Читать онлайн Гостья из тьмы, автора - Маккинли Тамара, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гостья из тьмы - Маккинли Тамара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.82 (Голосов: 66)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гостья из тьмы - Маккинли Тамара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гостья из тьмы - Маккинли Тамара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккинли Тамара

Гостья из тьмы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Тишина постепенно стала главным спутником жизни Дженни, и чем больше проходило дней, тем больше нравилась ей эта изоляция от всего мира. Она чувствовала себя уютно наедине с собой и в присутствии тех немногих людей, которые оставались в Чуринге круглый год. На нее снизошло такое чувство покоя, какого она никогда раньше не испытывала.
Днем она с альбомом в седельной сумке объезжала окрестности, а вечерами занималась домом. Мыла полы, стирала, красила полки и шкафчики на кухне, а однажды отнесла чемодан в свою комнату и сложила вещи Матильды на одну из полок в шкафу. Ей казалось, что они должны вернуться на свое законное место.
Дженни достала зеленое бальное платье из шкафа и приложила к себе. Запах лаванды вызвал в памяти мотив призрачного вальса, под который она медленно закружилась по комнате с платьем в руках. Дух Матильды, казалось, танцует вместе с ней, но в музыку опять стали вкрадываться печальные нотки. Они как будто силились сообщить ей что-то, но она никак не могла понять что.
Дженни закрыла глаза, пытаясь вызвать в воображении образы танцоров, – ведь именно эта призрачная пара заставляла ее погружаться в прошлое. Ей не давала покоя история этих людей.
– Дженни! Вы дома?
Девушка открыла глаза, с трудом возвращаясь назад, в комнату, из другого мира.
– Я буду готова через пару минут, Брет, заходите! – крикнула она.
Послышался звук открываемой двери и шаги Брета по кухне. Она быстро повесила платье в шкаф и, пока в кухне звучал баритон мужчины и радостный лай щенка, натянула рубашку и джинсы. С трудом переведя дыхание, вышла на кухню.
– Добрый день, Дженни, – поприветствовал он ее и перевел взгляд на щенка, который с энтузиазмом грыз его пальцы.
– Привет, не ожидала, что вы вернетесь сегодня, – улыбнулась она, испытывая неожиданную радость. – Как все прошло?
– Все в порядке. Мы взяли самую высокую цену на аукционе! Деньги я, как обычно, положил в банк, – ответил он, начиная шарить в карманах. – Я должен еще вычесть расходы и зарплату всем постоянным работникам, но отчет по продаже вот, – сказал он, протягивая ей бумагу.
Дженни взглянула на цифры. Сумма была гораздо выше, чем она ожидала.
– Прибыль за шерсть всегда такая высокая? – удивилась она.
– Зависит от состояния дел на бирже. Но эта сумма ближе к средней.
Он выглядел абсолютно невозмутимым. «Неужели его не впечатляют такие деньги?» – подумала Дженни, складывая бумагу и засовывая в карман, а потом спохватилась. Какая ему разница? Ведь это не его деньги.
– Есть пиво, Джен? Я сегодня весь день в дороге.
Она достала две бутылки и чокнулась с ним.
– За удачную продажу!
– Давайте!
Брет жадно приложился к пиву, затем вытер рот тыльной стороной ладони.
– Кстати, привез вам кое-что из Брокен-Хилла. Это было в грузе для почтальона, но Чалки Уайт отдал мне это прямо там.
Он притащил с веранды огромную посылку.
Дженни радостно ахнула.
– Диана прислала мои холсты! – возбужденно вскрикнула она.
Дженни тут же начала торопливо распаковывать ящик, обернутый грубой бумагой и перевязанный бечевками с печатями. Наконец ей удалось вытащить коробку с масляными красками, толстый рулон холстов и пучок разных кистей.
– Она даже догадалась положить мой легкий мольберт!
– Надеюсь, вы обеспечены на всю зиму?
Дженни только кивнула. Она была слишком занята, разглядывая свои сокровища, дотрагиваясь до любимых кистей, скребков, бутылочек с растворителями. Теперь она может оживить Чурингу на холстах! Заполнить красками и вдохнуть жизнь в те наброски, которые сделала за последний месяц, разъезжая по окрестностям. А может, ей даже удастся воспроизвести те образы, которые навеяли ей дневники… К ней вернулась неутомимая энергия, она была готова начать прямо сейчас.
– Если вы, конечно, решите остаться здесь на зиму, – добавил Брет. – Здесь на два месяца воцарится сонная скука, когда овчары отправятся на зимние пастбища.
– Но я уже пожила здесь в одиночестве, и мне понравилось, – ответила она, не выпуская из рук коробку с красками. – Мне столько надо всего написать! Я хочу использовать все наброски, которые у меня накопились. Написать дом, пейзажи вокруг, пастбища, то место с водопадом, где мы с вами были… Господи, да тут столько всего, что мне хочется написать! Оазис в Вилге, стригальню, конный двор… – Она перевела дыхание. – Нет, Брет Уилсон! Скучать мне здесь не придется, поверьте. И мне вполне хватит вашей с Риппером компании, когда я буду отдыхать от трудов праведных!
Брет переступал с ноги на ногу, засунув руки в карманы и разглядывая ботинки.
– Понимаете… – начал он неуверенно.
Дженни застыла, подняв на него огромные глаза.
– Что случилось, Брет?
Он явно маялся и нервничал. «Неужели это оттого, что ему придется остаться здесь со мной наедине? – подумала Дженни. – Ему надоело ублажать хозяйку и хочется провести отпуск на всю катушку в другом месте?»
– Вы боитесь, что придется развлекать меня всю зиму? Не волнуйтесь, я пошутила. Мне вполне хватит сознания, что вы где-то рядом. Нам совсем не обязательно будет даже встречаться с вами…
«Смелые слова, – подумала она про себя. – Почему не признаться, что ты рассчитывала на это время, чтобы узнать его получше? Когда его не будет так отвлекать работа».
– Мне не до шуток, Дженни, – твердо сказал Брет. Его глаза потемнели и стали цвета грозовых туч. – Мне очень не нравится мысль оставлять вас здесь совсем одну, и если бы не чрезвычайные обстоятельства…
– И что же это за чрезвычайные обстоятельства? – перебила она ядовитым тоном, вспомнив почему-то про Лорейн.
– Я получил письмо в Брокен-Хилле. От Дэйви, моего брата в Квинсленде. Джон серьезно болен, Джен. И для меня это единственный шанс повидаться с ними, пока здесь не так много дел, – ответил он серьезно.
Дженни увидела затаенную боль и страх в глазах Брета.
– Как долго вас не будет? – спросила она спокойно, стараясь скрыть свое разочарование.
– Месяц. Но я могу не ехать, если вы боитесь оставаться одна. Вы и так последние две недели жили здесь затворницей.
Дженни злилась на себя. Почему ее так задела мысль о том, что он проведет свое свободное время с Лорейн? И почему так обрадовалась, узнав, что эта женщина здесь ни при чем? Как ей не стыдно вести себя так по-бабски, когда у него болен брат?! И вообще, какое она имеет право лезть в его дела? Они просто друзья, а друзья должны доверять друг другу.
– Конечно, вы должны ехать, Брет, – сказала она просто. – Со мной все будет в порядке. Я прекрасно приспособилась к этой жизни. Кроме того, у меня есть радио с передатчиком, чтобы послушать местные сплетни и попросить о помощи, если что-нибудь случится.
– И все-таки мне это не нравится, Дженни. Поймите, это не город…
– И прекрасно! – улыбнулась она. – Не волнуйтесь за меня. Поезжайте, повидайтесь с братьями. Надеюсь, с Джоном все будет в порядке. А со мной ничего не случится.
Похоже, его это не очень убедило. Во всяком случае, когда Дженни вышла проводить его на веранду, он снова начал переминаться с ноги на ногу.
– Я уже большая девочка, Брет. И умею о себе заботиться. В конце концов, если станет совсем невмоготу, я всегда могу вернуться в Сидней. А теперь идите и дайте мне приступить к делу!
Он промолчал и спустился с крыльца, а Дженни, тяжело вздохнув, вернулась в дом. Оказывается, она гораздо сильнее ждала его приезда, чем предполагала сама. Теперь дом казался ей совсем опустевшим, тишина оглушительной, удаленность Чуринги пугающей, а долгие недели впереди – бесконечными…
Внезапно ей почудился легкий смех и шелест шелка. Нервничая от нетерпения, Дженни открыла коробку с красками. Она заставит свое воображение работать на нее! Чуринга и ее прежние обитатели имеют странную власть над ней, и чем быстрее она перенесет свои чувства на холст, тем будет лучше.


