Читать онлайн Гостья из тьмы, автора - Маккинли Тамара, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гостья из тьмы - Маккинли Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гостья из тьмы - Маккинли Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гостья из тьмы - Маккинли Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккинли Тамара

Гостья из тьмы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Дженни разбудили ссорящиеся попугаи гала в перечных деревьях возле окна. Из буша доносился хохот кукабурров, защищавших свои территории. Она чувствовала себя хорошо отдохнувшей, несмотря на то, что не высыпалась последние несколько дней. Сладко потянувшись, Дженни встала с постели и решила, что сегодня непременно познакомится с Чурингой поближе. Нужно обязательно поговорить со стригалями и пастухами и постараться понять, как протекает здесь хозяйственная жизнь. Но по-настоящему увидеть и ощутить мир Матильды можно, только изучив просторы Чуринги, а не сидя дома в четырех стенах с дневниками в руках. Значит, придется вспомнить давно забытые навыки верховой езды.
Дженни завязала волосы в конский хвост, схватила старую фетровую шляпу с крючка на двери кухни и вышла во двор.
Солнце только вставало, было свежо, но вокруг, несмотря на раннее утро, кипела жизнь. Слышался лай собак, люди и лошади готовились к трудовому дню. Некоторые мужчины, проходя мимо нее, приподнимали в знак приветствия шляпы, и Дженни улыбалась в ответ.
Когда она проходила мимо общежития, то увидела возле умывальника Брета. Он стоял в расстегнутой на груди рубашке напротив вставленного в полку умывальника зеркала и брился. Дженни замедлила шаги. Может, не стоит им встречаться до завтрака? Хотя расстались они вчера довольно мирно, эпизод в стригальне был еще свеж в ее памяти. Но глаза их в зеркале встретились, отступать было поздно. «Посмотрим, сумеет ли он сегодня испортить мне настроение!» – подумала Дженни.
– Доброе утро, мистер Уилсон! Чудесная погода, правда? – ослепительно улыбаясь, поздоровалась она.
– Доброе утро, – кивнул Брет, поспешно бросаясь застегивать рубашку.
– Не волнуйтесь, пожалуйста, вы меня ничуть не смущаете, – приятно улыбаясь, произнесла она.
Брет оставил в покое пуговицы и продолжил бритье. Движения его были уверенными. Он внимательно разглядывал себя в зеркальце, направляя бритву.
– Я хотела бы после завтрака покататься верхом по окрестностям, – заявила Дженни. – Найдется ли здесь для меня подходящая лошадь?
– У нас нет верховых лошадей для прогулок, миссис Сандерс, – ответил он, неторопливо проводя бритвой по подбородку. – Но, наверное, мы сумеем найти для вас какую-нибудь старую клячу из тех, что уже не работают. Я пришлю мальчика сопровождать вас.
Дженни заметила в зеркале едва уловимую улыбку в уголках его губ, но сдержалась. Нет, ему не удастся сегодня вывести ее из себя!
– В этом нет необходимости. Уверена, что сумею не заблудиться здесь.
– Нет, миссис Сандерс, одной здесь ездить опасно, – твердо сказал он, смывая водой остатки крема с лица.
– Тогда, может быть, вы сами поедете со мной, мистер Уилсон? – сладко улыбаясь, спросила Дженни. – Я полностью доверяю вашей мудрости, и на вид вы достаточно сильны, чтобы защитить меня в случае опасности.
– Дело в том, что в вашем хозяйстве сейчас в самом разгаре стрижка, если вы еще не соизволили этого заметить. И я не могу бросить все дела, чтобы катать вас по окрестностям в поисках красивых видов, – язвительно ответил он, упираясь руками в бедра.
– Как, наверное, приятно быть таким незаменимым! – усмехнулась Дженни. – Но сегодня суббота, укороченный день. Я надеюсь, вы сможете уделить мне немного времени. В конце концов, должен же управляющий познакомить хозяйку с ее владениями!
Брет расхохотался:
– В таком случае, сочту за честь, миссис Сандерс.
– Спасибо, вы так любезны. – Дженни улыбнулась и отправилась в столовую.
Брет стоял, щурясь на солнце, и смотрел ей вслед. Порезы на подбородке пощипывало. Он уже сто лет не резался бритвой, но трудно держать руку твердо, когда с трудом удерживаешься от смеха.
Покататься верхом! Придумала тоже! Это что, ковбойское ранчо? Ладно, он найдет ей лошадку, но пусть не жалуется, если завтра не сможет сидеть. В любом случае, чем быстрее он поймет, что собой представляет эта женщина, тем лучше.
Застегивая рубашку, Брет обдумывал, о чем следует с ней поговорить, и с тоской посматривал на столовую. Да, миссис Сандерс держала его будущее в своих маленьких ручках. Новым хозяевам может не понадобиться управляющий. А кроме того, даже если она решит не продавать ферму, где гарантия, что она захочет оставить в должности его? При мысли о том, что ему придется покинуть Чурингу, Брет почувствовал почти физическую боль. Да, Ма права, ему надо постараться вести себя с ней как можно приветливее. Тогда у него появится хоть какой-то шанс остаться здесь. Правда, это будет трудным испытанием – кажется, она уже довольно враждебно к нему относится. И, зная свою неуклюжесть в отношениях с городскими женщинами, Брет окончательно расстроился.
Сдернув шляпу с головы, он вошел в столовую и тут же чертыхнулся про себя. Естественно, первой, кто бросился ему в глаза, была Дженни. И как было не обратить внимания на склоненную к тарелке золотистую головку на стройной шее и ложбинку между двумя холмиками в вырезе расстегнутой рубашки? Он поспешно отвел глаза, когда она подняла взгляд от тарелки, и быстро направился к другому концу стола.
– Доброе утро, Брет, – сказала Ма, ставя перед ним тарелку с бифштексом, яичницей и жареной картошкой. – На, подкрепись, парень. Тебе нужны сегодня силы для путешествия с миссис Сандерс. Я соберу вам еще пакет с ленчем на двоих, – сказала она громко.
