Читать онлайн Выбери меня, автора - Маккинли Элис, Раздел - 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Выбери меня - Маккинли Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.71 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Выбери меня - Маккинли Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Выбери меня - Маккинли Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккинли Элис

Выбери меня

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

4

Джош заснул сразу после перевязки. Намучился. Большую часть работы пришлось переделывать заново: швы расползлись в трех местах, пока отмачивали прилипшую повязку, нельзя было сделать местное обезболивание, только общее, которое не очень-то помогло. Джош, разумеется, слова не сказал и бровью не повел, но глаза выдали его с головой. После того как все было закончено, отключился буквально в течение минуты. И не мудрено, всякому терпению есть предел.
Марта собрала на поднос очередные грязные салфетки, тампоны, использованные шприцы, зажимы. Никогда не думала, что придется зашивать человека. Кстати, гораздо проще, чем животных: ни шерсти, ни перьев и укусить не норовит.
Марта отнесла поднос на кухню. Неплохо бы все это сжечь от греха подальше; по крайней мере просто выбрасывать в мусоропровод тоже нельзя. Она устало опустилась на стул. Надо еще наковырять льда и положить на шов, чтобы не распухло. Лучше прямо сейчас. Но подняться сил не было. Собачий день. Кстати, Марта напрочь забыла о работе, нужно позвонить Сьюзен.
Она встала и сняла трубку с аппарата, который примостился на стенке рядом с холодильником. Номер собственного ветеринарного кабинета набрался раза с пятого – руки еще дрожали.
– Ветеринария.
– Сьюзен? Это Марта. У меня тут небольшое ЧП, сегодня, завтра и, скорее всего, послезавтра не жди. Управляйся сама, если уж совсем никак, тогда звони. А я тут постараюсь разобраться побыстрее.
– Хорошо. У нас пока все нормально. – Голос Сьюзен звучал бодро, на заднем плане слышался лай, значит, сняла трубку в приемной.
– Тогда до четверга.
– Пока.
Как хорошо разговаривать со Сьюзен, у нее есть одно замечательное качество: полное отсутствие интереса к чужим делам. Кто-нибудь другой обязательно спросил бы, что случилось, и пришлось бы сочинять историю из области фантастики. А так – никаких лишних вопросов.
Марта достала лед из холодильника и, сложив его в пакет, вернулась в комнату. Джош, голый по пояс, спал на диване, подложив руки под голову. Грудь еле заметно поднималась и опускалась: медленнее, чем у бодрствующего человека. Точно спит, не притворяется. Марта сдернула в ванной с крючка полотенце и, сложив его вдвое, накрыла больной бок. Холод нужно подержать минут двадцать – не больше, еще не хватало застудить внутренние органы.
Марта хотела пристроить мешок со льдом вдоль шва, но тот съехал и упал на пол. Джош тут же вскинулся, озираясь по сторонам сонными глазами. Нервы напряжены, шарахается от малейшего шума.
– Тихо, это я. – Марта подняла лед и положила на прежнее место. – Не дергайся, а то свалится.
В глазах сперва мелькнула тревога, но потом они спокойно закрылись. Все нормально. Можно спать.
Марта принесла из своей комнаты подушку и одеяло. Надо уложить его как следует, да еще желательно запихнуть каким-то образом жаропонижающее. Стакан воды и таблетка уже стояли приготовленные.
– Джош. – Марта коснулась его плеча, придерживая другой рукой лед на тот случай, если дерганый пациент опять подскочит. – Джош.
Голова повернулась, но глаза глядели как-то отстраненно. Поднять подняли, разбудить забыли.
– Это нужно выпить. – Марта вложила ему в руку таблетку и протянула воду.
Снова непонимающий взгляд, потом сознание прояснилось. Джош проглотил белый кругляш.
– А это вообще что?
– От температуры. – Марта, воспользовавшись тем, что он приподнялся, подсунула ему под голову подушку. – Ты ложись, спи. Теперь, кажется, все.
Джош отвернулся. Марта забрала лед и накинула сверху одеяло. Наконец-то и она может пойти поспать. Суматошная ночь, потом этот пьяный театр, очередные швы, перевязка. Только бы опять не дернул куда-нибудь. Она наклонилась над Джошем, словно так лучше были видны его планы на ближайшие несколько часов. Спит сном праведника.