Собрать несколько вещей в дорожную сумку не отняло много времени. Вскоре Брет вернулся на веранду и нерешительно замялся перед входной дверью, заглядывая в кухню.
Дженни, видимо, взялась за дело сразу, как он ушел. Мебель была отодвинута от окна, пол и стол закрыты простынями. Мольберт стоял на столе, жестянка с кистями располагалась рядом, растворители были расставлены в ровный ряд. Она хорошо выбрала рабочее место – свет падал со стороны выгона, теплый ветерок колыхал легкие шторы…
Брет вдруг почувствовал, как в нем шевельнулось разочарование. Она совсем не нуждалась в нем? Наверное, даже не заметила, что он ушел. У нее теперь было все, что она хотела…
Вздохнув, Брет развернулся, осторожно спустился с веранды и пошел к грузовику. Десять галлонов свежей воды и запасная канистра с бензином были уже в кузове, запасные колеса и инструменты лежали на дне так, чтобы ничего не болталось. Он закинул сумку с вещами и провизией на сиденье рядом и сел за руль. Впереди его ждала долгая дорога, но он не мог избавиться от мысли, что пускаться в такой дальний путь было бы легче, если бы на прощание удалось заглянуть в эти прекрасные фиолетовые глаза…
Брет фыркнул с досады, поворачивая ключ. Совсем одурел парень! Чем скорее он окажется подальше от Чуринги, тем будет лучше для него.
Когда грузовик выехал на неровную каменистую землю, Брет заставил себя сосредоточиться: пустынная дорога до Берка – не то место, где стоит считать ворон. От Берка он двинется на север до Чарлвилла, пересядет в самолет до Мэриборо, а там наймет маленькую «Счессну», чтобы долететь до сахарных плантаций. Там его встретит Дэйви.
Брет ненавидел летать, особенно на маленьких самолетах, но расстояние было таким огромным, что имело смысл сэкономить время. Дэйв ненавидел писать письма, и раз уж написал, значит, Джон действительно серьезно болен. Он уже давно болел и сильно кашлял, когда они говорили последний раз по телефону. Но Брет все откладывал свой визит для более удобного случая…
Миля следовала за милей. День перешел в ночь, и Брет переночевал под открытым небом, а с первыми лучами солнца уже опять катил по бесконечной дороге. В самолете Чуринга стала казаться ему совсем другим миром, но среди его невеселых мыслей о брате нет-нет да и всплывали вспоминания о Дженни. О том, как отливают на солнце золотом ее длинные каштановые волосы, как она грациозно двигается. О ее длинных ногах и миниатюрном, безупречно сложенном загорелом теле, которое так сверкало в брызгах воды в тот день, когда они купались. А особенно о том, как она безмятежно спала на камне, заставив его пройти все круги ада.
Погрузившись в воспоминания, Брет не замечал ничего вокруг. Он презирал себя за то, что превращается по ее вине в какого-то мечтательного идиота. Пытался выбросить Дженни из головы и думать только о братьях, пытался смотреть в окно. Но чем больше увеличивалось между ними расстояние, тем больше он беспокоился о ней и гадал, вспоминает ли она его.
В конце концов Брет оказался в аэропорту Мэриборо, где нанял самолетик, в который и садиться-то было страшно. Но полет прошел на удивление приятно – и вот уже под ними заколыхались зеленые моря сахарного тростника. Самолет приземлился на небольшой площадке на краю плантации. Стоило Брету почувствовать тошнотворный приторный запах мелассы, как он сразу словно бы перенесся в далекое детство. Было душно и влажно, рубашка тут же прилипла к телу, страшно хотелось пить.
– Как дела, братишка? Рад тебя видеть! – услышал Брет знакомый голос и обернулся.
Джон был одет в типичную для сахарных плантаций униформу: фуфайку, шорты цвета хаки и ботинки. Кожа его была похожа на старый вощеный пергамент, а худые руки и ноги покрыты шрамами. Они не виделись три года, и, пока жали друг другу руки, Брет пытался скрыть свое потрясение от увиденного. Вместо мускулистого великана перед ним стоял сутулый седой старик. Тростник высосал все соки из старшего брата, как когда-то из отца.
– Какого черта ты здесь делаешь, Джон? Я ждал, что меня встретит Дэйви.
– Он поехал договариваться о работе до следующего сезона, – ответил Джон. – И я уже достаточно належался, чтобы пропустить такой прекрасный день. Свежий воздух для меня полезен.
– Никакой свежести не ощущаю, – скривился Брет. – Просто жидкий сироп.
Джон усмехнулся. Четкие контуры его скул проступили сквозь тонкую кожу.
– Похоже, Новый Южный Уэльс тебе пришелся по душе. Ты хорошо выглядишь, чертяка. Стал таким важным. Хотя пасти овец и стричь с них денежки, по-моему, не мужская работа, братец. Смотри, ты даже не поседел ничуть. Отдых, а не труд!
Брет пытался улыбнуться, но это было трудно.
– Куда мне до тебя, Джон, – сказал он, обнимая брата за плечи. – Это ты у нас старик – уже за сорок.
Он притянул его к себе и посмотрел прямо в глаза.
– Насколько серьезно ты болен, Джон? Скажи мне честно.
– Со мной все в порядке, – пробурчал Джон и повел брата к грузовику. – Просто приступ желтухи. Если она у тебя есть, то уже не отвяжется. Сам знаешь.
Брет сел в грузовик рядом с братом, наблюдая, как тот заводит мотор и трогается в путь.
