. Она – бальзам для моего духа. От ее прикосновения я оживаю. Только ее объятия успокоят мое сердце.
Элизабет повернула голову, чтобы посмотреть Роберту в глаза. Казалось, он пробудил в ней все желания.
– Как это называется? – пробормотала она.
– Не знаю. Я выучил это во время моего заключения от французского портного, который любил повторять это на ночь, когда полная луна светила в нашу темницу. – Он моргнул, все еще глядя на нее, и чувства, поблескивавшие в его синих затуманившихся глазах, заставили ее сердце пропустить удар. Элизабет судорожно сглотнула.
– Эти слова напоминают мне о вас, леди, – произнес Роберт.
Слегка наклонив голову, он коснулся губами ее макушки, а потом проложил дорожку из поцелуев к ее уху. Элизабет закрыла глаза, его ласка породила волну восхитительных покалывающих ощущений в задней части ее шеи и в спине, распространилась на переднюю часть и заставила затвердеть ее ноющие соски. Она с силой выдохнула и почувствовала его дыхание, когда Роберт снова начал шептать:
– Ты хотела бы услышать последние строки?
Она кивнула, не в силах говорить в этот момент. Она просто откинулась на его широкую грудь, а он продолжил с чувством негромко декламировать балладу:
– Смерть не положит конец моим мучениям. Моя любовь безгранична, как волнующееся море. Я вступлю в бой с любым врагом ради ее поцелуя…
Он остановился, чтобы снова коснуться ее губами, поцеловать чувствительное местечко ниже уха. Тронутая красотой баллады, Элизабет провела ладонями по мускулистым рукам Роберта и почувствовала, как его мышцы сокращаются в ответ на ее прикосновения. Его голос стал чуть более хриплым, когда наконец он произнес:
– Только ее объятия успокоят мое сердце.
После этого он снова замолчал. Элизабет слышала журчание воды в фонтане и стрекот кузнечиков. Менестрель, похоже, прекратил свою игру, но когда именно это произошло, она не заметила.
– Это было прекрасно, – произнесла Элизабет, снова обретя голос.
– Не так прекрасно, как вы, леди.
Роберт посадил ее так, что она оказалась у него на коленях, и взял ее лицо в ладони, после чего наклонился, чтобы нежно коснуться ее рта голодными губами. Она приоткрыла рот, и в ней родились теплые, мягкие как шелк ощущения, когда его губы скользнули по ее губам, покусывая и пробуя на вкус, после чего Роберт отстранился для нового наступления.
Его поцелуи были долгими, медленными и удивительными. Мгновение уносилось за мгновением, ее рука скользнула вверх по его руке, плечу и выше к мягким темным волнистым волосам на затылке. Элизабет привлекла его к себе, желая ощутить что-либо, чего еще не изведала.
После нескольких мгновений этого эротического искушения Роберт еще больше наклонил голову, чтобы пройтись губами вдоль линии ее подбородка. Затем сжал губами мочку уха.
– Ты восхитительна, – пробормотал он, осыпая ее горячими, чувственными поцелуями, опускаясь все ниже к шее.
Это подбавило пламени в уже тлеющий огонь между ее ног и заставило Элизабет инстинктивно приподняться, чтобы плотнее прижаться к его телу. Она запрокинула голову, чтобы он мог целовать ее, куда пожелает.
Роберт склонился над ней и отвел шальную прядь с ее щеки, после чего провел теплой ладонью вдоль шеи и скользнул под платье около плеча.
Платье было слишком узким, чтобы пробраться глубже, поэтому он снял с нее накидку без рукавов и ослабил шнуровку платья. Элизабет показалось странным, что ей нравится лежать здесь, в саду, вместе с Робертом. Но в следующее мгновение в ней заговорили потребности ее тела: груди стало тесно в узком корсаже; она представила себе, как Роберт освобождает ее тело, чтобы иметь возможность трогать его. У нее сами по себе сжались пальцы, и она учащенно задышала от охватившего ее желания.
– Тебе нравится, как я это делаю? – Спросил Роберт, вновь покрывая ее страстными поцелуями.
– Да, – почти бездыханно ответила она, крепко прижимая его к себе.
Она не знала, что еще можно сказать и нужно ли вообще что-либо говорить. В эту минуту она способна была только чувствовать. И святые небеса, она никогда не испытывала раньше столь восхитительных ощущений. Даже во время самых сладостных мгновений на супружеском ложе, в те немногие месяцы до того, как Роберта захватили в плен во время сражения на границе. Эти ощущения были для нее совершенно новыми, странными и удивительными. Они были подобны переходу ото сна к бодрствованию – бодрствованию, о котором она до этой минуты и не подозревала.
