Читать онлайн Дерзкая скромница, автора - Маккей Эмили, Раздел - Глава вторая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дерзкая скромница - Маккей Эмили бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.83 (Голосов: 64)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дерзкая скромница - Маккей Эмили - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дерзкая скромница - Маккей Эмили - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккей Эмили

Дерзкая скромница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава вторая

Любые мысли об Алексе сразу же выводили Джессику из равновесия. Это было не простое волнение, но страх.
Девушка переживала, что будет с ней при новой встрече. Сможет ли она совладать с собой и не выдать тех чувств, которые испытала, когда он поцеловал ее?
Взяв визитную карточку Алекса, Джессика направилась к нему. Она тщательно продумала свой наряд и, чтобы не выглядеть в глазах Алекса «принцессой», выбрала вещи попроще: черные брючки, обтягивающую футболку и туфли-лодочки.
Адрес, указанный на визитке, привел ее к небольшому, напоминающему бунгало домику на окраине города. Предположить, что здесь находится фирма, было так же сложно, как обнаружить в сердце Джессики решимость зайти туда.
Но она наконец справилась с собой, справедливо полагая, что любые ошибки должны быть исправлены.
Позвонив в дверной звонок и не дождавшись ответа, Джессика нажала на кнопку еще раз. Снова тишина. Входная дверь была немного приоткрыта, и сквозь щель виднелась часть комнаты.
Через несколько секунд откуда-то из глубины дома донесся приглушенный крик:
– Войдите!
Джессика зашла и аккуратно закрыла за собой дверь. Прямо перед ней оказался вход в гостиную. Да, несомненно, здесь обитает холостяк. Коробки из-под пиццы и банки от пива валяются на тумбочках и полках, мебель расставлена хаотично, вещи разбросаны.
Из задней части дома доносился сильный шум, и Джессика поспешила туда.
Алекс взобрался на конструкцию, напоминающую по форме треугольник. Стоя на самом верху, он был вынужден напрячь все мышцы, чтобы удержаться и при этом иметь возможность работать. Одной рукой он прижимал к каркасу кусок покрытия, в другой руке держал инструмент, с помощью которого обшивал шаткую конструкцию.
Джессика залюбовалась его фигурой.
Из-за пыли, которой было полно в мастерской, она закашлялась. Алекс обернулся и в течение нескольких секунд молча и недоуменно глядел на нее.
Недоумение сменилось подозрением. Он отвернулся и продолжил работу, ввинтив еще три шурупа.
Джессика, как зачарованная, следила за его движениями. Она разглядывала плечи, обтянутые футболкой, ноги, скрытые под джинсами, протертыми на коленях.
Она привыкла к мужчинам, одетым в костюмы от известнейших кутюрье. Причем обязательной составляющей этих костюмов были не только брюки и пиджаки, но и жилеты. Одежда в ее кругу служила для того, чтобы подчеркнуть состояние, значимость в обществе.
Но изысканный гардероб не показывал того, что сразу было видно в Алексе. Его одежда говорила о том, что он может и умеет работать, что он силен, вынослив и сноровист.
«Забавно, – подумала Джессика, – что раньше я этого не замечала».
Когда Алекс начал спускаться вниз, Джессика поспешила отвести взгляд. Он холодно кивнул, приветствуя ее, и, отряхнув руки, сунул их в карманы. Не самый теплый прием, но на лучший не приходится рассчитывать в сложившихся обстоятельствах.
– Я хотела бы извиниться за вчерашнее. И объяснить…
Ее слова, похоже, не особенно обрадовали его. Он оставался неприступным и безучастным.
Сделав несколько шагов в ее сторону, Алекс указал на дверь:
– Лучше нам пройти туда, здесь слишком пыльно.
Как и в большинстве домов этого района, задняя дверь вела на небольшой участок, засаженный деревьями. Рядом с забором стоял гараж, а в центре, на лужайке, заросшей травой, располагались летний столик и стулья.
Вид дворика поразил Джессику. Ведь она привыкла к другому: деревья должны быть аккуратно подрезаны, а трава подстрижена с той же тщательностью, с какой в салонах красоты делают маникюр.
Девушка заметила, что Алекс наблюдает за ней, следит за ее реакцией. И в то же время ей показалось, что в его темных глазах затаилась тревога.
– Здесь хорошо, – выдавила из себя дежурную улыбку Джессика, усевшись на один из складных стульев.
Он уставился на нее, не скрывая недоверия.
– А в конце лета, когда созреют яблоки, будет и вовсе замечательно. Сидишь себя за столом и, не вставая, срываешь плоды, – мечтательно произнесла девушка.
– Мои родители более чем тридцать лет работали в яблоневом саду. И я ненавижу яблоки! – заявил Алекс.
Ничего себе! Неужели есть люди, которые ненавидят яблоки?
Скрестив руки на груди и враждебно глядя на нее, что не обещало ничего хорошего, он спросил:
– Ты явилась, чтобы поговорить о чем-то важном, или решила в очередной раз развлечься и отнять у меня время?
Джессика растерянно молчала, не зная, как реагировать на сказанное. Она чувствовала себя обвиняемой, более того – приговоренной к казни. Ей казалось, что еще несколько секунд – и через стул, на котором она сидит, пустят ток.
И тут она заметила, как Алекс то ли слегка улыбнулся, то ли ухмыльнулся.
Очевидно, он наслаждался происходящим. И не потому, что был жестоким и злопамятным, просто ему, по-видимому, нравилось, что и она, как все люди, уязвима.
Такое поведение хозяина дома должно было бы разозлить Джесс, но этого не произошло. Ее очаровала его улыбка… или усмешка.
– Я уже сказала, что приехала извиниться, – повторила она, желая покончить с этим как можно быстрее. В конце концов, он может веселиться и издеваться сколько угодно, но она должна попросить прощения. – Однако я думаю, что мы вчера не до конца поняли друг друга.
Алекс подозрительно приподнял бровь:
– Значит, ты действительно хочешь, чтобы я отремонтировал кухню в твоем доме?
– Ну, уж в любом случае я пригласила тебя тогда не для флирта и забав.
– Так ты не собиралась флиртовать со мной? – притворно удивился Алекс.
– Нет, – слишком быстро ответила Джессика, не успев правильно отреагировать на дразнящую улыбку и пристальный взгляд Алекса. Он явно играл с ней.
– А ты можешь переубедить меня? – поинтересовался он.
Как ни странно, Джесс действительно этого желала. Она хотела рассказать ему все как есть. Это чувство было знакомо ей с детства. Если бы представилась возможность, она бы многое могла ему поведать, как другу. Алекс всегда вызывал у нее доверие. Джесс не сомневалась он не предаст. Правда, сейчас он по-прежнему сердится на нее, а вчера был прямо-таки раздражен и взвинчен до предела.
Тем не менее Джессика решила продолжить:
– Все началось с журнала. – И тут же она поправила себя: – Хотя нет, не так, все началось с поездки в Швецию.
– С поездки в Швецию? мрачно повторил Алекс, ничего не понимая. – При чем тут Швеция?
– Я ездила туда по делам. Программное обеспечение для «Палм-Пилотс». Им требовались программы, которые отслеживают продажи, отгрузку, поставки и тому подобные вещи. Так что меня направили в Швецию, чтобы проверить установку и обучить сотрудников. Я была уверена, что, вернувшись домой, получу повышение.
– Позволь мне угадать. Этого не случилось?
– За три дня до моего возвращения они назначили на должность, на которую я рассчитывала, другого сотрудника. И знаешь, в чем ирония? Пока я была в Швеции, меня продолжали хвалить и говорить, что я отлично работаю. Я действительно вкалывала за троих и сама поражалась своей трудоспособности, уже не говоря об окружающих. И еще я поняла, что самое сложное – впереди, когда увидела тот список.
– Список?
– Да, на обратном пути я читала один журнал.
И в нем нашла список того, что каждая женщина должна сделать. И я решила выполнить все пункты. Я поняла, что устала чего-то ждать от жизни. Какого-то чуда и волшебства в личном плане, продвижения по службе. А ничего не происходит. Необходимо взяться за дело самой.
Джессика внимательно посмотрела на него, пытаясь понять, не считает ли он ее дурой. Пока она не выложила все Алексу, ее затея выглядела вполне разумной и обоснованной, но сейчас девушка начала сильно в этом сомневаться. Однако лицо его оставалось безучастным, и нельзя было определить, о чем он думает.
Поэтому она пожала плечами и сказала:
– Конечно, список этот – всего только список, но главное – с чего-то начать.
– Да, протянул Алекс, – вот только непонятно, при чем тут я. Какая роль отведена мне? И что такого особенного ты там вычитала?
Вопрос, которого она боялась. Но Алекс, конечно, заслуживает того, чтобы быть с ним честной до конца.
Джессика судорожно сглотнула, чувствуя, что щеки ее наливаются румянцем, а в горле застрял ком, мешающий говорить. Но раз уж она начала, надо продолжать, и ей ничего не оставалось, как процитировать злосчастный список.
– В общем, пункт первый гласит: «Чаще удовлетворяйте свои прихоти в конце концов, неужели вы не можете побаловать себя, любимую? Когда вы поступали так в последний раз? Приглядитесь повнимательнее: где-то рядом – объект вашей страсти».
В течение нескольких секунд Алекс просто кивал головой, словно не знал, что сказать, потом все-таки спросил:
– И ты решила, что я – хороший кандидат на место того, кто «где-то рядом»?
Джессика пожала плечами, отчаянно желая выкарабкаться из сложившейся ситуации. Она прекрасно знала, что многие женщины мечтают о том, что написано в первом пункте списка, и чтобы объектом страсти стал Алекс. Он, несомненно, очень привлекателен и избалован женским вниманием.
А если так, то неудивительно, что вчера Алекс Морено разозлился. Еще бы, ведь он привык, что за ним бегают, ему поклоняются. Для него это так же естественно, как кофе по утрам.
Но не все еще было испорчено. У Джессики оставался шанс исправить положение. Поэтому она вдохнула, медленно выдохнула и изрекла:
– Да, я подумала, что ты подойдешь. И я вовсе не хотела обижать тебя, или злить, или тратить твое драгоценное время. – Джесс умолкла. Возможно, она ошиблась. Страсть – это, конечно, хорошо. Но ей, наверное, нужно что-то более прочное и долговечное, чего не может дать мимолетный знакомый. В женских журналах пишут полную ерунду! Девушка беспечно махнула рукой. – В общем, я извиняюсь и все такое, а теперь мне пора.
Алекс схватил ее за руку.
– Подожди…
Какое-то мгновение они просто стояли так: его теплая ладонь сжимала ее локоть. Она ощущала прикосновение огрубевших от работы пальцев, весьма волнующее прикосновение.
И в этот момент Джесс поняла, что приехала сюда не для того, чтобы принести свои извинения. Не так уж важно, простит он ее или нет. Она приехала, надеясь… на что?
На то, что он будет желать ее настолько же сильно, насколько она желала и… желает его?
На то, что тот поцелуй, отчасти грубый, отчасти будоражащий кровь, который Алекс сорвал вчера с ее губ, взволновал его?
Вспоминал ли он о ней так же часто все это время, как она ежеминутно думала о нем?
Ей бы хотелось, чтобы ответами на все эти вопросы было «да», «да» и еще раз «да». И больше всего на свете она желала, чтобы он обнял ее, поцеловал снова и чтобы это мгновение длилось и длилось.
И еще ей бы хотелось, чтобы это было взаимно. Но, к сожалению, Джессика почти не сомневалась, что Алекс к ней равнодушен.
Возможно, конечно, что все-таки немного она его интересует. Лишь немного. Как бы там ни было, но тот поцелуй на ее кухне был горячим, страстным.
Но ей-то хотелось большего. Пусть это будет страсть, но такая страсть, от которой не уйти, не скрыться. И на меньшее она не согласна. А потому Джессика аккуратно отстранила его руку и пошла к выходу.


