Читать онлайн Дева-воительница, автора - Маккерриган Сара, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дева-воительница - Маккерриган Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дева-воительница - Маккерриган Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дева-воительница - Маккерриган Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккерриган Сара

Дева-воительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Глаза Дейрдре расширились, сердце заколотилось. Мошенник обманул ее.
– Нет.
Его глаза затуманились от желания.
– О да, – промурлыкал он.
Она отчаянно затрясла головой:
– Нет.
– Ты дала слово, – предупредил он.
Она снова закрыла рот. Он прав, черт его дери. Этот плут оказался дьявольски умен, чтобы поймать ее в ловушку оборота речи, а она оказалась настолько глупа, что согласилась на его условия.
– Один поцелуй, – пробормотал он, дерзко, соблазнительно проводя большим пальцем по ее обнаженной груди.
Ресницы ее опустились, когда волна непрошеного желания омыла Дейрдре.
– Такая мягкая, – вздохнул он, гладя обнаженную плоть тыльной стороной пальцев, – такая теплая.
Помимо воли тело ее откликнулось, напрягаясь и тая от щемящего желания. Глаза совсем закрылись.
Обхватив грудь, взвешивая ее в своей ладони, он наклонился вперед, коснувшись ее щеки своей, и тихо прошептал ей на ухо:
– Такая прекрасная. Как сладкий… спелый… персик.
Она прикусила, нижнюю губу, когда его слова дошли до ее сознания, как магическое заклинание.
Положив ладонь на спину, он подтолкнул ее бедра к своим, прижимаясь твердокаменным проявлением своей страсти к ее животу.
– Почувствуй, как сильно я хочу тебя, – пробормотал он.
От его теплого дыхания кожа шеи покрылась мурашками, а когда кончики пальцев легонько заплясали на чувствительной плоти груди, у нее задрожали колени.
– Можно мне теперь получить свою плату? – выдохнул он.
Она крепко зажмурилась и прошептала:
– Да.
Но его не удовлетворил ее ответ.
– Ты боишься.
– Нет. – Но она отказывалась открыть глаза. Ей не хотелось видеть неприкрытую похоть в его взгляде, самодовольство в улыбке.
– Тогда посмотри на меня.
Она сделала глубокий вдох и открыла глаза.
И была потрясена.
Пэган не улыбался. И во взгляде его не было самоуверенности, как она ожидала. На самом деле он выглядел почти… беспомощным, словно и его тоже подхватило и унесло чувственное влечение.
Она увидела, как он тяжело сглотнул, увидела, как напряглись мышцы лица, словно он сдерживался изо всех сил. Затем он пробормотал, как будто напоминая самому себе:
– Один поцелуй. Не больше.
Он опустил голову, и она затрепетала, когда его волосы скользнули по плечу, затем ниже, ниже, пока она не ощутила, как влажное дыхание коснулось кожи. Сосок напрягся в ожидании, и она затаила дыхание, страшась и желая того, что будет. Напряжение было невыносимо.
А потом их губы сомкнулись – горячие, влажные и нежные. Ощущения заставили ее прерывисто втянуть воздух. Поцелуй вначале был мягким, когда его губы нежно обводили ее соски. Она боролась против сильнейшего наслаждения, заглушая стон восторга, который поднимался к горлу. Потом он усилил нажим, втягивая их поочередно все глубже в рот. Святая Дева Мария, желание пронзило ее, воспламеняя кровь.
Низкий стон вырвался из его груди. Это был звук животной похоти, да, но и обожания, и наслаждения. Это был эротичный звук, который привел ее на грань экстаза. Она откинула голову назад, упиваясь этой восхитительной пыткой, даже не сознавая, что ее пальцы по собственной воле пробрались вверх и запутались у него в волосах.
* * *
Пэган чувствовал, будто его кружит в водовороте бурной горной реки, унося прочь, все дальше и дальше от берега. И все равно он не мог и не хотел выбраться из этого восхитительного омута.
Он и раньше целовал женские груди, и они были гораздо пышнее, чем у Дейрдре. Женские груди – одно из чудеснейших созданий Божьих – мягкие, податливые и восхитительные, – и он боготворил их так же, как любой мужчина. Но еще никогда он не ощущал ничего подобного, не было еще такого в его амурной практике.
Боже, как он хочет ее! Всеми фибрами своего существа. Его язык никогда не пробовал ничего более сладкого, и он чувствовал себя как умирающий с голоду, которого усадили за королевский стол. Тело содрогалось от с трудом сдерживаемого вожделения, а плоть настойчиво пульсировала, требуя дать ей облегчение.
Он думал, что его желание уже просто не может быть сильнее, что он дошел до последнего предела. Но когда он почувствовал, как ее руки скользнули вверх, чтобы прижать его голову к своей груди, удерживая его, радушно принимая, страсть вскипела, вспенилась в нем, как бурные воды морского прилива, унося за пределы рассудка. За пределы сдержанности.
