Читать онлайн По дороге к звездам, автора - Маккинли Элис, Раздел - 5 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - По дороге к звездам - Маккинли Элис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.38 (Голосов: 34)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

По дороге к звездам - Маккинли Элис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
По дороге к звездам - Маккинли Элис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккинли Элис

По дороге к звездам

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

5

Мост Бей-бридж сегодня был особенно красив и торжественен. Сэм всегда любила его больше, чем знаменитый мост Золотые ворота. Закат плыл над заливом, за окном машины в розовой дымке аккуратными треугольниками маячили одинокие парусники. Облака пылали, устилая небо огненным бархатом. Море, спокойное как никогда, отливало нежно-фиолетовым. Кое-где начинали мерцать звезды, один край неба уже потемнел, словно ночь накинула на него свою темную шелковую шаль.
Сэм, весь день сидевшая как на иголках, дожидаясь вечера, теперь успокоилась. Вид закатного пейзажа вселял в душу надежду. Все не зря. Все не случайно. Нельзя сказать, чтобы Сэм когда-нибудь особенно верила в Бога, но, видя такое великолепие, она невольно задумывалась о том, что оно не может существовать само по себе, без Создателя, как готический собор не может появиться сам собой среди хаоса каменных глыб где-нибудь в горах. А раз Бог есть, значит, мы не одиноки в этом огромном мире. Каждый не одинок, и все, что ни делается, к лучшему. Сегодня Сэм особенно хотелось в это верить, потому что она слишком хорошо понимала – если кто и поможет ей, если кто и разберется во всей этой каше, только Господь Бог. Здравый смысл и логика, на которые она так привыкла рассчитывать, здесь были бессильны, как, впрочем, и вообще в большинстве вопросов, касающихся чувств. Сэм ехала в никуда, ехала ни за чем.
Во-первых, Ричард сейчас будет ломать очередную комедию, и добиться от него нормального поведения… Нет, не стоит на это рассчитывать. С какой стати он сегодня должен сменить роль? Нет. Во-вторых, если даже предположить обратное, то дальше-то что? Они заберут Кевина из полицейского участка, вернутся в Окленд, а потом? Он предложит ей встретиться завтра (в идеальном варианте, конечно), встретятся. Понравятся друг другу еще больше. И тут нагрянет отдел по делам несовершеннолетних и Сэм, сделав наивное лицо, скажет: «Знаешь, я тут подписала позавчера пару бумаг, так, ерунда». И Кевина заберут. Ну просто отличное начало отношений. Да, надеяться Сэм не на что. Тут поможет только чудо.
Впереди уже сияли огнями небоскребы Сан-Франциско. Стройные, уходящие в небо строения, блестевшие в сгущающихся сумерках огромными витражами стекол. Пейзаж не менее величественный, чем тот, оставшийся позади. Сэм вздохнула полной грудью, на мгновение ощутив гордость за то, что принадлежит к человечеству, способному не только на зло и насилие, как утверждают современные пессимисты. Способному строить, созидать, любить, ведь человек создан по образу и подобию Господа… Того Господа, на чью помощь она сегодня так надеется.
Мост кончился, машина плавно влилась в гудящий поток улиц Сан-Франциско. Итак, сейчас нужно найти какой-нибудь дешевый отель в южной части города, желательно поближе к заброшенным докам.
Конец рабочего дня давал о себе знать: на всех перекрестках пробки, на каждом повороте полиция. Город гудел, перемигивался фонарями и фарами, перекрикивался голосами уличных торговцев и просто прохожих. А Сэм, еще недавно уверенная в том, что никогда не сможет жить где-нибудь, кроме как в крупном городе, теперь вспоминала свое прежнее убеждение с улыбкой. Нет, никакой ностальгии по Сан-Франциско с его шумом, чадом и китайцами она не испытывала. Напротив, тихий Окленд теперь казался ей во сто раз дороже и ближе, чем все эти нескончаемые гомонящие улицы. Только сейчас Сэм поняла, что одной из причин нервного срыва, произошедшего у нее полгода назад, был именно неугомонный Сан-Франциско. Разве можно не потерять себя в этом хаосе людей и строений?! Разве можно среди всей этой безликой массы отыскать единственного, который станет любимым?! Большой город, где люди проходят мимо друг друга толпами и привыкают не заботиться ни о чьей судьбе, кроме своей собственной! Разве в Сан-Франциско можно в суде встретить Эткинсов? А ведь на таких людях, их безграничной любви к каждому человеку держится мир.
Улицы стали менее освещенными, встречных машин почти не было. Сэм проехала еще несколько кварталов, и ей стало не по себе. Фонари здесь иногда не горели целыми переулками, стены были изукрашены граффити. На светлых местах, то есть там, где хоть что-то освещало отдельные участки тротуара, кучковались сумрачные личности в бесформенных одеждах.
Но вот наконец показалась синяя вывеска отеля. «Гарри и компания» – интригующее название для грязного квартала, где, наверное, даже днем хоть глаз выколи. Но здесь по крайней мере горят фонари и стоят два охранника на входе. И этим обезьяноподобным ребятишкам платят явно не за то, что они изображают колонны. Сэм остановила машину и вышла.
– Кто отвечает за парковку?
Один из парней, тот, что покрупнее, повернулся и крикнул в дверной проем:
– Ларат, отгони тачку, приехали.
В ту же минуту из отеля выскочил худенький парнишка лет семнадцати и, буквально выхватив у клиентки ключи, вскочил в машину.
«Только я ее и видела, подумала Сэм. Оставалось надеяться на порядочность людей, которые выглядели непорядочно, и на сервис заведения, которое больше напоминало дешевую забегаловку, чем отель. Но зато отсюда рукой подать до доков. Уже проезжая по улицам, недалеко от этого места Сэм заметила несколько групп молодых людей в кожаных куртках, кое-где стояли и мотоциклы.
Внутри отель выглядел куда более пристойно. Перебросившись парой слов с хозяином сего достославного заведения, который встречал постояльцев самолично за стойкой бара, расположившегося на первом этаже, Сэм поднялась к себе в номер.