Алекс неотрывно следил за тем, как Джессика вышла из дома и направилась к дороге, где она оставила свой автомобиль. Она не успела пройти и треть пути, как Морено догнал ее. Он не понимал себя, но ему не хотелось, чтобы они расстались вот так.
– Подожди, Джессика, – попросил он.
Девушка резко повернулась, оказавшись лицом к лицу с ним. Внешне она выглядела абсолютно спокойной, но на самом деле трепетала. Ей казалось, что невооруженным взглядом можно заметить, как у нее трясутся колени. Джесс тоже не хотелось уходить, и отчасти она была даже рада, что Алекс ее остановил.
– Что такое? – как можно беспечнее спросила она.
– Джессика… когда ты… когда ты решила… ну, найти в ближайшем окружении объект страсти, ты выбрала меня? То есть почему ты выбрала… меня?
Алекс чувствовал себя круглым идиотом, устроив сей допрос с пристрастием. Он знал, что не имеет права ее расспрашивать. Верх глупости! Однако ему очень хотелось, чтобы она осталась, а это способ ее задержать. Греховные фантазии переполняли его голову, разгорячив до предела.
Алекс едва сдерживался, чтобы не улыбнуться, – девушка напоминала сейчас испуганного зверька, почуявшего опасность, настороженно замершего, готового в любой момент броситься наутек.
Наконец Джесс решилась сказать правду:
– Еще в школе я влюбилась в тебя без памяти. Ты учился в старших классах, а все началось, когда… – Она пристально посмотрела на него, легкий румянец появился на ее щеках. – Ты, наверное, даже не помнишь.
– Извини меня за это… – сказал Алекс, хотя на самом деле все помнил. И даже знал, какой день она имеет в виду, о чем будет говорить дальше.
– Однажды я возвращалась домой из школы. Несколько мальчишек стояли за углом дома рядом с речкой. Там тропинка вела к мосту. Они меня поджидали. Среди них был и Рональд. Его старшего брата мой отец осудил за пьяную потасовку. И Рональд желал выместить на ком-нибудь злость. А я была легкой мишенью.
Интонация, с которой девушка это произнесла, так просто, без негодования или гнева, заставила Алекса предположить, что такие ситуации случались нередко. Многих ребят, которые ненавидели Джессику из-за ее честного и принципиального отца, он знал лично. Да и сам Алекс далеко не всегда объективно относился к судье Самнерсу.
– В общем, я шла совершенно одна, а там стояли трое ребят, и тут появился ты и…
– …защитил тебя, – закончил за нее Алекс. Ему не хотелось, чтобы Джессика довела рассказ до конца. Наверняка он оказался бы необыкновенным героем.
Она и удивленно, и недоверчиво, и признательно посмотрела на Алекса:
– Значит, ты помнишь?..
Как будто это было вчера. В мельчайших подробностях. Он помнил каждую деталь. И помнил, возможно, даже лучше, чем Джессика. Эти, по ее мнению, «трое ребят» были огромными парнями, футболистами, хорошо натренированными и сильными.
Алекс подоспел в тот момент, когда они уже обступили девочку. Джессика, должно быть, сильно перепугалась, но не показывала виду. Ни в ее поведении, ни в голосе не было заметно и тени страха или паники. Она ни о чем не просила, не кричала, не пыталась убежать или бороться с ними, инстинктивно понимая, что этим только раззадорит громил.
Пристально глядя на Рональда, она говорила с ним спокойно и ровно.
Алекс не слышал большую часть слов – лишь ее мягкий, певучий голос. Вроде бы она толковала что-то про документы, которые Рональду следовало оформить, чтобы дело его брата пересмотрели.
Алекс подошел ближе и укрылся за деревом. Его не заметили. Кровь прилила к лицу при мысли, что может случиться дальше. Не способный оставить Джессику в беде, он продолжал стоять, решив, что, если парни не уйдут, придется что-нибудь предпринять.
Но легче сказать, чем сделать. Они такие огромные и сильные. А он? Нет, Алекс не был трусом, он часто дрался, а потому мог трезво оценить свои силы и знал, что с этими троими одновременно ему не справиться.
– Все так быстро произошло, – вспоминала Джессика. – Только что я шла в полном одиночестве, а в следующее мгновение они уже окружили меня. – Она внимательно посмотрела на Алекса. – А потом появился ты.
Поняв, что выжидать особенно нечего, Алекс начал действовать. Он сделал первое, что пришло ему на ум, – позвал ее. Причем сказал не «Джессика», не «Самнерс». Нет, Алекс крикнул:
– Джесс!
А Джессика продолжила рассказ:
– Ты появился словно ниоткуда и позвал меня. – Лицо у нее было задумчивое. Алекс же с трудом сохранял спокойствие. – И это, должно быть, удивило их, потому что они повернулись и отступили на шаг. Я смогла выбраться.
И она пошла прямо к нему. Без размышлений, без заминок, не оглядываясь. И он, не задумываясь, тут же обнял ее за плечи и увел оттуда.
Когда они отошли на немалое расстояние от троицы футболистов, Алекс убрал свою руку с ее плеча, но продолжал идти рядом. Близко. Он как бы невзначай оглянулся и заметил, что недоброжелатели Джессики все еще следят за ними.