Ее мысли были прерваны новыми ласками Роберта, который на этот раз чередовал поцелуи с легкими прикосновениями языка, дразнящими ее кожу. Сквозь туман чувственных впечатлений Элизабет поняла, что его руки освобождают ее тело от давящего корсажа. Через мгновение она почувствовала вечернюю прохладу на своей горячей коже.
– Клянусь всеми святыми, ты прекрасна, Элизабет, – пробормотал Роберт севшим от страсти голосом.
В мерцающем свете фонарей она видела, как его большие теплые руки накрыли ее обнаженные груди, мягко сжали. У Элизабет перехватило дыхание. Он ласкал ее затвердевшие от возбуждения соски. Это было ни с чем не сравнимое блаженство, и Элизабет невольно подалась вперед навстречу его рукам.
– Тебе нравится, Элизабет? – спросил он.
Голос его дрогнул. Наклонив голову, он обхватил губами кончик ее груди.
Потрясение от этих ощущений вызвало вспышку желания в самых глубинах ее естества, и Элизабет застонала.
– О да, да, – негромко воскликнула она, выгибаясь, в то время как он осторожно посасывал ее соски – сначала один, потом второй.
Элизабет отчаянно хотела новых ощущений. О, как она хотела в эти мгновения дотрагиваться до него, пробовать языком и приводить его в состояние, в которое он приводил ее.
Поощряя его, она подняла руки и запустила пальцы в его мягкие волнистые волосы. Он продолжат дразнить ее грудь, его ладони поглаживали ее плечи. Когда его тело скользило по ее телу, Элизабет могла: чувствовать объемные мышцы под его рубахой. Ее поглаживания опускались ниже и ниже, по гладким контурам его боков, по плоскому твердому животу, прикрытому лишь тонкой тканью, пока она не дошла до той части штанов, которая натянулась ей навстречу с таким же желанием, которое испытывала она сама и которое подталкивало ее к тому же самому великолепному завершению.
Она положила руку на его жезл. Он был таким большим. На миг Элизабет смутилась. И ее снова охватили сомнения и беспокойство… Все, что вызывало в ней подозрения, вновь выплыло на поверхность, но тут же испарилось от новой волны восхитительных, рождающих дрожь ощущений, которые буквально пронзили ее, когда Роберт снова прижался к ней губами, а его рука, скользнула ей под юбку, чтобы, вызвать, невыразимое удовольствие там, где соединялись ее ноги.
– А что скажете об этом, леди? – спросил он. Его сильные пальцы поглаживали ее шелковистые, складки. – Мне следует продолжить это?
Элизабет застонала. Из глаз у нее посыпались искры.
– Да… да, – лишь выговорила она, жадно хватая ртом воздух.
Роберт снова стал покрывать ее нежными поцелуями. Только сейчас она сообразила, что держит в ладони его пульсирующий жезл. Когда она легонько сжала пальцы, он застонал.
– Ах, леди, это слишком хорошо. Остановись, иначе я потеряю над собой контроль.
– Я не хочу останавливаться. – призналась Элизабет, с трудом справляясь с переполнявшими ее чувствами.
Логика ничего больше для нее не; значит. Не нужно изучать и исследовать реакции, которые в ней вызывает ее муж, кстати, совершенно посторонний ей человек.
Она оказалась замужем за восхитительным чувственным незнакомцем, чьи ласки сводят ее с ума. Никогда в жизни она не испытывала ничего подобного.
– Я хочу, чтобы ты взял меня, Роберт, – хрипло прошептала она прямо ему в губы. – Я не могу больше ждать. Возьми меня, как свою настоящую жену.
Где-то в дальних уголках сознания Элизабет почувствовала тревогу, поскольку Роберт на миг замер. Но тревога тут же исчезла от потока испытываемых ею чувств, уступив место теплу, желанию и страсти.
В следующее мгновение Роберт ослабил свой пояс, и Элизабет обнажила его бедра, чтобы направить его в себя. Бормоча ласковые слова, он осторожно продвинулся вперед, и Элизабет поняла, что при всем возбуждении и инстинктивном желании двинуться глубже он пытался себя сдерживать. В нетерпении желая утолить свой голод, Элизабет привлекла его к себе и подняла бедра, моля о большем.
– Я не хочу причинить тебе боль, делая это слишком быстро, любовь моя.
