Читать онлайн Дева-воительница, автора - Маккерриган Сара, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Дева-воительница - Маккерриган Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 40)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Дева-воительница - Маккерриган Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Дева-воительница - Маккерриган Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккерриган Сара

Дева-воительница

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Руки Пэгана на мгновение остановились. Любого другого мужчину мог бы уязвить ее саркастический вопрос: «Закончил?»
Но он-то знал, что не стоит верить ее попыткам обмануть его. Женщинам нравятся его прикосновения. Они стонут от его силы и вздыхают от его ласк. Дейрдре не может не наслаждаться тем, что он делает.
Но с другой стороны, она не такая, как другие женщины, которых он знавал. Дейрдре – воительница. Боец. Сомнительно, чтобы какой-нибудь мужчина когда-либо осмелился дотронуться до нее хотя бы пальцем, будь то с нежностью или как-то иначе. Вынужденная подчиняться такому обращению, каким бы приятным оно ни было, она, возможно, ударилась в панику, считает, что проявила слабость.
«Закончил?»
– Нет, – заверил он ее, уверенный, что терпение поможет ему одержать победу. – Я только начал.
Разумеется, это терпение означало, что он должен обуздывать собственное растущее желание – непростая задача, учитывая нетерпеливую пульсацию в паху. На самом деле глубина собственного желания потрясла его. Впервые со времени своего первого опыта с женщиной он был так опасно близок к потере самообладания. Один лишь вид его жены возбуждал его так, что кровь вскипала в жилах. И теперь, склоняясь близко над ее гибким, нежным, безупречным телом, телом, которое по праву принадлежит ему одному, навсегда… Боже милостивый, одного этого достаточно, чтобы заставить его обезуметь от невыносимого желания.
Но если ее воля сильна, то у него сильнее. Он опытный любовник. Она новичок. Если он сможет выдержать дистанцию, то победа ему обеспечена.
Он погрузил пальцы ей в волосы, обхватил затылок, поворачивая ее голову так, что она была вынуждена посмотреть на него. В ее глазах светилась истина. Дымка желания заволокла взгляд, как бы горячо слова ни отрицали это. И осознание того, что это он пробудил в ней эти эмоции, вызвало в нем законную мужскую гордость.
– Поцелуй меня, – прошептал он.
– Нет, нет…
К ее чести, она проговорила это почти инстинктивно, но паника все равно вспыхнула у нее в глазах. Она знает о своей уязвимости. Ей понравился их последний поцелуй. А он хочет заставить ее наслаждаться следующим.
Опустив голову, он медленно склонялся все ниже, пока не почувствовал на своем лице ее дыхание, легкое, как крылья бабочки.
– Поцелуй меня.
Вначале она была неотзывчива, но он уже вкусил сладость этих губ в часовне и знал ее способность к страсти.
Это длилось недолго. Улещивая ее ртом и языком, он раздвинул ей губы, чтобы получить доступ в восхитительные глубины. Он держал ее крепко для своего нежного вторжения, совершая медлительные движения языком, имитирующие предстоящее слияние. Но хотя она уступила ему с достаточной готовностью, немного расслабившись, закрыв глаза и тихо постанывая, какая-то часть ее по-прежнему сопротивлялась. Кулаки прижимались к его плечам, словно она тщетно пыталась вырваться.
Спокойно, осторожно, не прерывая поцелуя, Пэган обхватил одно запястье и отводил ее руку вверх до тех пор, пока она не легла на валик под головой. Не обращая внимания на ее тихий протестующий возглас, он отвел вверх и вторую руку, удерживая обе своей одной. Она, может, и поклялась не сопротивляться, но при том, что он собирается сделать, нельзя рассчитывать, что ее инстинкт убежать не возьмет верх.
Свободной рукой он погладил нахмуренный лоб, поласкал бархатную щеку. Он обхватил тонкую шею, чувствуя участившееся биение пульса под пальцами, и позволил ладони медленно перемещаться вниз, задержавшись над серебряным молотком Тора. Грудь ее стала вздыматься и опускаться чаще, когда она поняла его намерение.
Он неохотно оторвался от ее губ и нагнулся, чтобы прошептать ей на ухо:
– Ты же сама знаешь, что хочешь этого. Ты знаешь, что жаждешь моих ласк. Твоя плоть умоляет о прикосновении моей руки.
Она ахнула, и, мягко дыша ей в ухо, он обвел ее ключицу, затем коснулся ладонью выпуклости одной груди, обводя пальцем нежный сосок. Он тут же затвердел, распаляя его вожделение, и Пэган украдкой бросил взгляд на совершенный бутон, золотисто-розовый в свете свечей. Дева Мария, есть ли что-нибудь настолько же соблазнительное, как силуэт возбужденного женского соска? Да, подумал Пэган, – осознание, что это он тому причиной.
Как ни пыталась, Дейрдре не могла заставить свое тело не откликаться. Теплое дыхание Пэгана и пугающие обещания отыскали свою дорогу в тайники ее сознания, вызывая дрожь ужаса и восторга одновременно. Когда его рука дотронулась до груди, Дейрдре непроизвольно выгнулась под ней. А когда он нежно поймал чувствительный сосок между пальцами, рассылая по телу стрелы жара, потребовалось все ее самообладание до последней капли, чтобы не застонать.
– О да, милая, – пробормотал он у ее щеки, – видишь, как ты отвечаешь на мое прикосновение?
Нет, хотелось закричать ей, но это была бы ложь. А когда его ладонь заскользила к другой груди, она затаила дыхание в ожидании этого прикосновения.
Но он вдруг остановился.
– Смотри, – прошептал он.
