Читать онлайн Как прелестна роза, автора - Маккини Миган, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Как прелестна роза - Маккини Миган бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 17)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Как прелестна роза - Маккини Миган - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Как прелестна роза - Маккини Миган - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккини Миган

Как прелестна роза

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Бобы варились целую вечность. Все это время разбойники тихо переговаривались между собой, иногда украдкой поглядывая на Кейна, который чистил у очага свое оружие. Кайнсон все внимание сосредоточил на Кристал. Куда бы она ни повернулась, что бы ни делала, девушка постоянно ощущала на себе его пронизывающий взгляд.
Один из разбойников взял банджо и начал перебирать струны, а потом запел. Слова песни леденили ее кровь.
Среди конфедератов немало храбрецов;Никто из нас не хочет свободы для рабов.Пусть воинская доблесть не принесла побед,Геройство и отвага запомнятся навек.
Бот уже десять лет как окончилась война. Для Кристал это событие прошло почти незамеченным; оно практически не затронуло ее. В Нью-Йорке представители аристократической элиты из потомственных голландских переселенцев жили обычной жизнью. Сражаться против южан посылали ирландцев, и, даже когда мобилизация была отменена, ирландцы все равно продолжали пополнять ряды армии северян, потому что другой работы для них не было. Кристал не знала ни одного человека, пострадавшего в ходе Гражданской войны. А теперь увидела такого человека своими глазами. Бандит пел песню мятежников:
Дрянная конституция, презренная страна,Проклятые разбойники, защитники рабов.Я презираю янки; их чертова орлаНа мелкие кусочки я разорвать готов.
Война в ее памяти ассоциировалась только с тем днем, когда она за руку с отцом стояла в толпе на Пятой авеню на похоронах Линкольна. Кристал тогда было девять лет, и она никак не могла уразуметь, зачем нужно было убивать президента. Но за время скитаний по Западу она многое узнала о войне. Озлобленные конфедераты собирались в отряды, чтобы вновь поднять на борьбу Юг. Они начинали грабить и воровать из политических соображений, но очень скоро превращались в обычных бандитов, промышляющих разбоем ради наживы. Они уже и не помнили, за что боролись, но, как и Джон Уилкс Бут
type="note" l:href="#FbAutId_3">[3]
продолжали отстаивать свои извращенные идеалы до последнего издыхания.
Почти четыре года сражался на войне,Был трижды ранен, голодал,Но счастлив я вполне.Немало янки я убил, немало погубил врагов,И если сил достанет, еще убить готов.
Пение разбойника звоном отдавалось в ушах Кристал, Банда Кайнсона — это обычная шайка преступников, состоящая из сторонников южан. Девушке припомнилось, что даже Кейн иногда растягивал слова (так говорят уроженцы Юга). Злосчастные пассажиры дилижанса «Оверлэнд экспресс» попали в руки кучки изгоев-конфедератов.
Один за одним разбойники подхватывали пение своего дружка. Кристал едва сдерживалась, чтобы не заткнуть уши.
Триста тысяч врагов полегли в южных штатах,Прежде чем северяне повергли нас в арах.
Жаль, что мы не смогли, жаль, что мы не успели Уничтожить их больше — хотя б в десять раз.
Девушка бросила взгляд на Кейна. Он перестал чистить револьвер и с рассеянным, грустным выражением на лице присоединился к хору поющих, затянувших последний куплет:
Отгремела война; янки нам не враги,Но не стали они нам друзьями.И не будем просить мы прощенья у них,Жизнь свою мы устроим и сами.
Кристал стала нервно помешивать в горшке бобы, молясь про себя, чтобы бандиты не догадались о том, что она из Нью-Йорка. Девушка поежилась, вспомнив про то, как мистер Гласси заявил разбойникам, что живет в Патерсоне в штате Нью-Джерси. Это не сулит ему ничего хорошего.