Комната была довольно приличная: веселенькие обои с цветами, стол, стул, кровать, даже шкаф и полка для особо привередливых. Постельное белье… Однако Сэм до этого не было никакого дела. Быстро вытряхнув содержимое своей сумки прямо на пол, она взялась за маскировку. Так, сперва волосы. Они не должны быть рыжими, коричневыми или русыми ни в коем случае. Светящаяся в темноте оранжевая краска как раз подойдет. Только бы продавец в магазине не солгал и эта гадость смылась бы с первого раза! Сэм намочила волосы и на половину головы нанесла крем-краску, для другой половины был такой же баллончик только зеленый. С головой, слава богу, разобрались. Сэм надела полиэтиленовую шапочку и замоталась полотенцем. Главное, не передержать.
Колготки, тоже оранжевые в зеленую мелкую клетку, подошли идеально. Кожаная юбка задиралась как раз в тех местах, в которых от нее этого ждали и сидела вполне прилично. Блестящие бордовые сапоги, купленные днем в секонд-хенде, с неимоверным количеством шнурков и заклепок, выгодно подчеркивали форму ноги. Одна проблема: стоило больших усилий сообразить, какая завязка с какой соединяется и что к чему пристегивается, но, кажется, с пятой попытки все получилось. Хотя Сэм и подумала, а не подать ли в суд, поскольку подобные вещи даже в подержанном состоянии должны продаваться строго с инструкцией по применению. Черный топ со светящейся надписью «Догоняй, придурок» был гораздо более прост в обращении, банальная шнуровочка на спине по сравнению с сапогами показалась просто верхом удобства. Кожаная куртка по пояс – еще проще. Два рукава для двух рук! Какое совпадение! И, о боги, молния! Сэм посмотрела на себя в зеркало – то, что нужно. Во-первых, прикид скинул по меньшей мере лет семь, во-вторых, смотрелся достаточно вызывающе, в-третьих, очень выгодно подчеркивал преимущества фигуры.
А я бы на саму себя даже обратила внимание, подумала Сэм и улыбнулась своему отражению.
Запикали часы на столе: пора смывать краску. Голова получилась в лучшем виде. Оранжевый светился даже в полуосвещенном помещении, зеленый таинственно поблескивал. Фен сделал свое дело, и Сэм принялась закручивать в волосы гайки по последней байкерской моде. Эта операция тоже прошла вполне удачно. Пара гаечных ключей к поясу. Эх, жаль нет колеса, можно было бы приспособить его в качестве шляпы. Еще раз осмотрев себя, Сэм чуть не повалилась со смеху на кровать. Нет, чего не сделаешь ради… Увы, но она даже не могла себе отдать отчета в том, ради чего именно.
Интересно, а как отреагирует Ричард на появление такой нимфы технического прогресса? Ну, сперва, конечно, удивится. А потом… Но Сэм не хотела гадать, будь что будет. Оставалось только потренироваться в походке. Она попробовала пройтись по комнате, усиленно заставляя себя вилять бедрами. Кто-то из подруг, кажется, рассказывал ей еще в студенческие годы, что мини-юбка при правильной походке должна задираться на каждые пятьдесят шагов. Причем задираться неприлично, в том и смысл, чтобы постоянно ее одергивать как бы невзначай. Сэм отсчитала пятьдесят шагов – юбка действительно чуть ли не гармошкой собралась на поясе, открыв бедра. Боже! Да как они вообще в этом ходят?! Одна радость, хоть с каблуками у нее проблем не возникнет. Это она умеет чуть ли не с детских лет.
Теперь все зависит от того, как вести себя. Распущенность и готовность поцеловаться с кем угодно в любой момент. Вот и все. Сэм вздохнула и, положив ключи от номера в карман, направилась к выходу. Ах да! Она вернулась и сунула в карман пачку сигарет.
Улица была пустынна, поэтому отходить далеко от отеля Сэм не рискнула. Добираться до доков на машине – чистой воды самоубийство, потому что тамошний народ единственным средством передвижения считает мотоцикл. Идти пешком по такому району… Ну, вообще-то можно и не дойти до пункта назначения. Сэм решила подождать. Она много раз видела, как байкеры забирают на улицах своих девчонок. Стоит попробовать, не на такси же в самом деле туда пожаловать?!
Прошло около десяти минут, и за поворотом послышался треск моторов. Тут же из-за угла вывернули три чернокожих субъекта (в смысле в черной коже) на мотоциклах. Сэм не стала терять время и вышла прямо на дорогу, под фонарь, чтобы ненароком не проехали. Один из парней, вероятно старший в группе, сделал своим знак остановиться. Когда все трое затормозили, Сэм, покачивая бедрами, подошла к ним и, не говоря ни слова, просто села к тому, кто стоял ближе.
– Дан, опять выбрали тебя, так нечестно.
– Так она меня, а не я ее.
И мотоцикл, на котором сидела Сэм, резко дернувшись, помчался вперед. Вот тут и получилась небольшая неувязка: она не знала, как и за что держаться, поэтому в первый момент инстинктивно ухватилась за то, что попалось под руку. А попался, собственно, сам байкер. Точнее, его куртка.
– Ты чего делаешь? Сзади держись, это тебе не «хонда».
Тут только Сэм вспомнила, что девушки, сопровождающие байкеров, действительно ездят в какой-то совершенно неестественной для этого занятия позе – немного откинувшись назад. Теперь ей стало понятно почему: там выпирающая часть сиденья заканчивается полукруглой железной ручкой. Пришлось терпеть. Правда, хвала небесам, недолго.
Доки были так велики, что по незнанию ничего не стоило принять их за небольшой городок. Они светились огнями не хуже центральных улиц Сан-Франциско, а по плотности населения, наверное, переплюнули даже китайскую столицу. Здесь работали свои магазины, где в качестве денежной единицы принимались запчасти, фальшивые права, масла и вообще все, пригодное для обмена и продажи. Здесь все друг друга знали, и в то же время никто не знал никого. Были свои герои и даже идолы, своя байкерская религия. Свои нормы поведения. Все это сразу бросалось в глаза.