Изможденное, бледное, но все равно очень красивое лицо. Как он угодил в эту историю? Как вообще угодил в преступники? Да с его внешностью можно делать деньги, продавая свои фотографии в рекламные журналы. Марте вспомнились ее вчерашние размышления: а тебе то зачем все это понадобилось? Кажется, теперь она начала понимать зачем. Не просто жалость, нет, здесь нечто большее. Как называется чувство, которое заставляет наплевать на весь мир, кроме одного человека? Которое отодвигает на второй план прежние увлечения, идеалы. Которое, появившись внезапно, переворачивает с ног на голову все вокруг. Марта глядела на спящего Джоша и чувствовала, что хочет остаться с ним. Прямо здесь, в кресле или даже на полу. Просто быть рядом. Она не раз влюблялась и до этого, но чтобы вот так сразу возникла острая потребность в другом человеке… А потребность возникла, настойчиво заявила о себе, нагло растолкав все остальные желания. Кареглазый брюнет, имевший массу шансов загреметь через пару дней за решетку, спит на диване в ее гостиной, а Марта в растерянности сидит в кресле напротив, машинально листая журнал о лошадях. Джош словно провел черту, отделяющую старое от нового. И мосты сожжены. Возврата нет. Да, не так Марта представляла себе знакомство с мужчиной своих грез. В ее воображении он обязательно был на коне. Долгие беседы, прежде чем действительно сойтись, и все такое. Размеренно, постепенно. Но сердце не спросило совета…
Марта почувствовала, как по пальцам побежала вода: это начал таять лед, который она все еще держала на коленях. Глянцевая бумага тут же промокла, джинсы тоже покрылись темными пятнышками-каплями. Вставать совершенно не хотелось, но и лужу потом затирать – занятие не из приятных. Марта отложила журнал и понесла лед на кухню.
День был в разгаре, по улицам неслись машины, пешеходы спешили по своим делам.
Погода не прояснилась, тучи по-прежнему висели почти над головой. Но Марта их не замечала. У нее на душе было солнечно и радостно. Вот где-то далеко сверкнула молния, громыхнул гром. Скорее бы гроза дошла до них, под нее так хорошо спать.
Марта вернулась в комнату. Джош уже лежал на спине, и теперь его лицо было полностью открыто. Красив, чертовски красив! Марта попробовала лоб. Горячий, значит, одной таблетки мало. Проснется, надо дать еще. И снова невольно залюбовалась им. Одеяло немного сползло, обнажив голый торс. Широкие плечи, перетянутые бинтами мышцы… Захотелось прикоснуться к ним, еще раз ощутить под пальцами эту силу мужского тела. Рука сама собой спустилась со лба на шею, дальше к плечам. Марта и не заметила, как наклонилась и поцеловала Джоша в губы, правда тут же спохватившись, отпрянула и села в кресло, подобрав ноги. Хорошо, что он уже успел крепко заснуть.
Ей нужно было подумать, серьезно подумать и о своих чувствах к нему, и о его, мягко выражаясь, щекотливом положении. Она влюблена, это понятно. Как все произошло, теперь уже не важно. Есть факт и варианты развития событий, вытекающих из этого факта. Итак, если он не ответит взаимностью, то никаких проблем. Марта чувствовала, что еще какое-то время сможет себя контролировать. Если Джош не проявит к ней интереса как к женщине, то они просто разойдутся. У Марты на этот счет существовало правило: никогда не говорить о своих чувствах первой, иначе мужчины потом думают, что делают тебе одолжение своим вниманием. Не стоит нарушать его даже ради самого неординарного случая. Таким образом, тут все просто. Марта найдет в себе силы пережить проснувшееся чувство.