Боже, как он хочет ее! Нет, нуждается в ней.
К черту его обещание! К черту честь! Он должен обладать ею! Сейчас же! Немедленно!
Дейрдре застонала, закрыв глаза. Этот мягкий звук, полный женского томления, был гарантией, что в этот раз она не откажет ему.
И все же чертовой девке каким-то образом удалось побороть свои инстинкты упрямством, которое бросило вызов природе.
– Нет! – выдохнула она, противореча сама себе объятием, которое сделалось еще крепче. – Прекрати!
Неверие, отчаяние и ярость боролись в нем. Прекратить? Конечно же, она это не всерьез. Она хочет его. Он знает, что хочет. Так как же она может говорить ему «нет»?
Но когда ее пальцы начали тянуть его за волосы, отрывая от себя, стало ясно, что она снова намерена отвергнуть его. Ее грудь выскользнула из его рта, прекращая пир, который так и не завершился.
Покачнувшись, он отступил на шаг, уставившись на нее из-под полуопущенных век, приоткрыв рот, тяжело и неровно дыша. Она тоже казалась растерянной, судорожно, неловкими пальцами натягивая платье на плечо.
Несколько долгих мгновений в комнате слышался лишь звук их тяжелого дыхания. Когда она наконец заговорила, голос ее был хриплым и дрожал.
– Я заплатила твою цену. Значит, завтра… на ристалище… на рассвете?
Пэган медленно сжимал челюсти, пока зубы не скрипнули. Как смеет Дейрдре сводить этот момент взаимной страсти к простой сделке? Она что, совсем без сердца? Или в ее жилах вместо крови ледяная вода?
С трудом поборов порыв врезать кулаком в стену от расстройства, он прорычал:
– Да!
Она коротко кивнула, затем повернулась к нему спиной, демонстративно снимая и складывая покрывало, отмахиваясь от него так же легко, как от назойливой мухи.
Он вскипел от бессильной ярости, подавляя непреодолимое желание схватить ее за руку, развернуть и впиться ей в рот так неистово, что ее губы потом неделю будут гореть. Но он ведь сам сказал: один поцелуй. Не больше.
Пэган крутанулся на пятках и выскочил в зал, так хрястнув новой дверью, что услышал, как оружие, висящее на стене в комнате, свалилось на пол.
С первой же девицей, на которую упадет его взгляд, он переспит, пообещал себе Пэган, топая по лестнице. В паху горело адским пламенем. Ад и все дьяволы! В конце концов, это же вредно – так сдерживать свою похоть.
Войдя в большой зал, он заметил одну из служанок, прислуживающих за ужином, которая лавировала среди других слуг, убирающих со столов. Она призывно улыбнулась ему. Он вскинул бровь и кивнул в сторону кладовой. Ее улыбка сделалась шире.
В его теперешнем состоянии потребуется всего каких-нибудь пара секунд, чтобы облегчить боль. В другом конце зала отец Дейрдре собрал вокруг себя мужчин, чтобы сыграть еженощную партию-другую в кости. Пэган будет осмотрителен, и никто ничего не узнает.
Он понаблюдал, как девица проскользнула за ширму кладовой, немного подождал и направился к тому месту, где она исчезла.
В кладовой было темно, прохладно и пахло созревшим сыром. Он бы предпочел более удобное место для совокупления, но ждать больше не мог.
Ее тихое хихиканье привело его в самый темный угол кладовой. Он не терял времени, схватив ее за плечи и впившись грубым поцелуем в ее жаждущие губы. Она заерзала, придвигаясь ближе, и задрала юбки вверх, а он сунул палец в ее низкий вырез, освобождая одну огромную грудь. Целуя ее, он мял мягкую плоть пышной груди в ладони. Еще совсем чуть-чуть, подумал Пэган, и он получит награду, которую заслужил.
Но, несмотря на то что тело девушки было податливым, жаждущим, он осознал, что она не заставляет его сердце безумно колотиться, а дыхание замирать – как Дейрдре. И волна желания не охватывает его. Рот ее совсем не такой сладкий, как у Дейрдре. Даже ее стоны кажутся притворными в сравнении с прерывистыми вздохами Дейрдре.
Он оторвался от нее и почувствовал, как член обмяк.
– Дьявольщина, – пробормотал он.
– Что случилось? – удивилась служанка.
– Уходи! – рявкнул Пэган. – Просто уходи!
Чертыхаясь разочарованно и презрительно, она поспешила прочь. Когда она ушла, Пэган прислонился к стене и в раздражении стукнулся головой о холодную штукатурку. Никогда еще его тело не терпело такой жалкой неудачи. Это нелепо. Он как бродяжка, который скорее умрет с голоду, чем съест что-нибудь худшее, чем пища лорда.
Утром, поклялся Пэган, он так вымотает Дейрдре на тренировочном поле, так изнурит ее упражнениями, что руки и ноги откажутся ей служить. Может, тогда у нее не останется сил сопротивляться ему.