Разбойники потребовали, чтобы им подали ужин. Кристал с воинственным видом принялась раскладывать бобы по мискам. Мужчины набросились на еду, словно голодные медведи, спеша наполнить свое брюхо. Едва держась на ногах от усталости, Кристал стояла у очага и думала о том, что, может быть, сейчас самое подходящее время попытаться бежать. Разбойники сосредоточенно насыщали свои желудки.
Куда она пойдет, девушка не знала. На некотором удалении от очага раскинулась осиновая роща. Если ей удастся добежать до этой рощи, то, вполне вероятно, что в темноте они не найдут ее. А завтра, если удача будет сопутствовать ей, она, может быть, добредет до какого-нибудь шахтерского поселения или наткнется на охотника, который согласится помочь ей.
Кристал внимательно пересчитала разбойников, желая убедиться, что все они глядят в свои миски, а не на нее. Так оно и было. Даже Кайнсон на время позабыл о своих похотливых желаниях, чтобы утолить голод. Кровь в жилах девушки громко пульсировала от возбуждения. Она опять посмотрела на темнеющую невдалеке осиновую рощу. И вдруг увидела, что Кейн смотрит на нее.
С тех пор как они пришли к бивачному костру, он вел себя так, будто вовсе не замечает ее. А вот сейчас не сводил с нее глаз. По лицу Кейна Кристал видела, что он догадался о ее намерениях. Она также заметила, что его губы слегка изогнуты в самодовольной ухмылке — как бы провоцируя ее попытаться бежать. Кейн защитил ее от издевательств других разбойников, — возможно, сам того не желая, — но, как и все они, он не отпустит заложницу просто так. В этом Кристал не сомневалась. И если она попытается бежать, он не даст ей уйти.
Плечи девушки опустились. Других идей у нее пока не было. Нужно придумать что-то еще. Кристал настолько погрузилась в свои мысли, что даже не заметила, как к ней подошел Кайнсон.
Он улыбнулся. Предчувствуя недоброе, сердце девушки, словно опаленное жгучей жидкостью, бешено заколотилось. Она повернулась к разбойнику спиной, но отступать было некуда: путь преграждал очаг. Тогда Кристал попыталась оттолкнуть. Кайнсона, но справиться с ним ей было не по силам. Разбойник, взяв в ладони бледное лицо девушки, уставился взглядом в ее искаженные страхом черты. Она оторвала от себя его руки, но Кайнсона это только раззадорило. Он опять улыбнулся, затем притянул ее к себе, на этот раз грубо обхватив за талию. Девушка стала вырываться из его объятий, пытаясь уклониться от поцелуя.
— Она моя, Кайнсон.
Кайнсон оглянулся. У него за спиной стоял Кейн. Правая рука Кейна покоилась на бедре, готовая молниеносно выхватить из-за пояса револьвер и вышибить мозги из головы вожака банды.
— Убери его от меня, — задыхаясь выговорила Кристал, гневно сверкая наполненными страхом голубыми глазами. Кейн обдал ее ледяным взглядом. Кристал поняла, что он взял ее под свою защиту по той простой причине, что никому не хотел уступить свою добычу, каковой он ее считал.
Кайнсон был взбешен.
— Ты что, Кейн? — брызгая слюной, заорал он. — Ты что, защищаешь эту девку? Хочешь присвоить ее себе?
— Да. — Кейн принял ленивую позу, скрестив руки на груди.
— И делиться отказываешься?
— Да.
Кайнсон впился взглядом в лицо своего соперника. Кейн, ничуть не смутившись, смотрел на него не мигая. Их глаза вели между собой безмолвный поединок. Ни тот, ни другой не желал уступать. Вскоре рука Кайнсона потянулась к револьверу. Положив ладонь на перламутровую рукоятку, он затем бросил взгляд на руку Кейна. Неверный ход. Кейн прослыл опасным бандитом благодаря тому, что обладал мгновенной реакцией, метко стрелял и, как Кристал теперь уже знала, умел по выражению глаз противника определить его настрой, что давало ему возможность при необходимости выстрелить первым. Кайнсон вновь встретился взглядом с Кейном и, очевидно, поняв, что он в невыгодном положении, отступил в сторону.