– Дэйви написал, что ты слег от последнего приступа месяц назад. И судя по твоему виду, тебе лучше лежать, Джон.
Джон достал сигарету, закурил и закашлялся.
– Да все уже прошло. Когда Дэйви написал тебе, меня действительно сильно скрутило. Но я всегда прихожу в норму, стоит чуток отлежаться.
Брета охватила безнадежность. Неужели он не помнит, как это было с отцом? Джон, казалось, не замечал, что творится с братом. Он лихо вел грузовик, обгоняя машины впереди.
– Вовремя приехал, чертяка! Сезон закончен. Дэйви поехал устраивать нас на фабрику, но это еще через две недели, так что погуляем на славу, малыш!
– Я слышал, здесь большие перемены. Что вы будете делать в следующем сезоне, если все фермеры перейдут на машины?
– А-а! С этим все в порядке. Машины стоят больших денег, а Дэйви стал чемпионом среди рубщиков в этом году. Он рубит почти столько же, сколько я в его возрасте, и возглавляет теперь профсоюз рубщиков. Так что на несколько лет мы работой обеспечены, не волнуйся. А потом мы купим собственную землю. Присмотрели классный участок с домом недалеко от Моссмана. Хозяин собирается смыться, но ждет, когда цена поднимется.
Брет посмотрел на брата и заметил наигранный оптимизм в его страдающих от боли глазах. Ему было всего сорок пять лет, а выглядел он на шестьдесят. Ну почему они с Дэйви так любят эту ненормальную жизнь? Какая радость работать в этом кишащем крысами и разными ядовитыми тварями, проклятом тростнике? Что заставляет их день за днем потеть в этой влажной духоте, стараясь установить рекорд в рубке и перещеголять других безумцев? А этот мираж с собственным домом? Они толкуют об этом не первый год и уже раза три договаривались о покупке все в том же проклятом Моссмане. Но они никогда не осядут. Тростник не даст им покоя. Это у них в крови.
Брет устало вздохнул. Он всеми силами попытается убедить Джона уехать вместе с ним в Чурингу. Там куча работы, которой он смог бы заняться, а тамошний климат даст ему шанс поправиться. Потому что, если Джон не уедет отсюда, ему останется не так уж много сезонов в жизни…
Он отвернулся и стал смотреть в окно на ненавистный пейзаж. Не надо было ему приезжать! Джон не нуждается ни в нем, ни в его советах. Он отсюда никогда никуда не уедет. А Брет уже давно вырвался из этого душного, сладкого мира и не хочет иметь с ним ничего общего. Духота изнуряла его все больше, рубашка промокла и прилипала к телу. Не выдержав, он с отвращением снял ее, с тоской вспоминая Чурингу и ее бесконечные пастбища. Тенистые вилги, водопад и смеющуюся Дженни в воде…
И вдруг зеленый тростник перед глазами исчез. До него наконец дошло, что он любит Дженни! Скучает и хочет быть всегда рядом с ней! Что, черт побери, он здесь делает, когда она там совсем одна и может надумать вернуться в Сидней? Расстроенный взгляд, который она бросила на него, узнав, что он уезжает на месяц, говорил сам за себя. В нем было такое одиночество, такая тоска! Для такой привлекательной, умной женщины жизнь в глуши совершенно не подходит. Она помучается там одна, а потом продаст ферму и уедет домой к друзьям. Он останется ни с чем. Без дома, без работы, без любимой женщины…
Брет чуть было не попросил Джона отвезти его обратно к самолету, но вовремя опомнился. Существуют более важные вещи в жизни. Его задача сейчас использовать последний шанс для спасения брата.
– Что-то ты крепко задумался, братец. Какие-нибудь проблемы? – спросил, кашляя, Джон.
– Ерунда. Ничего такого, с чем нельзя справиться, – успокоил его Брет.
Джон хмыкнул, заезжая на пустую стоянку возле унылого ветхого здания, гордо именуемого отелем.
– Ты имеешь в виду женщин? – спросил он, заглушая мотор и поворачиваясь к нему лицом. – Люби и бросай их, малыш! Они связывают мужиков намертво, начиная распоряжаться их жизнью и кошельком. Следуй моему совету, живи один. Так проще.
– Не все так просто, – проворчал Брет, подхватывая сумку.
Джона всегда мало интересовали женщины, а сейчас, скорее всего, и того меньше.
– Я думал, ты уже усвоил урок с той твоей женой. Как там ее звали? Мирна? Марта?
– Марлин, – ответил Брет, скривившись. – Эта совсем другая.
– Все кошки одинаково черные в темноте, – сплюнул Джон. – Поверь моему опыту.
– Женщины на одну ночь меня не интересуют, Джон. Я хочу иметь жену, детей, настоящий дом…
– Ты уже разок попытался, – сказал тот, насмешливо глядя на младшего брата. – И ничего не вышло. Думаю, тебе лучше довольствоваться той официанткой, о которой ты говорил по телефону в прошлый раз. Горячая штучка, судя по твоим словам, – и никаких тебе обязанностей.
– С Лорейн хорошо провести время, но далековато ездить, – ответил Брет. Он вспомнил, какая она стала в последнее время назойливая, требуя от него того, что он вовсе не собирается ей предлагать. Какой же он дурак, что вовремя не остановил ее. Положился, что она и так все поймет. – И ты ошибаешься насчет ее легкомыслия. Я для нее теперь – как выигрышный билет в лотерею, чтобы сбежать из Уэллаби– Флатс.
– Может, и так, – усмехнулся Джон. – Всем женщинам что-то от нас надо. Ладно, пошли, я хочу пива, – сказал он, захлопывая дверь, и спрыгнул с подножки грузовика; его серо-желтое лицо исказилось от боли.
