Читать онлайн Гостья из тьмы, автора - Маккинли Тамара, Раздел - Глава 20 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гостья из тьмы - Маккинли Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гостья из тьмы - Маккинли Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гостья из тьмы - Маккинли Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккинли Тамара

Гостья из тьмы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 20

Дневник выпал из рук Дженни, она уткнулась в подушку и безудержно разрыдалась. Самые страшные слухи оказались правдой.
Она села в кровати, оплакивая Матильду и Фина, и сорвала медальон со своей груди. Матильда умерла, но что случилось с Фином? И что стало с ребенком – настоящим наследником Чуринги?
Дженни вытерла слезы; вопросы, вспыхивавшие в голове, требовали ответов. Фин оставил здесь дневники Матильды с умыслом. Он хотел, чтобы их прочли.
– Но кому он их оставил? – прошептала она. – Хотел ли он, чтобы их ребенок когда-нибудь узнал эту страшную тайну?
– Говоришь сама с собой? – послышался голос Дианы. – Черт, дело принимает дурной оборот!
Дженни всхлипнула, пытаясь взять себя в руки. Но она знала, что лицо и заплаканные глаза говорят сами за себя.
– Что случилось, Джен? – спросила Диана, опускаясь на кровать и обнимая ее за плечи.
– Матильда вышла замуж за Фина!.. – всхлипнула она, расплакавшись вновь.
– И что? – пожала плечами подруга. Она внимательно посмотрела на Дженни и усмехнулась: – Не говори мне только, что рыдаешь, потрясенная такой романтической любовью. Джен, ты поражаешь меня.
Дженни вырвалась из ее рук.
– Ты не понимаешь! – кричала она, вытирая слезы. – Фин был сыном Матильды!
Карие глаза Дианы расширились.
– Ничего себе! – выдохнула она.
Дженни подняла дневник и протянула его подруге.
– И это еще не все, Ди. У них родился ребенок. Питер не имел право покупать это место, и я тоже не имею права здесь жить! – Она достала из кармана медальон. – И даже это не мое. Он принадлежал Матильде, а до нее – Мэри. Неудивительно, что на меня так действовали эти дневники.
Диана не дотронулась до дневника и строго посмотрела на нее.
– Ерунда, Джен! Питер имел полное право купить эту ферму, если она была выставлена на продажу. Может быть, ребенок отказался от нее. И кто бы на его месте не отказался, учитывая, что? здесь произошло? – пожала Диана плечами. – Хватит, подруга. Ты просто распустилась и позволила всему этому слишком влиять на тебя. Тебе надо бросить читать эти проклятые дневники и усмирить свое богатое воображение.
Дженни медленно покачала головой. Что-то во всем этом было не то – слишком много вопросов оставалось без ответа. А она должна была докопаться до правды.
– Все-таки прочти, пожалуйста, и скажи, что ты об этом думаешь.
Диана поняла, что ей не отвертеться. С тяжелым вздохом она взяла дневник и начала читать, примостившись на кровати, а закончив, долго молчала, нахмурившись.
– Думаю, что все это слишком трагично и должно быть похоронено навсегда, – сказала она наконец. – Ребенок или умер, или решил избавиться от этого места. И в этом нет никакой загадки. Просто факт. Что касается медальона… – Она взяла его у Дженни и рассмотрела поближе. – Питер, возможно, нашел его здесь, когда решил купить Чурингу, и подумал, что это прекрасный подарок для тебя.
Дженни почувствовала растущее раздражение.
– Ну как ты не понимаешь?! – с досадой воскликнула она. – Дневники здесь оставлены по какой-то причине. Она должна быть… – Дженни перевела дыхание. – Если ребенок выжил и продал ферму, зачем он их здесь оставил? Чтобы кто-нибудь узнал тайну его рождения? Он же не идиот! Почему он их не уничтожил?
– Джен! – взмолилась Диана. – Не начинай все сначала!
Дженни вдруг схватила ее за руку.
– А что, если ребенок не знает правды? Что, если Фин специально оставил здесь дневники в расчете на то, что он когда-нибудь вернется? Что тогда?
– Пустые предположения, – отрезала Диана.
Дженни схватила медальон и направилась к выходу.
– Сейчас увидим, – бросила она.
– Куда ты? – донесся до нее встревоженный голос подруги.
– Звонить Джону Уэйнрайту! – крикнула она через плечо.
Диана догнала ее и схватила за руку.
– Оставь это, Джен! Пусть все останется как есть. Радуйся Чуринге – живи своей жизнью. У всех старых драгоценностей своя страшная история. Поэтому они так интересны. Но дневники должны вернуться в прошлое. Ты уже ничего не можешь исправить или изменить, Джен. Что было, то было.
– Но я хочу узнать, Ди, что с ними со всеми случилось! Почему Питер купил Чурингу? А кроме того, я многим обязана Матильде.
Она отвернулась и, пока набирала номер, услышала, как Диана упрямо ворчит:
– Если я не могу тебя вразумить, это сделает твой Уэйнрайт, вот увидишь.
Дженни услышала гудки, затем голос с английским акцентом.
– Алло, Джон? Здравствуйте! Это Дженнифер.
– Алло, дорогая. Добрый день! Чем могу быть вам полезен?
– Я хочу знать, как и почему Питер купил Чурингу?
– Я уже объяснял вам это, – уклончиво ответил адвокат.
– Джон, – сказала она твердо, – я знаю все про Матильду и Фина. И я ношу медальон Матильды. Медальон подарил мне Питер на прошлое Рождество, сказав, что он связан с тем сюрпризом, который ждет меня на день рождения. А теперь я хочу узнать, как он нашел Чурингу и этот медальон. И что случилось с тем человеком, который является настоящим наследником фермы.
Джон Уэйнрайт надолго замолчал.
Дженни бросила взгляд на подругу, и они обе наклонили голову к трубке. Дженни вдруг стало холодно, несмотря на жару в кухне, и, хотя ей хотелось узнать правду, что-то внутри противилось этому.
– Что случилось, Джон? Что вы скрываете от меня?
В ответ послышался вздох и шуршание бумаг.
– Это долгая и очень запутанная история, Дженнифер. Возможно, вам лучше вернуться в Сидней, и мы поговорим обо всем?
Дженни чуть не улыбнулась, услышав нотку надежды в его голосе.
– Я бы предпочла, Джон, чтобы вы рассказали мне ее сейчас. Кроме того, она не может быть такой уж сложной.
Уэйнрайт снова тяжело вздохнул:
– Питер пришел ко мне несколько лет назад и попросил, чтобы я подготовил все документы на покупку фермы. Оказалось, что с ней связана интригующая история, он много времени провел, распутывая ее, и лишь потом пришел ко мне. Когда все документы были оформлены, он попросил меня держать все в секрете, пока он не расскажет про нее вам.
– Зачем же надо было держать эту историю в секрете, если она была такой интригующей? – нахмурилась Дженни. – Я не понимаю.
Последовала долгая пауза.
– Он боялся, что вы расстроитесь, – вздыхая, выдавил Джон.
– Тогда зачем он купил эту проклятую ферму, если знал, что это расстроит меня?! – воскликнула Дженни.
Снова повисла долгая пауза.
– Как вы узнали о Макколи? – спросил Уэйнрайт.