– Вставай, ленивица! Рассвет уже давно наступил. – Пэган хлопнул Дейрдре по заду, резко разбудив.
Еще до того как она открыла глаза, ее рука инстинктивно нырнула под подушку за оружием, но нащупала пустоту.
– Где мой кинжал? – пробормотала она.
Он со стуком распахнул ставни на окне, впуская свет восходящего солнца.
– Ты спишь с рыцарем Камелиарда в качестве охраны, – сказал он, застегивая портупею с мечом. – Тебе не нужен кинжал. Пустая затея.
Дейрдре нахмурилась, но была слишком сонной, чтобы спорить. Она села на кровати, глаза заспанные, волосы соблазнительно растрепаны, плечи восхитительно обнажены.
Но Пэган заставил себя отвести взгляд. Он провел долгую ночь, наблюдая за своей мирно спящей женой, в то время как лежал лишь в нескольких дюймах, напряженный и отчаявшийся, и пришел к выводу, что только мучает себя, желая ее. Из ее вчерашнего поведения очевидно, что Дейрдре ничуть не терзается. Возможно, она испытывает вполне естественное сладострастное томление, его поцелуи не могут оставлять ее равнодушной, но ей все равно удается каким-то чудом подавить волнение девичьей плоти.
Что ж, прекрасно, решил он. Если Дейрдре не желает признавать свою женскую сущность, если хочет, чтобы с ней обращались как с мужчиной, если ей не надо от него ничего, кроме военного альянса с его людьми, значит, черт бы ее побрал, он сделает ей такое одолжение. Он не станет обращать внимание на свои телесные желания. Он забудет, что она его жена. Он будет воспринимать ее как одного из своих рыцарей, как ни трудно это было представить.
– Я буду на поле, – сказал Пэган. – Не опаздывай. У меня сегодня много дел.
Он не успел закрыть за собой дверь, как Дейрдре соскочила с кровати и нетерпеливо нырнула в сундук с амуницией. Он не осмелился обернуться, чтобы посмотреть. Он знал, что она восхитительна в своей девичьей наготе. Если он оглянется, то так и не попадет на тренировочное поле.