А еще здесь были свои законы. Едва Сэм ощутила под ногами твердую почву, как рядом с ней началась драка. Нормальные люди в таких случаях звонят в полицию и уносят подальше ноги, а тут в одно мгновение вокруг выясняющих отношения образовалось кольцо болельщиков.
– Бей его, Косой! Она твоя, она приехала с тобой, значит, она твоя!
– Надери ему задницу, Дей!
– Биты, дайте им биты!
И на импровизированный ринг действительно в ту же минуту были выброшены две бейсбольные биты. Чем закончится этот поединок чести, Сэм дожидаться не стала, поскольку из первой реплики, то есть второй ее части «Она твоя, она приехала с тобой», следовал недвусмысленный вывод – на вечер девушка принадлежит тому, кто ее подбросил до доков. Таким образом, драка оказалась даже очень кстати, так как кавалер, за чью спину Сэм ухватилась в начале своего путешествия, отвлекся. Значит, надо поскорее смываться. Благо никто не удерживал.
Итак, задача минимум выполнена – добралась! Но вот как теперь в этом бедламе найти Ричарда? Вряд ли здесь принято останавливать первого встречного и задавать вопросы типа: «Не подскажете, где я могу найти такого-то?». Следовательно, придется просто тупо ходить от одной толпы к другой и искать. И это если Канинген вообще сюда приехал. Может, он сейчас спокойно спит дома под аккомпанемент своего замечательного друга – музыкального центра.
Сэм осмотрелась. Доки вытянулись длинной улицей вдоль берега моря, когда-то здесь был порт, но потом его перенесли дальше. Полуразвалившиеся склады, ангары, ржавые контейнеры – все нашло новую жизнь. Где-то пристроилась мастерская, куда наверняка пригоняют краденый товар. Где-то люди скорее всего просто спят, а может, и живут. И везде мотоциклы, мотоциклы, мотоциклы… И еще музыка наподобие той, что слушает Ричард. Орущая, отбивающая мозги, будто молотком. Непонятно, как обитатели вообще слышат и понимают друг друга. Сэм порадовала только одна вещь: она очень хорошо вписалась в толпу и не привлекала внимания. Можно было в принципе и не напрягаться с одеждой вовсе. Несколько раз мимо Сэм прошли девушки, у которых под распахнутыми куртками, заканчивавшимися чуть ниже груди, не было ровным счетом ничего. И нельзя сказать, чтобы девицы напились, шли они ровно и разговаривали о чем-то вполне адекватном. Другие щеголяли в сетчатых колготках вообще без юбок. Короче, здесь не принято было чего-то стесняться. Одна пара начала целоваться в двух шагах от Сэм. И ладно бы только целоваться, через минуту девушка оказалась по пояс голой и в таком виде преспокойно ласкала своего избранника, ну а еще через минуту эти двое, использовав мотоцикл как средство опоры, уже на практике занимались увеличением численности населения Соединенных Штатов. Пришлось отойти в сторону, хотя стесняться никто и не думал.
Сэм, для маскировки достав сигарету, побрела вдоль доков. Должен же здесь быть хоть кто-то, у кого можно спросить без риска распрощаться с жизнью. Прогулка продолжительностью пять минут дала массу новой информации. Во-первых, Сэм увидела, каким образом женщина из плоти и крови может заниматься сексом с мотоциклом. Угораздило же подойти к очередной толпе! Девица лет двадцати сначала танцевала вокруг железного жеребца стриптиз, а когда одежды на ней не осталось, принялась ублажать своего партнера под визг восторженной публики. Причем делала она это настолько заразительно, что из толпы выскочили еще две девицы, срывая с себя на ходу одежду. Вероятно, мотоцикл, все это время откровенно игнорировавший сексуальные домогательства, на свою беду оказался очень привлекательным субъектом.
– Оргазм! Покажи оргазм, Бренда!
Вот уж оргазма Сэм дожидаться не стала, от смеха ее просто сложило пополам, а поскольку вокруг народ был слишком возбужден, она решила в спешном порядке ретироваться от греха подальше.
А общественность Сан-Франциско выступает против однополой любви! Ха! Это они не видели, как выглядит любовь с мотоциклом, полжизни потеряли! Сэм не могла сдержать смех. Но тут, что называется, с корабля на бал, она очутилась среди другой беснующейся толпы. Правда, здесь все выглядело гораздо приличнее: несколько здоровенных детин с ломами в руках издевались над новеньким «фордом» под рукоплескания зрителей. Агрессия в голом виде, ничего больше. Оставалось только пожалеть владельца машины. В том, что она краденая, Сэм не сомневалась.
Неожиданно раздались какие-то крики, и народ, побросав дела разной степени важности, ринулся куда-то вперед.
– Белый! Белый против Судьи!
– Судья сам едет!
– Белый не жилец, он что спятил?!
Повинуясь общему потоку, Сэм вместе со всеми побежала в сторону криков. За длинным ангаром, возможно предназначавшимся когда-то для ремонта судов, шли грузовые контейнеры, расставленные на довольно большом пространстве в определенном порядке. Человеческая масса плавно обтекала их по кругу, словно в центре должно было происходить нечто важное.
– Ставки! Принимаются ставки! Белый и Судья! Делайте ставки!
Между людьми, уже окружившими поле с контейнерами, там и тут проталкивались глашатаи. Им в руки совали деньги, сопровождая свои ставки короткими комментариями вроде:
– На Судью, Белому не жить.
– Судья. Он мастер по висяку.
– Судья. Белого будем собирать по частям, а славный малый был.
Кто-то совсем рядом выкрикнул Сэм прямо в ухо:
– Победитель получит все! Три тысячи долларов на кону!
Вообще, нужно сказать, было довольно свободно. Байкеры и байкерши как-то очень удачно рассредоточились, и никто никому не мешал. Все почему-то смотрели вверх. Сэм тоже подняла голову, но решительно не понимала, что народ рассчитывает увидеть почти в полной темноте. За ангаром угадывались лишь темные силуэты контейнеров. Но вдруг яркий свет ударил по глазам – по полю заскользили лучи прожекторов. Только теперь Сэм все стало понятно. Контейнеры, расставленные по прямой, соединялись друг с другом бетонными плитами, положенными сверху и плотно пригнанными. Получалось что-то вроде подвесной трассы, очень узкой. Чуть дальше в нескольких местах плиты были подняты одним концом и образовывали целую серию трамплинов. А еще дальше контейнеры стояли по два, один на другом, и трамплины становились все выше. Площадки же, на которые после прыжка искатель славы должен был приземлиться, напротив сужались. Таким образом, трамплин становился опаснее и из-за увеличивающейся высоты и из-за отсутствия нормальных условий для приземления. Сэм вообще с трудом могла себе представить, как можно, подлетев метров на десять в воздух, попасть потом на бетонную балку шириной сантиметров в сто двадцать. Все соревнование проходило в воздухе, поэтому под самими контейнерами никто не стоял.