Ее слова были подобны грому. Гвалт затих, на Брета уставились любопытные, смеющиеся глаза двух дюжин сидящих за столом работников.
– Наверное, мы к ленчу уже вернемся, – пробурчал он.
– Как хочешь, – громко заявила Симон, подмигивая своей аудитории. – Но я бы на твоем месте не торопилась, если есть возможность получить удовольствие и отдохнуть.
Раздались одобрительные смешки. Стэн Бейкер поднял брови.
– Парень, похоже, ты влип! Поверь мне, когда женщины о чем-то сговариваются, мужику лучше уносить ноги.
Присутствующие громко согласились с таким мудрым замечанием.
– Кончай издеваться, Стэн, – угрюмо буркнул Брет, воюя с бифштексом. – Дай мне поесть спокойно!
Он скосил глаза на Дженни. В ее глазах не было ни капли смущения, ему даже показалось, что она шутливо подмигнула ему!
У него тут же пропал аппетит. Отодвинув недоеденный завтрак, Брет закурил.
Он еще побеседует серьезно с Ма после прогулки! Она опять пытается свести его с женщиной, старая сводница. Знакомство с Лорейн в прошлом году – ее заслуга! Хорошо хоть, та сидит в своем отеле на безопасном расстоянии и не может прибрать его к рукам.
– Ладно, пора приниматься за работу, – сказал Стэн, засовывая дымившую трубку в карман куртки. – Не тушуйся, парень! Ма гонялась за мной по всему Квинсленду, прежде чем захомутала, и только потому, что я сам этого хотел, – улыбнулся он. – Но запомни, сынок: никогда не показывай женщине, что ты этого хочешь. А то они начинают слишком много о себе понимать.
Брет посмотрел на дымившийся карман.
– Ты так когда-нибудь спалишь нас здесь своей дурацкой трубкой!
Старик вытащил трубку из кармана и вытряхнул горевший табак в блюдце.
– Не волнуйся, я собираюсь умереть в постели рядом со своей старухой, – сказал он задумчиво, подтягивая штаны. – Но ты, надеюсь, к тому времени будешь уже захомутован какой-нибудь из леди. Знаешь, мужики ломаются в таких местах без хорошей женщины рядом.
– Не стоит беспокоиться обо мне, Стэн. Меня вполне устраивает моя теперешняя жизнь, – заявил на это Брет, вставая и обходя старика.
Направляясь на конюшню, он невольно думал о словах Стэна и в конце концов с неудовольствием признал, что старик прав. Он был одинок. Ночи стали для него мучением с тех пор, как уехала Марлин. Дом казался пустым без человека, с которым можно поговорить о чем-нибудь, кроме овец. А с тех пор, как он перебрался в общежитие, он лишился спокойных вечеров в одиночестве, когда можно было хотя бы послушать музыку или почитать книгу. С парнями было весело, но он скучал по запаху духов и тому неуловимому уюту, который приносило в дом присутствие женщины…
Дженни сидела на перекладине ограды и смотрела, как Брет седлает чалую. Как и все остальные мужчины в Чуринге, он казался такой неотъемлемой частью этого места, что она не могла представить его где-нибудь еще. Он был жестким и закаленным, как эта выжженная земля, выносливым, как трава, и таким же загадочным, как здешние экзотические птицы с ярким оперением.
Ей не понравилось то, что произошло за завтраком, но она решила не вмешиваться: это только заострило бы всеобщее внимание на их поездке. Однако с Симон нужно будет поговорить – не хватало еще, чтобы она вмешивалась в ее отношения с собственным управляющим!
Дженни спрыгнула с забора, подобрала седельную сумку с ланчем и пошла по выгону. Мужчина с двумя лошадьми ждал ее. И хотя они очень живописно смотрелись на фоне отдаленного силуэта Тджуринги и чайных деревьев, она больше всего на свете хотела сейчас, чтобы с поводьями в руках ее ждал Пит. Ведь это была его мечта – совместные верховые прогулки по своей собственной земле. И она была совсем не уверена, что для нее будет правильным жить здесь без него…
Сомнения, видимо, отразились на ее лице, потому что Брет вдруг криво усмехнулся:
– Не передумали, миссис Сандерс? Мы можем отложить поездку, если хотите.
– Нет-нет, не беспокоитесь, мистер Уилсон. – Она решительно отбросила мысли о Пите и надела перчатки. – Пожалуйста, подсадите меня.
Брет помог ей взобраться на лошадь, потом вставил ногу в стремя и тоже вскочил в седло.
– Мы поедем сначала на юг – там можно отдохнуть в тени горы и перекусить, – объявил Брет, вопросительно глядя на нее. – Вас этот маршрут устраивает?
Дженни кивнула, вцепившись в поводья. Лошадь продолжала щипать траву, не обращая на нее никакого внимания. Она была старая и спокойная, и Дженни стало немножко стыдно за те подозрения, которые возникли у нее. Она была уверена, что Брет специально подсунет необъезженную лошадь, чтобы проучить ее. Но он оказался более милосердным, чем она предполагала. И все же после такого долгого перерыва даже эта старая кляча вызывала в ней панику. Дженни понимала: нужно приложить все усилия, чтобы не опозориться и не упасть.
Наконец они двинулись вперед, и, когда выехали с выгона на открытое пастбище, лошади перешли на легкий галоп. Длинная трава шелестела под их ногами.
– Вы уверенно чувствуете себя в седле, миссис Сандерс, – крикнул Брет. – Немного напряжены, но это естественно: вы ведь не знаете лошадь.
Дженни с трудом выдавила улыбку. Его удивление и похвала не имели ничего общего с тем, что происходило с ней на самом деле. От напряжения, с которым она сжимала колени, ее колотило. Она совершенно отвыкла от верховой езды и мечтала только о том, чтобы попрактиковаться где-нибудь подальше от его внимательных глаз.
И все же Дженни была рада, что он поехал с ней. Вокруг расстилались обширные пустынные земли; если бы она свалилась где-нибудь здесь одна, ее бы слишком долго пришлось искать.