Девочка крепко взяла его за руку, и он почувствовал, что она дрожит. Она не выпустила его руку, даже когда они повернули за угол.
Джесс было чертовски страшно, просто она старалась не показывать это.
Когда они дошли до ее дома, Алекс подумал, что сейчас она отпустит его, но девочка стояла как вкопанная, вцепившись в него. Он даже представить такого не мог – он стоит рядом с Джессикой Самнерс. И уж тем более не мог и вообразить, что ему это понравится – стоять с ней рядом, держась за руки.
В тот момент Алекс чувствовал себя так хорошо, так умиротворенно…
А Джессика глядела на него – у нее были прекрасные синие глаза, – и выражение ее лица стало не по-детски серьезным. Но в нем не было презрения или надменности. Она смотрела на него не так, как обычно богатые девочки смотрят на дворовую шпану. В ее взгляде легко угадывались признательность, благодарность, теплое отношение. И что-то еще, непонятное для Алекса.
Он принял это за удивление. Да, он решил, что Джесс смотрит на него с удивлением, словно впервые узнала, что существует на свете Алекс Морено. И это вполне понятно. Она – девочка из хорошей семьи, такие никогда не обращали на него внимания. И про Джесс он тоже раньше думал – она никогда не соизволит хоть мельком взглянуть на него.
Но вот она смотрит. Внимательно и беззлобно, с благодарностью. Алексу сложно было поверить в происходящее.
Но это был не сон. Она стояла очень близко, а он держал ее за руку. Легкий ветерок развевал ее волосы, кончики которых легко касались Алекса. И он вдыхал ее аромат. Она пахла, как все богатые люди, утонченно, легко, дразняще.
Алекс мог думать в тот момент только о двух вещах. Во-первых, ему очень хотелось поцеловать ее. Отчаянно. Безудержно. Он хотел прильнуть губами к ее губам, узнать, какова же она на вкус. Так же богата, легка и возбуждающа? И во-вторых, он не должен прикасаться к ней, даже близко подходить.
Джессика Самнерс была совершенством. Она никогда не попадала в неприятные ситуации, всегда опрятная, вежливая… идеальная. Никогда и ничего общего у нее не было с такими парнями, как Алекс.
И еще: меньше чем месяц назад Алекс стоял в зале суда перед ее отцом и слушал его указания, как он должен себя вести, в чем его не должны больше обвинять и что будет, если парень снова ослушается.
Следовательно, то, что Алекс осмелился приблизиться к дочери судьи, могло обернуться для него большими неприятностями. С другой стороны, не просто так он стоял сейчас рядом с ней. Он помог Джессике, а значит, стал в ее глазах героем. Она расскажет о происшествии отцу, и вот тогда многое может измениться.
Несмотря на это – а возможно, именно из-за этого, – он с силой выдернул свою руку и поскорее спрятал в карман.
И только Джессика открыла рот, собираясь что-то сказать, он опередил ее:
– Я останусь здесь и прослежу за тем, чтобы ты спокойно дошла до крыльца и вошла в дом, хотя здесь, думаю, тебе уже ничто не угрожает. – Она кивнула, а Алекс продолжил: – И не ходи больше домой одна. Дождись кого-нибудь, с кем тебе по пути. И чем больше будет народа, тем лучше.
– Да, – согласилась Джессика, – я попрошу, чтобы горничная забирала меня из школы на машине.
Ну, конечно. Ее горничная. И почему он об этом не подумал?
Вслух Алекс согласился:
– Хорошая идея.
Она продолжала стоять, словно хотела еще что-то сказать, но никак не решалась или не могла подобрать нужные слова. Безотрывно глядя на него синими, бездонными, по наблюдению Алекса, глазами, она, видимо, начинала боготворить его.
Он стал ее героем. Это было видно. И осознание этого абсолютно не обрадовало парня. Только преклонения богатой девчонки ему и не хватало.
– Иди же, – поторопил ее Алекс, желая поскорее закончить с этим, – я прослежу, чтобы ты нормально дошла, давай! А то у меня еще дела.
Джессика послушно повернулась и поспешила к роскошному особняку. Она ни разу не оглянулась. А он, думая, что остается незамеченным, еще полчаса проторчал неподалеку, спрятавшись за углом и разглядывая дом.
А теперь, спустя годы, они снова встретились, и Джессика опять стоит на дороге, а он рядом. Алекс подумал, что, в сущности, не так уж много чего и изменилось. Она, как всегда, прекрасна и совершенна, а он – все тот же замарашка, каким был в школе.
И вот еще что не изменилось – он по-прежнему хотел ее поцеловать.
Она явно не замечала его порыва или не хотела замечать. А Алекс был из тех мужчин, которые уверены, что женщины чувствуют такие желания. Хотя, возможно, она не такая. И правда, с чего бы ей сортировать мужчин по принципу «этот хочет меня поцеловать», «этот не хочет меня поцеловать»? Абсурд…
– Я искала тебя на следующий день в школе, – сказала Джессика. – Я просто хотела… – Она пожала плечами. – Не знаю…
Она, возможно, действительно не знала, что собиралась сказать ему тогда, как сформулировать это сейчас. Но он знал. Джесс хотела вернуть то, что они ощутили, стоя на перекрестке около ее дома. Его рука в ее руке, ее рука в его руке. Головокружение от легкого притока адреналина. Пульсирующая дрожь. Остановись, мгновение!