– Понимаешь, если не попадешь с трамплина куда нужно, то летишь вниз, – объяснял один молодой байкер своей юной подружке, которая, по всей видимости, тоже смотрела шоу в первый раз. – А там контейнеры: перелетел, не долетел – все равно на полной скорости втемяшиваешься в железо. Редко кто выживает, если сошел с трассы. Сразу разбивается, еще и бензобак может рвануть.
– А они будут ехать по очереди? – Тонкий, почти детский голосок выдавал волнение девушки.
– Какой по очереди, – усмехнулся парень наивности своей подружки. – В том и сложность, чтобы одновременно. Иногда бывает, убиваются оба.
У Сэм волосы на голове зашевелились. Сумасшедшие! Неудивительно, что народ пришел смотреть на самоубийц в полном составе. Даже те, кто насиловал мотоциклы, не остались равнодушными. Публика ликовала. Вероятно, подобные зрелища даже здесь были редкостью. Но где же те, кто отважился выйти на эту трассу смерти – висяк, как ее здесь называли?
– Леди и джентльмены! Поприветствуйте всем вам хорошо знакомого, завсегдатая доков и мастера по всем видам трюков, Судью!
Толпа взвыла наподобие волчьей стаи, приветствующей вожака, а на стартовую бетонную плиту выехал человек лет сорока, довольно полный для трюкача.
– И нашего белокурого друга, севшего на мотоцикл относительно недавно, но уже умеющего обращаться с ним так, как иные со своей девушкой! Леди и джентльмены! Белый!
Снова раздался треск мотора, и на плиту выехал Канинген. Увидев его, Сэм невольно вскрикнула и подалась вперед, словно собиралась остановить это смертоубийство. Ричард поднял мотоцикл на заднее колесо. Толпа завопила:
– Бе-лый, Бе-лый!
И снова Сэм услышала рядом голоса: тот же парень теперь знакомил девушку с личностями участников соревнования:
– Судья крут. Никогда не играет честно, вот увидишь, попытается спихнуть Белого где-нибудь ближе к середине. Правилами это разрешено. А Белый… Черт его знает, просто он везучий! Он и двух лет толком не тусуется, но смелый, зараза, я таких в жизни своей не видел!
Смелый? Сэм почувствовала, как по щекам побежали слезы. Смелый? Да как вы не понимаете, что он просто ищет смерти. И сегодня ваш Белый там, наверху, не из-за денег и не из-за славы, а чтобы умереть. Он не будет бороться. Не будет! И не этот Судья его противник, он бунтует против Судьи вечного, против Судьи, создавшего мир и страдания во благо этого мира! Против Судьи, который отнял самое дорогое, единственное, что привязывало его к жизни!
– Это самоубийство! Остановите его! – закричала Сэм, но в реве толпы никто не обратил внимания на ее вопли. – Остановите же его!
Распихивая людей, она бросилась к стартовой площадке. На нее сердито оборачивались, кто-то даже пихнул в бок, но ей было все равно. Ричард стоял там, готовый надавить на газ, готовый покончить с собой, а все эти ублюдки пришли посмотреть на его смерть. Как в Древнем Риме, на гладиаторских боях.
– Пустите! Да отойдите же вы!
Кто-то уступал дорогу, кто-то только ругался вслед, а Сэм все равно бежала, бежала, точно зная, что не успеет.
Он стоял там, гордо вскинув голову, и озирал толпу холодным, безжизненным взглядом. В этих глазах не было и тени мысли, одна спокойная решимость. Решимость человека, уходившего навсегда. Для него ничего не осталось в этом мире, и взгляд его спокойно скользил по бесновавшимся людям, по облакам в небе, по блестевшей стали мотоцикла, единственного друга, провожавшего его в последний путь. Ричард смотрел и не видел. Глаза его были устремлены вдаль, он силился разглядеть вечность, частью которой готовился стать. Губы беззвучно шевельнулись, но Сэм даже на таком расстоянии поняла: «Лаура». Не успеет. Она точно не успеет. Вот на стартовую плиту поднимается человек с пистолетом в руке, Ричард и его противник замерли в ожидании выстрела. Сейчас они сорвутся с места, и Сэм никогда его больше не увидит. Еще бы минуту, еще бы полминуты и она докричалась бы! Душа рвалась туда, к нему, а бренное тело, закованное в неудобную, раздражавшую одежду, не могло двигаться быстрее. Не помня себя от ярости, от злости на собственную беспомощность, Сэм закричала. Закричала, ни на что не надеясь, просто из страшной, гложущей сердце потребности действовать, когда действовать уже не имеет смысла. И неожиданно… Сначала она даже не поняла, почему слышит собственный голос, почему и другие его слышат. Почему люди обернулись. А потом вдруг сообразила, что вокруг тихо. Вероятно, толпа, ожидавшая сигнального выстрела, на одно мгновение смолкла и как раз в эту единственную секунду Сэм, хрипя и задыхаясь, из последних сил прокричала:
– Не-ет! У тебя есть сын!
В полной тишине после глупых, бессмысленных воплей этот истерический, надрывный крик прозвучал так неестественно дико, что толпа дрогнула. Ричард обернулся, глаза его устремились вниз. И среди, быть может, тысячи застывших лиц он увидел одно, искаженное ужасом, не похожее на другие, со слезами на щеках. Бледное и до боли знакомое. Губы прошептали: «Кевин». И неожиданно, из глубины далекого, забытого прошлого возник белокурый образ с темными глазами и пушистыми ресницами.
Раздался выстрел. Сэм показалось, что это выстрелили в нее. Острая боль вонзилась в самое сердце, и, уже падая, она почувствовала, что на душе стало легче. Ричард услышал! Ричард понял! Она видела, как его глаза наполнились смыслом. Он будет бороться. Отныне он будет бороться за себя и своего ребенка.