Кристал. не могла поверить в то, что произошло. Предводитель банды — Кайнсон; Кейн же всего-навсего один из его помощников, которому поручено было захватить заложников. Однако теперь девушка перестала понимать, кто же все-таки здесь главный. Кайнсон боялся Кейна не меньше, чем все остальные разбойники.
Кайнсон внезапно повернулся и ткнул пальцем в сторону Кристал; белые волосы и усы лишь подчеркивали красноту его побагровевшего от злости лица.
— Хорошо, пока она твоя, — выпалил он, обращаясь к Кейну, — но я не собираюсь спокойно наблюдать, как она благоденствует под твоим крылышком. Не забывай: она — пленница. — Яростно кивнув, он добавил: — Давай, действуй. Продемонстрируй, на что ты способен. Докажи, что она — твоя женщина. Но сделай это немедленно или убирайся с дороги.
Обжигающе-холодные глаза Кейна обратились на Кристал. Кайнсон решил устроить ему экзамен на благонадежность. Чтобы доказать свою преданность интересам банды, Кейн должен изнасиловать ее; пощадив пленницу, он поставит под угрозу самого себя. У Кристал по спине пополз холодок. Лицо Кейна было непроницаемым, бесстрастным. Она обманулась в этом человеке. На долю секунды девушке показалось, будто Кейн сожалеет о том, что должно произойти, но, когда он протянул к ней руку, глаза его смотрели все так же равнодушно и безучастно, — так что, скорей всего, ей это только почудилось.
Отпихнув руку Кейна, Кристал бросилась бежать. В горле застрял крик. Страх придал ей сил, и она, прорвавшись сквозь кольцо разбойников, нырнула в тень по другую сторону очага. Кейн сказал, что, если она будет повиноваться ему, он постарается не допустить, чтобы разбойники надругались над ней. Только вот он ни разу не упомянул, кто защитит ее от него самого.
Она почти уже добежала до спасительного темного леса, но Кейн не позволил ей укрыться в гуще деревьев. Он настиг девушку и, рывком притянув ее к себе, бесцеремонно заключил в объятия, затем смял ее губы своими. Разбойники вопили и ухали, словно совы, наблюдая, как она сопротивляется. Кулачки Кристал колотились о грудь Кейна, словно о гранитную скалу, сдвинуть которую человеку не под силу. Она мотала головой из стороны в сторону, пытаясь увернуться от его оскорбительного поцелуя. Но все было напрасно.
Губы Кейна давили все сильнее, небритый подбородок корябал ее нежную кожу.
А потом его язык вонзился в ее рот. Девушка от неожиданности на мгновение оцепенела и не успела прикусить его зубами. Резко дернув головой, она высвободила свои губы и, дрожа от ужаса, уставилась на насильника.
Кристал смотрела на лицо Кейна, освещенное тусклыми отблесками костра: оно было безжалостным. Ничто не остановит этого человека. Перед ним была поставлена цель — изнасиловать, унизить ее, доказав банде свою благонадежность, — и он не отступится. Он искромсает ее гордость, достоинство и самоуважение, но разве это высокая цена за несколько минут удовольствия?
Кейн опять поцеловал Кристал, но на этот раз у нее хватило ума укусить его. Она всадила свои зубки в его подвижный язык. Кейн отпрянул, и девушка увидела на его губах кровь.
— Черт, — пробормотал он, глядя на размазанное красное пятно на своей ладони, которой он провел по губам. Кристал воспользовалась заминкой и кинулась прочь от разбойника, но он успел ухватить ее за лиф платья. Ткань на плече затрещала, и на траву посыпались крошечные черные пуговички. Взору Кейна и всех остальных разбойников предстала белая плоть, вздымающаяся под шнуровкой корсета. Кристал инстинктивно прикрыла ладонями грудь. Непростительная ошибка. Кейн мгновенно прижал ее к себе. Глаза его светились триумфом, но, как ни странно, он, кажется, вовсе не был доволен своей победой.