«Я тоже умею играть в эту игру», – усмехнулась она про себя и задала ему свой вопрос:
– Питер был когда-нибудь в Чуринге?
– Насколько я знаю, нет. Он собирался поехать туда с вами на годовщину вашей свадьбы. И там вам все рассказать. Он хотел, чтобы вы посетили Чурингу, посмотрели на нее, и только после этого предложить свою идею поселиться там. Если бы вам там понравилось.
– Да-а-а, понимаю, почему он хотел, чтобы я сначала влюбилась в это место, – едко сказала Дженни, крутя в руках медальон. – Джон, скажите, а как у него оказался медальон Матильды, если он не был здесь?
– Он обнаружил его, когда выяснял историю этого места. Но где именно, не сказал, – быстро ответил адвокат. – Я знаю одно: Питер был очень аккуратным в отношении законности всех своих сделок, а тем более того, что касалось его завещания. Он трижды проверял все бумаги и всегда страховался на случай непредвиденных обстоятельств. Именно поэтому вам не стоит волноваться. И все же откуда вы узнали про Макколи?
– Питер допустил ошибку. Упустил из виду самое главное. Ему надо было сначала приехать сюда самому. – Дженни тяжело тяжело вздохнула, подумав о дневниках. – А вы, Джон, как много знаете о Макколи?
– Почти ничего, – раздраженно бросил адвокат, и Дженни поняла, что он что-то скрывает. – Они были скваттерами. Потом в семье произошла какая-то трагедия, и собственность по завещанию отошла к ребенку. Этим делом занимался мой старший партнер, который уже вышел на пенсию. Но мне известно, что фирма много лет поддерживала связь с приютом, как было оговорено в завещании.
– Тогда как же Питеру удалось ее купить? И что случилось с ребенком?
Уэйнрайт молчал так долго, что Дженни испугалась. Может быть, их разъединили?
– Джон! Джон, вы слышите меня?
– Питер долго выяснял это, прежде чем пришел ко мне, – послышался очень недовольный голос адвоката. – Я рассказал ему все, что знал сам. А это не очень много. Ребенок исчез, и в монастыре никто ничего не знает о нем. Поиски были упорными, поверьте мне. Питер сам следил за этим. Но я подчеркиваю, все было сделано на законных основаниях. Ферма ваша – и только ваша.
– Значит, завещание было аннулировано?
– Что-то вроде этого. Простите, но я больше ничем не могу вам помочь, – решительно сказал Уэйнрайт. – Питер не посвящал меня в детали этой истории.
Дженни немного подумала.
– Знаете, Питер все так тщательно планировал, удивительно, что он не оставил мне на всякий случай письма…
– Письмо на самом деле было, – медленно произнес адвокат. – Но он уничтожил его, сказав, что будет лучше, если историю Чуринги вы услышите от него лично. Простите, Дженнифер, но больше я ничего не могу вам сказать об этом деле.
– Что ж, придется мне выяснять остальное самой, – твердо ответила Дженни. – Спасибо, Джон. Я с вами свяжусь.
Она бросила трубку, не выслушав ответа, и повернулась к Диане.
– Поехали, нам надо повидать Хелен, – бросила она, направляясь в спальню. Диана округлила глаза.
– Но зачем? При чем здесь может быть она?
– Она подскажет, где мне найти священника, – возбужденно ответила Дженни, надевая рубашку и джинсы. – Фин должен был связаться с ним и обо всем рассказать. Вспомни, он был религиозным человеком. Я уверена в этом. – Она обулась и встала. – Я хочу знать, что случилось после смерти Матильды. Куда пропал Фин? И почему никто не смог найти ребенка? Пойми же, я не могу владеть этой фермой, если жив настоящий наследник! Неужели тебе не интересно узнать окончание этой истории? Где твое извечное любопытство, Ди?
Диана некоторое время молча смотрела на нее, потом побежала одеваться.
Через несколько минут они уже мчались по направлению к Курайонгу.
В окно грузовика задувал горячий ветер, который наметал на дорогу пыль, делая невидимыми рытвины. Грузовик подбрасывало и заносило, но мысли Дженни все равно крутились вокруг Матильды и истории ее жизни. Ребенок Матильды был отдан в приют, так и не узнав, кто его родители. Дженни как никто другой понимала, что это значило для ребенка. Сколько боли, обиды и унижений вынесло это дитя в приюте! Она должна разыскать этого ребенка и вернуть ему Чурингу.
Только тогда она сможет спокойно жить дальше.
Въехав в усадьбу Курайонга, девушки увидели овчаров, загонявших большое стадо в домашний загон. Но нигде не было видно ни Чарли, ни Эндрю. На веранде не стояло инвалидное кресло, и это обрадовало Дженни: Этан был последним человеком, которого она хотела сейчас увидеть. Хотя, скорее всего, он знал большинство ответов на мучившие ее вопросы…
Хлопнув дверцами грузовика, девушки поднялись по лестнице к входной двери, и Дженни решительно нажала звонок. Ожидание показалось ей вечностью.
– Дженнифер? Диана? Как я рада вас видеть! – воскликнула Хелен, улыбаясь. Она была, как всегд, элегантна в отглаженных слаксах и батистовой кофточке.
У Дженни не было времени на обмен любезностями. Она быстро прошла в холл и схватила Хелен за руку.
– Мне нужно найти отца Райана! – сказала она вместо приветствия. – Вы единственный человек, который может выяснить, где он находится.
– Подождите, Дженни. Сядьте, расскажите, что случилось.
Девушке стало стыдно за свое бесцеремонное вторжение и настойчивость. Таким напором можно только все испортить. В конце концов, Хелен ничего не знала о дневниках Матильды и об ужасной тайне, скрытой в них. Она тяжело вздохнула и откинула со лба волосы.
– Я очень прошу вас помочь мне найти отца Райана, – повторила она спокойно.
– Но для чего? – спросила озадаченная Хелен. – Что случилось?
Дженни посмотрела на Диану и прикусила губу. Не было времени рассказывать всю историю – не терпелось докопаться до правды.
– Долго объяснять, – пробормотала она. – Но это очень важно. Я должна его найти!
Хелен долго изучающе смотрела на нее, и, судя по всему, сдержанное выражение лица Дженни не обмануло ее.
– Пройдемте в мой кабинет, – сказала она, бросив взгляд на Диану. – Нам надо поговорить.
Дженни быстро повернулась на звук тяжелых шагов и облегченно перевела дух: это был всего лишь управляющий фермой.
– Старик спит, а все остальные перегоняют стада, – мягко сказала Хелен, догадавшись о ее мыслях. – Нам никто не помешает.
Девушки прошли за хозяйкой в кабинет с книжными полками от пола до потолка и большим письменным столом. Усадив гостей, Хелен протянула им по маленькому стаканчику виски, и Дженни сделала большой глоток. Горло сразу обожгло, на глазах выступили слезы. Она ненавидела виски, но сейчас это могло помочь привести мысли в порядок.
– Вам лучше начать с самого начала, – сказала Хелен, удобно устроившись в глубоком кожаном кресле напротив них. – Это не связано с тем, что я вам рассказала несколько дней тому назад?
Дженни сложила пальцы замком на коленях. Все ее волнение внезапно улетучилось, и ее охватило ледяное спокойствие.