Но вот что делать, если Джош тоже влюбится. По меньшей мере две следующие недели им придется провести вместе, нельзя отпускать его в таком состоянии. А четырнадцать дней немалый срок. Кто знает? И что? Еще пару дней назад Марта могла совершенно точно сказать, что никогда не свяжет себя с человеком, стоящим вне закона. Она внутренне сжалась. За две недели даже простая привязанность может перерасти в страсть. Что тогда? За ним в огонь и в воду. Прощай нормальная жизнь, лошади, дом в горах. Прощай все. И до первого ареста у них, может быть, будет год или два, нельзя вечно прятаться, сколько веревочка ни вейся… Иными словами, Марта боялась, что не совладает с собой, вернее уже знала, что поддастся ухаживаниям Джоша. Если он позовет, она пойдет следом. Первое время у нее, конечно, хватит сил сопротивляться, но потом… Все будет зависеть от того, насколько этот Робин Гуд захочет добиться своего. А отсюда вывод: надо сделать так, чтобы он вообще не захотел ничего добиваться. Вылечить его, чтоб душа не болела, и до свидания. Вряд ли Джош ради любви бросит свое ремесло. Марта слишком хорошо знала мужчин. У них всегда на первом месте карьера, пускай даже такая нелегальная, а потом уже семья. Следовательно, надо ни в коем случае не дать ему влюбиться. Как? Для этого достаточно командовать, мужчины терпеть не могут, когда ими руководят, а если они при этом еще почти беспомощны и вынуждены подчиняться, то лучшего рецепта отворотного зелья и выдумать невозможно. Надо только выдержать роль до конца.
Эти мысли немного успокоили Марту. Унялась внутренняя дрожь, глаза стали закрываться. Нельзя, нельзя дать ему влюбиться. Иначе все пропало. Ну почему единственный на свете мужчина, который, можно сказать, понравился с первого взгляда, должен был оказаться преступником?
Марта чувствовала, что засыпает. Неплохо было бы перебраться наверх, в кровать, но это же надо вставать, идти… Нет, не сейчас. Последняя, угасающая вместе с сознанием мысль вновь нарисовала Джоша. Нельзя позволить ему влюбиться, и, закрывая глаза, Марта твердо решила проснуться истинной фурией.
Солнце уже садилось. Огромный огненный шар отражался в стеклах дома напротив, который хорошо был виден из окна комнаты Марты. Алые отблески рассыпались сотнями оттенков, и казалось, что здание полыхает, охваченное пламенем. Наверное, тучи рассеялись, раз так хорошо виден закат. Стоп. Закат? Марта села на кровати. Какого черта она делает в своей комнате, когда засыпала внизу, в кресле?! Он что, с ума сошел?
Кажется, изображать фурию не придется. Марта чувствовала, что прямо-таки закипает от гнева. Рыцарь! Ну дай только спуститься. И она, подскочив с кровати, быстро сбежала вниз по лестнице. Джош, полностью одетый, сидел в кресле и как ни в чем не бывало листал пресловутый журнал.
– Тебе кто разрешил поднимать тяжести? – накинулась на него Марта. – Я что, третий раз теперь должна тебя зашивать?! Совсем ума нет?!
Она подхватила со стола газеты, те самые, что купила сегодня утром, и, ловко свернув одну из них трубочкой, замахнулась на Джоша. Тот предусмотрительно выставил вперед руки.
– Да что я такого сделал?
– Что сделал?! – Марта не удержалась и залепила ему газетой по уху. – Собаки и те соображают лучше!
– Да уж куда мне до собак, – добродушно улыбнулся Джош. – Ты ругаешься из-за того, что я отнес тебя наверх?
– Как ты догадался? – Марта делано удивилась, но тут же опять стала серьезной. – Сам прекрасно понимаешь, что тебе нельзя было этого делать. И не скоро еще станет можно. Снимай рубашку, живо!
– Марта, я уже смотрел, все в порядке. – Джош встал с кресла и выпрямился, насколько позволяла довольно тугая повязка.
Хлоп! – На этот раз газета попала по правому плечу.
– Я сказала, снимай рубашку, немедленно!
Марта никогда не была скандальной, но этот глупый поступок просто вывел ее из себя. Она уже знала, что сейчас увидит. Даже Юджин такого не вытворял. Какая нелепость!
– Ну хорошо, если тебе от этого станет легче… – И Джош стал расстегивать пуговицы на рубашке.
– Мне легче?! – Марта ударила его еще раз по тому же злополучному плечу. – Мне легче?! Ложись сейчас же!
– Сейчас же, немедленно, – пробормотал себе под нос Джош. – Последний раз со мной так обращались лет двадцать назад.
– И с тех пор ума у тебя не прибавилось, – тут же парировала Марта.
Рубашка наконец была снята, и она стала осматривать повязку. Ну конечно, молодец! Два небольших пятнышка крови расползлись по белоснежным бинтам и уже успели сделаться бурыми. Шов в очередной раз разошелся.