Дженни думала о Матильде, которая этой дорогой скакала от отца. Ей казалось, что она слышит топот ее лошади и крики о помощи…
– Вы хотели увидеть просторы Чуринги – пожалуйста, они перед вами! – бросил Брет через плечо.
Он пришпорил свою лошадь и перешел на быстрый галоп. Дженни от неожиданности инстинктивно тоже пришпорила лошадь. Она пригнулась к ее шее и приподнялась на стременах, крепко сжав коленями бока. Это была настоящая проверка ее мужества, и Дженни боялась, что не выдержит. Но выхода не было – она не могла позволить Брету догадаться, как ей страшно.
И вдруг, словно по волшебству, страх куда-то испарился и напряжение исчезло. Крепкая хватка, с которой Дженни держала поводья, ослабла, она позволила лошади действовать самой. Старая фетровая шляпа слетела и болталась на спине, удерживаясь только на тонком кожаном ремешке; резинка на хвосте лопнула, и волосы вырвались на волю. Дженни охватило пьянящее чувство свободы. Это было потрясающе – чувствовать горячий ветер на лице и мощное, умное тело лошади под собой, несущее ее вперед.
Брет скакал немного впереди. Его торс ритмично покачивался в седле, а лошадь стремительно летела над землей. Мужчина и животное, казалось, составляли одно гармоничное целое на фоне резких очертаний горы. «Как здорово! – думала Дженни. – Я могла бы скакать так бесконечно!»
Когда гора стала ближе, Дженни рассмотрела, что она частично покрыта густым кустарником. Высокие могучие старые деревья составляли тенистый оазис у ее подножия. Она услышала шум водопада и подумала, что это, наверное, и есть заветное место Матильды и Мэри, где они любили проводить время.
Они проскакали через заросли в прохладную тень под кроны деревьев, и перед ними открылся водопад, падающий в каменный бассейн. У Дженни от восхищения перехватило дыхание. Она знала, что завтра все тело будет болеть, но в этот момент для нее существовала только радость от бешеной скачки.
– Это было потрясающе! – воскликнула она. – Спасибо, что поехали со мной.
– Не стоит, – буркнул Брет, спешиваясь.
– Вы не понимаете, – заговорила Дженни, слегка задыхаясь. – Со мной в детстве произошел несчастный случай, и я не думала, что когда-нибудь смогу еще сесть на лошадь. Но я смогла! Я действительно сделала это! – Она наклонилась и обняла лошадь за шею. – Моя хорошая девочка! – шепнула она.
– Вы должны были сообщить мне об этом, – строго заметил Брет. – Я дал бы вам время привыкнуть к старушке Мейбл, прежде чем тащить вас сюда галопом. Я же не знал…
– Ну откуда же вы могли это знать? Мне было тогда пятнадцать лет. Я решила, что смогу справиться с норовистой лошадью, но она мигом сбросила меня и слегка потоптала, – ослепительно улыбаясь, рассказывала Дженни, но по-прежнему помнила боль от тяжелых копыт. Сломанные кости срастались тогда несколько месяцев.
– В таком случае вам лучше немного передохнуть, миссис Сандерс. Спускайтесь, здесь очень вкусная вода.
Дженни перекинула ногу через седло и, прежде чем успела понять, что происходит, почувствовала сильные руки на талии и громкие удары сердца в широкой груди Брета. Он чуть придержал ее в объятиях, прежде чем поставить на землю, и Дженни отпрянула от него, слегка покачнувшись, на этот раз не от усталости.
– С вами все в порядке, миссис Сандерс? – изучающе глядя на нее, спросил он.
– Да, все прекрасно, спасибо, – ответила она, с досадой чувствуя, что краснеет. – Просто давно не ездила верхом.
Они напились сами и напоили лошадей, а потом долго сидели молча, глядя на водопад. Дженни мучительно искала тему для разговора. Светская беседа здесь явно не годилась, а она так мало понимала в работе Брета, что боялась показаться полной дурочкой, задавая глупые вопросы.
Дженни вздохнула и огляделась. Тджуринга была сложена из темного камня с яркими оранжевыми прожилками и напоминала гигантские кирпичи, в беспорядке составленные по чьему-то приказу. Водопад струился из расщелины, почти полностью скрытой кустарником. Вода попадала в большой плоский бассейн, который, как зеркало, отражал старинные рисунки аборигенов на поверхности скалы.
– Что случилось с племенем, которое когда-то здесь жило? – спросила Дженни.
– С битджарра? – спросил Брет, рассматривая кончик своей сигареты. – Они по-прежнему собираются здесь на свои праздники, потому что это их священное место. Но большинство из них перебралось в города.
Дженни подумала об аборигенах, которые толстели и пьянствовали на улицах Сиднея. Потерявшиеся в так называемой цивилизации, забывшие свою культуру, они жили сегодняшним днем, попрошайничая на улицах.
– Это печально, правда?
Брет пожал плечами:
– Некоторые из них остаются верными своим корням. Но я считаю, что у них должен быть шанс, как и у остальных. Жизнь в буше сейчас стала слишком тяжелой, так почему они должны здесь оставаться? – Он внимательно посмотрел на Дженни из-под полей шляпы. – Вы, наверное, подумали о Габриэле и его племени?
Дженни кивнула. Конечно, он тоже читал дневники, иначе почему так не хотел, чтобы их прочла она?
– У нас есть пара молодых работников из племени битджарра. Возможно, дальние родственники Габриэля. Их племя прекрасно разбирается в лошадях, – сообщил он не очень охотно.
– Матильде Томас повезло, что они еще были здесь, когда Мервин умер, – заметила Дженни. – Ей было бы тяжело совсем одной…
Брет с силой затушил сигарету о камень.
– Жизнь здесь для всех одинаково тяжела. Или ты держишь ее в руках, или она тебя убивает. – Он изучающе посмотрел на Дженни. – Возможно, вы со временем захотите продать Чурингу и вернуться в Сидней. Одной, без мужа здесь будет тяжело – тем более для изнеженной горожанки.
– Может быть, – прошептала она. – Но в Сиднее жизнь тоже не праздник. Женщинам всюду трудно пробиться: их по-прежнему не воспринимают как равных.