Сэм открыла глаза и увидела бесконечно темное небо. Огромный купол, где среди серых мохнатых облаков сияла луна и светили тысячи звезд.
– Гляди-ка ты, вроде очухалась!
– Глаза открыла.
Над Сэм стояли двое лысеньких байкеров, из тех, что давно на пенсии, а все неймется. Один из них усиленно поливал пострадавшую виски, потому как больше, вероятно, было нечем.
– Дамочка, вы живы?
Сэм попыталась загородиться рукой от льющейся жидкости, но от этого виски только попало в глаза. Благо джентльмены догадались, что леди уже не нуждается в горячительных напитках, и прекратили свою оригинальную терапию.
– Все хорошо, все нормально. – Отчаянно пытаясь за неимением платка хоть рукавом куртки протереть глаза, Сэм поднялась на ноги.
– Я позабочусь о ней, спасибо. – Знакомый голос прозвучал где-то совсем рядом, но Сэм не могла ничего увидеть, глаза страшно слезились. – Хватайся за шею. – Неожиданно чьи-то сильные руки подхватили Сэм.
– Ну вот так всегда, – проворчал один из старичков, тот что был в ярко-оранжевых штанах и бандане в горошек.
– Мы над ней хлопотали-хлопотали, а молодой пришел – и нет дамы, – согласился другой с тяжелым вздохом.
Тут Сэм почувствовала, что ее куда-то посадили. Глазам стало немного легче, и в блеске огней доков она увидела его. Ричард, устроив ее на импровизированном диване, сделанном из машинного сиденья, сам присел на корточки.
– Ты как?
Сэм, как бы слаба она ни была после обморока, размахнулась и залепила Канингену пощечину. Точнее, пощечиной этот удар можно было считать лишь условно, потому что метили его по щеке, а попал он аккурат по затылку, так как наказуемый субъект очень не вовремя присел. Одним словом, пощечина в проекте на практике переросла в хороший подзатыльник.
– Дурак! Мальчишка! Решил покончить с собой?! – Сэм наклонилась немного вперед и теперь подобно грозовой туче буквально нависла над Канингеном. – Я тебя спрашиваю!
Ричард, явно не ожидавший такого натиска от человека, минуту назад безжизненно лежавшего на земле и поливаемого виски в целях срочной реанимации, несколько опешил. Это и послужило главной причиной того, что и от следующего подзатыльника уклониться он не успел. Сэм была в ярости.
– Что ты молчишь? – По щекам блестящими дорожками опять побежали слезы. – Что?!
– Я… – Канинген виновато замялся.
– Ты! Ты! – возопила Сэм, пользуясь его замешательством. – Не я и не тот парень, а ты! Это твоя жизнь, а ты, вместо того чтобы устроить ее, хочешь… Так вот послушай меня, эгоист чертов, у тебя есть обязанности перед теми людьми, которые тебя любят, которым ты небезразличен! Конечно, как легко влететь на мотоцикле в контейнер! Говори, что ты молчишь?! Или я не права?
– Права. – Ричард поднял глаза и посмотрел на Сэм. – Права.
– Ты взрослый человек, а решаешь свои проблемы, как мальчишка. Подростки лет в шестнадцать так поступают, потому что еще не умеют любить, потому что еще думают только о себе! А ты взрослый! Слышишь? Так и решай свои проблемы, как взрослый.
Внезапно Канинген встал.
– Тебе легко говорить! Ты не знаешь! – Этот крик прозвучал так неожиданно, что Ричард, кажется, сам его испугался, и тут же заговорил спокойнее: – Ты не можешь понять меня.
– Могу. Я могу попытаться. – Сэм тоже стала говорить тише. – Но, знаешь ли, это довольно сложно сделать, когда человека уже нет в живых. Пообещай мне здесь и сейчас, что никогда больше этого не повторишь. И я больше не стану спрашивать… и вообще… Но, если сам захочешь поговорить, ты знаешь где меня найти.
– Хорошо, я даю слово. – Серые ледяные глаза решительно блеснули в сумраке.
Сэм поняла, что Канинген сдержит слово. Сдержит во что бы то ни стало, потому что это слово настоящего мужчины.
– Тогда, если позволишь, я перейду к сути дела, по которому приехала.
Ричард кивнул и снова опустился на корточки, показывая, что готов слушать.
– Твой сын пытался угнать машину и сейчас находится в полицейском участке. Его никому не выдадут, кроме отца. Собственно, я здесь для того, чтобы транспортировать тебя в полицию. Поэтому давай не будем терять время. Садимся на твой байк и едем. Что касается штрафа, то я взяла деньги, какие удалось собрать. Если что – внесем только залог, так разрешают делать.
Ричард улыбнулся и вместо ответа вытащил из кармана куртки целый пук скомканных бумажек – мол, с деньгами проблем не будет еще очень долго.
– Откуда… откуда у тебя такие…
Он кивнул в сторону, где по идее должна была располагаться смертоносная трасса. Сэм так и замерла с открытым ртом.