— Да простит Господь твою душу, если в ней нет ни капли милосердия ко мне, — прошептала Кристал, но Кейн поцелуем заглушил язвительные слова девушки. Обладая физическим превосходством, он заставил ее разжать губы, и Кристал ощутила на своем языке соленый металлический вкус его крови. В нос ей ударил отвратительный запах возбужденного тела, запах волка, изнемогающего от вожделения. В горле заклокотал всхлип.
Кристал что было мочи отбивалась от своего насильника, но он, как и в салуне, в очередной раз доказал, что в драке она ему не ровня. Очень скоро ее кулачки заныли от боли, губы саднило от тщетных попыток высвободиться из-под мужских губ. Мало-помалу девушка ослабела, и Кейн подчинил ее своей власти. У нее больше не было сил сопротивляться. Теперь ему осталось только распластать ее на земле, задрать на голову юбки, и он мог беспрепятственно насиловать ее на глазах у своих дружков. И даже панталоны стягивать не надо, так как шов между ног разошелся. Он осквернит ее непорочное тело, лишит ее девственности, которую она свято оберегала и пестовала все эти годы, и вместе с поруганной невинностью исчезнет и та девушка, которая жила в глубине ее души. А на смену ей придет другая — униженная, ущербная.
У Кристал подкосились ноги; рука Кейна, подхватившая девушку под ягодицы, не позволила ей упасть. Разбойники продолжали хохотать, улюлюкать, хлопать в ладоши, довольные тем, что Кейн сломил ее сопротивление. Каким же чудовищем нужно быть, чтобы творить такое с женщиной, рассеянно подумала Кристал. Кейн держал ее одной рукой за талию, большим пальцем давя на грудь, но девушка едва ли ощущала это; сознание ее затуманилось. Когда он прекратил ее целовать и повел прочь из освещенного пятачка, Кристал уже была в полуобморочном состоянии. Переступив границу, за которую не проникали блики костра, девушка увидела ветхую постройку с односкатной крышей, которая, казалось, в любой момент может рассыпаться. Кейн поволок Кристал за эту постройку, словно ему было стыдно насиловать ее прилюдно.
Разбойники вдогонку засвистели, затем один за другим постепенно замолчали. Представление окончено; теперь они будут слушать. Кейн толкнул девушку на землю. Под ее юбкой захрустели иссушенные летним зноем сосновые иголки, но земля была студеная, и шок от соприкосновения с холодным привел Кристал в чувство. В последний раз собравшись с силами, она попробовала оказать сопротивление и разорвала под мышкой платье. Бандиты, похоже, обрадовались, когда до них донесся треск рвущейся материи. Они что-то забормотали, а один из мужчин даже хохотнул. Наконец Кейн перехватил руки девушки и пригвоздил их к земле, затем навалился на нее всем телом.
Ощутив на себе тяжесть его рослой стройной фигуры, Кристал задышала учащенно, глотая ртом воздух. Она приготовилась к самому худшему. Сейчас, сейчас он начнет расстегивать брюки. Терзаемая безысходностью, девушка пыталась забыться, отрешиться умом от своего тела, чтобы не тронуться рассудком от позора и горя. Пусть она пострадает только физически.
— Кричи, — выдохнул ей в ухо Кейн и крякнул, перенося тяжесть своего тела на другую руку.
Кристал закрыла глаза, отказываясь повиноваться его приказу. Он еще и издевается. Она была рада, не видит в темноте лица своего насильника.
Кейн застонал и опять заерзал на ней.
— Я сказал — кричи, охай, визжи, — прошепт он. — Давай, не молчи.