Пэган еще заканчивал свой завтрак, состоящий из ячменной лепешки и эля, когда Дейрдре быстрым шагом вошла в ворота. Как ей удается выглядеть женственной в кольчуге, он не знал, но она казалась желанной, как богиня Афина, спеша к нему.
Утро тянулось медленно, пока они выполняли набор военных упражнений. Пэган был уверен, что никогда не работал с более увлеченным солдатом и более прилежным учеником. Они состязались на мечах больше часа, и он не щадил ее, тренируя точно также, как своих оруженосцев. Он заставил ее поднимать ведра с водой, чтобы укрепить руки. Он показал, как вкладывать всю силу в выпады, чтобы достичь большей мощности удара, научил нескольким оборонительным приемам с помощью щита, которых она не знала.
Но и он, в свою очередь, учился у нее. У Дейрдре были скорость и ловкость, которых он никогда не видел в мужчине. Она дралась с каким-то сверхъестественным инстинктом и показала парочку новых приемов, которые усовершенствовала под его началом для того, чтобы опрокинуть гораздо более крупного противника.
Мужчине, привыкшему заниматься с женщиной только любовью, было удивительно сознавать, что ему доставляет немалое удовольствие общество Дейрдре на ристалище.
Постепенно за забором собралась небольшая толпа. Вооруженные рыцари ждали, чтобы войти на поле, наблюдая за любопытным поединком. Но хотя руки у Дейрдре и дрожали, а ноги то и дело подгибались, она отказывалась сдаться.
– Ну давай! – выдохнула она. – Атакуй меня! Еще раз!
Он ухмыльнулся и покачал головой. Воинственная девица была возбуждена сильнее, чем зеленый юнец в комнате, полной шлюх. Он сомневался, что она заметила, что вокруг уже собрались зрители.
– Еще один раз, но это будет последний поединок.
Поверх ее плеча Пэган заметил ривенлохских рыцарей, людей Дейрдре, наблюдающих за состязанием с напряженным интересом. Из учтивости он не хотел позорить девушку, нанеся ей поражение перед ее людьми. Но и сам упасть под ее мечом не собирался, иначе мужчины потеряют веру в него. Так или иначе он должен сохранить честь каждого из них незапятнанной.
С лукавой улыбкой он снял свой шлем и отбросил его в сторону. Естественно, не желая ему ни в чем уступать, она сделала то же самое. Пульс его участился, когда он увидел ее лицо, блестящее от пота и розовощекое, с приоткрытыми от тяжелого дыхания губами, так напоминающее выражение желания. Глядя на нее сейчас, невозможно представить ее кем-то иным, кроме как истинной женщиной, роковой красавицей, призванной утолить его страсть.
Укрепив свою решимость, Пэган отсалютовал и изготовился к бою.
Они долго сражались на мечах, поочередно то нападая, то отступая, и Пэган старался не использовать свое преимущество в силе. Он знал, что Дейрдре в конце концов прибегнет к одному из своих трюков. Но даже сознавая это, ему не удалось избежать того, чтобы пасть жертвой ее коварной подножки. Он опрокинулся навзничь и со стуком грохнулся оземь. Из-за забора послышались одобрительные выкрики людей Ривенлоха и недовольство нормандских рыцарей. Он лежал, кашляя от пыли, в то время как Дейрдре победоносно стояла над ним.
Затем она совершила ошибку, протянув руку, чтобы помочь ему встать.
С расчетливой решительностью он схватил ее за запястье и повалил на себя, сунув одну руку ей в волосы и запечатлев крепкий, влажный, нескромный поцелуй на ее губах.
Все рассмеялись над этой шуткой. На этом Пэган бы закончил, отпустил ее и помог подняться на ноги, но после первоначального шока Дейрдре, то ли возбужденная битвой, то ли желанием, то ли попыткой не уступать ему в нахальстве, ответила на его поцелуй со страстью, такой же быстрой и неистовой, как и ее борьба. Она повернула голову и крепко прижалась своими раскрытыми губами к его губам, ища языком, словно жаждала вкусить сладости того, что таится у него во рту.
Теперь это была уже не шутка. Его кровь, разогретая поединком, раскаленной лавой устремилась к паху. Все окружающее исчезло, растворилось, когда чистейшая страсть целиком завладела им.
Дейрдре тоже, казалось, не замечала ничего вокруг. Стоны, вырывающиеся из ее горла, пробуждали в нем зверя. Капля пота скатилась к нему на лицо, когда их сплетенные рты говорили понятным всем языком – языком желания. И это желание здесь, на твердой земле тренировочного поля, бушевало так же неистово, как и их битва.
Громкий скрип ворот привел Пэгана в чувство. Он оторвался от ее рта. На мгновение ему показалось, что он заметил в ее глазах разочарование.
Иисусе, возможно ли это? Неужели она разочарована? Неужели в самом деле желает его? Сладкая надежда наполнила сердце.
Наконец и она услышала голоса незваных гостей и издала тихий, испуганный вскрик. Он отпустил ее, и она поднялась, густо покраснев. Прежде чем он успел опомниться, она быстро собрала оружие и бросилась вон с поля.
– Отличный поединок, сэр! – крикнул кто-то.
– Хороший прием, милорд! – пошутил другой.
Пэган вскочил на ноги и бросил последний взгляд в сторону своей удаляющейся жены. Он испытывает не просто похоть, понял он, глядя ей вслед. Нет, его чувства гораздо глубже. Он восхищается ею, ей-богу. Пока она еще могла его слышать, он заявил:
– Если б вы, рыцари, тренировались также увлеченно, как моя жена, никакая армия не осмелилась бы приблизиться к Ривенлоху.
К счастью, она уже исчезла к тому времени, когда сэр Бенедикт пошутил:
– Если б нас так поцеловали, милорд, возможно, мы бы с большей готовностью согласились на долгие часы тренировок.
– Пятьдесят подъемов вёдер – всем, – приказал Пэган.
Мужчины застонали.
– Сто, если будете ныть.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дева-воительница - Маккерриган Сара