– Мозги вообще-то – для тех, кто не в курсе, – для того и даны, чтобы ими думать. – Марте хотелось разорвать его на куски. – Посмотри, что ты натворил!
Джош несколько опешил при этих словах, откровенно не понимая, почему кровь на повязке расценивается как нечто из ряда вон.
– Да ляжешь ты или нет наконец? – У Марты по щекам побежали слезы. – Скажи, ради бога, какая необходимость была тащить меня на второй этаж? Какая? Что ты молчишь?!
Но тут уж, снова получив газетой, не выдержал Джош.
– А такая, что, когда мужчина видит усталую женщину, уснувшую прямо в кресле, он пытается обеспечить ей мало-мальский комфорт. В нашем случае – отнести до кровати. Я поступил так, как посчитал нужным. Кстати, газета бьет не больно, если хочешь действительно поколотить меня, то возьми что-нибудь потяжелее. Могу посоветовать… – Джош собирался сказать что-то еще, но тут заметил слезы на щеках у Марты и осекся на полуслове.
Она, тоже почувствовав, что хватила через край, виновато молчала.
И опять все сначала. Бинты, игла, нитки. С той разницей, что Марта не стала делать анестезию из-за двух-трех стежков.
На улице совсем стемнело. Луна притулилась на краю неба и желтела золотистым диском, испуская слабое сияние. Ветер играл легкими занавесками, то перекидывая их через подоконник, то поднимая чуть ли не к самому потолку.
После размолвки никто не решался заговорить первым. Марта, чувствовавшая себя виноватой за почти состоявшуюся истерику, спряталась на кухне и взялась за ужин. Ему и так не сладко, а она еще устраивает скандалы. Нет. План с фурией не подходит. Если бы перед ней стояла задача выжить его из дома, тогда другое дело, но ведь сама позвала, точнее притащила почти силком. Кроме того, Марта, не привыкшая выяснять отношения с кем бы то ни было, теперь чувствовала себя ужасно. В жизни она всегда старалась избегать конфликтных ситуаций, уступала где могла и кому могла, лишь бы не ругаться. А тут… Конечно, Джош повел себя глупо. Но ведь никто не умер, солнце не упало на землю, земля не раскололась пополам. К тому же он прав, так поступил бы любой настоящий мужчина.
Из глаз опять побежали слезы. Марта окончательно запуталась в этой истории: больше никаких надуманных ролей, никакой фальши. Будь что будет. Если уж ему суждено влюбиться, то влюбится. Она не станет притворяться и корчить из себя невесть что.
Омлет с грибами аппетитно шкварчал на сковороде, от соуса, булькающего в кастрюльке, по всей кухне распространился умопомрачительный запах. Марта открыла пачку сухой паприки и добавила ее в приготовленный майонез, выложила туда же говяжий паштет и нажала кнопку миксера. Пускай перемешает как следует, а потом можно…
Она всхлипнула. Все попытки отвлечься ни к чему не приводили. У нее было ощущение полного краха. Кругом все летит в тартарары, рушится. Джош лежит обиженный на диване и если он сейчас просто встанет и уйдет, то будет абсолютно прав. С другой стороны, лучше бы действительно ушел. Лучше бы вообще никогда не появлялся!
Марта вытерла глаза салфеткой. Назад дороги нет. И с самого начала не было. А обманывать себя последнее дело. Она влюблена. Влюблена в человека, который испортит ей жизнь, который увлечет за собой в бездну. Единственный шанс – просто не показывать ему своих чувств. Но Марта, уже попробовавшая полчаса назад примерить на себя чужой образ, отлично знала, что не справится. Выдаст себя. И пускай. Значит, так и будет.
Чем она жила до двадцати пяти лет? Да ничем. Мелочи, сплошные мелочи, заполнявшие один день за другим. Все это не важно. Все не так. Если в твоей жизни появляется человек, который за двое суток становится для тебя центром Вселенной, то эту самую жизнь не жалко погубить за несколько мгновений счастья – счастья быть с ним.
Марта сидела на кухне и плакала. Сегодня он просто поднял ее на руки, зная, что повредит этим себе. А завтра. А через месяц? Бросится под пули, чтобы закрыть своим телом? Бросится. Марта точно знала, что бросится. И плакала над своей страшной любовью, над своими грядущими бессонными ночами, над бесконечным одиночеством после его смерти…
Включила миксер, чтобы не было слышно всхлипов.