Веки девушки разжались сами собой. Теперь она проклинала темноту, мешавшую ей рассмотреть лицо Кейна. Наверное, он опять пытается обмануть ее, но Кристал показалось, что в его голосе прозвучали нотки сочувствия и желание помочь ей.
Кейн вновь переменил положение, втиснув ноги между ее бедрами. Кристал чувствовала на себе каждую клеточку его мускулистого тела, однако он по-прежнему лежал в брюках и не думал задирать на ней юбки.
— Я сказал скули, черт бы тебя побрал, — рявкнул Кейн, зашуршав сосновыми иголками.
Девушка повиновалась.
Похныкивание получилось не очень убедительным, так как она была сбита с толку и смущена. Тоненький дрожащий писк, слетевший с губ девушки, прозвучал как мольба. Разбойники по другую сторону сарая снова загомонили, возбужденные ее смирением.
— Еще, — буркнул Кейн, на этот раз довольно сердито.
Кристал вдруг поняла, что он делает. Всхлип застрял в горле. Этот разбойник распоряжается ее жизнью, словно Бог. Погибнет она или спасется — все зависит только от него. И сейчас ему вздумалось пощадить ее. Он — преступник, негодяй, который почему-то решил не творить над ней зло. И, тем не менее, Кристал захлестнула волна безумной благодарности к этому человеку за то, что он не стал глумиться над ней.
Кейн стонал все громче, как бы сгорая от нетерпения поскорее утолить жажду своей плоти. Кристал заплакала, не в силах совладать с обуревавшими ее разноречивыми чувствами. Наконец он издал какой-то дикий выкрик, вырвавшийся из самой глуби его существа, и, затихнув, лег на нее в ожидании реакции своих дружков: поверят они в этот обман или нет?
Тишину нарушали только приглушенные рыдания девушки. Разбойники молчали. Потом они все разом заговорили, словно и вовсе не прислушивались к тому, что происходило за сараем.
Кристал пришла в себя. Грузное тело Кейна вдавливало ее в землю. Спина заледенела, но груди было тепло, потому что она тесно соприкасалась с его грудью. Кейн дышал тяжело. В ней эхом отдавалось биение его сердца.
— Почему?.. — прошептала девушка, но Кейн, коснувшись ее губ, не дал Кристал докончить вопрос.
— Если ты кому-нибудь заикнешься об этом, я погиб, — тихо, но резко произнес он. — Хуже того, тебя тоже убьют.
Девушка кивнула, хотя никак не могла понять, почему же Кейн все-таки помогает ей. Ему ничто не мешало изнасиловать ее, и, однако, он устроил настоящий спектакль, чтобы остальные бандиты не заподозрили обмана. А ей вреда не причинил. Может быть, думала Кристал, хотя всем своим существом восставала против этой абсурдной мысли, может быть, он такой же, как она. Может быть, под суровой безжалостной оболочкой преступника скрывается другой человек, добрый и порядочный, не чуждый сострадания и милосердия, который из-за несправедливостей жизни вынужден постоянно прятать свое истинное «я» и поэтому только в исключительных, редких случаях сбрасывает неприглядную маску.
Не в силах разобраться в своих чувствах, наблюдала она, как Кейн скатился с нее на землю. Слезы все еще струились по ее щекам, нервы звенели, как натянутые струны. Кристал не знала, что и думать. Маколей Кейн — это же дьявол во плоти. Он самолично похитил ее и обращался с ней, как с рабыней. Но когда ее судьба оказалась в его руках, он спас ее, и это его благодеяние следует оценивать в пять раз дороже, потому что оно исходило от бандита, от человека, который по природе своей не может проявлять милосердие и сострадание.
Кейн сел на земле, случайно задев пальцами ее оголенное плечо в том месте, где было разорвано платье. Мозолистые подушечки нерешительно погладили нежную кожу, всего лишь пробежались по ней. Потом он тяжело поднялся на колени, расстегнул брюки и вытащил наверх рубашку. Как только его тело перестало согревать ее, Кристал мгновенно ощутила холод и поежилась. Кейн помог девушке встать на йоги. Все еще в смятении, она отерла слезы.