Брет молча шел за пошатывавшейся сутулой фигурой к входу в отель. Хорошо брату рассуждать о женщинах. Он уже женат на своем тростнике, и больше ему ничего не нужно. А тростник куда отвратительней, чем любая жена, и выпивает из мужчин все соки, не оставляя никому ни капли…
Отель был расположен на склоне крутого холма. Окруженный тропическими деревьями, с увитыми цветами и диким виноградом открытыми верандами, он продувался свежим ветерком. Но запах черной патоки все равно забивал его, поднимаясь из труб фабрик в долине.
В комнате Джон сразу бросился на кровать, согнувшись от боли.
– Пиво в холодильнике.
Брет брезгливо осмотрел комнату, которую предстояло делить с братьями. Здесь было три кровати с продавленными матрацами, стол у стены и маленький холодильник. Ни занавесок, ни ковра, ни абажура – просто голая лампочка на потолке с висящей хлопьями побелкой. Везде пыль толщиной с палец, а постели выглядели так, как будто их меняли с месяц назад. Брет швырнул сумку на ближайшую кровать. Нужно как можно скорее вытащить Джона из этой чертовой дыры!
Пиво было ледяным. Оно обожгло Брету горло, но он с жадностью выпил бутылку, бросил ее в корзину для мусора и откупорил вторую. Скинув шорты, рубашку и ботинки с носками прямо на пол, он растянулся на кровати.
– Какого черта, Джон, ты живешь здесь в таких условиях, зная, что это убивает тебя? – спросил Брет прямо, зная, что дипломатия не для Джона.
– Потому что это единственная жизнь, которую я знаю, – ответил тот. Он приподнялся на локте, его пергаментное лицо оживилось, на впалых щеках появились красные пятна. – Ничто не может сравниться с тем, что ты король среди рубщиков сахарного тростника! Я рубил быстрее всех здесь, и даже сейчас, когда я давно не в форме, никто не может побить мой рекорд, Брет! Еще пару недель – и я приду в себя, не волнуйся. Мы все тут болеем время от времени, сам знаешь. Но нет ничего лучше этой работы для настоящего мужчины – особенно когда рядом парни не хуже тебя, а ты их все равно делаешь каждый день! И денежки рекой текут в банк при этом, не забывай.
– И какой, черт побери, смысл в этих деньгах, если ты не успеешь их истратить? Вы говорите о собственном доме уже много лет, Джон. Почему бы вам сейчас, когда ты приболел, не купить его наконец?
Джон устало откинулся на подушку и покачал головой.
– Дом, что мы с Дэйви присмотрели, съест все наши денежки разом. Еще пару лет – и можно будет спокойно отдыхать.
– Дерьмо поганое! Ты говоришь, как наш отец! Не будет никакого дома у вас с Дэйви, ты прекрасно это знаешь. Будет еще одна общага, еще один задрипанный отель, пока вы не станете стариками и не сможете работать из-за болезней! И тогда все ваши проклятые денежки уйдут на больничные счета. Сколько вам не хватает? Я доложу разницу, если ты действительно уйдешь с плантаций.
– Спасибо за предложение, братец, но мы с Дэйви справимся без тебя, – сказал Джон, приканчивая одну бутылку и принимаясь за другую.
Брет заметил, как дрожит его рука, какой боли стоит ему каждое движение. Этот человек был очень серьезно болен. Но, хотя на счету у него, возможно, было больше денег, чем Брет когда-либо имел в жизни, он из проклятой гордости никогда не покинет плантаций, пока не умрет…
Грустные мысли были прерваны стуком отлетевшей двери, и, прежде чем Брет успел спастись, его чуть не задушил в объятиях Дэйви. Он хохотал и щекотал его, не давая освободиться, – с таким великаном невозможно было сладить.
– Ладно, ладно, сдаюсь! – заорал Брет. – Отпусти меня, ради бога, увалень!
Дэйви наконец выпустил его из медвежьих объятий и поставил на ноги.
– Как ты, дружище? Господи, как я рад тебя видеть, малыш! Эта старая развалина не хочет сдыхать, только валяется целый день в кровати и скулит!
Брет улыбнулся. Дэйви был все такой же загорелый и веселый. Ничего не изменилось в нем, кроме размеров. Он стал еще крупнее – плечи, грудь и руки раздались от бугристых мышц. Хорошо, хоть этого тростник пока пощадил…
– Ну, и как идет жизнь в твоем Времени Сновидений, или как там его? – спросил Дэйви, прикончив бутылку пива и открывая вторую. – Мужчины еще годятся на что-нибудь в постели? А овцы все такие же бестолковые?
Брет поднял глаза к потолку. Старые шуточки!
– Возможно, придется скоро уехать из Чуринги. Ферму купили, – сказал он безразличным тоном.
Дэйви наблюдал за ним из-за поднятой вверх бутылки.
– Жизнь идет, малыш, – изрек он, вытирая рот. – Значит, ты вернешься домой?
– Ни за что! Тростник не для меня. Думаю, найду другую ферму, вот и все.
Джон отбросил подушку и с трудом сел на кровати. Кости его так хрустнули, что Брету стало не по себе.
– И что представляет собой новый хозяин? Заносчивый придурок?
Брет покачал головой, не желая обсуждать с ними Дженни.
– Это женщина, – просто сказал он и быстро поменял тему: – Ну что, еще по пиву, парни? Мое уже все вышло вместе с потом.
Глаза у Дэйва округлились, но высказался Джон:
– Черт возьми! Неудивительно, что ты хочешь оттуда сбежать. Не повезло, парень. Надо же. Иметь на шее бабу! Возьми еще пивка. Мы хорошо тут проведем время, не переживай!