Но Джош все равно услышал. Плачет. Из-за него. Надо встать и извиниться, но Джош никак не мог придумать хоть сколько-нибудь приличное подобие необходимой в этом случае речи. В мыслях крутилось только детское «прости, пожалуйста, я больше так не буду». А дальше, хоть тресни, ни слова. С Мартой, как он уже успел заметить, вообще все получалось как-то само собой, совершенно спонтанно. Еще утром Джош собирался больше никогда ее не видеть, а теперь лежит на диване в уже знакомой комнате и боится лишний раз вздохнуть, потому что и так довел бедную девочку до слез.
Внезапно на кухне перестал гудеть миксер, что-то еще громче зашкварчало на сковороде, потом забулькало, словно его чем-то залили. Еще минута – и раздался голос Марты.
– Джош, сядь, пожалуйста. Я принесу ужин.
– Я мог бы пройти… – Джош прикусил язык. Она же попросила по-человечески, неужели так трудно хоть раз в жизни уступить?
Послышался звон посуды, потом шаги. Ноги почти бесшумно ступали по ковру. Какая она стройная и легкая… Джош поднялся и сел. В следующий момент Марта наклонилась над ним, застилая на колени полотенце. Ее волосы, черные, немного жесткие, завитые тугими кольцами, нечаянно коснулись его щеки, и по его телу пробежала нервная дрожь желания. Вот снова упругий локон дотронулся до плеча. Она была слишком близко. Джош почувствовал, что еще чуть-чуть – и совладать с собой будет уже невозможно. Рот приоткрылся, ища ее губ… Ни одна женщина на свете еще не была для Джоша столь притягательной. Он нарочно закашлялся, чтобы отвернуться.
Тут же последовал вопрос.
– У тебя еще и горло болит?
– Да, немного.
– Сиди, сейчас схожу за таблетками. – И она пошла наверх.
Джош перевел дух. Слава богу, иначе он не удержался бы и поцеловал ее. Тарелка, поставленная на колени, приятно согревала, от омлета, запеченного с грибами, поднимался пар. Все приготовлено ее руками. Он улыбнулся, представив на миг, что так будет каждый день. Странно, обычно подобные мысли пугали его своим однообразием и постоянством. Прячась именно от них, он брался за новые ограбления. И чем рискованнее выглядело предприятие, тем с большим энтузиазмом он начинал к нему готовиться, радуясь, что семейное счастье ему не грозит в ближайшие месяца три. Но теперь новое чувство родилось в груди. Зачем все это? Зачем мудрить, искать приключений на свою голову, не пора ли остепениться и бросить опасное хобби? Не лучше ли вот так, как сегодня, сесть и поужинать с ней. А потом провести вместе ночь…
При этой мысли Джош почувствовал, как тело инстинктивно напряглось, уже готовясь принять в свои объятия женщину, Марту. Да, ни к одной женщине его так не тянуло, но одновременно и ни одна из них не была столь недоступной. Другие липли сами как мухи на мед. А с Мартой все обстоит иначе. Он никак не мог взять в толк, на каких правах находится в ее доме? Пациент? Но пациентов не приводят домой и не кормят ужином. Случайный знакомый? Ничего себе знакомый, когда уже по меньшей мере дважды за прошедшие несколько дней она спасала ему жизнь. Ну если не жизнь, то свободу точно. Друг? Но друзьями не становятся так быстро, это раз. И к тому же дружбы, как известно, между мужчиной и женщиной не бывает. Парень? Так ведь, во-первых, ни в какие ворота не лезет, чтобы такая девушка могла влюбиться в бандюгу, а во-вторых, объяснений пока не последовало. Самому сказать? Для этого нужно знать, какая роль отведена ему в ее доме. Замкнутый круг. Сиди как на иголках и не смей рта раскрыть.
Марта тем временем уже вернулась. Что-то в ней изменилось за последние полчаса. Пропала уверенность в походке, в движениях, она словно больше не чувствовала себя хозяйкой в собственном доме. На ней были надеты какие-то старые джинсы и свободная клетчатая рубашка, контрастировавшая своим размером с худеньким, стройным телом. Мужская. Рубашка точно мужская и явно ношеная. Итак, у нее скорее всего есть парень, который, вероятно, куда-то уехал на время. Или был парень.
Марта закинула в стакан с водой две большие зеленые таблетки и протянула Джошу.