Брет фыркнул, но промолчал.
«Интересно, что за гнусную реплику он проглотил?» – подумала Дженни.
– Я, знаете ли, не всегда жила в городе, – сказала она твердо. – До семи лет я воспитывалась в Даджарре, а затем – на овцеводческой ферме в Валуне. Мне было пятнадцать, когда мы с подругой поступили в колледж искусств в Сиднее. Я вышла замуж в городе, поэтому и осталась там. Но мы оба с мужем собирались со временем вернуться к земле.
Брет долго задумчиво изучал ее лицо.
– Насколько я знаю, в Даджарре, кроме большого приюта при католическом монастыре, ничего нет.
– Вы правы, – кивнула она. – Но это не то место, куда я хотела бы когда-нибудь вернуться с благодарным визитом.
– Постойте, миссис Сандерс, так, значит, вы… – Брет смущенно потупился. – Я был груб с вами в эти дни и прошу прощения. Но я же не знал! Я думал…
– Вы думали, что я богатая капризная дамочка, которая свалилась вам на голову как коровья лепешка, чтобы устраивать неприятности? Ладно, не стоит извиняться: я же не говорила вам о своем тяжелом детстве. Но теперь, надеюсь, у вас не будет заблуждений на мой счет.
– Принято к сведению, – усмехнулся он.
– Прекрасно, – буркнула Дженни и отвернулась к водопаду. Когда она снова повернулась к Брету через пару минут, он лежал на траве, прикрыв лицо шляпой. Разговор явно был закончен.
Посидев немного, Дженни почувствовала себя неуютно и поднялась на ноги, решив рассмотреть поближе наскальные рисунки. Живописные птицы и животные, убегающие от людей с луками и бумерангами, были такими яркими, как будто их нарисовали только вчера. Вокруг них были изображены странные круги и шестиугольники, означающие, по всей видимости, племенные тотемы.
Дженни раздвигала кусты, поражаясь каждому найденному древнему рисунку. Она нашла небольшую пещеру в глубокой расщелине, стены которой были расписаны фантастическими существами. Одного из них она узнала – это был водяной дух Ванджинн, выглядывающий из расщелины на водопад. Дженни углублялась в заросли, поднимаясь с камня на камень вверх. Вскоре она обнаружила небольшое плато, вокруг древнего пепелища стояли глиняные погребальные чаши.
Приподнявшись на цыпочки, она посмотрела поверх верхушек деревьев на далекую степь и почти услышала звуки ритуальных барабанов. Это было священное сердце древней Австралии. Ее корни!
– И как, черт возьми, это называется?! Почему вы исчезли, не предупредив меня? – задыхаясь, крикнул Брет, продравшись сквозь кусты и появляясь на плато позади нее.
– Я не ребенок, мистер Уилсон, – спокойно сказала Дженни, глядя прямо в его грозное лицо. – И умею заботиться о себе.
– Правда? Тогда что же вы не замечаете скорпиона на своей ноге? Или вы не боитесь его укусов?
Дженни вздрогнула и в ужасе посмотрела вниз на маленького ядовитого паука, ползущего вверх по ее ботинку. Она застыла на секунду, а затем, вскрикнув, смахнула его рукой в перчатке.
– Спасибо, – сказала она с облегчением.
– Вы, может быть, и выросли в Валуне, но вам еще многому надо учиться, – язвительно заметил он. – Я думал, вам хватит ума не лезть сюда одной по острым камням.
– Возможно, меня не устраивала компания внизу, – съязвила она в ответ.
– Но вы же сами выбрали меня себе в компанию!
– Это было ошибкой. Но больше вам это не грозит, уверяю. – Дженни поправила шляпу на голове и высокомерно посмотрела на него. – Я умею учиться на ошибках, – добавила она и отвернулась.
– Прекрасно! Я тоже могу найти себе занятие поинтересней, чем нянчиться с сумасшедшей бабой, которая не могла придумать ничего умнее, чем забраться в гнездо скорпионов!
Дженни в ярости обернулась к нему.
– Да как вы смеете?!
Она замахнулась, но Брет поймал ее руку и крепко прижал разъяренную девушку к себе.
– Смею, так как если с вами что-нибудь случится, отвечать за это буду я! – веско сказал он, не давая ей шелохнуться. – Все, пора ехать, у меня много работы, – бросил он и оттолкнул ее от себя.
Брет спускался, не оглядываясь на нее, и Дженни ничего не оставалось, как прыгать с камня на камень вслед за ним, задыхаясь от гнева. Он молча дошел до водопада и только после этого обернулся к ней. Лицо его было твердым, а взгляд странно печальным.
– Пора ехать, миссис Сандерс, – повторил он, подавая ей поводья. – Но запомните: если вы играете с огнем, то должны быть готовы к тому, что можно сильно обжечься.
Гнев Дженни внезапно остыл, ей стало стыдно. Она посмотрела прямо в серьезные глаза, в которых больше не было лукавства, и, подхватив поводья, запрыгнула в седло без его помощи.
Домой они возвращались в полном молчании. Дженни размышляла над странным выражением лица Брета и над его последними словами. Что все это значит и почему он такой несдержанный? Что такого она сделала? Только посмотрела на древние рисунки аборигенов! Почему это так вывело его из себя?..
Она заерзала в седле. Ей не нравилось, что он заставил ее почувствовать себя такой. Какой? Виноватой? Неловкой? Ужасной? Она вздохнула. Не могла она найти слов, чтобы выразить то, что чувствовала в отношениях с ним. Ее это расстраивало, так как было непонятно, что будет дальше.
Когда они вернулись на выгон, Дженни с облегчением спрыгнула с лошади. Все тело у нее болело. «В следующий раз не буду форсить и надену свои старые разношенные ботинки, – подумала она. – И поеду с кем-нибудь другим. Одного утра в компании с Бретом Уилсоном больше чем достаточно, увольте!»
– Большое спасибо, – холодно сказала она. – Надеюсь, я не отняла у вас слишком много драгоценного времени. Вы можете приступить к работе прямо сейчас.