Джону, казалось, стало лучше. С неимоверной силой он цеплялся за жизнь, наперекор болезни. И все же Брет знал, что видит его последний раз. Его приезд сюда был ошибкой. Он ничего не добился: Джон закончит так, как хочет сам. Но зато рубщики умели отдыхать, как никто. Десять дней попойки шли одна за другой. Пиво лилось рекой, драки становились легендами, а синяки у Брета перескакивали с одного глаза на другой.
В последний день он, проснувшись, с трудом поднялся с кровати и заглянул в осколок зеркала. Диагноз был хуже, чем он ожидал. Не спасло ни бритье, ни расческа.
После завтрака из яичницы с жирным беконом, запитой крепким чаем, он запрыгнул вместе с Джоном в грузовик.
– Готовы? – спросил Дэйви, садясь за руль. Он сегодня серьезен и выглядел старше, чем обычно.
– Езжай! – крикнул Брет.
Это паломничество было, наверное, единственной настоящей причиной его приездов сюда. Единственной ниточкой, связывающей его с этим местом.
Маленькая деревянная церковь пряталась в глубине зеленой долины. Пальмы, растущие вокруг, как зонтиками прикрывали ее от палящего солнца, а густые тропические растения увивали стены. Сад казался хорошо ухоженным оазисом среди буйной дикости остальных зарослей. Мраморные памятники и ровные ряды крестов на церковном кладбище сияли на солнце. Так отдавали сахарные плантации дань уважения тем, кто на них работал.
Брет опустился на колени перед двумя одинаковыми памятниками и поставил по букету в каменные урны. Поднявшись, он долго стоял вместе с братьями в почтительном молчании. Каждый из них по-своему вспоминал давно ушедших родителей.
Брет думал о матери. Она была хрупкой, маленькой, но с железным характером, который проявлялся, когда это было необходимо. Эта женщина оставалась ласковой, заботливой матерью, несмотря на постоянную нужду и изматывающие усилия свести концы с концами. Брет до сих пор скучал по ней. Ему так хотелось поговорить с ней, излить душу! Она была скалой, на которой держалась семья, и теперь, когда ее не стало, основа рухнула.
Он перевел глаза на памятник отцу. Тростник убил его, как и многих из тех, кто был здесь похоронен. Как он убьет и Джона с Дэйви, если они не уедут отсюда. Для старших сыновей отец был героем, но для Брета и Джила он остался загадкой. Брет смутно помнил отца до болезни – сильного, красивого мужчину, который лишь время от времени появлялся в доме. В его памяти сохранился образ задыхающегося маленького желтого человечка, лежавшего среди скомканных простыней в ожидании смерти. Только недавно, став зрелым человеком, Брет понял, как сильно были привязаны друг к другу его родители. Для отца не существовало ничего, кроме рубки тростника, мать смирилась с этим, потому что любила его всем сердцем. И он тоже любил ее по-своему. Вместе они старались сохранить семью и сделали для детей столько, сколько смогли. Когда отец умер, мать вскоре последовала за ним. Казалось, у нее не было желания жить без него. Мальчики уже выросли, и она могла наконец отдохнуть…
Братья развернулись и молча покинули кладбище. Брету пора было двигаться домой. Горы здесь давили на него, жара раздражала. Он скучал по открытым просторам Чуринги, по пыли, поднимаемой огромным стадом, по круглым вилгам с густой листвой и серебристой траве под копытами лошадей.
Он соскучился по Чуринге и по Дженни!
Вернувшись в отель, Брет быстро собрал вещи и вызвал такси. Джон с Дэйви в тот же день уезжали на фабрику и не могли проводить его.
Брет знал, что отговаривать Джона бесполезно, и все же, обняв его в последний раз, не выдержал:
– Не будь упрямым ослом, Джон! Купи на свои проклятые деньги хороших лекарств! Хоть не будешь так мучиться. А лучше – ложись в больницу, подлечись…
– Я не инвалид, – отмахнулся Джон. – Из-за какого-то кашля превращаться в калеку? Иди ты к черту, малыш!
Дэйви заключил Брета в свои медвежьи объятия.
– Не волнуйся, малыш, я присмотрю за этой развалиной. Решай лучше свои проблемы поскорее.
Все трое братьев подошли к такси. Им больше нечего было сказать друг другу, тонкая родственная связь все меньше связывала их. Брету стало грустно, и все-таки он был рад, что уезжает отсюда навсегда.