– Это пьют до еды. От кашля.
– Спасибо. – Джош выпил и отдал стакан.
Сели ужинать. Молча. Марта, не поднимая глаз, глядела в свою тарелку. Она знала, что должна извиниться, но не могла начать разговор первой.
Джош машинально проглатывал кусок за куском, не замечая ничего вокруг. Нет, так нельзя. Сам натворил дел, сам и расхлебывай. Она, разумеется, обижена. Не хочет говорить. Не удивительно после такой ссоры.
– Марта, я должен извиниться перед тобой…
– Джош, мне очень неудобно за…
Они заговорили одновременно – причем оба довольно тихо – и разом остановились.
– Ты что-то хотела сказать?
– Прости, я перебила…
Пауза. Первой сообразила, в чем дело, Марта.
– Тебе не за что извиняться. Я, можно сказать, позвала тебя в гости, а потом устроила скандал. Извини, я… не хотела, просто испугалась, что ты себе навредишь. – Она улыбнулась и смущенно опустила глаза.
У Джоша прямо камень с души свалился. Слова полились сами собой:
– Марта, ты была совершенно права, я олух, каких еще поискать. Извини, ради бога, за эту мою выходку. Я не привык, что кто-то обо мне заботится. – Самый высокий барьер оказался позади, теперь будет проще. Эти несколько слов развязали Джошу руки, он почувствовал себя свободнее. Надо сейчас перейти на другую, менее болезненную тему. – А мы можем посмотреть телевизор? Если ты, конечно, не против.
– Да, само собой. – Марта, тоже обрадованная, что щекотливый вопрос разрешился, нажала кнопку пульта. – По седьмому каналу сейчас как раз должны идти новости.
– Полицейские прочесывают город, но есть основания полагать, что драгоценности были вывезены из страны сразу после ограбления. Британская сторона заявила сегодня о недоверии канадским следователям. По мнению членов Исторического общества Великобритании, драгоценности похищены с ведома канадских спецслужб. Такое заявление опубликовала сегодня газета «Таймс». Британская полиция делает все возможное, чтобы получить разрешение на въезд в страну и самостоятельно заняться расследованием. Правоохранительные органы Ванкувера просят граждан быть внимательными. Предположительно, один из преступников получил ранение. Для всех, кто хоть что-нибудь знает о местонахождении драгоценностей или людей, причастных к преступлению, работают телефоны горячей линии. Девять, два, два, семь, ноль. Или девять, два, два, семь, шесть…
Марта выключила телевизор и вопросительно посмотрела на Джоша. Кажется, самое время спросить его о том, что происходит.
– Ты ничего не хочешь мне рассказать? – Выпуск новостей снял последние преграды между ними: стало как-то не до мелких перебранок, когда внешний мир пригрозил бесцеремонно разрушить все намеченные планы. Общая опасность всегда объединяет людей, даже злейших врагов, а тут, когда уже был сделан первый шаг к пониманию… – Это, конечно, не мое дело, но хотелось бы знать. – Только теперь она заметила, что Джош тоже удивлен.
– Знаешь, у меня такое чувство, что я что-то пропустил, – изрек он, все еще тупо глядя на серый экран.
Марта, до этого момента уверенная в том, что у него все под контролем, забеспокоилась.
– Пропустил?
Джош отставил в сторону пустую тарелку. Когда он договаривался с заказчиком, то и речи не было ни о каких международных скандалах, рядовое ограбление. А теперь вдруг выясняется, что не только весь Ванкувер поднят на уши, так еще Ми-6 явится сюда разбираться. По всей видимости, его просто не известили о стоимости или ценности тех безделушек, которые он взялся украсть. Не известили намеренно, знали, что иначе не согласится. Мысли в голове судорожно забегали. Первая из них была о Марте.
– Я должен уйти. – Джош поднялся с дивана и, накинув рубашку, стал застегивать пуговицы.
Марта тоже встала.
– Никуда ты не пойдешь, иначе я сдамся полиции. Так и знай. – Она самоуверенно скрестила руки на груди. – Здесь тебя никто не станет искать. Выехать из Ванкувера ты сейчас в любом случае не сможешь. Есть кто-то, кто может тебя сдать?