– Возможно, это завершающая глава вашего рассказа, – начала она.
Все так же спокойно она рассказала Хелен о том, что прочла в дневниках Матильды, и после финальных слов замолчала, ожидая реакции.
Было видно, что Хелен потрясена.
– Никогда не подозревала, что Матильда вела дневники и что здесь замешан ребенок, – сказала она тихо.
Дженни достала медальон из кармашка джинсов. Пальцы ее вздрогнули, когда она коснулась застежки.
– Мне подарил эту вещь муж. И я всегда гадала, кому принадлежал этот медальон. Взгляните, вы узнаете этих людей?
Хелен наклонилась пониже, разглядывая два крошечных лица на выцветших фотографиях.
– Не знаю, кто эта женщина, но, судя по прическе и старомодному фасону платья, это Мэри. Мать Матильды. А юноша – Этан. Я видела такую же фотографию в нашем семейном альбоме. Здесь ему лет восемнадцать-девятнадцать.
Дженни и Диана уставились друг на друга.
– Я должна найти отца Райана, – твердо сказала Дженни. – Фин был очень религиозным человеком, поэтому логично, что после смерти Матильды он отправился к нему. Священник – единственная связь с прошлым, Хелен. Единственный человек, кто может знать, куда делся ребенок.
– Есть еще Этан, как всегда, – скривилась Хелен.
Дженни вспомнила лицо дьявольски злого старика в инвалидном кресле и покачала головой:
– Только в самом крайнем случае.
– Я позвоню в пресвитерию, – сказала Хелен. – Мы много давали церкви, пришло время что-нибудь и получить, – улыбнулась она девушкам. – Как примерные католики, мы всегда стремились облегчить себе вход в сияющие врата, а церковь с удовольствием подставляла руки!
– Почему ты не хочешь потрясти старика, Джен? – прошептала Диана. – Он же был в центре всего этого. Он должен знать, что было дальше.
– Знаете, я бы не поверила ему, если бы он сообщил мне, какой сегодня день, – бросила Хелен. – Давайте сначала попробуем первый вариант.
Хелен в конце концов дозвонилась до какого-то отца Дункана, который сообщил, что отец Райан до сих пор жив и обитает в доме для престарелых священников в Брокен-Хилле. Он добавил, что регулярно пишет ему, сообщая местные новости и сплетни. И хотя зрение у него испортилось, в остальном он вроде пока в норме.
Хелен оторвала бумажку из блокнота.
– Вот его адрес.
Дженни взяла адрес, почувствовав сильное возбуждение.
– Будем надеяться, что это нас к чему-то приведет!
– Как далеко до Брокен-Хилла? – спросила Диана.
– Обычно мы пользуемся самолетом, – ответила Хелен. – Но сейчас сильный ветер и гроза собирается, так что лучше не стоит.
– У вас есть самолет?! – воскликнула потрясенная Диана.
– Впечатляет, да? – хмыкнула Хелен. – Но зато я могу быстро исчезать отсюда, когда становится невмоготу. – Она посмотрела на них, подумала и, видимо, приняла какое-то решение. – До Брокен-Хилла достаточно далеко. Не зная дороги, вы легко заблудитесь, если начнется пыльная буря. Мне лучше отвезти вас туда самой, так будет безопасней.
Девушки переглянулись и кивнули.
– Тогда не будем терять времени. Я сейчас закину пару вещей в сумку, оставлю записку Джеймсу, и мы тронемся в путь.
Хелен разлила по термосам кофе и попросила кухарку приготовить им побольше сандвичей в дорогу.
– Мы поедем на вашем грузовике, – сказала она. – Джеймс на нашем объезжает стадо. Заведи его, Диана, и подгони к задней стороне дома.
Дженни пошла за хозяйкой туда, где были расположены гаражи. Когда Диана подогнала к ним машину, Хелен вынесла большую запасную канистру бензина и с помощью девушек поставила ее в кузов. Затем туда последовали две канистры с водой, пара запасных шин, домкрат, лопата, ружье и аптечка первой помощи. Увесистая сумка с инструментами и запасными деталями завершила погрузку.
– Зачем нам все это нужно? – спросила пораженная Диана. – Неужели Брокен-Хилл настолько далеко?
– Любое путешествие здесь может оказаться опасным. Любая незначительная авария или прокол шины – и придется ждать несколько дней, прежде чем нас найдут. А сейчас, когда собирается гроза, тем более надо быть готовым к любым неожиданностям, – сказала Хелен и заняла место Дианы за рулем. – Прошу, пора трогаться.
Девушки уселись рядом с ней.
– Знаете, вы выглядите как дама, ухаживающая только за цветником, но на самом деле вы крепкий орешек! – воскликнула восхищенная Диана.
– Здесь не то место, где можно собирать фиалки на лугу, – хмыкнула Хелен. – Я это чертовски быстро поняла, когда сюда приехала. И знаете, это даже забавно – оттачивать свой ум в поединках с природой и с этими проклятыми овцами, – усмехнулась она, бросив задорный взгляд на подруг. – Кстати, женщины на коктейльных вечеринках мало чем отличаются от последних. Так же ходят друг за другом, болтая чушь.
– А все-таки как далеко отсюда до Брокен-Хилла? – повторила Диана свой вопрос.
– Приблизительно четыреста миль. Сначала мы доедем до Берка, а от него почти прямое шоссе вдоль реки Дарлинг до самого Брокен-Хилла.
Дженни уставилась в окно. Все небо заволокло низкими грозовыми тучами, где-то в отдалении громыхал гром и вспыхивали молнии, высвечивая верхушки хребта Мориарти. Странно, жизнь вокруг продолжается, а для нее мир сузился до тайны Матильды Томас. Только это сейчас ее волновало.
– Хотела бы я, чтобы пошел дождь, – сказала Хелен, когда они выехали на заасфальтированное шоссе. – Трава слишком сухая – если начнется гроза, того и гляди все вспыхнет.
– Может быть, тогда стоит отложить поездку? – забеспокоилась Дженни.
Ей было неудобно перед пожилой женщиной, что они вытащили ее так далеко, но в глубине души она надеялась, что поездка все-таки состоится.
– Не волнуйтесь, – ответила, усмехаясь, Хелен. – Мы переживали здесь и не такое. А в Курайонге достаточно мужчин, чтобы обо всем позаботиться.
И все-таки Дженни почувствовала легкое беспокойство в голосе подруги.
Ей-то было сейчас на все наплевать, но бедная Хелен наверняка должна беспокоиться за свой чудесный Курайонг.
Они управляли машиной по очереди и уже вечером въехали в Брокен-Хилл.
Сквозь тучи как раз показалась луна. Понимая, что слишком поздно для визитов, они сняли номер в мотеле, поужинали и сразу легли спать: все трое выдохлись за день.
На следующее утро сквозь посветлевшие и поредевшие тучи выглянуло бледное солнце. Ветер утих, но влажность была такая, что сразу после завтрака они были вынуждены принять душ еще раз.
Дом престарелых священников Святого Джозефа располагался в длинном белом здании в большом тенистом саду на окраине города. Хелен поставила грузовик на ручной тормоз и заглушила мотор.
– Мы еще можем повернуть и забыть всю это историю, а? – спросила она у Дженни.
– После такой дальней дороги? Ни за что! – в тон ей ответила Дженни.
– Хорошо, – безмятежно улыбнулась Хелен. – Только не расстраивайтесь. Идемте. Может, этот старик расскажет нам что-нибудь интересное…