– Ты что… все-таки…
Он пожал плечами, словно извиняясь: ничего не поделаешь, так получилось.
– Знаешь что, я с тобой попозже об этом поговорю. – Сэм, несмотря на легкое головокружение, поднялась. – А сейчас поехали, иначе мы и к ночи не доберемся до полиции. Еще нужно заехать в отель и привести меня в нормальный вид, иначе ребенка нам точно не выдадут.
– Цепляйся. – Ричард подставил плечо. – А вообще классно выглядишь. – На его губах заиграла ехидная улыбочка.
– Он еще издевается! – Сэм замахнулась, чтобы продолжить начатый педагогический процесс, но на этот раз Канинген поймал ее руку.
– Рукоприкладство карается законом, в суд подам. Тем более когда речь идет о детях, а ты сама назвала меня мальчишкой.
Сэм улыбнулась и погладила то место на его сивой голове, которое только что собиралась ударить.
– Ладно, прощен, а за гонки все равно получишь.
– Зато у нас много денег.
– Я сказала, получишь – значит получишь.
Канинген только развел руками.
Через пару минут они уже мчались по шоссе, ведущему в город. Сэм блаженствовала, потому что не нужно было держаться за заднюю ручку и, рискуя навернуться, балансировать при каждом повороте. Ричард велел хвататься за него, что новоявленная байкерша и сделала с превеликим удовольствием. Сомкнув пальцы у Ричарда на груди, Сэм прижалась к нему, чувствуя себя в безопасности. Ее оранжево-зеленые светящиеся волосы развевались на ветру, романтически мерцали фонари, и поблескивала еще мокрая после дневного ливня дорога. Когда остановились у отеля, Ричард сказал:
– Предлагаю изменить план действий: ты идешь приводить себя в порядок, а я еду за Кевином. Дай мне номер участка.
– Так. – Сэм строго нахмурилась. – А где гарантия, что ты едешь в участок, а не назад, в доки?
– Я даю слово. Или предлагай любые другие условия.
– Хорошо, я как раз кое-что придумала. – Сэм повернулась к вышибалам у входа. – Позовите своего человека, мне нужна моя машина.
– Ларат! Парковка.
Сэм улыбнулась Ричарду наивно и просто.
– Сейчас отдашь свои ключи этому парню, а сам возьмешь мою машину. Во-первых, так довезти Кевина сюда будет проще, а во-вторых, на моей «мазде» ты вряд ли поедешь в доки. Все понятно?
Как раз в это момент Ларат пригнал машину.
– А теперь припаркуйте этот мотоцикл, пожалуйста. – Сэм взяла из рук Ричарда ключи и протянула их парню.
У того на лице отразилось некоторое недоумение и страх: видимо, парковать байкерские мотоциклы, зная с какой щепетильностью те к ним относятся, он раньше не брался.
– Ну же. – Сэм почти силой вложила ключи в руки Ларата.
Паренек нервно сглотнул и, боязливо покосившись на Канингена, все-таки пошел к мотоциклу.
– Желаю удачи, жду через час. – И Сэм, помахав Ричарду рукой, вошла в отель.
Какой милой, какой уютной на этот раз показалась ей убогая комнатушка. Кровать и душ! Наличие двух этих компонентов даже сарай могут сделать номером люкс, когда падаешь с ног от усталости и испытываешь острое желание смыть с себя липкий вонючий виски, ужасную оранжевую и зеленую краску, а так же пот, грязь, машинное масло и бог знает что еще. Забравшись под упругие теплые струи, Сэм некоторое время просто стояла, наслаждаясь тем, как вода нежно ласкает изможденное тело. Ноги болели от неудобной обуви, руки, перетруженные с непривычки необходимостью держаться, висели без всякого желания подняться и начать что-либо делать. И все-таки Сэм намылила голову. Оранжевые и зеленые ручейки потекли на пол. Слава богу! А то она уже начала бояться, что подобные вещи не смываются за один раз. Какое счастье снова лицезреть свои рыжие волосы с желтоватыми прядями!
Час, проведенный в душе, промелькнул незаметно, и, выйдя из ванной, Сэм удивилась, что прошло столько времени. Поспешно одевшись, она принялась сушить волосы. Еще полчаса пролетели поразительно быстро, и наконец под окнами остановилась знакомая машина. Два коротких сигнала – и Сэм, второпях запихнув свои вещи в сумку как попало, сбежала вниз.
Ричард уже отправил Ларата за мотоциклом и теперь стоял на тротуаре, дожидаясь своего железного скакуна.
– Ну, все прошло без осложнений?
– Вроде да.
На заднем сиденье «мазды», подложив под голову свою куртку и поджав ноги, безмятежно спал Кевин.
– Ты не против, если до города он там полежит? – проследив за направлением взгляда Сэм, робко, словно извиняясь за причиняемые неудобства, спросил Ричард. – Я заставил его снять обувь.
– Я не против, даже если он поедет ко мне домой, а не в твой сарай, с обувью или без.