Брет вежливо кивнул и принялся расседлывать лошадей, а Дженни отправилась в столовую. Там она застала за столом Симон, которая сидела с чашкой чая в руке; перед ней стояла миска сырного салата. Пока Симон наливала ей чай и наполняла тарелку, на лице ее читалось явное любопытство.
– Что-то вы рано вернулись, – не выдержала она наконец. – Ну, как все прошло?
Дженни кинула шляпу на стол и опустилась на стул. Ноги у нее противно дрожали.
– Прогулка замечательная, чего не скажешь о компании, к сожалению, – ответила она.
– Вы с Бретом опять поругались? – расстроенно спросила Ма.
– Он был груб. – Дженни нахмурилась. – А я этого терпеть не намерена.
– Груб? Милочка, но я просто не могу в это поверить. Что-нибудь случилось?
– Ничего!
Дженни поджала губы. Сейчас все это казалось таким ребячеством, что не хотелось даже говорить об этом.
– Наверное, в этом-то и проблема, – хмыкнула Симон и снова взялась за салат.
Дженни с недоумением смотрела на ее самодовольную улыбку.
– Что вы имеете в виду?
– Ничего! Абсолютно ничего, – рассмеялась Симон и похлопала толстой ладошкой по руке девушки. – Странно, что Брет был груб с вами. Вообще-то он чудесный парень. Здесь столько девушек в округе, которые отдали бы последнюю рубашку за утреннюю прогулку с ним!
– Пусть он гуляет с какой-нибудь Лорейн. А я найду себе занятие поинтересней.
– Постойте-ка! Между Лорейн и Бретом нет ничего серьезного, это она себе что-то такое навоображала. Брет вообще не воспринимает женщин всерьез после того, как эта птичка, его жена, смылась отсюда.
Девушка задумчиво разглядывала ожесточившееся лицо кухарки, гадая, что такого могла сделать Марлин, чтобы так настроить против себя эту добродушную женщину.
– И она не заслуживает такой верности, – заявила Симон. – Оставить Брета ради каких-то идиотских танцев!
– Что вы имеете в виду? – заинтересовалась Дженни, хотя было очевидно, что для поварихи Брет Уилсон будет всегда прав, как бы он ни поступил с женщиной.
– Она пела в баре – знаете, со всеми этими штучками, – Симон довольно комично изобразила извивающиеся движения. – Думаю, что не только голос привлекал к ней мужиков, если вы понимаете, что я имею в виду. – Она помолчала, поджав губы. – Бедный Брет! Думал, что нашел себе чудесную маленькую женушку, которая будет смотреть за ним и нарожает кучу ребятишек. Как бы не так! Она тут наделала много делов. Не умела держать себя в руках, – рассказывала расстроенная Симон.
– Ну, теперь ясно, почему он так груб с женщинами. Думает, наверное, что мы все одинаковые. Но тогда непонятно, как он мог увлечься Лорейн? Если то, что вы говорите, верно, то они с Марлин просто родные сестры!
Симон пожала плечами.
– Лорейн молода, красива, а у мужиков есть свои потребности, – фыркнула она. – И у Брета, думаю, тоже, хотя он не такой бабник, как некоторые. Но она ошибается, если считает, что таким образом может захомутать его. Ему после Марлин нужен кто-то гораздо более серьезный, чем Лорейн…
Дженни вспомнила грубоватое лицо официантки и ее безвкусный макияж; вспомнила, как она безумно ревновала, а потом лицо ее светилось от радости…
– Бедная Лорейн, – пробормотала она грустно.
– Это уж точно, – хмыкнула старуха. – Но не тратьте свои нервы, жалея ее. Мужиков у нее было столько, что нам с вами даже и не снилось.
Дженни допила чашку и налила еще.
– Знаете, наверное, мне просто противопоказано общаться с Бретом. После моего мужа, Пита, он кажется таким угрюмым и непробиваемым… Может, я плохо влияю на него, как вы думаете?
– Да нет, милая. – Круглое добродушное лицо кухарки неожиданно вытянулось. – Брет просто боится, что вы продадите ферму и оставите его без работы и без дома. Он действительно тяжко надрывался тут десять лет, вкладывая душу, чтобы добиться таких результатов. Мысль о том, что ему теперь придется уехать отсюда, разбивает ему сердце.
– Тогда он нашел весьма странный способ повлиять на меня, – усомнилась Дженни.
Симон махнула рукой и вздохнула:
– Это просто как щит, чтобы скрыть свои чувства. Мужики все дурные в этом смысле. Им почему-то хочется, чтобы все считали их сильными и бесчувственными. Мой Стэн всегда возвращается из стригальни улыбаясь, как будто более легкого занятия нет на свете. Но иногда ночью, когда думает, что я сплю, он просто плачет от боли в спине.
Дженни молча принялась за вторую чашку чая. Поведение Брета вдруг стало более понятным. Он просто прикрывает грубостью свой страх. Конечно, Брет Уилсон пытался все эти годы сделать Чурингу лучшей фермой в округе, и ему это удалось. Неудивительно, что приезд сюда такой молодой хозяйки выбил его из колеи. Теперь его будущее висит на волоске и зависит от нее, ничего не понимающей в хозяйстве горожанки…
Дженни вдруг вспомнила крепкие руки и громкий стук сердца, когда он прижал ее к себе, не давая вырваться. Ей почудилось тогда, что там было еще что-то, кроме самозащиты… «Но нет, это невозможно, – оборвала она себя. – Мне просто померещилось».
– Я сегодня страшно устала с непривычки, Симон, – решительно сказала она, вставая. – Спасибо за чай и за сплетни, увидимся позже.
– Не за что. И то правда, пора готовить обед. Отдыхайте, милая.
Дженни шла по двору к дому, вспоминая утреннюю прогулку. Да, Чуринга опутывает ее своими чарами, а ей вскоре придется решать, что с ней делать… Но нет, еще не время. И уж во всяком случае, настроения Брета Уилсона не должны влиять на ее решение. Ей не следует торопиться.
В кухне было прохладно и темно от закрытых ставен. Дженни бросила взгляд на раскрытый чемодан, где зеленым пятном выделялось бальное платье. Несмотря на усталость и раздражение, она знала, что сейчас продолжит читать дневники. Быстро ополоснувшись под душем, она прилегла на постель и взяла следующую тетрадь.