Брет проснулся от знакомой тишины, которая не обещала ничего хорошего. Он встал с постели и выглянул в окно. Только рассветало и было сумрачно – как раз под стать его настроению. Духота усилилась, несмотря на раннее утро, и темные тучи низко нависли над Чурингой. Не было ни малейшего ветерка, деревья стояли поникшие, а сухая, тонкая трава не шевелилась. Гроза должна была вот-вот начаться.
Он кинул взгляд на письмо, которое писал весь вечер, и сунул его в карман. Это подождет – сейчас у него слишком много дел. Надо присмотреть за овцами, проверить и укрепить все ограды и ворота. Они успели согнать поголовье на два ближайших выгона, но, как только громыхнет, может начаться паника.
Прикуривая сигарету, Брет посмотрел на дом и нахмурился. Что-то было не так.
Трейлер стоял на месте, а грузовик исчез.
– Кто-нибудь из вас отгонял грузовик? – крикнул он проходившим мимо овчарам.
Они покачали головами, и Брет еще раз оглянулся на дом. Свет был включен, шторы задернуты, все было на месте, но его не покидало смутное чувство тревоги. Отдав необходимые распоряжения, он повернулся и зашагал к дому. Письмо к Дженни будет хорошим предлогом зайти и убедиться, что все в порядке. Он постучал в дверь и подождал. Внутри залаял Риппер, и Брет слышал, как он скребется когтями с той стороны двери. Он постучал еще раз. Пора бы уже ей дойти до двери. Даже если они с подругой спали, лай Риппера должен был их разбудить.
– Миссис Сандерс! Дженни! Это Брет! – громко крикнул он.
Было по-прежнему тихо, и он решил, что этого достаточно. Тревога его усиливалась. Он не выдержал, толкнул дверь, и был сразу атакован Риппером.
– Что случилось, парень? – Брет присел на корточки и потрепал пса по голове, оглядывая пустую кухню. Потом поднялся, быстро прошел по дому. В спальне Дженни на незастеленной кровати были разбросаны дневники Матильды, одежда валялась на полу и кресле.
– Дженни! – заорал он. – Где ты, черт возьми? Ответь мне!
Расстроенный Брет стоял посреди кухни и задумчиво скреб подбородок. Он забыл побриться, но это никого не волновало теперь. Женщин не было в доме, лошади все на выгоне, значит, они уехали на грузовике.
– Ничего не поделаешь, придется устроить переговоры по передатчику и попытаться выяснить, где они, – пробурчал он. – Глупые коровы! Вздумалось прогуляться по окрестностям, когда вот-вот грянет гроза! Господи, ну и идиотки!
Брет включил передатчик. «Возможно, она уехала миловаться с Чарли, – усмехнулся он. – Чем скорее я отсюда уберусь, тем лучше. Я слишком стар, чтобы нянчиться с чертовой горожанкой!»
– Курайонг. Говорит Джеймс, – послышалось в наушниках.
– Брет Уилсон, – отрубил он: не было времени расшаркиваться. – Миссис Сандерс у вас?
– Прости, приятель. Они с моей женой уехали в Брокен-Хилл по какому-то делу. Обнаружил вчера вечером записку, когда приехал с пастбищ.
Брет скривился. Что за идиотизм – делать такие вещи?! Он попытался успокоиться.
– Есть какие-нибудь сведения, когда они собираются вернуться?
– Ты же знаешь женщин, парень. Если они решили пройтись по магазинам, то могут проторчать там неделю. Как у вас там дела, кстати? Гроза вот-вот будет над нами.
– Здесь то же самое. Скорее бы грянула! Слишком долго собирается.
– Только чтобы с дождем – иначе задаст тут всем нам жару. Хорошо, что женщин нет дома. Я скажу, чтобы Дженни вам позвонила, когда вернется.
– Да, хорошо. Удачи, приятель. Пока.
Брет снял наушники, выключил передатчик и настроил радио на станцию погоды. Ничего утешительного. Гроза была сухой и уже разразилась на юго-востоке. Сейчас она стремительно движется к ним, и они бессильны против нее. Остается только задраиться в домах и ждать, когда она закончится.
Он потушил свет и плотно закрыл все окна и двери, затем, свистнув Рипперу, спустился с веранды. «Джеймс прав в одном, – подумал он. – Хорошо, что женщин нет дома. Не хватало еще утешать двух обезумевших от страха женщин, когда и так будет дел по горло!» И все-таки мысль о том, как Дженни могла бы искать спасения в его объятиях, оказалась довольно приятной.
– Приведи мозги в порядок, Брет Уилсон! – пробормотал он хмуро. – Хватит грезить, пора работать.
Три следующих часа Риппер бегал за ним неотступно, пока он собирал из мужчин группы и распределял работы. Щенок казался потерянным без Дженни, и Брет его очень хорошо понимал.
Брет часто возвращался в дом, чтобы послушать новости о погоде и о том, какие убытки нанесла гроза другим скваттерам. Он старался проследить путь грозы и вдруг услышал слова, от которых похолодел:
– На нас идет пожар! Приблизительно в пятидесяти милях южнее Нулла-Нуллы. Он быстро приближается, требуется помощь всех, кто сможет подъехать! Скорее, ради бога!