– Нет уж. – Лицо Ричарда стало строгим. – Мне еще надо с ним кое о чем поговорить по-мужски.
– Ладно, как знаешь. – Сэм села в машину. – Догоняй.
Ах, ему по-мужски поговорить надо! Кого бы найти, чтоб с ним самим по-мужски поговорили. Сэм не хотелось сейчас препираться, да и времени не было. Бедный судья уже и так наверняка поднял национальную гвардию, дожидаясь звонка. А то бы Сэм высказалась по поводу поведения некоторых личностей.
Дорога назад через Бей-бридж была наполнена самыми разными мыслями. Кевин спокойно спал на заднем сиденье, а Сэм, глядя на него через зеркало, готова была расплакаться. Итак, у нее получилось. Не сегодня завтра Ричард начнет меняться, а может быть, даже захочет вернуться к прежнему образу жизни. Но какой теперь это имеет смысл, ведь подпись поставлена и ничего нельзя вернуть! Человек только-только встает на ноги после первого удара, а жизнь уже готовит ему другой, еще более сокрушительный. И она своей рукой подписала документы, которые сделают Канингена несчастным, теперь уже до конца дней. Он не оправится. Он не перенесет, независимо от того, будет ли с ним рядом любящий человек.
А еще Сэм задумалась о своих чувствах к Ричарду. Сперва простой интерес, потом влечение. Теперь… любовь. Сэм знала, что она бессмысленна и ничем не закончится, кроме очередных страданий, но сердцу не прикажешь. Хотя, может, все зашло еще не так далеко? И опять в памяти возникло правило: больше не лгать самой себе. Любовь – значит любовь. Наверняка Ричард после суда уедет из Окленда. А если останется, то Сэм сама переберется куда-нибудь в глубь штата. Так или иначе, но им не место в одном городе, невозможно терпеть рядом человека, отнявшего самое дорогое, что у тебя было. Оставалось только решить, как и когда сказать об этом Ричарду. Не дожидаться же в самом деле пока отдел опеки просто приедет и заберет Кевина.
Сэм вытерла слезы – нельзя чтобы Канингены увидели их сейчас. Окленд уже спал, одиноко то там, то здесь мелькали светящиеся вывески круглосуточных магазинов и ночных баров. Людей на улицах почти не было. Отражая разноцветные огни, блестел мокрый асфальт. Вероятно, здесь дождь прошел совсем недавно.
Сэм затормозила у своего дома, ехать на машине по бездорожью на холм все равно было бессмысленно. Ричард подкатил минуту спустя: треск мотоцикла несколько разогнал сырое безмолвие улиц.
– Эй, просыпайся! – Открыв дверцу машины, он потряс сына за плечо. – Приехали.
Мальчик сонно вскинулся.
– Мы где?
– Сейчас поедем домой, вставай.
Кевин, уже окончательно проснувшийся, выбрался из машины. Сэм заметила, как при виде отца ссутулились его плечи, как вся худая фигурка напряглась, вероятно в предвкушении мужского разговора. Мальчик испуганно покосился на Ричарда.
– Садись на мотоцикл.
Кевин растерянно посмотрел на Сэм, словно ожидая защиты, потом повернулся и пошел, куда велели.
– А могу я узнать, что причитается за попытку угона машины?
– Ничего из ряда вон, задницу надеру – и все.
Надо было видеть, как съежился Кевин при этих словах. Вероятно, подобные меры педагогического воздействия применялись к нему и раньше. Сэм показалось, что в ночной тишине даже послышались всхлипы.
– А что тогда сделать с тобой за сегодняшние приключения? – Она невозмутимо скрестила руки на груди. – Ну?
Ричард только затылок почесал в ответ.
– По крайней мере, я заработал свои деньги в честном поединке, а он пытался украсть.
– Зато он не пытался… – Сэм не договорила, не нужно Кевину знать, что удумал его замечательный папа вместо банального угона машины. – Короче, ты понял.
Ричард кивнул.
– Предлагаю бартер: ты прощаешь его, а я тебя. И оба вы получаете шанс исправиться.
Канинген-старший улыбнулся и протянул руку.
– Договорились. Эй, Кэв, – он повернулся к сыну, – купишь ей мороженое.
Мальчик, слышавший весь разговор, радостно тряхнул белесой головенкой в знак согласия.
Через мгновение треск мотоцикла снова самым бестактным образом огласил окрестности и Сэм осталась одна. Домой идти не хотелось: ночь была прохладна и тиха. Огромное черное небо нависло тяжелым звездным куполом. Дорога, ведущая на холм, обрывалась с половины, словно уходя в эту темную неизвестность бесконечного пространства. Все будто замерло. И только вверх по серой ленте двигалась черная точка мотоцикла…
Неожиданно сзади раздалась приглушенная телефонная трель. Сэм вздрогнула и, издав испуганное: «Ой, мистер Эткинс!», побежала в дом.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - По дороге к звездам - Маккинли Элис