О-о-о-очень интересный романчик!Написан легко,свежо,динамично!Много смешных моментов.Читайте!!! 10/10
Дева-воительница - Маккерриган СараНиколь
9.06.2012, 13.18





Превосходный роман читается легко, но не хватает эпилога!!!!!!
Дева-воительница - Маккерриган СараИя
21.06.2012, 8.51





Самый лучший роман из всех!!)))))
Дева-воительница - Маккерриган СараАрина
6.06.2013, 6.31





интересно.
Дева-воительница - Маккерриган Сарачитатель)
7.06.2013, 13.12





очень интересный захватывающий роман. просто супер. читайте и не пожалеете.
Дева-воительница - Маккерриган Саракатрин самира
8.08.2013, 10.24





Нет. Нет. Ужас . Ели прочла . Сплошные тренировки на мечах . Без смысла 2/10
Дева-воительница - Маккерриган СараVita
21.02.2014, 11.30





Начну читать. Надеюсь понравитсяrn Восхищаюсь такими леди.кто смело даржит клинок в руке. Для кого честь, гордость и достоинство не просто слова.Родись я в то время, непременно была бы такая. Посмотрела фильм"300 спартанцев 2".была в восторге
Дева-воительница - Маккерриган Сарамаруся
12.03.2014, 11.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100