Дженни спрыгнула с грузовика вслед за Дианой и посмотрела на сидящих в тени веранды стариков.
– А вдруг среди них отец Райан?
– Может быть, – пожала плечами Диана. – Могу только сказать, что они выглядят чертовски одинокими и заброшенными в этих креслах-качалках. Думаю, мы тут первые гости за несколько лет.
Когда они вошли в просторный приемный покой, на Дженни вдруг накатилась волна тошнотворного страха, удивившая ее. И только потом до нее дошло. Смешанный запах полировки и антисептика напомнил ей приют. Вид большого распятия на стене и маленькой статуэтки Мадонны с младенцем сразу вернул ее в детство. Она взглянула на побледневшее лицо Дианы и поняла, что ее подруга испытывает то же самое.
Хруст и шелест накрахмаленных одежд заставил их оцепенеть. К ним навстречу шла монахиня, появившаяся из высоких полированных дверей, за которыми был виден длинный коридор. Мужество окончательно покинуло Дженни, она вцепилась в руку Дианы, ища поддержки.
Но быстро поняла, что эта монахиня – не сестра Мишель, хотя вполне могла быть ее сестрой. Высокая и величественная, с твердым белым воротничком, подпиравшим тонкое суровое лицо. Руки ее были крепко сжаты под широкими черными рукавами, на лице застыла маска бесстрастной вежливости.
Только Хелен казалась невозмутимой.
– Мы приехали навестить отца Райана, – вежливо сказала она. – Отец Дункан должен был звонить вам по поводу нашего визита.
Монахиня проигнорировала ее слова. Ее пронзительные глаза уставились на Дженни и Диану.
– Я не могу позволить вам долго беспокоить отца Райана. Он нуждается в отдыхе, – строго сказала она. – Помните: у вас только пять минут.
Повернувшись к ним спиной, она пошла по длинному коридору, а Дженни с Дианой в ужасе посмотрели друг на друга. Они вдруг снова превратились в двух запуганных маленьких девочек, живших в вечном страхе перед жестокими наказаниями.
Дженни шла за хрустящими одеждами и вспоминала, что, когда ей было пять лет, она все гадала, есть ли у монахинь ноги вообще, или вместо них колеса, на которых они так плавно разъезжают по полированному полу. Но когда она спросила об этом, то получила от сестры Мишель увесистую оплеуху и должна была прочесть много молитв вместо обеда и ужина.
«Злобная, грязная тварь!» – подумала она. Сестра Мишель сумела выбить из нее любовь к религии. Сейчас она не могла даже заходить в церковь без содрогания.
– К вам посетители, святой отец. Не позволяйте им утомлять вас, – строго сказала монахиня, поправляя подушки. – Я вернусь через пять минут.
Диана и Хелен отступили назад, а Дженни нерешительно приблизилась к неподвижному старику. Он выглядел таким изможденным на фоне белоснежных простыней, что она засомневалась в правильности своего решения. Что может рассказать ей этот больной старик, которому действительно нужен только покой?
Дженни осторожно взяла его руку с набухшими голубыми венами и пожала ее. Всю дорогу она раздумывала, как начать этот деликатный разговор, и заготовила длинное вступление, но сейчас решила сразу перейти прямо к делу.
– Я Дженнифер Сандерс, святой отец. Мне очень нужно поговорить с вами… о том, что случилось с Фином Макколи. Вы помните его?
Священник долго лежал неподвижно, затем с трудом поднял на нее подслеповатые глаза.
– Как, вы сказали, вас зовут?
– Дженнифер Сандерс, – ответила она, простив ему забывчивость.
– Это ваше девичье имя, дитя мое? – мягко спросил он. Дженни озадаченно посмотрела на Хелен и Диану.
– Нет, святой отец. Меня крестили, как Дженнифер Уайт. Во всяком случае, в приют я попала под этим именем.
Старик кивнул, и тяжело вздохнул.
– Благодарю господа, что вы пришли вовремя, дорогая. Вы ведь были на моем попечении много лет назад…
Дженни отпрянула. Это было совсем не то, что она ожидала услышать. Неужели отец Райан все-таки выжил из ума?
– Как я могла быть на вашем попечении, святой отец? – испуганно спросила она.
Старик закрыл глаза и опять вздохнул:
– Все это было так давно! Так много лет прошло с тех пор, как ваша мать отмучилась, бедняжка. Но все началось еще раньше… намного раньше..
Дженни похолодела. Его слова, подобно льдинкам, упали ей в сердце и заморозили его.
– Моя мать? – прошептала она побелевшими губами. – Что вы знаете о моей матери?
Священник долго молчал.
Дженни уже решила, что он заснул или забыл об их присутствии, и хотела было встать, но его слабый голос остановил ее:
– Впервые я понял, что в Чуринге не очень хорошо, услышав предсмертную исповедь Мэри Томас. Она вышла замуж, любя другого мужчину. И ее ребенок был не от мужа.
– Вы уверены, что Матильда была дочерью Этана Сквайрза? – быстро спросила Хелен.
Священник повернул голову на звук голоса.
– Никаких сомнений. Но она хранила свою тайну до самого конца. Мэри была очень сильной женщиной. Как и ее дочь.
Дженни немного расслабилась. Он действительно заговаривается иногда, но секрет Матильды и ее семьи она все-таки узнает. Какое имеет значение, что он принял ее за другую.
– Помню, как Матильда с Фином пришли ко мне договариваться о свадьбе, – продолжал старый священник. – Они были такими счастливыми! Радость переполняла их, и они строили столько планов на будущее… Это было жестоко – то, что с ними случилось. Жестоко и несправедливо после всего, что уже пережила Матильда.
– Я знаю, что с ними случилось, святой отец. Я нашла ее дневники. Расскажите, что делал Фин после ее смерти! – попросила Дженни, хватая его за руку.
Рукопожатие старика оказалось на удивление крепким.
– Ваш отец позвал меня совершить похоронный обряд над Матильдой. Просто чудо, что она успела дать вам жизнь, Дженнифер!
– Мой… кто? – Дыхание Дженни сбилось, в голове потемнело, а пол стал уплывать из-под ног. Это сумасшествие! Его надо немедленно остановить! – Отец Райан, вы ошиблись, – выдохнула она, стараясь унять дрожать. – Меня зовут Дженнифер Сандерс, у меня нет родственников здесь.
Старик опять вздохнул и крепче сжал ей руку.
– Дженнифер Уайт было имя, которое вам дали в приюте. А по рождению вы Дженнифер Макколи.
Он не заметил, как в комнате воцарилась жуткая тишина. Не заметил и ужаса на лице Дженни, у которой все застыло внутри, а сердце бешено забилось, как будто хотело вырваться на волю.
– Когда я приехал в Чурингу, вы были маленьким несчастным комочком. Плакали, лежа на холодной материнской груди, оглашая криками весь дом. А у вашего отца было разбито сердце и помрачен разум.
Дженни держалась только благодаря тому, что Диана крепко держала ее за плечи. Образы из дневника ожили, проплывая перед ней. Слезы катились из глаз. Но священник продолжал, не замечая этого:
– Мы похоронили вашу мать на маленьком кладбище в Чуринге. И правильно, что она была похоронена с молитвами и святой водой. Она была безвинной грешницей. Я остался там на несколько дней, чтобы помочь Фину: он нуждался в поддержке в то страшное время.