Вернувшись в Чарлвилл, Брет влез в свой грузовик и двинул на юг. День был ослепительный, он с удовольствием набрал в легкие сухой горячий воздух. Перед глазами поплыли привычные пейзажи. Серебристая трава, белесые стволы и голубовато-зеленые эвкалипты – спокойные тона, на которых отдыхал глаз после тропической буйной яркости.
Он не планировал заезжать к Джилу, но встреча со старшими братьями оставила слишком тяжелый осадок в душе. Ему было необходимо немного прийти в себя, отдышаться и сориентироваться, что делать дальше. Ведь если Чуринга будет продана, ему придется снова искать работу, а с Джилом легко советоваться. Он всегда в курсе всех новостей и цен в округе, а главное, они хорошо друг друга понимают. У них одни ценности в жизни, слава богу.
Место, где обосновался Джил с семьей, находилось примерно в ста милях к юго-западу от Чарлвилла, в пустынном округе Мульга. В этой сухой глуши овец и коров было в тысячи раз больше, чем людей. Старый изящный квинслендский дом с глубокой затененной верандой и ажурными железными перилами был гордостью брата. Группа высоких перечных деревьев с шелестящей листвой давала густую тень, а сад радовал взгляд яркими цветами. При виде всего этого настроение у Брета поднялось. Он подъехал к дому.
– Откуда тебя принесло, Брет? Вот это да! Как же я рад тебя видеть, дружище! – кричал Джил, обнимая его.
Разница между братьями была ровно год, и многие принимали их за близнецов.
– Я тоже соскучился по тебе, – ответил Брет. – Был на севере у братьев и решил заскочить к тебе по дороге. Но если я не вовремя, могу завести грузовик и махнуть домой.
– Ни за что на свете, балда! Я бы еще подумал, но Грейс сдерет с меня шкуру живьем, если я дам тебе улизнуть.
Они как раз поднялись на веранду, когда дверь дома открылась и Грейс, жена Джила, бросилась на шею Брету. Она была высокой, смуглой и гибкой, несмотря на троих детей. Брет любил ее как сестру.
Немного отстранившись и внимательно осмотрев его, она насмешливо улыбнулась.
– Ну что ж, как всегда, лакомый кусочек. И как это девушки еще не съели тебя?
Брет с Джилом обменялись понимающими взглядами.
– Так, я вижу, здесь ничего не меняется, – с притворным отчаянием протянул Брет.
Грейс шутливо шлепнула его ниже спины.
– Пора тебе осесть, дядюшка! И народить моим сыновьям по кузине. К нам даже в гости некому приехать, а им пора учиться ухаживать за дамами. Надеюсь, ты явился, чтобы приглядеть себе невесту? Я тебе помогу! Вот наша соседка…
– Нет, только не это! – выпалил Брет, поднимая руки. – Лучше угости пивом: в горле пересохло, одна пыль во рту.
Она бросила на него выразительный взгляд и пошла на кухню. Брет понял: Грейс не успокоится, пока не выполнит свою миссию, которую вбила себе в голову сразу после его развода.
– А где дети? – спросил он, удивляясь. Обычно первые часы здесь он сидел, увешанный ими, как виноградная лоза.
– Уехали вместе с Уиллом Старки. Стадо погнали на зимнее пастбище, а они уже достаточно подросли, чтобы учиться делу. Должны завтра вернуться.
Брет улыбнулся, вспомнив двух братцев-разбойников и сестричку им под стать.
– Неужели эти сорванцы уже умеют управлять стадом?
– Ты поразишься! Они все трое держатся на лошади не хуже меня, – с гордостью сказал Джил. – Думаю, что все захотят остаться здесь, на земле, когда кончат школу. – И бросив застенчивый взгляд на брата, добавил: – Они полюбили это все… как ты и я.
Грейс вернулась с пивом и полными тарелками бутербродов. Все трое уселись на кресла на веранде и с удовольствием поговорили о Джоне и Дэйви, о сахарном тростнике, о жизни рубщиков, о визите Брета на кладбище. Джил поспорил с Бретом о ценах на шерсть, обсудил вероятность дождя, а также рассказал о новых жеребцах в своей конюшне – в последнюю пару лет он увлекся разведением скаковых лошадей. Грейс попыталась уговорить Брета познакомиться с парочкой знакомых ей незамужних девушек, но отстала, когда он пригрозил, что немедленно уедет.
– Мне кажется, что-то тебя тревожит, Брет, – задумчиво заметила она, обхватив руками колени. – И это не связано с Джоном и Дэйви. Давай, солнышко, признавайся, что случилось. Неприятности в Чуринге?
«Ведьма! – чертыхнулся про себя Брет. – От этих колдовских глаз ничего не скроешь». Он спокойно сделал глоток пива, решив, что лучше промолчать, но она выжидающе смотрела на него.
– Чуринга продана, – не выдержал он наконец.
– Господи, вот это новость! – ахнула Грейс. – Но тебя ведь не уволят, Брет? Ты будешь там работать еще?
Брет прикончил бутылку, прежде чем ответить.
– Не знаю, Грейс. Новая хозяйка из Сиднея, и все зависит от того, останется она или уедет.
– Хозяйка? – Глаза Грейс вспыхнули, она откинулась в кресле и захлопала в ладоши. – Так и знала, так и знала! Я сразу поняла, как только увидела тебя!
– Остынь, Грейс, – возмутился Джил. – Дай человеку объяснить все толком.
Настроение у Брета упало. Он встал и принялся ходить кругами по веранде, засунув руки в карманы. В конце концов, сам не заметив как, он словно на исповеди выложил им все о Дженни с самого первого дня их встречи.
– Ну, ясно теперь, почему я могу вылететь из Чуринги и почему мне пора подумать о будущем? Я приехал к вам еще и поэтому.
И вдруг Грейс засмеялась. Она смеялась и смеялась, согнувшись в кресле, пока слезы не брызнули из глаз. Братья переглянулись и пожали плечами. Ни один мужчина никогда не поймет, как устроены женские мозги. Даже пытаться не стоит.
Наконец Грейс успокоилась, вытерла платочком глаза и посмотрела на обоих с жалостью.
– Мужчины! – презрительно фыркнула она. – Вы что, действительно ничего не понимаете? – и удивленно посмотрела на Брета. – Насколько я догадалась по твоим словам и поведению, ты влюбился в эту молодую вдову. Так в чем трагедия? Признайся ей в этом, балда! И посмотри, что она скажет тебе, прежде чем складывать вещички и в панике сматываться с поля боя. – Она игриво взбила челку, сверкнув глазами. – Думаю, дружок, ты очень удивишься ее ответу!
У Брета почему-то поднялось настроение, но он тут же снова сник.
– Она очень богата, Грейс. Зачем я ей нужен?
Грейс резко вскочила на ноги и начала собирать тарелки. Щеки ее пылали.
– Не прибедняйся, Брет! Если она не разглядела, какой ты отличный парень, значит, она тебя не стоит, вот и все, – бросила она, останавливаясь и глядя ему прямо в глаза. – Но нужно хотя бы попробовать! Ты так долго ждал, когда встретишь ту, единственную, с которой захочешь жить до самой смерти. Не упусти ее! Может, это твой последний шанс в жизни!
– Все не так просто, Грейс, – ворчал Брет. – Она красива, богата, умна и до сих пор в трауре.
Грейс, держа в руках тарелки и бутылки, ногой пнула дверь в кухню.
– Я же не призываю тебя сразу кидаться на нее. Дай ей время узнать тебя и разобраться в себе. Стань ее другом и посмотри, как будут развиваться события.
Дверь захлопнулась с оглушительным треском. Стало очень тихо.
– Думаю, Грейс права, как обычно, – буркнул Джил.
Брет закурил сигарету и уставился вдаль.
– Возможно, – ответил он, вздыхая. – Но вдруг ничего не получится? В любом случае мне надо обдумать дальнейшие планы.
Джил растянулся в кресле, положив ноги на перила.
– А не пора ли тебе обзавестись собственным хозяйством, братец? Здесь есть чудесная небольшая ферма, выставленная на продажу пару месяцев назад. Ее хозяин – Фред Долиш. Они с женой собираются уехать отсюда в Дарвин, чтобы жить рядом с внуками. Им стало тяжело управляться одним, а никто из сыновей не хочет сюда ехать, поэтому они продают ее. Там почти сто тысяч акров. Хорошая земля для овец, и все постройки крепкие. Устроит тебя столько земли? Если, конечно, у тебя есть деньги.
Брет некоторое время молчал. После развода на его счете в банке осталось не так много, как он рассчитывал, но на такой участок, конечно, хватит. Если он решится покинуть Дженни и оставить Чурингу…
– Звучит заманчиво, Джил. И деньги у меня есть, – ответил он. – Но я должен еще подумать, брат.
– Разумеется, подумай, – улыбнулся Джил. – А я приструню немного Грейс, а то, когда на нее нападает романтическое настроение, с ней нет сладу.