Стадо перегнали на пастбища вокруг дома. Овцы были грязные, худые, многих она недосчиталась. Весенний приплод не был таким большим, как она рассчитывала. Деньги, вырученные за шерсть, не смогут перекрыть долгов отца, так что придется искать другие варианты… Слава богу, она догадалась перегнать овец пораньше, чем обычно. Чуринга опустела, а ей в ее положении с одним Габриэлем и его родственниками было трудно уследить за овцами на дальних пастбищах.
Матильда почувствовала, как ребенок мягко шевельнулся в животе. С тех пор, как она впервые ощутила это едва уловимое трепетание, она уже не могла ненавидеть его.
Зачатый в грехе, он был не виноват в этом. И она обязана устроить его жизнь как можно лучше. Для этого стоит жить!
Дни становились длиннее и жарче. Матильда с Габриэлем и Блю каждый день выезжала на пастбища чинить ограды, прочищать канавы, засоренные во время бури и сезона дождей. Ночами она бесконечно подсчитывала расходы, пытаясь их урезать, как могла. Когда приедут кредиторы, ей нужно быть готовой ко всему.
Ужасное пророчество Этана Сквайрза пряталось эхом в пустеющем доме, и, несмотря на ее решимость не сдаваться, иногда Матильда физически ощущала, как Чуринга уплывает от нее…
Они явились к ней спустя месяц после того, как закончились дожди. Матильда увидела их с верхней ступеньки лестницы, приставленной к чердаку, – она помогала Габриэлю чинить крышу.
Матильда знала их всех и знала, зачем они приехали. Наблюдая сверху, как они подъезжают, она гадала про себя, есть ли у нее шанс сохранить свою собственность. Сразу было видно, что они уже обо всем договорились между собой, и, спускаясь с лестницы, Матильда внутренне ожесточилась, готовясь к битве.
Мужчины уже пустили лошадей на выгон и стояли на веранде, поджидая ее. Матильда видела, как они отводят глаза, как нервно мнут в руках свои шляпы, и тут же решила, что тратить время на пустые разговоры не стоит.
– У меня нет денег, – заявила она прямо. – Но я все равно собираюсь заплатить долги отца тем или иным способом.
– Мы знаем это, мисс Томас, – ответил Хэл Ридли, владелец зернового склада. Несмотря на свой рост, он с трудом поднял на нее глаза.
Матильда переводила взгляд с одного на другого. Кроме Ридли, здесь были Джо Такер из пивной, Симмонс из банка и Син Мэрфи с фермы в Вумере. Она глубоко вздохнула и остановила взгляд на Сине Мэрфи. Его все уважали в округе и к его мнению всегда прислушивались. Если ей удастся уговорить его, у нее появится шанс, что остальные отнесутся к ее предложениям более серьезно.
– Отец остался вам должен одного барана и двух овец, мистер Мэрфи. Барана я не могу отдать: он мне сейчас очень нужен самой. Но у двух моих овец по два сильных, крупных ягненка. Возьмете взамен?
Волосы Сина Мэрфи сверкнули серебром на солнце. Он долго раздумывал над ее предложением.
– Баран – хороший производитель. Стоил мне кучу денег. Даже не знаю, мисс Томас… – пробормотал он наконец.
Но Матильда была готова к такому повороту.
– Тогда давайте я отдам вам двух овец с ягнятами сейчас, а барана в следующем сезоне – если мне удастся выжить.
Мэрфи посмотрел на остальных, которые с интересом следили за их переговорами, и кивнул:
– Хорошо, мисс Томас, я согласен на такую цену.
Матильда перевела дух – ее шансы немного поднялись. Она повернулась к Хэлу Ридли и улыбнулась.
– Я еще не использовала все зерно, которое мой отец занял у вас. Вы можете взять все остатки, а в придачу испанское седло отца. – Заметив, как загорелся его взгляд, она усилила давление: – Вам это седло всегда нравилось, да и стоит оно наверняка дороже того, что мы вам должны.
Хэл покраснел.
– В этих остатках небось уже завелись долгоносики, – пробурчал он.
– Только не в моем амбаре! – возмутилась Матильда. – Я храню зерно в железных контейнерах с непроницаемыми крышками. – Она выпрямилась во весь рост для солидности и спросила: – Ну что, мы в расчете?
Наконец Хэл кивнул, и Матильда облегченно улыбнулась. Хэл всегда восхищался искусно расшитым кожаным седлом Мервина, и она знала, что ему будет трудно от него отказаться.
Джо Такер несмело выступил вперед, протягивая какие-то бумажки дрожащей рукой.
– Это долговые расписки твоего отца, девочка. Некоторые из них уже давно просрочены.
Сердце Матильды ёкнуло. Только об этих долгах, сделанных в пивной, она ничего не знала и не могла подсчитать их заранее. Просмотрев бумажки с подписью отца, она ужаснулась. Так много выпито и съедено! Такая огромная сумма денег! Она не сможет с этим расплатиться, все кончено…
– Прости, Матильда, но мне тоже нужно платить по счетам. Дела сейчас идут неважно, к сожалению…
Матильда жалко улыбнулась дрожащими губами. Бедный Джо! Он никогда не мог отказать Мервину, жалея его как инвалида и героя войны. И расстроен он не меньше, чем она. Взгляд девочки упал на выгон, где паслись лошади. Так… У нее есть два еще не объезженных жеребца и отцовская серая кобыла.
Напряжение на веранде росло, в тишине только поскрипывало кресло-качалка, в которое сел банкир Симмонс. Матильду передернуло – ей вдруг показалось, что это вернулся отец и поджидает, когда можно будет наброситься на нее.
Она тряхнула головой и снова повернулась к Джо:
– Предлагаю вот что – вы заберете двух моих жеребцов и продадите их. Цена повысится, если их сначала объездить. Они будут хорошими производителями, так что ими может заинтересоваться Чалки Лонгхорн из Нулла-Нулла. Он ищет свежую кровь для своего табуна.
Джо был явно расстроен.
– Я ничего не смыслю в том, как объезжать лошадей, Матильда! Но если ты прибавишь свою гнедую к жеребцам, мне кажется, долг можно будет полностью покрыть.
Матильда посмотрела на гнедую. Она была хорошей скаковой лошадью, быстрой и прыгучей; Мервин загреб хорошие деньги, сделав ставки на последних скачках. Матильда понимала, что не может отдать ее. Леди уже стара, и, если она умрет, на ферме не останется ни одной лошади.
– Гнедая или жеребцы, – заявила она твердо.
Джо нахмурился.