Она крепко зажмурилась и покачала головой. Хватит с нее и того унижения, что тело предало ее. Она не желает видеть, как его рука накрывает ее грудь, словно это его собственность.
– Посмотри же, – уговаривал он.
Ему не было нужды напоминать ей, что она дала слово не сопротивляться. Но открыть глаза и наблюдать за предательством собственного тела оказалось самым трудным из всего, что она когда-либо делала, и лицо ее загорелось от стыда.
Пальцы его выглядели огромными, смуглыми и грубыми на ее бледной коже. Просто чудо, что он не покалечил ее своими здоровенными лапами. Но пока она смотрела в мерцающем свете, его большой палец обвел сосок, словно кормилица, уговаривающая младенца взять грудь, и одним легким касанием он пробудил его к жизни.
Дейрдре ахнула, и на одно мгновение их глаза встретились. Затем она склонила голову к плечу, слишком подавленная и униженная, чтобы смотреть на него.
– Да, милая, видишь, что я могу делать с тобой, – хрипло выдавил он. – А теперь почувствуй, что ты делаешь со мной. – Он прислонялся к ней ближе, пока полотно рубашки не прижалось к ее бедру. Сквозь ткань она ощутила обжигающую длину его древка, налитого, твердого и угрожающего.
Она инстинктивно попыталась высвободить свои запястья, но его хватка была крепкой.
– Признайся. Ты беспомощна против собственного желания.
Его слова пробудили в ней задремавший было гнев. Еще никто не называл Дейрдре беспомощной. Ее держит здесь собственная честь, данное ею слово, а не желание.
Словно испытывая эту решимость, он сказал:
– Ты сопротивляешься мне. Хочешь взять назад свое предложение? Цена за свободу твоей сестры слишком высока?
Тогда она устремила на него свой самый испепеляющий взгляд, взгляд, который отпугивал большинство мужчин.
– Никогда.
Странная, почти сострадательная улыбка тронула его губы, и он лег с ней рядом, прикоснувшись бедром к ее ноге. Полотно, разделяющее их, казалось опасно тонким, и она ощущала контуры его мускулистой груди и бедер и… того грубого, отвратительного кинжала, которым он хочет пронзить ее. Но пожалуй, у него на уме какие-то другие развратные измышления. Он медленно провел пальцем вниз по середине шеи, в углубление, где билась жилка, затем ниже, между грудями. Но в этот раз он там не задержался. Повернув голову, он продолжал спускаться по животу, затем ниже, пока пальцы не коснулись места, где начиналась поросль, прикрывающая ее девственность.
Он ткнулся носом ей в ухо.
– Там, между ног, ты чувствуешь тянущую боль, не так ли?
– Нет, – солгала она.
– О да, чувствуешь, – заверил он ее, дразняще проводя пальцами вдоль края завитков.
Она молча проклинала его за то, что не имеет сил ему сопротивляться.
Потом он повернул ее голову, наклонив свою, чтобы захватить в плен ее губы. На этот раз поцелуй был сладким и нежным, как тот первый, в часовне, и, несмотря на решимость оставаться безучастной, она обнаружила, что отвечает ему.
Пэган продолжал дразнить ее легкими поцелуями, а его рука между тем пробралась украдкой к ее заветному бугорку. И только когда его пальцы дерзко раздвинули нежные складки плоти, она осознала, насколько далеко он дерзнул зайти. Но он был готов к ее сопротивлению. Пэган поймал ее потрясенный возглас губами, а другая рука крепче сжала плененные запястья.
В то время как он продолжал свои ласки, поглаживая, сжимая и обводя пальцами потаенное место между ног, ей стало казаться, что она вот-вот громко застонет. А потом он дотронулся до нее там, где она и больше всего хотела, и больше всего боялась, ибо это заставило ее тело выгнуться по собственной воле, непроизвольно.
– Да, – пробормотал он у ее губ. – Да, вот здесь.
Найдя это, он уже не собирался отпускать. В то время как ее девичья плоть извивалась в горько-сладкой пытке, он ласкал ее снова и снова, скользя влажными, теплыми кончиками пальцев по гладким складкам ее самого сокровенного места.
– И здесь, – выдохнул он, проникнув одним пальцем немного внутрь ее, в то время как другой медленно поглаживал ее особо чувствительное к ласке место.
Пока она извивалась под его ласками, прозрачная дымка, казалось, окутала ее мягким облаком безымянного, растущего наслаждения, которое затмевало зрение, и мысли, и сопротивление. Внезапно не стало ни борьбы, ни воспоминаний, ни воли. Был лишь этот миг, это чувство, нарастающее, расширяющееся, единственное. Все остальное отступило в расплывчатый туман.
– Да, милая. Вот так.
Его голос прорезался сквозь туман достаточно, чтобы заставить ее вспомнить. Но было слишком поздно. Она попалась в его западню. Ей уже не помочь. К своему ужасу, она больше не могла сопротивляться. Словно какой-то дьявольский ветер подхватил ее и подбросил в воздух, ее швырнуло на какое-то божественное плато, где она не могла делать ничего, лишь держаться изо всех сил и изумленно вскрикивать.
Экстаз, волна за волной, накатывал на нее, отнимая рассудок и самообладание. Она дрожала от его ласк, так неистово мечась на кровати, что боялась соскользнуть из этого мира в какой-то иной.
Прилив первобытного желания вспенивался и бурлил в жилах Пэгана, пока он наблюдал, как Дейрдре изгибается и дрожит в пароксизме освобождения, сжимая кулаки, с лицом, искаженным страстью. Боже! Он хочет ее немедленно! Пока она извивается в оргазме. Пока вскрикивает от наслаждения. Прежде чем это закончится и она вернется на землю.
Ждать было невыносимо.
Но он подождет. Он человек слова. Поэтому он изнемогал от неутоленного желания, в то время как она лежала, тяжело дыша в отзвуках чувственного взрыва.
Наконец он ткнулся носом ей в шею и прошептал:
– Ты не сопротивлялась. Ты сдержала слово. Я, уважаю тебя за это. – Бисеринки пота усеивали его лоб, когда он произносил слова, которые должен был произнести. – Теперь я должен сдержать свое. – Он протянул руку, чтобы заправить влажную прядь ей за ухо. – Я поклялся твоей сестре, что не овладею тобой против твоего желания. – Он приложил костяшки пальцев к ее шее, где колотился пульс. – Если в глубине души ты не хочешь нашего союза, скажи это сейчас. Ибо, предупреждаю тебя, жена, ничто другое не загасит пламени моего желания.
Дейрдре была унижена. Совершенно унижена. И смущена. И сконфужена. И потрясена. И познала миллион других оттенков унижения, которых она никогда прежде не испытывала. Да, в прошлом она знавала поражения, но на поле битвы, а не в собственной спальне и никогда – по собственной воле. В борьбе с ее самым грозным противником собственное тело предало ее. Она совершенно утратила контроль над ним.
Но хуже всего, что она все еще испытывает неистовую, необъяснимую, неутоленную жажду к этому развратному варвару, который называет себя ее мужем. Ее проклятая плоть все еще подрагивает от желания. Груди страстно ждут его прикосновения. А губы – его нежного поцелуя.
Даже сейчас, когда ненависть бурлит в ней, плоть пылает от жажды его ласк.
Но она не может сдаться на милость этого желания. Дейрдре Ривенлох никогда не сдается. Это урок, с большим трудом усвоенный долгими днями на тренировочном поле. Пэган бросил свой меч и протянул ей руку, чтобы положить конец этому сражению, предлагая собственную капитуляцию. И, видит Бог, она ухватится за это.
Сердце ее стучало громче, чем молот оружейника. Но она набралась смелости посмотреть в его подернутые пеленой желания глаза и сказать то, против чего возражало ее тело.
– Знайте же, сударь, – ее голос прервался, – я не сопротивляюсь, потому что дала слово. Но я не лягу с вами в постель по желанию ни в эту ночь, ни в какую другую.
В ту же секунду взгляд его стал холодным, а мускулы лица напряглись, выдавая затаенную борьбу страстей.
– Как пожелаешь, – тихо, но твердо произнес он.
Он отпустил ее и отодвинулся. Ей бы следовало испытать облегчение, но она не доверяла его спокойствию, за которым бушевала безмолвная ярость. Она осторожно потянулась за одеялом и натянула его до подбородка, впервые в жизни чувствуя неловкость из-за собственной наготы.
Он повернулся к огню, где в очаге мерцали красные угольки, и попытался успокоиться. Она видела по тому, как поднимались и опускались его плечи, что он пытается совладать со своим дыханием, и возможно, с гневом.
После многозначительного молчания он снова повернулся к ней с непроницаемым лицом. Потом взялся за края рубашки и стащил ее через голову.
В какую-то секунду ей показалось, что он передумал и собирается нарушить свою клятву, силой навязать себя ей. Но в холодных глазах его затаилось спокойствие.
И в следующее мгновение она поймала себя на том, что ее взгляд непроизвольно блуждает по великолепным контурам его обнаженного тела. Золотистое сияние свечей подчеркивало каждый внушительный мускул, и Дейрдре увидела, что он, конечно, сильнее, чем любой из ривенлохских рыцарей. Плечи его широкие, руки крепкие, грудь массивная. Неудивительно, что он смог так легко усмирить ее. И ниже, прежде чем поспешно отвести глаза, она заметила его все еще возбужденное древко, торчащее из темной поросли.
Кожа ее сделалась теплой, а дыхание застряло в горле. Святые угодники, он самый красивый мужчина из всех, которых она когда-либо видела. Не желая того, она вновь ощутила предательское сладостное покалывание между ног. Дьявольщина! Вопреки здравому смыслу, вопреки собственным ее благим намерениям, да поможет ей Бог, она… взволнована видом Пэгана.
Этого не может быть!
Наверное, он каким-то образом околдовал ее. Или, возможно, это лишь временный недуг, который исчезает с каждым проходящим мгновением. Но в этот момент, будь проклята ее слабая душа, она хотела его снова.
Он резко отшвырнул рубашку в сторону. Словно ее тут и не было, сдернул простыню с кровати. Она оборонительно подтянула колени кверху. А потом он совершил престранную вещь. С тихим стоном и сильным рывком он сорвал повязку со своей груди, обнажив и открыв рану, которую она нанесла ему. Из пореза стала сочиться свежая кровь. С небрежным хмыканьем он дал крови потечь, после чего вытер рану постельным бельем.
Девственная кровь. Конечно. Это будет выглядеть, как если бы они подтвердили свой брак. Дейрдре почувствовала укол вины, когда взглянула на вновь открывшуюся рану Пэгана. Он поступил по-рыцарски.
Но он больше не притронулся к ней и даже не заговорил. Обойдя комнату, задул все свечи, забрался на постель с ней рядом, натянул одеяло и повернулся на бок, спиной к ней.
Ей бы следовало испытывать удовлетворение. Она победила в их столкновении. Да, гордость ее была сильно задета, ибо Пэган обратил ее тело против нее. Но разве она не одержала победу? В конце концов, она помешала ему подтвердить их брак. И победила.
Так почему же она чувствует себя так неловко?
Да потому, поняла Дейрдре, что не она остановила его. Говоря по правде, как ни мучительно признавать это, ей хотелось, чтобы он продолжал. Нет, это он воззвал к своей чести, верный своей клятве, и позволил ей отказаться от его дальнейших ласк. Если б не его непоколебимое благородство, она бы даже сейчас лежала под его раскаленным телом.
Проклятие! Реальность горька, как полынная настойка. Хотя Пэган кажется надменным, грубым и жестоким, она должна посмотреть правде в глаза. Ее муж – человек непоколебимой чести.