Отец Райан замолчал, погрузившись в воспоминания. Единственным звуком в комнате было его хриплое дыхание. Горячие слезы текли по застывшему лицу Дженни, но решение узнать все до конца было сильнее страха.
– Продолжайте, святой отец, – прошептала она. – Расскажите мне все.
– Фин прочел дневники. – Старик обвел слезящимися глазами комнату и попытался сесть. – Он был богобоязненным человеком. Хорошим человеком. Но чтение дневников сразу после смерти Матильды повлияло на его разум. Это было затмение, самый темный час в его жизни. Страшнее, чем война. Он рассказал мне все. Было так ужасно видеть, как человек погибает, а его дух уже сломлен! Я ничем не смог ему помочь, кроме как молиться за него.
Это было невыносимо тяжело слушать, и Дженни из последних сил держала себя в руках. А священник снова откинулся на подушки и заговорил голосом, лишенным эмоций:
– Я никогда в жизни не чувствовал себя таким беспомощным. Понимаете, Фин никак не мог поверить, что бог может простить его грех. И это окончательно сломило его.
Дверь отворилась, и в комнату вплыла монахиня с колючими глазами, сложенными на груди руками и с брезгливой гримасой на лице.
– Ваше время вышло. Я не могу позволить вам расстраивать святого отца.
У отца Райана внезапно проснулась внутренняя сила. Он привстал на подушках и закричал:
– Закройте дверь и оставьте меня наедине с моими гостями!
Сестра явно смутилась:
– Но, святой отец…
– Никаких «но»! Мне надо обсудить с ними важные вещи. А теперь идите.
Монахиня в бешенстве обвела их глазами и вышла, громко хлопнув дверью.
– Кое-кто никогда не научится себя вести, – пробормотал старик, беря Дженни за руку. – Ну, на чем я остановился?
Он тяжело дышал, собираясь с мыслями, но Дженни не смогла ему ответить: она была потрясена.
– Финбар часами сидел с вами на руках и смотрел на вас. Я надеялся, что это даст его душе хоть немного покоя… Но Матильда оставила ему письмо, в котором просила отвезти ребенка подальше от Чуринги. А он так хотел поступить правильно и не знал, что делать.
Священник похлопал ее по руке и улыбнулся.
– Он очень любил вас, Дженнифер. Надеюсь, это будет утешением для вас.
Дженни благодарно сжала его руку. Его слова действительно немного облегчили страдания последних страшных минут.
– Да, святой отец, – наконец смогла она сказать. – Думаю, так и будет. – Она вытерла слезы и распрямила плечи. – Но мне необходимо узнать, что было дальше.
Старик тяжело вздохнул, и слеза медленно скатилась по его морщинистой щеке на подушку.
– Ваш отец написал завещание и отвез его управляющему Австралийским банком в Сиднее. Чуринга должна была перейти в ваше пользование в день двадцатипятилетия.
Отец Райан крепко сжал ее руку, и она наклонилась к нему, замирая от ужаса, что сейчас услышит, но зная, что это необходимо. Ей надо было знать, как поступил с ней отец и чего хотел для нее.
– Я не знал, что творилось у него в душе, Дженнифер. Не представлял совсем. Он никого не слушал, и, как видите, даже священник не смог вразумить его. Я мог только бессильно наблюдать, как он разрушает все, что они с вашей матерью построили в жизни.
– Разрушает? Вы имеете в виду, что он хотел разрушить Чурингу? – спросила Дженни, вытирая слезы.
– Нет! – повысил голос священник. – Чурингу он для вас сохранил. Но разрушал себя и их с Матильдой совместные мечты. Он разрушал вашу жизнь и не оставлял ни малейшей надежды для вас жить вместе одной семьей.
– Как он это сделал, святой отец? – прошептала Дженни, уже предчувствуя ответ.
– Он решил отвезти вас в приют Сестер милосердия, где ваше происхождение будет скрыто под новым именем. Единственной связью с домом должен был стать медальон вашей матери, который он поручил сестрам отдать вам в день рождения вместе с завещанием. Я пытался остановить его, но в то время слова не действовали на него. Он ничего не слышал и не воспринимал. Мне пришлось молча стоять и молиться, глядя, как он уезжает из Чуринги. Вы лежали в корзинке рядом с ним на сиденье… – Отец Райан судорожно всхлипнул. – Если бы я только мог знать, что он задумал, возможно, я сумел бы его остановить! Но все мы крепки задним умом… «Так вот откуда Питер взял медальон! – поняла Дженни. – Поиски привели его в приют в Даджарру».
Она попыталась представить, как ехала с отцом в приют. О чем он думал, глядя на нее в корзинке? Какие муки пережил он в этом последнем путешествии? Как он мог везти ее в приют, зная, что расстается с ней навсегда?..
Голос священника заставил ее отвлечься от печальных размышлений.
– Я вернулся в Уэллаби-Флатс, и мои обязанности впервые в жизни стали для меня невыносимым бременем. Мне казалось, что вера покинула меня. Как я мог оставаться хорошим священником, если не сумел найти верных слов, чтобы помочь человеку в его страданиях? И как я вообще мог помогать людям, если никогда в жизни не любил женщину и не знал, как поступать с детьми? Я оказался слабым и в том, и в другом. Я столько часов провел на коленях в молитвах, но тот мир, который всегда снисходил на меня, покинул меня навсегда…
Дженни, замирая от страха, ждала, что расскажет священник дальше. Впрочем, что может быть страшнее того, о чем она уже узнала?
– Я написал в приют и получил ответ, что вы приняты и что отец оставил деньги, которые будут ежегодно поступать туда на ваше содержание и воспитание. Он хотел точно знать, что вы не будете ни в чем нуждаться. Я спрашивал о вас, но они всегда отвечали, что вы хорошо развиваетесь. Я регулярно переписывался с ними, но они никогда не сообщали мне никаких подробностей о вашей жизни. Понимаете, дитя мое, я чувствовал ответственность за вашу жизнь. Ведь я не смог остановить вашего отца от самого большого греха в жизни, который он задумал тогда.
«Вот оно! – подумала Дженни. – Я не хочу это слышать. Я не хочу во все это верить. Это слишком нереально…»
– Фин пропал вскоре после того, как отвез вас в приют. Я думал, что он уехал куда-нибудь в глушь, чтобы в одиночестве попытаться найти в себе силы пережить это. Я очень хотел в это верить, но в глубине души очень боялся за него…
Маленькая искра надежды, промелькнувшая в сердце Дженни, умерла от его следующих слов:
– Два овчара нашли его в буше и позвонили в полицию. К счастью, я пользовался некоторым влиянием. После того как они провели идентификацию, я убедил полицию замять дело. Это было нетрудно: овчары были приезжими и уезжали в Квинсленд навсегда, а полиция умеет хранить секреты.
Священник похлопал Дженни по руке.
– Я знал, что вы когда-нибудь вернетесь сюда, и очень не хотел, чтобы прошлое мешало вашему будущему. Но, кажется, вы успели сами обо всем догадаться, да?
– Да, – мягко сказала она. – Но мне хотелось услышать от вас подтверждение своим догадкам, чтобы не оставалось никаких сомнений.