Брет остался у брата еще на неделю, которая, к сожалению, очень быстро пролетела.
Складывая вещи в грузовик, Брет немного завидовал Джилу. У него все устроилось в жизни так, как он хотел. Он нашел чудесное место, нашел Грейс, свою единственную женщину на земле, которая будет жить здесь с ним до конца дней. Дети наполнили их дом смехом и радостью, заботами и тревогами. Потому что именно это и есть настоящая жизнь – трудиться на благо семьи и будущего потомства.
Мысль о пустующем доме в Чуринге, где его никто не ждет, вдруг полоснула по сердцу. Что, если одиночество оказалось не по силам Дженни и она уехала в Сидней?
Брет сел за руль и выжал газ. Он уже и так потерял много времени. И, может быть, опоздал. Но так или иначе после разговора с Грейс и собственных раздумий он ясно представлял свое будущее. И знал, что не позволит себе упустить последнего шанса на счастье.
После двух дней пути Брет въехал в Уэллаби-Флатс и покатил по его единственной улице к отелю. Его не было тут меньше трех недель, но казалось, что он отсутствовал гораздо дольше. Он предпочел бы ехать прямо в Чурингу, но было одно дело, которое ему необходимо было здесь уладить. Иначе он не сможет двигаться дальше.
Лорейн вытирала за стойкой чистые кружки. Ее светлые волосы были туго стянуты на затылке, тени на глазах и тушь на ресницах смазались от жары.
– Ты должен был дать мне знать, когда возвращаешься! – воскликнула она, увидев Брета, и схватила его за руку. – Ох, Брет, как я рада тебя видеть!
За ним следила дюжина пар глаз. Брет почувствовал, что краснеет, и вырвал руку.
– Я спешу, Лорейн. Сделай нам лучше пива.
Она наполнила высокую кружку ледяным пенящимся пивом и оперлась на стойку, наклонившись при этом так, что низкий вырез блузки почти ничего не скрывал.
– Налить вторую? – спросила она томно, когда он допил. – Или хочешь еще чего-нибудь?
Брет уловил обещание в ее глазах и покачал головой:
– Только пива, Лорейн.
Казалось, у нее изменилось настроение. Улыбка стала несколько натянутой.
– Понятно… – протянула она. – Ну, и как там дела, в Чуринге? Новая хозяйка не очень пристает к тебе, а?
Брет глотнул пива, чувствуя, как ледяная жидкость скользит по горлу и охлаждает грудь.
– Не знаю, что там происходит. Я был на Севере. – Он не собирался обсуждать здесь Дженни.
Лорейн легла грудью на стойку.
– Я слышала, там много хороших парней. Тех, что рубят тростник, – сказала она томно, с удовольствием проводя пальцами по его загорелой руке. – Думаю, мне бы там понравилось. Я могла бы освободиться здесь и поехать с тобой, попутешествовать.
Брет отстранился от нее и достал кисет. Ситуация была сложнее, чем он думал.
– Тебе лучше оставаться здесь, Лорейн. Сахарные плантации – не лучшее место на земле, уверяю.
– А что здесь хорошего? Что меня здесь держит? Склады шерсти и парень, которого я вижу четыре раза в год? – разозлилась она.
Брет сделал длинный глоток и осушил кружку.
– Мы с тобой, Лорейн, не привязаны друг к другу веревками. Если хочешь путешествовать, пожалуйста, езжай. Австралия – огромная страна, и в ней достаточно хороших парней.
Лорейн схватила тряпку и начала вытирать стойку, но резкость движений выдавала ее гнев.
– Ты что же, указываешь мне мое место? – наконец воскликнула она, не выдержав.
– Ты сказала, что хочешь попутешествовать, – невозмутимо ответил Брет, как будто в их разговоре не было скрытого подтекста.
Лорейн застыла. Глаза ее сверкали, а голос выдал накопившуюся обиду.
– Я думала, что что-то значу для тебя, Брет Уилсон! А ты такой же, как все остальные мужики!
– Полегче, Лорейн. Не расходись. Мы никогда не говорили о чувствах, и я никогда ничего тебе не обещал.
Лорейн наклонилась к нему поближе.
– Не обещал? – прошипела она. – Тогда какого черта ты водил меня на вечеринки и танцы? Зачем приезжал сюда и часами заговаривал мне зубы, если не интересовался мной?
Брет отступил на шаг, потрясенный ее злобой.
– Мы просто хорошо проводили вместе время, вот и все, – пробормотал он. – В хорошей компании веселее. И я ведь тебя сразу предупредил, что после развода с Марлин не собираюсь заводить серьезных отношений ни с кем.
Лорейн швырнула кружку на пол.
– Вы, проклятые мужики, все одинаковые! – заорала она ему в лицо. – Приезжаете сюда, нагружаетесь пивом до отупения и только и бубните про свою проклятую шерсть, проклятых овец, проклятую траву и проклятую засуху! Я для вас значу не больше этой проклятой стойки!
В баре стало очень тихо, все посетители с интересом ловили каждое слово. Это было получше всякого кино.
– Прости, но если ты так все это воспринимаешь, может, тебе лучше действительно уехать отсюда?
По лицу Лорейн покатились слезы, оставляя черные дорожки туши.
– Не хочу я никуда уезжать! Не нужны мне эти проклятые путешествия. Все, что я хочу, Брет, это находиться рядом с тобой! Неужели ты не видишь, что я чувствую к тебе? – всхлипывая, с трудом выговорила она.
Брет пришел в ужас. Такого он не ожидал и теперь чувствовал себя последним грязным ублюдком.
– Я не знал… Лорейн, прости, ради бога…Ты неправильно меня поняла, девочка. Я думал, ты все понимаешь! – бормотал он, не в силах посмотреть ей в лицо и сгорая от стыда.
– Негодяй! – Лорейн разошлась не на шутку, она зашипела, как змея. – Ты теперь перекинулся на эту миссис Сандерс? Уложишь ее в постель и получишь Чурингу, да? Ну, ты еще наешься дерьма, парень! Увидишь! Она проглотит тебя, выплюнет и укатит в свой Сидней, только ее и видели. А тебя вышвырнет со своей земли, вот увидишь! Но не рассчитывай, что я буду тебя тут ждать!
– Какого дьявола? Что тут за бесплатное кино? Что здесь происходит? – заорал отец Лорейн, появляясь в дверях бара. Русский акцент звучал странно в его австралийском выговоре.
Брет с облегчением взглянул на Николая Каминского, радуясь, что безобразная сцена наконец окончится.
– Ничего страшного, Ник. Лорейн просто немного вышла из себя. Это сейчас пройдет.
В ответ Лорейн выплеснула ему в лицо полную кружку пива.
– Нечего защищать меня, подонок!
Ник перегнулся через стойку и крепко схватил дочь за руку. Он был немного ниже Лорейн, но руки у него были тяжелые, как кувалды.
– Сколько раз, черт побери, я тебе говорил, а? Этот парень тебе не нужен! Ты выйдешь замуж только за русского! – заорал он не лучше дочери. – Я найду тебе нормального русского парня. Ты угомонишься и нарожаешь мне нормальных, русских внуков.
Лорейн вырвалась и отступила.
– Не нужны мне твои проклятые эмигранты! Здесь тебе не проклятая Москва! – крикнула она и выбежала из бара, громко стуча каблуками.
Брет молча вытирался платком. Ник пожал плечами, прошел за стойку и налил себе водки – ничего другого он не признавал.
– Женщины… – вздохнул он. – Эта девчонка доставляет мне одни неприятности с тех пор, как умерла жена.
Несмотря на неловкость, Брет не мог не заступиться за Лорейн.
– Она была немножко резка, но имела на это право. Я, наверное, действительно сильно расстроил ее и виноват перед ней. Но я никогда…
Николай отмахнулся и налил ему водки.
– Знаю, знаю. Ты хороший мужик, Брет, но не для моей Лорейн. Я найду ей хорошего русского мужа, и она успокоится, не переживай. Лучше русских мужиков никого нет! – Он засмеялся и стукнул кулаком по стойке. – Женщины никогда не знают, что для них лучше, пока мужчина не вобьет им это в голову. Я присмотрю за Лорейн, не волнуйся. Выпей!
Брет выпил залпом стопку, запил обжигающий глоток холодным пивом и взялся за шляпу. Он не хотел начинать сейчас очередную попойку с Ником, так как хорошо помнил, какой головной болью это заканчивается утром. И как потом отходишь несколько дней. Его организм уже достаточно проспиртовался во время отдыха, за две недели, проведенные с Джоном и Дэйви.
– Увидимся на скачках, Ник, – попрощался он и вышел из отеля.
Выезжая на дорогу, Брет еще переживал из-за неприятной сцены в баре. Он и не подозревал, что для Лорейн все это так серьезно. Хотя внутренний голос давно нашептывал ему, что он играет с огнем, а он, как глухая тетеря, старался ничего не слышать…