Но сейчас она смотрела на него точно так же. Синие, бездонные глаза кричали: «Мой герой!», и это невозможно было скрыть.
Стараясь быть как можно более ироничным, Алекс спросил:
– Так именно поэтому ты вызвала меня вчера и приехала сегодня? Потому что когда-то я защитил тебя от хулиганов?
Она нахмурилась, задумалась и неуверенно произнесла:
– Не совсем так.
– А как? – Он подождал, но Джесс не ответила. Алекс подошел чуть ближе, склонился над ней и прошептал: – Я не совершил ничего такого, чего не сделал бы любой другой на моем месте.
Ее глаза расширились. Она возмутилась. Ей очень не понравилось то, что она услышала. Посягнули на ее веру в героя, причем сам герой! Нет, никто не смеет умалять его достоинств.
Алекс тяжело вздохнул:
– Послушай, Джесс… все не так… ты все неправильно поняла тогда и почти десять лет неверно судила обо мне и о случившемся… По-твоему, я герой. Но это не так. Я не геройствовал. И вообще никогда не был этаким хорошим парнем, понимаешь?
– Нет, не понимаю, и не наговаривай на себя. – Девушка недовольно фыркнула. – Может быть, то, что тогда произошло, ничего не значило для тебя, но не для меня.
– Нельзя судить о человеке по одному его поступку, – парировал Алекс.
Отрицательно помотав головой и громко вздохнув, она спросила:
– Это действительно настолько плохо?
– Что? – не понял Алекс.
– Неужели было бы плохо, если бы люди узнали, что под маской непослушания, дерзости и неприступности, которую ты носишь, скрывается хороший человек?
Джессика, как видно, не думала сдаваться. Алекс всерьез начал опасаться, что она собирается создать его культ.
Он мягко, но настойчиво повторил:
– Нет, Джессика, ты снова ошиблась. Внутри, как и снаружи, я одинаков. Я таков, каков есть. И ни от кого не прячусь и не скрываюсь.
Она напряглась:
– Я не верю тебе. Ты по каким-то непонятным причинам хочешь, чтобы люди думали о тебе хуже, чем ты есть. Ты делаешь вид, что всех презираешь, и думаешь, что все презирают тебя…
Он не смог сдержаться, не смог больше сопротивляться влечению и взял Джессику за руку.
Но прикосновение его было легким, и, если бы она захотела, то в любой момент могла с легкостью отдернуть свою руку.
– Есть кое-что, – сказал Алекс, – гораздо важнее. Знаешь, о чем я думал, когда возвращался домой после того случая? – (Джесс отрицательно покачала головой.) – Я хотел поцеловать тебя.
– Но…
Он не позволил перебить себя и продолжил признание:
– Тогда ты считала, что я спас тебя. А я думал – это мой шанс заслужить твой поцелуй. Шанс, которым я не воспользовался. – Он не смотрел на Джессику, но по-прежнему продолжал держать ее за руку, ощущая тепло ее ладони, тепло, которое стало для него чем-то вроде кислородной подушки для человека, не способного дышать самостоятельно. – Но, упустив ту возможность, я не знаю, появится ли у меня когда-нибудь другая…
Она отстранилась от него и твердо произнесла:
– Я не верю ни одному твоему слову.
На этот раз Алекс не смог отвести взгляд. Он внимательно изучал ее лицо, но не мог понять, о чем она думает, что чувствует.
– Да, действительно, – сказала она, – в тот момент я считала тебя героем, и если все, чего ты хотел, – это…
– Поцеловать тебя, – подсказал он.
– Да, – кивнула она, – так вот, если бы ты действительно хотел, ты бы получил это наверное…
Ее голос от слова к слову становился все тише, она уже шептала, и кровь Алекса закипела, он почти не владел собой. Но ее спокойный и пристальный взгляд остановил его.
Заставив себя улыбнуться, он произнес:
– То, что ты говоришь, очень соблазнительно, жаль только, что тогда я этого не знал.
Пришла ее пора улыбаться.
– А я, в свою очередь, всегда считала, что ты не только не интересуешься мной, но даже и не помнишь ни того, что произошло, ни меня.
Алекс внимательно и удивленно посмотрел на нее, а Джесс застенчиво пожала плечами:
– Я пыталась поговорить с тобой, но ты то общался с друзьями, то обнимался со своей подружкой. Как же ее звали?
Алексу пришлось тщательно покопаться в памяти. Забавно, он не мог вспомнить имени девушки, за которой ухаживал несколько месяцев, но в то же время прекрасно помнил, словно это было вчера, как была одета в тот день Джессика, как она пахла, какое у нее было выражение лица и…
– Сандра, – наконец вспомнил Алекс.
– Ну да, конечно же, Сандра, – согласилась Джесс. – Так вот, всякий раз, когда я видела тебя, ты был вместе с ней. И сначала я думала, что ты нарочно избегаешь меня.
– Это правда. Но ведь и для тебя, и для меня было лучше, чтобы окружающие не думали, будто между нами что-то есть.
Сам же он прекрасно понимал, что отношения между ним и Джессикой невозможны. Даже простая дружба создала бы много шума и проблем. Она была отличной ученицей и плюс к тому дочерью окружного судьи. А он – сын сезонного рабочего, да и учился из рук вон плохо. К тому же Джессика даже представить себе не могла, сколько «заслуг», зафиксированных в полицейских отчетах, было на его счету.