Отец Райан поднял голову с подушки.
– Фин совершил страшную вещь, Дженнифер. Смертельный грех в глазах церкви! Но по-человечески я понимаю, почему он это сделал. Он заехал в буш и выстрелил в себя. Коронер сказал, что он умер приблизительно за полгода до того, как его тело нашли овчары. Но я знал точно: он сделал это в тот день, когда вернулся из приюта. Он спланировал это все заранее.
Дженни подумала о страшном одиночестве отца перед смертью. О страданиях и боли этого доброго, сильного, религиозного человека, когда он ехал один куда-то в буш, чтобы покончить счеты с жизнью. Она закрыла лицо ладонями и разрыдалась от невыносимой боли. Какая ужасная судьба!
Но она была не одинока в своих страданиях. С ней были ее несчастные родители, заплатившие такую страшную цену за свою прекрасную любовь, давшую ей жизнь.
В конце концов Дженни взяла себя в руки, вытерла слезы и взглянула на лежащего перед ней больного старика. Лицо его стало серым на фоне белизны подушек, и как будто все его силы ушли на то, чтобы избавиться от груза на душе.
– Отец Райан, я хочу, чтобы вы знали, что не в ваших силах было это предотвратить. Я вернулась в Чурингу сильная и здоровая и знаю теперь, как родители любили друг друга и мечтали обо мне. Как они хотели, чтобы я была счастливой! Я рада, что узнала и полюбила их, вы не должны винить себя в смерти моего отца, и я уверена, что ваш бог ждет вас с распростертыми объятиями. Вы прекрасный, добрый человек. Хотела бы я, чтобы таких было больше на земле. Благослови вас бог, и спасибо вам за все.
Она наклонилась к нему, обняла и крепко поцеловала. Он был таким слабым, что ей хотелось утешить его, но она знала – только возвращение веры даст ему покой.
– Я могу что-нибудь сделать для вас, святой отец? Вам что-нибудь нужно? – нежно спросила она, вытирая ему слезы.
– Нет, дитя мое, – горько прошептал он. – Теперь я могу умереть спокойно, зная, что нечто хорошее все же получилось из этой страшной трагедии. Когда вы будете выходить, попросите, пожалуйста, сестру и отца Патрика зайти ко мне. Думаю, пришло время для моей последней исповеди.
Дженни схватила его за руку.
– Нет, святой отец, не уходите от нас сейчас! Я останусь в Брокен-Хилле и буду навещать вас каждый день. Буду приносить вам фрукты и сладости, буду сама ухаживать за вами… Пожалуйста, не покидайте меня!
Священник нежно улыбнулся.
– Время пришло, дитя мое. Жизнь – это круг, и вы вернулись туда, где родились. Как все мы со временем возвращаемся. А теперь идите и наслаждайтесь жизнью, а мне дайте подготовиться к исповеди.
Дженни поцеловала ему руку.
– Тогда до свидания, отец Райан. Храни вас бог!
– Храни вас бог, дитя, – прошептал он, откидываясь на подушки. Глаза его закрылись, лицо стало безмятежным.
– Он не?..
– Нет, Диана, просто заснул от усталости, – тихо ответила Дженни, с нежностью глядя на умиротворенное лицо.
– Девочки, давайте уходить отсюда, – прошептала Хелен. – Я найду этого дракона в рясе, а вы подождите меня в грузовике.
Дженни взяла протянутый ключ, и они с Дианой молча вышли на улицу. Дженни посмотрела на нависшее над ними грозовое небо. Как бы она хотела повернуть время вспять и вернуться в счастливое неведение. Что хорошего в ее наследстве, когда оно хранит память об обмане и преступлении? Как ей жить теперь, зная, что из-за этого отец покончил с собой, а мать умерла с разбитым сердцем?..
Сестра Мишель оказалась права: она чудовище. Выродок, рожденный в преступном, противоестественном союзе с меткой дьявола на виске, подтверждающей это. И все по вине бессовестной женщины, укравшей ребенка и обманувшей ее несчастную мать!..
Дженни залезла в грузовик, почти ничего не видя от слез.
– Это все так чудовищно! – всхлипнула она. – За что, Диана? Почему это случилось с ними – и со мной?..
– Не знаю, родная. Впервые в жизни я не могу найти нужных слов, чтобы утешить тебя. Прости, детка, – хрипло ответила Диана, пряча мокрые глаза.
– Мне нужно побыть одной, Ди. Пожалуйста, не обижайся и пойми меня. – Дженни отвернулась к окну, а Диана, молча обняв ее и обливаясь слезами, спрыгнула с подножки и вернулась на веранду дома для престарелых священников.
Джон Уэйнрайт все знал и лгал ей! Он знал все насчет ее наследства и настоящего имени, но просто побоялся открыть ей правду. Питер тоже должен был все знать. Поэтому держал в такой тайне свои дела с приобретением Чуринги. Почему он не мог рассказать ей всего до дня рождения? Сплошная ложь и секреты. Она жила с незнакомым человеком, который скрывал от нее самые главные дела в своей жизни. И умудрился скрыть даже то, что было самым главным для нее! Какая же это семейная жизнь, когда все построено на обмане? Какую жуткую паутину лжи они сплели вокруг нее…
Наверное, Питер хотел уберечь ее от боли, а вместо этого она чувствует себя обманутой и преданной самым близким человеком на земле…
Боль превратилась в гнев, потом в ужас. Дженни потеряла счет времени и забыла, где находится. Она рыдала, упав головой на руль. И вдруг зазвучали далекие звуки вальса Штрауса, и ей показалось, что она видит женщину в зеленом платье, танцующую с молодым красивым мужем. Они улыбались друг другу, купаясь в светящемся потоке вечной любви.
И прежде чем видение начало бледнеть и растворяться, они повернулись к ней и Матильда прошептала: «Это мой последний вальс, дорогая. Специально для тебя».
Дженни вцепилась в руль, приходя в себя. Она чувствовала себя любимой и исцеленной от страданий. Сила матери и доброта отца, казалось, вливаются в нее живительным потоком. Раны прошлого затягивались, все прояснялось. Невинные жертвы обмана искупили свою вину, подарив жизнь ей. Она обязана быть счастливой за них и за себя!
Она окончательно пришла в себя и все поняла. Матильда и Фин умирали с надеждой, что прошлое будет сожжено для того, чтобы она вернулась в Чурингу и смогла вдохнуть в нее новую жизнь. Построить счастливое будущее на той земле, на которой они жили и трудились с такой любовью. И у нее есть выбор – воплотить в жизнь эту мечту или вернуться в Сидней к своей прошлой жизни.
Слова старого аборигена из дневника Матильды застучали в голове.
Первый мужчина спросил первую женщину:
– Ты путешествуешь одна?
И первая женщина ответила:
– Да.
Первый мужчина взял ее за руку.
– Будь моей женой, и мы будем путешествовать вместе!
Дженни сидела очень тихо. Она наконец поняла, каким будет ее решение. Она любит Брета и не может представить Чурингу без него. Несмотря на все, что произошло между ними, она скажет ему о своей любви. Если он не любит ее – что ж, она продолжит путешествие одна. Но если он любит ее, тогда…
– Что случилось, Джен? У тебя глаза такого странного цвета…
Голос Дианы вернул ее на землю.
– Залезай, Ди. Мы едем домой, в Чурингу!