Эти слова удивили Джоша еще больше, чем выпуск новостей. Марта рассуждала так, словно общение с людьми, которых ищет пол-Канады, было для нее самым обычным делом. Кажется, она не до конца понимает, во что хочет ввязаться. Для нее все это нечто вроде развлечения среди однообразных будней.
– Марта! – Джош схватился за голову. – О чем ты говоришь? Ты ни при чем. Я просто сейчас уберусь отсюда и…
– И я пойду в полицию, – закончила она. – Неужели ты еще не понял? Раз уж мы вместе, то вместе.
– Какое вместе?! – Джош хлопнул себя по лбу. – Какое может быть вместе, когда ты абсолютно невиновна. Это мое дело, и выкручиваться из него я буду сам, слышишь? – Карие глаза засверкали. – И не смей меня шантажировать! Я не хочу, чтобы ты оказалась в этом замешанной. И не позволю, чтобы из-за моих глупостей страдали другие.
– А тебе не приходит в голову, что я сама в состоянии решить, куда мне замешиваться, а куда нет?
– Нет, ты не в состоянии. – Джош поднял палец вверх. – Потому что слабо себе представляешь, на что идешь. Марта, это не игрушки! Ты и так рисковала из-за меня и до сих пор рискуешь. Пойми, такие люди, как я, рано или поздно оказываются за решеткой, и теперь, похоже, пришла моя очередь. Это не смешно и не забавно. Только из-за того, что ты не позвонила два дня назад в полицию, тебя могут признать соучастницей преступления, а это половина моего срока. Нет, никаких вместе. Я заварил эту кашу, мне и расхлебывать.
Марта демонстративно села на диван.
– Или ты остаешься и я никуда не иду, или ты уходишь, а я звоню в полицию и сообщаю, что два дня укрывала одного из преступников, обокравших музей.
Джош рассмеялся, придерживая на боку повязку.
– Одного из… Марта, а других и не было. Если ты рассчитываешь на то, что они будут искать кого-то еще, то ошибаешься. Я всегда работаю в одиночку. И полиция Ванкувера, и эти копы из Англии ищут меня. Только меня, потому что больше некого!
Однако и эта речь не произвела на Марту должного впечатления. Джош опять встал и нервно заходил по комнате, не в состоянии выдержать спокойного взгляда синих глаза.
– Как мне еще объяснить, что это…
– Твое личное дело, – закончила за него Марта и добавила: – Которое теперь стало нашим общим делом. – Она подобрала под себя ноги и улыбнулась, словно речь шла о куске недоеденного омлета, лежащего на ее тарелке.
– Я запрещаю тебе! Я… Не смей! Ты этого не сделаешь.
Марта издевательски подняла глаза к потолку.
– Запреща-аю, не смей. Кто-то, мне помнится, говорил, что с ним последний раз так обращались лет двадцать назад. Раз уж мы поменялись местами, возьми газету для полноты ощущений. А то нечестно получается. – Свернув трубочкой несколько газетных листов, она протянула их Джошу. – Прости, что перебила. Кажется, последнее было «ты этого не сделаешь». Так вот – еще как сделаю. Ну что там дальше по тексту?
Джош не ответил, чувствуя, что попал в безвыходное положение.
– Пора бы уже понять, что каждый из нас чудит по-своему. Тебе охота поднимать тяжести со свежими швами на боку, а мне ввязываться в чужие ограбления. Мы друг друга стоим.
– Шантажистка! – Последний крик смирившегося рассудка.
– Олух!
– Капризная девчонка!
– Взбалмошный мальчишка! – Она поставила тарелки на поднос и пошла на кухню, не оставив ему шанса ответить. – Балбес! – крикнула она, уже сгружая посуду в раковину. Настроение поднялось. Захотелось посмеяться, побаловаться, поспорить с кем-нибудь. Проиграл, красавчик!
– Ну вот и поговорили, – угрюмо отозвался Джош из комнаты. – Каковы ваши условия, мэм?
Марта выглянула из-за двери и подмигнула ему.
– Две недели.
– Что?
– Две недели нужно, чтобы твой шов затянулся. Все это время ты будешь жить у меня.
– Постой, мы так не договаривались. – Джош поднялся и прошел на кухню.
Марта даже не обернулась, когда услышала сзади его сиплое дыхание.
– А мы, по-моему, вообще еще не говорили на эту тему. Мое условие две недели – и ни днем меньше.