– Твой отец задолжал мне очень давно и очень много, девочка, только из уважения к твоей матери я не продал его долговые расписки Этану Сквайрзу. Он хотел купить их втридорога, можешь себе представить? Ждет не дождется, когда доберется до твоей Чуринги!
Матильда заметила, как вспыхнули от жадности его глаза, и поняла, что проиграла.
– Спасибо, что приехали ко мне первой, – сказала она с достоинством. – Вы можете забрать этих лошадей, лишь бы Этан Сквайрз держался подальше от моей земли.
Симмонс решительно поднялся с кресла-качалки и направился к ней. Под его внушительным весом доски прогибались и скрипели.
– С банком, девочка, все эти обмены не пройдут! – важно сказал он. – Банк не может принимать долги лошадьми, овцами, зерном или седлами. Если ты не сможешь оплатить заем, который взял твой отец, нам придется немедленно вызвать казначеев и все здесь оценить. Проблем с продажей, думаю, не возникнет. У нас уже есть выгодные предложения от клиентов.
Матильда не сомневалась, что Этан Сквайрз давно переманил его на свою сторону и стоит первым в списке заинтересованных клиентов. Но Симмонс был ей не страшен. У нее имелось против него мощное оружие: она нашла после похорон отца все его бумаги.
– Нам лучше пройти в дом и обсудить эту проблему наедине, – твердо сказала девочка. – Не хочу, чтобы остальные слышали, о чем мы будем с вами говорить.
Симмонс вопросительно посмотрел на нее, но проследовал за ней без возражений. Матильда предложила ему присесть и сама села за стол напротив, сложив руки перед собой.
– Покажите мне документы о займе, мистер Симмонс, – спокойно попросила она.
Он открыл кожаный портфель, вытащил документы и положил их перед ней на стол. Матильда внимательно прочла бумаги, а затем швырнула их по столу назад мистеру Симмонсу.
– Эта сделка была незаконной. Я не должна вам ничего, кроме маленького займа, который сделала у вас моя мать пять лет назад.
Симмонс возмутился.
– Что за чушь ты несешь? – пророкотал он, начиная заводиться. – Я составлял этот договор с помощью собственного адвоката!
– Вам лучше избавиться от него, – ядовито сказала Матильда. – Он плохой специалист и подвел вас.
– Не думаю, что твоего ума хватит, чтобы оспаривать мнение одного из лучших адвокатов Австралии! – крикнул он, теряя самообладание.
– Не волнуйтесь, хватит. Тут все очень просто: этот заем сделан под мою собственность без моего ведома и согласия, мистер Симмонс, – ответила она, не повышая голоса.
Симмонс растерялся, вся важность вдруг слетела с него, гнев постепенно испарялся.
– Но я видел документы… – сказал он неуверенно. – Твой отец был владельцем земли на момент подписания этого договора.
Матильда покачала головой.
– Он имел пожизненное право проживать здесь и обрабатывать землю. И ничего больше! Вот здесь другие, законные документы, – спокойно сказала Матильда и протянула ему заранее приготовленную папку с документами. – Прочитайте и убедитесь сами. А если у вас возникнут вопросы, обращайтесь к адвокату мистера Сквайрза. Это он составлял их по просьбе моей матери.
Симмонс достал белый носовой платок и все время вытирал лысину, пока читал документы. Руки его тряслись, рубашка на груди стала мокрой. Матильда терпеливо ждала, пока он дочитает. Ее пульс участился, когда она вспоминала о важности этих бумаг. Мать тщательно объяснила ей в свое время задуманный план и сообщила дату, когда все было сделано по закону и документы подписаны.
– Я должен посоветоваться по этому поводу со своим адвокатом, – пробормотал он наконец. – Кажется, твой отец действительно не совсем честно с нами поступил…
– Он обвел вокруг пальца целую толпу идиотов, мистер Симмонс, – успокоила его Матильда, язвительно улыбаясь.
– Но в любом случае долг должен быть уплачен! – взвился уязвленный банкир. – Это слишком внушительная сумма, чтобы просто так ее списать!
– В таком случае решать дело будет суд, – ответила Матильда, вставая. – Я не отдам Чурингу без борьбы, мистер Симмонс!
– Сколько тебе лет? – спросил он, немного остыв и задумчиво разглядывая ее.
– Почти пятнадцать. Но пусть это не вводит вас в заблуждение.
– О, совсем взрослая! Так как же ты собираешься поступить с заемом своей матушки? Или он тоже незаконный?
Матильда расслышала сарказм в его голосе, но промолчала и достала жестяную коробочку, которую так тщательно прятала от Мервина. Стоило почти целый год шарить ночью по его карманам, дрожа от страха, экономить, утаивать и лгать ради этого единственного момента!
Она высыпала монеты на стол, и они сразу заблестели на солнце.
– Здесь половина того, что мы с мамой вам должны. Другая половина, как это и записано в документах, будет вам выплачена в этом году после стрижки, когда поступит плата за шерсть.
Симмонс нахмурился, глядя на монеты.
– Я видел твое стадо и сомневаюсь, что ты сможешь много выручить в этом году. – Он хотел взять деньги, но ему явно было не по себе. – И как же ты продержишься до конца стрижки? Ведь это, наверное, все, что у тебя осталось, девочка?
Матильда не нуждалась в его сочувствии.
– Это мое дело, мистер Симмонс! А теперь, если это все, до свидания. Мне пора работать.
Она проводила его до конца веранды и стояла там, пока четверо мужчин наполняли свои бурдюки свежей питьевой водой и седлали лошадей. Джо ехал впереди, ведя на веревке двух жеребцов и ее гнедую кобылу. Ягнята и овцы в деревянной тачке ехали за ними. Матильда дождалась, когда пыль за ними улеглась, а затем вернулась к лестнице.
Габриэль развалился на крыше, прислонившись к трубе с той стороны, где была тень. Матильда заметила, что он ничего не сделал с тех пор, как приехали кредиторы.
Она перевела дыхание, чтобы переждать боль в спине, потом упрямо поднялась по лестнице. Ей становилось все труднее быстро двигаться: ребенок лежал низко и тянул ее к земле.
– Давай закончим поскорее, Габриэль, а потом поедим.
Он улыбнулся:
– Здесь нет гвоздей, миссюс.
– Так спусти вниз свою задницу, бездельник, и найди их, черт побери! – закричала она в бешенстве.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гостья из тьмы - Маккинли Тамара