Разделы:
12345678910

Ваши комментарии
к роману По дороге к звездам - Маккинли Элис



Это скорее драма, а не любовный роман. Хорошо хоть конец хороший.10
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисЛюдмила
22.05.2012, 0.29





Да уж чего только не бывает в жизни.. Роман очень понравился. Советую всем прочитать.
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисЕлена
3.01.2013, 21.34





Драма ,не драма,но жизненно.
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисВера Яр.
3.01.2013, 23.41





Какая ж это драма, это сказка. Легкая, незатянутая. Приятно провести пару часиков.
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисЧитака
16.07.2013, 18.14





Сказочно. И жили они долго и счастливо. Все быстро стали хорошими.
По дороге к звездам - Маккинли Элисиришка
20.11.2014, 0.56





тема интересная но на моя взгляд автор не смогла передать тот плавный переход от отчаяния к желанию жить и любить..как то все действительно быстро и не понятно)))то что он с сыном сделал вообще идиотизм....жалко ребенка даже...хотя ребенок фактически умнее отца оказался....5 от силы роман не очень понравился
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисЕва
28.11.2014, 14.52





Тяжелый роман, о сложной судьбе двух мужчин - отца и сына. Я вообще не люблю такое, и без таких рассказов жизнь тяжелая. Но на один раз можно
По дороге к звездам - Маккинли Элисзлой критик
2.02.2015, 9.15





Зря конец такой короткий, можно было развить тему снош...пардон, отношений психологини и Леголоаса))))
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисБибиана
17.05.2016, 13.12





Пролистала'
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисЕ
18.05.2016, 14.45





Пролистала'
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисЕ
18.05.2016, 14.45





Пролистала'
По дороге к звездам - Маккинли ЭлисЕ
18.05.2016, 14.45








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100