И он тщательно избегал встреч с ней, так что в конечном счете Джессика оставила записку, воткнув ее в его шкафчик. Несколько слов благодарности за спасение, написанных ровным почерком на красивом листе бумаги.
– В общем, я решила, что ты просто не хочешь меня видеть.
– Все так.
Ее пристальный взгляд, коим она одарила его, напоминал синие стрелы, пронзающие насквозь. От них не спрятаться.
А Джессика недовольно спросила:
– Тогда зачем ты сейчас передумал и все-таки встретился со мной?
Алекс, чувствуя себя уложенным на лопатки, загнанным в угол, обезоруженным, только и смог, что пожать плечами и вяло пробормотать:
– Не знаю.
Он не знает… хмм… Как не знал в свое время и то, что она каждый день высматривает его в толпе учеников, следит за его мимикой, походкой, жестами. Наблюдает за ним, как из засады.
Но и Джессика не знала, что Алекс тоже следил за ней.
После того, как она оставила записку в его шкафу, он написал ей и тоже засунул письмо в шкафчик. Они начали переписываться, обмениваясь наблюдениями о том, что им интересно. И время это показалось обоим самым счастливым.
А к моменту проведения школьного бала и он, и она хотели только одного – повеселиться на балу вместе.
Что было невозможно.
Алекс знал, что не имеет права пригласить Джессику, но как ему этого хотелось! И потому, получив от нее сообщение о том, что, если он не возражает, они могли бы пойти на бал вместе, он… просто не ответил.
– Я знаю, ты считал меня избалованной девчонкой, – сказала Джессика, – но мне очень нравилось получать записки от тебя. Я иногда воображала себя на месте Сандры. – Джессика на секунду замолчала, выдержав паузу, чтобы перевести дух и немного успокоиться. – Знаешь, я даже однажды видела, как вы целовались.
Алекс знал. И очень ярко и отчетливо помнил тот момент. Он избегал Джессику, перестал отвечать на ее записки, но она упрямо не желала понимать, что это значит. И по-прежнему искала встречи с ним. Это превратилось в некую манию преследования. Алексу казалось, что стоит ему резко обернуться – и он увидит за своей спиной Джессику, поджидающую, когда он останется один. У него уже начинало кончаться терпение. Ей еще ни разу не удалось застать его в одиночестве, но он был уверен, что рано или поздно такое случится.
И еще Алекс не сомневался – если это произойдет, он не сможет сдержаться и совершит какую-нибудь глупость, например, поцелует ее.
Так что нужно было сделать что-то, что отпугнуло бы ее от него раз и навсегда. И он поцеловал Сандру в тот момент, когда заметил неподалеку Джессику.
– Я никогда не видела, чтобы кто-то так целовался, – сказала Джессика со смешком, – по крайней мере в реальной жизни, не в кино. А это походило именно на сцену из кино… Поцелуй, в котором было бы столько страсти и любви. Я все время думаю о том, что меня так никто не целовал. – Она покраснела.
– Джесс…
Она обхватила себя руками и уставилась на свои туфли.
– Да, за всю мою жизнь меня никогда не целовали с такой умопомрачительной страстью.
Нескрываемая тоска в ее голосе словно разбудила Алекса. Он приблизился к ней, положил руку ей на плечи и слегка притянул к себе.
– Джесс… – снова произнес он.
На этот раз она оторвала взгляд от туфель и посмотрела на него. В ее глазах не было ничего, что он ожидал увидеть. Никаких эмоций. Холодное спокойствие.
В следующее мгновение Джессика отошла от него. Поправив сумочку, висящую на плече, она сделала шаг в сторону машины с явным намерением поскорее уехать.
– И не надо меня жалеть, Алекс.
– Я и не жалею, возразил он. – Но если ты считаешь, что не испытывала подобной страсти, так как не производишь на мужчин должного впечатления, то сильно ошибаешься, потому что ты – умопомрачительная!
Зло прищурившись и неотрывно глядя на него, Джессика упрямо повторила:
– Я не нуждаюсь в твоей жалости, Алекс. И прекрасно знаю себе цену. Я вспомнила былое только для того, чтобы ты не думал, будто вчера я собиралась обидеть, или унизить тебя, или что там еще… да, пофлиртовать с тобой. Нет, нет и еще раз нет!
Сказав это, Джессика уверенно зашагала к машине. Но Алекс снова остановил ее:
– Тогда для чего? Что это было?
– Журнал. «Найдите объект вашей страсти». Может быть, дело в этом. В поисках страсти.
Девушка отвернулась и пошла дальше. И на этот раз Алекс не пытался ее удержать. В противном случае он не смог бы уже остановиться и выложил бы ей всю правду – он действительно испытывал страсть. К ней. И в юности. И сейчас.
Именно она вдохновила его тогда на тот поцелуй. Алекс как бы посвящал его ей. Вместо Сандры он представлял ее, Джессику, в своих объятиях.
И тогда, и сейчас он хотел целовать ее, только ее, но ни тогда, ни сейчас такое было невозможно. Это Алекс прекрасно понимал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дерзкая скромница - Маккей Эмили