ОКОНЧАНИЕ:rnЗдесь лежит Матильда Макколи,rnМать, Любимая, Сестра и Жена.rnДа простит нас Бог.rnОТЛИЧНАЯ КНИГА! 10/10
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТатьяна
15.04.2013, 6.18





Да. книга действительно впечатляет! Читайте!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЁлка
30.01.2016, 13.51





НАПИСАНО СИЛЬНО,ПРЕКРАСНО,ТРАГИЧНО.ЧИТАЙТЕ, РОМАН В ЧЕМ-ТО СХОЖ С РОМАНОМ "ПОЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ" ЧИТАЙТЕ И РАДУЙТЕСЬ,ЧТО У НАС НЕ ТАКАЯ ЖИЗНЬ,КАК У Г.ГЕРОИНЬ
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараРая
1.02.2016, 0.59





Такая страшная история. Как можно было это все пережить!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТата
1.02.2016, 18.21





Такая страшная история. Как можно было это все пережить!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТата
1.02.2016, 18.21





Хочу поблагодарить Татьяну,что она написала последние строчки романа,т.к. они пропущенны!?! (хотя,они ОЧЕНЬ важны,с них все началось и как говорится в них "вся соль"). Оценку ставить не буду,мне сложно оценить этот роман цифрами,он оставил двоякое ощущение после прочтения.Если описать свое отношение к героям и ситуациям в которые они попали,то придётся раскрывать главные секреты этой книги,а делать этого не хочется, чтобы читатель вместе с гл.героями прошёл и пережил этот тяжёлый путь. Перечитывать не буду, но то что запомню этот роман-однозначно. Если кому то понравится, то советую почитать роман "Дестени".
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараАлександра 27 Ха
2.02.2016, 0.13





Я даже не смогу описать, как этот роман мне понравился. Уже много читала, но такой в первый раз. Вся история, все трагедии в жизни этих женщин.. Меня удивляет, что так мало отзывов! Ставлю 10+, и советую всем!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЖеня
2.02.2016, 21.33





Просто нет слов, чтобы выразить восторг от прочитанного!!! 10++++++ однозначно. Только жаль, что неизвестно, как сложилась жизнь и любовь главных героев. Супер!!! Читайте!!!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараАнжела
8.02.2016, 10.57





Спасибо Анжеле за отзыв.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараIRina
8.02.2016, 14.37





Очень понравилась книга, необычно, сильно, трагично.
Гостья из тьмы - Маккинли Тамаралюбава
9.02.2016, 9.27





Роман очень понравился 10 баллов. Столько трагизма, столько любви - наревелась всласть. А по поводу надписи на надгробии, полагаю, что должно было быть написано нечто замысловатое, поскольку надпись сразу вызвала недоумение героини, типа Жене от сына или Матери от мужа...
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНюша
9.02.2016, 10.47





Роман очень понравился 10 баллов. Столько трагизма, столько любви - наревелась всласть. А по поводу надписи на надгробии, полагаю, что должно было быть написано нечто замысловатое, поскольку надпись сразу вызвала недоумение героини, типа Жене от сына или Матери от мужа...
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНюша
9.02.2016, 10.47





Отличный роман, однозначно читать! интересный сюжет, непредсказуемый конец, интересные герои!!!! оценка 10++
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараДжейн
10.02.2016, 20.52





Сколько боли , как переплелись судьбы -это какое то сумашедствие . Роман очень интересный , но сколько трагизма . 10 баллов !!!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараMarina
12.02.2016, 18.29





Спасибо автору за замечательную книгу.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЮрьевна
6.03.2016, 11.04





Роман супер!!! Ревела половина книги, очень сильно написан роман, автору спасибо. Читайте, не пожалеете. 10+++.
Гостья из тьмы - Маккинли Тамарамэри
12.03.2016, 8.53





Самое лучшее что я читала,здесь нет соплей,романтики...это жизнь судьба....бедная Матильда-где же ее кусочек счастья. Не могла оторваться читала до утра-очень впечатлило!!!
Гостья из тьмы - Маккинли Тамарастнька
12.03.2016, 21.05





Очень понравился,самый лучший прочитав долго не забудете.нет слов.да Матильду жалко железная воля.100% стоит почитать советую всем.10+++
Гостья из тьмы - Маккинли Тамараледи
12.03.2016, 21.41





Да,тяжелая,но отличная книга!Читать однозначно.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНаталья 66
14.03.2016, 16.17





Сюжет однозначно запомнится надолго. Редко попадаются такие романы. Читать обязательно!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараElen
24.03.2016, 19.11





Ошеломляющий роман,просто душу вывернул.Когда читала,думала что будет раскрыта необычная тайна,версии свои были,но чтобы такое...10+++
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараОсоба
27.03.2016, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100