Кейн с угрюмым видом повел ее к костру, подталкивая перед собой, как это уже не раз случалось за день. Они вышли на свет: она — потерянная и опустошенная; Кейн — на глазах у всех застегивая брюки и заправляя рубашку — самодовольный, упивающийся своей победой. Разбойники с удовлетворением взирали на них. Кайнсон, окинув взглядом фигурку девушки в разодранном платье, ее растрепанные волосы, ехидно произнес:
— А вот и веселая вдовушка.
Мужчины расхохотались. Все, кроме Кейна. Он бросил на Кристал непроницаемый взгляд и вновь занялся своим оружием.
Девушка села у очага, размышляя о том, что произошло. Ни о чем другом она и думать не могла. Мужчины начали укладываться спать, а один из разбойников принес из салуна грязную посуду, в которой относили ужин пассажирам дилижанса. Обрадовавшись, что у нее появилась возможность не сидеть без дела, Кристал собрала все оловянные миски, которые разбойники побросали там же, где и ели, осторожно сняла свои перчатки, чтобы кто-нибудь невзначай не увидел шрам на ее ладони, и принялась мыть посуду. Управившись, девушка вновь натянула перчатки и села у очага, утомленно прислонившись головой к каменной опоре.
За целый день у нее во рту не было ни крошки, она изнемогала от усталости. Но Кристал сейчас не думала ни о еде, ни о сне. Страх притупил в ней какие-бы то ни было желания тела; все ее органы чувств реагировали только на то, что происходило вокруг.
Разбойники один за другим постепенно засыпали, похрапывая на разные голоса. Сидя у очага, Кристал чувствовала на себе взгляд Кайнсона, который тоже уже лежал в своей походной постели. Прошло довольно много времени, и Кристал наконец-то осмелилась посмотреть в его сторону. У девушки отлегло от сердца: Кайнсон спал. Она с минуту обдумывала план, как бы ей незаметно ускользнуть в лес, когда все разбойники уснут, но потом выбросила эту мысль из головы. Неосуществимая идея. Кейн не позволит ей убежать.
Она наблюдала, как он раскатывает свою постель у задней стенки очага. Это было самое лучшее место во всем лагере. Кристал не была удивлена тем, что бандиты уступили Кейну этот уютный уголок у теплого очага, который мог потребовать для себя только самый авторитетный в банде человек. Но потом у нее екнуло сердце. Она вдруг поняла, что, возможно, Кейн решил лечь поближе к очагу, потому что собирался спать с женщиной. Она неотступно следила за каждым его движением. Кейн, нагнувшись, отвязал с бедер ремни, на которых держались его зачехленные револьверы, затем медленно отстегнул кобуру и, держа ее в одной руке, другой потянулся к Кристал.
Для девушки не явилось неожиданностью то, что он изъявляет желание положить ее спать рядом с собой. Бандиты считали ее женщиной Кейна. Кроме того, это была своего рода мера предосторожности — нельзя допустить, чтобы пленница сбежала. Тем не менее, Кристал инстинктивно отшатнулась от протянутой руки, но Кейн все равно заставил ее лечь на свое одеяло. Правда, она никак не предвидела, что он вдруг с не присущим разбойнику великодушием положит ее прямо у теплого очага. Сам же он устроился рядом, на холодном краю постели, а кобуру кинул в середину между ними, сдвинув ее чуть вниз так, чтобы в случае необходимости можно было сразу выхватить револьвер. Потом, не говоря ни слова, натянул до плеч одеяло и закрыл глаза.
Прошел час, а Кристал все смотрела на заднюю стенку очага. Ей было тепло, восхитительно тепло, так тепло, что она даже начала засыпать. Но она не заснула. Совсем рядом лежали револьверы, которые упирались ей в ягодицы. Кристал не давала покоя мысль о том, что она обретет свободу, если завладеет оружием Кейна.