мне интересно прочитать
Дерзкая скромница - Маккей Эмилилена
21.06.2011, 21.46





мне понравилось !
Дерзкая скромница - Маккей Эмилиюля
28.07.2011, 15.34





Мне понравилось. Главный герой- заботливый и не эгоистичный, конечно, гордый, ну как уж без этого в женском романе.
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиНаталия
3.04.2012, 20.42





Укрощение строптивого...
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиЛюдмила
21.05.2012, 14.16





мне понравилось,очень легко и приятно читать!!!
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиНАДЕХДА
17.10.2012, 9.10





Я никогда не понимала, что находят девушки и женщины в таких произведениях. И сейчас не понимаю. И вообче везде я видела только отзывы женщин, и чуток отзывов мужиков наших. Помоему такие романы могут читать только озабоченные женщины! Я вообче жизнь прожила так что муж мой моего белья ни разу не видел! Что творится в нашем мире? Мне 97 лет, с мужем живу 77 лет! Качмар!
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиВильгельмина Пантелеймоновна
1.01.2013, 9.52





ПО-МОЕМУ, не видел белья за всю жизнь, значит видел чужое белье, и не только. Природа мужчины- ощущать чувственность и сексуальность женщины. Очень жаль женщину, которая таковой по сути не являлась. Не видел моего белья... А мой мужчина ощущал в моих объятиях, что я и он - страстные, желающие друг друга. Это счастье. Мы женаты много лет, и мой муж- мой идеальный любовник
Дерзкая скромница - Маккей Эмили.....,,.,,
1.01.2013, 10.07





Полностью согласна с высказанным выше мнением о чувственности женщины. Вы, Вильгельмина Пантелеймоновна, не вправе лезть в чужую личную жизнь. Вас также не должно касаться, что читают другие люди и как потом они живут с этим "позором". Вот вы говорите не видел белья... Жаль мужчину, который за всю жизнь не знал, что такое чувственность, желание... А также жаль женщину, которая не смогла дать мужчине того, чего им действительно необходимо, которая, придерживаясь этических соображений не смогла сделать свою семью счастливой... В какой-то книге времен Войны между Севером и Югом Америки одна пожилая леди поучала молодую леди: " Правила поведения в обществе созданы для того, чтобы их придерживаться, а не целиком следовать. Иначе ты сможешь разрушить себе жизнь "
Дерзкая скромница - Маккей Эмили*восьмое чудо света*
1.01.2013, 10.19





Мне 97 лет и кто-то учит меня жизни.0 О времена! О нравы! Качмар, одним словом Качмар!!!!!!!!!!
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиВильгельмина Пантелеймоновна
1.01.2013, 10.36