Пэган ударил по валику, чтобы поудобнее пристроить свою голову. Ад и все дьяволы! Впервые в жизни он жалел о своем благородстве. Да поможет ему Бог, хотелось схватить свою новобрачную, хочет она или нет, и вонзиться своим раскаленным древком глубоко в ее бархатную плоть. Ведь то, что происходит, несправедливо. Она должна быть его. Это его право – сделать ее своей этой ночью – телом и душой. Он готов был откусить себе язык за то, что дал это проклятое обещание.
Но он был так уверен, что Дейрдре не устоит перед ним. Женщины всегда поддавались на его соблазнение. Он так чертовски искусен в этом.
Каким-то образом этой упрямой девице удалось остаться равнодушной. Это немыслимо!
Он надеялся, что жжение открывшейся раны утихомирит его похоть, но не тут-то было. Его плоть немилосердно пульсировала, напоминая, что он даже не осмелился успокоить дикого зверя, погрузившись между ног какой-нибудь другой красотки. Не сегодня. Ведь он проводит брачную ночь с хозяйкой замка, и люди Ривенлоха не одобрят и не поймут, если их новый управляющий отправится искать утехи на стороне именно в эту ночь.
Завтра, возможно, если Дейрдре все еще будет продолжать играть в сопротивление, он отыщет какую-нибудь хорошенькую шотландку, которая согреет его в постели.
Он нахмурился, напряженно вглядываясь в темноту, гадая, возможно ли это. Он не видел здесь девушки, которая бы сравнилась с Дейрдре. Она не только красива, но и полна жизни, мудрости и остроумия. Действительно, хоть его и терзала невозможность заняться любовью, он не мог не восхититься силой воли Дейрдре, ее стойкостью даже против собственных желаний. Это редкость для женщины, по крайней мере, для тех женщин, с которыми он знаком. Если она когда-либо решит лечь с ним по собственной воле, то будет горячей и страстной партнершей, он уверен. Да, это будет ночь непревзойденного экстаза, иначе и быть не может.
Но та ночь – не сегодняшняя. Сегодняшняя ночь будет длинной, мучительной, пустой и несчастной.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Дева-воительница - Маккерриган Сара