Миновал еще один час. Кристал осторожно повернулась на бок, лицом к Кейну. Он дышал ровно и глубоко. Потихоньку, невыносимо медленно она стала подбираться ладонью к заветной цели и наконец нащупала рукоятку одного из револьверов. Гулкий стук ее сердца перекрывал доносившееся издалека завывание одинокого волка. Ее пальчик проник в спусковую скобу и замер на курке. Другой рукой девушка сжала кобуру и стала вытаскивать револьвер. Мужская ладонь накрыла ее запястье.
— Если продолжать поиски, миссис Смит, то наверняка что-нибудь там найдется.
Кристал не видела лица Кейна — было слишком темно. Он сжал ее запястье, она тихо охнула. Руку пронзила боль. Девушка выпустила револьвер и попыталась высвободить свою руку, но Кейн в наказание потянул ее чуть вниз, и Кристал почувствовала под ладонью что-то обжигающе-твердое.
Вскрикнув, она стала выдергивать свою руку. На этот раз Кейн разжал пальцы и, отпихнув ее, принялся перекладывать кобуру на другое место. Кристал поспешно сбросила с себя одеяло и попробовала встать на ноги, но Кейн рывком привлек ее к себе на грудь, придавив рукой, так что она даже не могла пошевелиться. Кобуру он все еще держал в руке. Револьверы упирались ей чуть ли не в нос, но добраться до них ей было не суждено.
Кейн долго не засыпал; Кристал чувствовала это по его дыханию. Она лежала в кольце его объятий, лишенная и возможности и желания двигаться, даже сквозь одежду ощущая жар его горячего возбужденного тела. Прошло довольно много времени, и вдруг в темноте прозвучал голос Кейна, тихий и удивительно ласковый:
— Тебя дома ждут дети?
— Нет, — едва слышно прошептала Кристал.
Кейн глубоко, вздохнул, как будто даже с облегчением. А потом погрузился в сон, так же мгновенно, как и пробудился. Так могут только разбойники.
Окутанная мраком ночи, Кристал перебирала в памяти события минувшего дня и то, как Кейн чуть не изнасиловал ее. Не желая того, вспоминала она, как он ерзал по ней, стонал, и, наконец, в ее ушах вновь зазвенел тот нечеловеческий, звериный выкрик, который, казалось, выплеснулся из самых недр его души. Кейн всколыхнул в ней чувства, которых она предпочла бы вообще не знать, и Кристал проклинала его за это, лежа в плену мускулистой, твердой как скала руки. Она еще очень долго не могла заснуть.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Как прелестна роза - Маккини Миган



Пробежала быстренько глазами, хороший роман. почитаю пожалуй
Как прелестна роза - Маккини МиганЛале
22.03.2013, 8.52





"-Но, Боже, или откликнись на зов моей души, или отпусти ее." .....как красиво сказано ....ничего так роман .
Как прелестна роза - Маккини МиганВикушка
19.11.2014, 1.04





Читала не отрываясь, замечательная история про сильных и смелых людей, читайте с удовольствием.
Как прелестна роза - Маккини МиганТесса
26.01.2015, 16.13





Класс))книга замечательная)))времени совсем не жаль
Как прелестна роза - Маккини Мигандомовенок
29.01.2015, 21.36





Хороший роман, есть и интрига и страсть и написано хорошо, только много опечаток. 8 баллов.
Как прелестна роза - Маккини МиганНюша
9.02.2015, 21.44





Очень хороший роман. История захватывает. Прочла с удовольствием. Это уже вторая книга у этого автора, что я прочла и не разочаровалась.
Как прелестна роза - Маккини МиганСофия
12.03.2015, 1.38





ГДЕ продолжение книги ?так не заканчивают книгу знала не читала
Как прелестна роза - Маккини Миганоксана
8.03.2016, 17.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100