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гостья из тьмы - Маккинли Тамара



ОКОНЧАНИЕ:rnЗдесь лежит Матильда Макколи,rnМать, Любимая, Сестра и Жена.rnДа простит нас Бог.rnОТЛИЧНАЯ КНИГА! 10/10
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТатьяна
15.04.2013, 6.18





Да. книга действительно впечатляет! Читайте!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЁлка
30.01.2016, 13.51





НАПИСАНО СИЛЬНО,ПРЕКРАСНО,ТРАГИЧНО.ЧИТАЙТЕ, РОМАН В ЧЕМ-ТО СХОЖ С РОМАНОМ "ПОЮЩИЕ В ТЕРНОВНИКЕ" ЧИТАЙТЕ И РАДУЙТЕСЬ,ЧТО У НАС НЕ ТАКАЯ ЖИЗНЬ,КАК У Г.ГЕРОИНЬ
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараРая
1.02.2016, 0.59





Такая страшная история. Как можно было это все пережить!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТата
1.02.2016, 18.21





Такая страшная история. Как можно было это все пережить!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараТата
1.02.2016, 18.21





Хочу поблагодарить Татьяну,что она написала последние строчки романа,т.к. они пропущенны!?! (хотя,они ОЧЕНЬ важны,с них все началось и как говорится в них "вся соль"). Оценку ставить не буду,мне сложно оценить этот роман цифрами,он оставил двоякое ощущение после прочтения.Если описать свое отношение к героям и ситуациям в которые они попали,то придётся раскрывать главные секреты этой книги,а делать этого не хочется, чтобы читатель вместе с гл.героями прошёл и пережил этот тяжёлый путь. Перечитывать не буду, но то что запомню этот роман-однозначно. Если кому то понравится, то советую почитать роман "Дестени".
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараАлександра 27 Ха
2.02.2016, 0.13





Я даже не смогу описать, как этот роман мне понравился. Уже много читала, но такой в первый раз. Вся история, все трагедии в жизни этих женщин.. Меня удивляет, что так мало отзывов! Ставлю 10+, и советую всем!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЖеня
2.02.2016, 21.33





Просто нет слов, чтобы выразить восторг от прочитанного!!! 10++++++ однозначно. Только жаль, что неизвестно, как сложилась жизнь и любовь главных героев. Супер!!! Читайте!!!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараАнжела
8.02.2016, 10.57





Спасибо Анжеле за отзыв.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараIRina
8.02.2016, 14.37





Очень понравилась книга, необычно, сильно, трагично.
Гостья из тьмы - Маккинли Тамаралюбава
9.02.2016, 9.27





Роман очень понравился 10 баллов. Столько трагизма, столько любви - наревелась всласть. А по поводу надписи на надгробии, полагаю, что должно было быть написано нечто замысловатое, поскольку надпись сразу вызвала недоумение героини, типа Жене от сына или Матери от мужа...
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНюша
9.02.2016, 10.47





Роман очень понравился 10 баллов. Столько трагизма, столько любви - наревелась всласть. А по поводу надписи на надгробии, полагаю, что должно было быть написано нечто замысловатое, поскольку надпись сразу вызвала недоумение героини, типа Жене от сына или Матери от мужа...
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНюша
9.02.2016, 10.47





Отличный роман, однозначно читать! интересный сюжет, непредсказуемый конец, интересные герои!!!! оценка 10++
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараДжейн
10.02.2016, 20.52





Сколько боли , как переплелись судьбы -это какое то сумашедствие . Роман очень интересный , но сколько трагизма . 10 баллов !!!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараMarina
12.02.2016, 18.29





Спасибо автору за замечательную книгу.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараЮрьевна
6.03.2016, 11.04





Роман супер!!! Ревела половина книги, очень сильно написан роман, автору спасибо. Читайте, не пожалеете. 10+++.
Гостья из тьмы - Маккинли Тамарамэри
12.03.2016, 8.53





Самое лучшее что я читала,здесь нет соплей,романтики...это жизнь судьба....бедная Матильда-где же ее кусочек счастья. Не могла оторваться читала до утра-очень впечатлило!!!
Гостья из тьмы - Маккинли Тамарастнька
12.03.2016, 21.05





Очень понравился,самый лучший прочитав долго не забудете.нет слов.да Матильду жалко железная воля.100% стоит почитать советую всем.10+++
Гостья из тьмы - Маккинли Тамараледи
12.03.2016, 21.41





Да,тяжелая,но отличная книга!Читать однозначно.
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараНаталья 66
14.03.2016, 16.17





Сюжет однозначно запомнится надолго. Редко попадаются такие романы. Читать обязательно!
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараElen
24.03.2016, 19.11





Ошеломляющий роман,просто душу вывернул.Когда читала,думала что будет раскрыта необычная тайна,версии свои были,но чтобы такое...10+++
Гостья из тьмы - Маккинли ТамараОсоба
27.03.2016, 23.03








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100