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гостья из тьмы - Маккинли Тамара



ОКОНЧАНИЕ:rnЗдесь лежит Матильда Макколи,rnМать, Любимая, Сестра и Жена.rnДа простит нас Бог.rnОТЛИЧНАЯ КНИГА! 10/10
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТатьяна
15.04.2013, 6.18





Да. книга действительно впечатляет! Читайте!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЁлка
30.01.2016, 13.51





НАПИСАНО СИЛЬНО,ПРЕКРАСНО,ТРАГИЧНО.ЧИТАЙТЕ, РОМАН В ЧЕМ-ТО СХОЖ С РОМАНОМ "ПОЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ" ЧИТАЙТЕ И РАДУЙТЕСЬ,ЧТО У НАС НЕ ТАКАЯ ЖИЗНЬ,КАК У Г.ГЕРОИНЬ
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараРая
1.02.2016, 0.59





Такая страшная история. Как можно было это все пережить!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТата
1.02.2016, 18.21





Такая страшная история. Как можно было это все пережить!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТата
1.02.2016, 18.21





Хочу поблагодарить Татьяну,что она написала последние строчки романа,т.к. они пропущенны!?! (хотя,они ОЧЕНЬ важны,с них все началось и как говорится в них "вся соль"). Оценку ставить не буду,мне сложно оценить этот роман цифрами,он оставил двоякое ощущение после прочтения.Если описать свое отношение к героям и ситуациям в которые они попали,то придётся раскрывать главные секреты этой книги,а делать этого не хочется, чтобы читатель вместе с гл.героями прошёл и пережил этот тяжёлый путь. Перечитывать не буду, но то что запомню этот роман-однозначно. Если кому то понравится, то советую почитать роман "Дестени".
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараАлександра 27 Ха
2.02.2016, 0.13





Я даже не смогу описать, как этот роман мне понравился. Уже много читала, но такой в первый раз. Вся история, все трагедии в жизни этих женщин.. Меня удивляет, что так мало отзывов! Ставлю 10+, и советую всем!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЖеня
2.02.2016, 21.33





Просто нет слов, чтобы выразить восторг от прочитанного!!! 10++++++ однозначно. Только жаль, что неизвестно, как сложилась жизнь и любовь главных героев. Супер!!! Читайте!!!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараАнжела
8.02.2016, 10.57





Спасибо Анжеле за отзыв.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараIRina
8.02.2016, 14.37





Очень понравилась книга, необычно, сильно, трагично.
Гостья из тьмы - Маккинли Тамаралюбава
9.02.2016, 9.27





Роман очень понравился 10 баллов. Столько трагизма, столько любви - наревелась всласть. А по поводу надписи на надгробии, полагаю, что должно было быть написано нечто замысловатое, поскольку надпись сразу вызвала недоумение героини, типа Жене от сына или Матери от мужа...
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНюша
9.02.2016, 10.47





Роман очень понравился 10 баллов. Столько трагизма, столько любви - наревелась всласть. А по поводу надписи на надгробии, полагаю, что должно было быть написано нечто замысловатое, поскольку надпись сразу вызвала недоумение героини, типа Жене от сына или Матери от мужа...
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНюша
9.02.2016, 10.47





Отличный роман, однозначно читать! интересный сюжет, непредсказуемый конец, интересные герои!!!! оценка 10++
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараДжейн
10.02.2016, 20.52





Сколько боли , как переплелись судьбы -это какое то сумашедствие . Роман очень интересный , но сколько трагизма . 10 баллов !!!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараMarina
12.02.2016, 18.29





Спасибо автору за замечательную книгу.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЮрьевна
6.03.2016, 11.04





Роман супер!!! Ревела половина книги, очень сильно написан роман, автору спасибо. Читайте, не пожалеете. 10+++.
Гостья из тьмы - Маккинли Тамарамэри
12.03.2016, 8.53





Самое лучшее что я читала,здесь нет соплей,романтики...это жизнь судьба....бедная Матильда-где же ее кусочек счастья. Не могла оторваться читала до утра-очень впечатлило!!!
Гостья из тьмы - Маккинли Тамарастнька
12.03.2016, 21.05





Очень понравился,самый лучший прочитав долго не забудете.нет слов.да Матильду жалко железная воля.100% стоит почитать советую всем.10+++
Гостья из тьмы - Маккинли Тамараледи
12.03.2016, 21.41





Да,тяжелая,но отличная книга!Читать однозначно.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНаталья 66
14.03.2016, 16.17





Сюжет однозначно запомнится надолго. Редко попадаются такие романы. Читать обязательно!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараElen
24.03.2016, 19.11





Ошеломляющий роман,просто душу вывернул.Когда читала,думала что будет раскрыта необычная тайна,версии свои были,но чтобы такое...10+++
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараОсоба
27.03.2016, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100