– Но это нечестно. Держать человека взаперти против его воли запрещено законом! – Джош понял, что серьезные разговоры закончились и ничего не изменишь.
– Насколько мне известно, вы, сэр, не в ладах с законом, так что нечего им прикрываться. – С этими словами Марта брызнула ему в лицо холодной водой и засмеялась. Как хорошо, что он совершил это дурацкое ограбление, из-за которого за ним теперь гоняется пол-Ванкувера! Никуда ты теперь не денешься, красавчик! Никуда! – Иди и ложись, чего стоишь?! Тебе нельзя пока много двигаться.
– Хорошо, сейчас пойду, только ответь мне на один вопрос не по теме. – Джош никогда не говорил с женщинами о таких вещах в лоб. Но Марта была особенной и не подходила ни под какие поведенческие стереотипы. Если уж все зашло так далеко, зачем прятаться друг от друга? Кажется, он несколько недооценил Марту. Это обычная женщина не может полюбить бандюгу, а ей раз плюнуть. Только нужно знать наверняка. Итак, либо она сейчас даст себя поцеловать, либо выставит его за дверь, что само по себе тоже неплохо. Терять ему нечего. Вперед – на мины! Джош обхватил Марту за талию и привлек к себе, осыпая ее шею поцелуями. – Я все правильно понял?
Она повернулась, и мокрая, холодная рука легла на его лоб.
– Очень даже правильно. И сейчас мы пойдем на диван. Правда, не за тем, о чем ты думаешь. – Марта поцеловала его в губы и ловко вывернулась. – Иначе несчастный шов разойдется в третий раз за день.
– А зачем же мы тогда туда пойдем?
– Лечить твою рану.
Джош покорно развернулся и направился в комнату.
– Ох уж эта рана! Ну ничего из-за нее нельзя. Полжизни пропущу, пока она затянется!
– Не переживай, на другие полжизни нас посадят в тюрьму, но мы попросимся в отдельную камеру. Я тут подумала: а чего, собственно, прятаться? Вместе сядем, вместе выйдем.
И у нее хватает сил шутить на эту тему! Скажите, пожалуйста, как весело! Джош еще раз убедился в том, что Марта плохо представляет, куда собирается влезть. Подтвердилось и другое предположение: он до сих пор здесь. Не спущен с лестницы, не выкинут из окна, не избит тяжелыми предметами вроде сковородки. Значит, Марта способна если пока не полюбить, то по меньшей мере обратить внимание на преступника. Теперь нужно подумать, как выкрутиться из сложившейся ситуации. Никогда в жизни Джош не мог себе даже представить, что в один прекрасный день окажется нужен такому огромному количеству народа. До сегодняшнего вечера он искренне думал, что совершил рядовое преступление. Что его отложат в разряд нераскрытых, как и все другие, похожие. Что уже через неделю можно будет вернуться к нормальной жизни. Но теперь о ней можно забыть.
Марта все еще возилась на кухне, убирая посуду с сушки. А Джош, глядя на нее через стеклянную дверь, думал о том, как быть дальше. Больше он не один.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Выбери меня - Маккинли Элис

Разделы:
12345678910Эпилог

Ваши комментарии
к роману Выбери меня - Маккинли Элис



Замечательный роман! Очень динамичный - 10 баллов
Выбери меня - Маккинли Элиселена
29.02.2012, 22.36





fuuuuuuuuuuuuuuuuuuu
Выбери меня - Маккинли Элисfedora
2.05.2012, 7.44





Да...как-то неочень и концовка не фонтан,особенно окончание книги fu-fu-fu.
Выбери меня - Маккинли Элиссемецветик
11.01.2013, 18.25





чего-й-то не то...жаль потраченного времени
Выбери меня - Маккинли Элисфлора
26.07.2013, 18.01





Мне очень понравился роман.Конечно,описанные события несколько фантастические, но ведь в ЛР не это главное, а взаимоотношения героев. А они очень честные ,сильные ,искренние.
Выбери меня - Маккинли ЭлисТесса
12.03.2015, 23.03





Автор нам так расписала красавца мужчину, а что б поподробнее им насладиться, так нет. Настолько уж целомудренно и пресно. Детектив, а не любовный роман...
Выбери меня - Маккинли ЭлисБибиана
17.05.2016, 17.36








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100