O tempora, o moris!!! Не так ли, Вильгельмина?Ну уж нет!!! Девочки!!! Лучше прожить жизнь так, чтобы не было безумно больно за бесцельно прожитые годы! Чувственная сторона брака и секс - это великолепная часть жизни. Манкировать ею глупо, наслаждайтесь в браке, наслаждесь своим мужчиной, не давая ни одного шанса тем, кто демонстрирует свое восхитительное белье и не только белье
Дерзкая скромница - Маккей Эмили.......,,,,
1.01.2013, 10.52





Хороший роман, зачиталась!
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиЕлена
1.01.2013, 12.16





Честно говоря,роман решила прочитать только из-за комментариев:заинтриговали...Неплохо,хорошая такая история о любви,положительная(в том смысле что хорошая девочка(которой надоело быть "хорошей" и хочется стать "настоящей") влюбляется в "плохого" парня,решившего встать на путь истинный,и они помогают друг другу достичь поставленных целей,вроде бы и ничего захватывающего,но ощущение после прочтения романа очень даже приятное.Чего здесь точно нет так это падшей девицы,предлагающей себя посредством демонстрации нижнего белья!Так что я совершенно не соглашусь со старшим поколение читающих,НЕТ,повторяю НЕТ ничего зазорного в том,что девушка добивается мужчины,в конце концов мы все давно уже эмансипированы!
Дерзкая скромница - Маккей Эмилилитера
1.01.2013, 14.07





Я тоже почитаю))) коменты смешные! С праздничком девочки!!!
Дерзкая скромница - Маккей Эмили03
1.01.2013, 15.20





:)
Дерзкая скромница - Маккей Эмилиk
2.01.2013, 0.28





Roman eshe ne chitala, da i vryad li prochtu(ne moi stile), no ne smogla proiti mimo commenta yakobi "97-letnei" chitatelnice!posle prochteniya poslednego siju takaya gordaya i dumayu "kakie u nas starushki molodci!! prosto net slov! malo togo chto v 97 let eshe mogut chitat (zrenie pozvolyayet), tak eshe viberayut ne chto inoe kak LR, eshe mogut vklyuchit PC, zaiti v inet, skachat i/ili chitat online, da eshe v konce ne polenitsya ostavit komment!! da i sledit kak otreogiruyut drugie, sporit s drugimi chitatelyami!!" vo mi daem!
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиMaria
2.01.2013, 1.01





Eshe okazivaetsya chto est muj moloje na 20 let(interesno kogda pojenilis), tak kak poluchaetsya chto kogda ei bilo 50. emu bilo 30 (tut stanovitsya ochevidno pochemu ne bilo jelaniya videt bilyo sujennoi)!!da eshe nasha mnogouvajaemaya "babushka" nravoucheniem zanimaetsya, citiruet velikix lyudei i maraliziruet!! tipichno!
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиMaria
2.01.2013, 1.04





nu devochki kak mojno bit na skolko legovernimi!:-) :-) :-)
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиMaria
2.01.2013, 1.15





UMORRRAAA!!! kommentarii k dannomu romanu chitat interesnee!!! ya toje eshe ne nachala chitat, no soglashus s Mashei!!! nu i fantaziya u nekotorix iz nas!!
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиANKA
2.01.2013, 1.17





зато было прикольно оживили сонное царство
Дерзкая скромница - Маккей Эмилиновичок
2.01.2013, 3.31





Жюльетта Бенцони "Марианна" Chitayte ne pojaleete
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиMonique
2.01.2013, 3.41





Такой нормальный роман. Прочитать можно, но на один раз
Дерзкая скромница - Маккей Эмилианя
2.01.2013, 6.40





spasibo vam dorogaya Maria za xoroshee nastroenie!!rnRoman xorosh, na odin raz!
Дерзкая скромница - Маккей Эмилиnashtya
3.01.2013, 13.55





Да, возможно и на один раз, зато наконец то героиня не девственница и богата, а он не высокомерный миллионер, уже ради этого читать интересно.
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиНина
15.02.2013, 15.43





Ничем не впечатлил. Скука.
Дерзкая скромница - Маккей Эмилиелена:-)
14.02.2014, 20.25





пресненько, нет страсти, огня... все надумано... скука
Дерзкая скромница - Маккей Эмилифлора
31.03.2015, 20.15





Помогите найти книгу! Исторический роман, героиня писательница, на несколько лет старше героя. Полная, невысокая, а он там по моему идеальный)) она писала книгу, ей советовал изменить сюжет её конкурент вроде. ЭТО все что я помню. КТО вспомнил? ОТПИШИТЕСЬ пожалуйста
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиАнна.
4.11.2016, 23.00





Анна Эту книгу не знаю, но похожий сюжет в романе "полночный час" р.кимберли
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиРоза
5.11.2016, 9.58





Спасибо, Роза, за отклик, но это не то (
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиАнна.
5.11.2016, 11.27





Анна,это "Мужчина на одну ночь"Клейпас Лиза.
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиНатали
5.11.2016, 12.59





Анна,это "Мужчина на одну ночь"Клейпас Лиза.
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиНатали
5.11.2016, 12.59





Анна,это "Мужчина на одну ночь"Клейпас Лиза.
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиНатали
5.11.2016, 12.59





Спасибо, Натали, это оно)
Дерзкая скромница - Маккей ЭмилиАнна.
5.11.2016, 17.38








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100