О-о-о-очень интересный романчик!Написан легко,свежо,динамично!Много смешных моментов.Читайте!!! 10/10
Дева-воительница - Маккерриган СараНиколь
9.06.2012, 13.18





Превосходный роман читается легко, но не хватает эпилога!!!!!!
Дева-воительница - Маккерриган СараИя
21.06.2012, 8.51





Самый лучший роман из всех!!)))))
Дева-воительница - Маккерриган СараАрина
6.06.2013, 6.31





интересно.
Дева-воительница - Маккерриган Сарачитатель)
7.06.2013, 13.12





очень интересный захватывающий роман. просто супер. читайте и не пожалеете.
Дева-воительница - Маккерриган Саракатрин самира
8.08.2013, 10.24





Нет. Нет. Ужас . Ели прочла . Сплошные тренировки на мечах . Без смысла 2/10
Дева-воительница - Маккерриган СараVita
21.02.2014, 11.30





Начну читать. Надеюсь понравитсяrn Восхищаюсь такими леди.кто смело даржит клинок в руке. Для кого честь, гордость и достоинство не просто слова.Родись я в то время, непременно была бы такая. Посмотрела фильм"300 спартанцев 2".была в восторге
Дева-воительница - Маккерриган Сарамаруся
12.03.2014, 11.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100