Элизабет не произнесла ни слова, продолжая прижимать его к себе.
Наконец он со стоном снова плавно двинулся вперед. От невыразимого наслаждения Элизабет вскрикнула. Оказавшись внутри ее, Роберт остановился.
Потом наполовину вышел из нее и резким движением снова вошел. Затем повторил это еще раз и еще.
Это было восхитительно.
Облако из звезд мешало Элизабет видеть, звуки доносились до нее словно откуда-то издалека. Это было ее собственное дыхание, похожее на рыдание. Это рыдание совпадало по ритму с толчками Роберта.
Так продолжалось очень долго.
Сладостное напряжение становилось сильнее и сильнее с каждым его толчком. Выгнувшись ему навстречу, Элизабет что-то шептала. Обхватив его за спину и ощущая гибкость его мышц, она чувствовала, что в ней затвердел и напрягся буквально каждый мускул, готовый освободиться чем-то… чем-то большим…
От последнего толчка Элизабет начала содрогаться в невыразимом наслаждении. Казалось, ее тело растворилось, оставив после себя лишь чистые сладостные ощущения. Она полностью отдалась этим ощущениям. Охваченная волной блаженства, она снова издала крик, выгнулась и, притянув его к себе ближе, прижалась губами к его шее. Он содрогался, освобождаясь почти одновременно с ней.
Небесные ангелы и святые, она никогда не испытывала такого наслаждения, занимаясь любовью с Робертом раньше. Никогда.
Она хватала ртом воздух, и мужчина, лежавший на ней, дышал так же учащенно. Его грудь надавила на ее грудь, когда он сдвинулся с нее чуть в сторону. Потом оба некоторое время не двигались, отдыхая после пережитого. Это тоже было приятно.
– Элизабет, – наконец прошептал он хриплым голосом. – Элизабет, я…
Она открыла глаза, как раз когда он умолк. Подняв голову, Роберт смотрел на нее с загадочным выражением лица, на котором смешались удовлетворение и легкое удивление. Это польстило Элизабет, но вызвало в ней тревогу. На сей раз избавиться от тревоги было гораздо легче, поскольку ее тело было полно истомой.
– Святой Иисус, леди, – произнес он и протянул руку, желая отвести с ее лица прядь волос.
Элизабет перехватила его пальцы и поднесла к губам, чтобы поцеловать.
– Я знаю, – прошептала она, кивнув и, как она поняла, глупо улыбаясь. – Я чувствую себя так же.
Он судорожно сглотнул, продолжая смотреть на нее.
– Я… я не знаю, что сказать, Элизабет, кроме того, что я… то есть ты…
– Милорд! Милорд Марстон!
Увидев, кто появился в воротах сада, Элизабет поспешно села, схватила платье и начала его на себя натягивать.
Роберт замешкался, натягивая штаны, и буквально взревел:
– Стойте, сэр, назовите себя по имени!
Было уже темно, и за пределами светлого от фонарей круга почти ничего не было видно, но Элизабет узнала и голос, и силуэт человека, который резко остановился по команде лорда.
– Это Эдвин, милорд, – пробормотала Элизабет, и тут же управляющий громко назвал свое имя.
Элизабет никак не могла зашнуровать корсаж, обмирая от мысли, что с Эдвином мог прийти еще кто-то и он увидит ее неодетой. Ее накидка лежала смятой на земле, где-то за пределами светлого круга, так что поиски ее пришлось отложить на потом.
– Вы одеты прилично? – едва слышно спросил Роберт.
– Да. Вполне.
Она увидела, как он снова поворачивается к воротам и Эдвину.
– Подойдите и сообщите о вашем деле.
– Прошу прощения, милорд… и миледи, – пробормотал Эдвин, видя, что Элизабет явно не хочет на него смотреть. – В деревне волнения, милорд, и это требует вашего немедленного вмешательства.
– Думаю, кто-то скоропостижно скончался, – произнес Роберт, – так что дело не терпит отлагательств.
– Это почти так, милорд, – ответил Эдвин.
Замешательство на его лице сменилось холодным, спокойным выражением, с которым Элизабет была весьма хорошо знакома. Что-то, однако, в его тоне было фальшивое, отчего по ее спине пробежал холодок.
Эдвин продолжил свои объяснения, и, когда закончил, ее опасения подтвердились.
– Должен вам сообщить, что одному из тех, кто прибыл с вами из Англии, грозит смертельная опасность. Сейчас на деревенской площади собралась большая толпа, и, насколько мне известно, они собираются повесить его на ближайшем дереве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100