Читать онлайн Знакомство с герцогом, автора - Маккензи Салли, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Знакомство с герцогом - Маккензи Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.47 (Голосов: 49)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Знакомство с герцогом - Маккензи Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Знакомство с герцогом - Маккензи Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккензи Салли

Знакомство с герцогом

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Стоявший в густой тени старого дуба за «Грин мэн» Ричард Раньон был вне себя от гнева.
– Уж не хочешь ли ты сказать, что промахнулся, идиот проклятый? – Он с трудом сдерживался, чтобы не закричать на своего сообщника.
– Простите, ваша милость! Откуда я мог знать, что именно в этот момент он наклонится, чтобы поцеловать девушку?
– Так они стояли близко друг к другу? И он обнимал ее?
Мужчина беспомощно пожал плечами и, понурив голову, в замешательстве стал ковырять землю носком сапога. От бессильной ярости Ричард заскрипел зубами – его четвертая попытка убить Джеймса опять не удалась, а все только потому, что он никак не мог найти толкового сообщника.
– По крайней мере скажи, как она выглядит.
– Не знаю, ваша милость. – Парень растерянно почесал голову. «Вши, – с брезгливостью подумал Ричард. – Не хватало только набраться паразитов от этого грязного кретина». – Она была в капоре: Элворд не снял его, когда целовал девушку.
– А эта девчонка высокая и худая?
– Ага, длинная и тощая. Доходит Элворду до плеча.
– Черт! Должно быть, это девица Гамильтон. – Ричард с досадой стукнул кулаком по стволу дуба и от боли сразу опомнился. – Она сопротивлялась?
– Нет, ваша милость, вроде бы нет. Правда, я как раз выстрелил, так что, может статься, она уже потом стала кричать. Да только я смылся сразу, как только стрельнул. Вы же знаете вашего кузена, он быстрый как молния!
– Гм-м...
Ричард задумался. Не стоило слишком рассчитывать на то, что эта девчонка найдет Джеймса неприятным. Женщинам он нравится. К тому же она живет в Элворде. Теперь, как видно, у него уже не так много времени, как он рассчитывал.
Парень смущенно покашлял.
– Ваша милость, а как насчет денег...
– Что? – Боясь повысить голос, чтобы не привлечь к себе внимания, Ричард едва удержался от того, чтобы не задушить этого идиота собственными руками. Сжав кулаки, он грозно прохрипел: – И ты еще заикаешься о деньгах? Радуйся, что я тебя не убил, жалкий недоносок!
Парень тут же поспешил убраться подобру-поздорову, и Ричард с трудом перевел дыхание. Если бы только здесь был Филипп, он бы его непременно успокоил; но Филиппа не было, и злость накатывала на Ричарда яростными волнами. Он готов был взорваться от сознания своего бессилия, и ему требовалось немедленно дать выход этой злобе.
Внезапно он услышал шуршание платья, шорох травы под чьими-то легкими шагами и, выглянув из-за дерева, увидел направляющуюся к дубу Молли. Проклятая шлюха назвала его ублюдком и вместе со своей подружкой выставила его перед Джеймсом в дурацком виде! Как он ненавидел этих подлых девок! Ему даже захотелось сломать руку этой дряни Молли. Тогда он вынужден был отступить, но сейчас он отомстит ей!
Девушка приближалась. Дуреха! Все они идиотки.
Он выскочил из своего укрытия и схватил Молли. Та истошно закричала, но Ричард заглушил ее крик, впившись в ее губы, больно прижимая их к зубам. Молли пыталась сопротивляться, но он был значительно крупнее и сильнее.
Ричард прижал ее к дереву. Господи, да это даже куда лучше, чем когда он захватил девчонку в ее комнате. Куда лучше! Он уже возбудился. Ричарду удалось стянуть с себя штаны и задрать ей юбку. В груди его бушевала злоба, смешанная с вожделением. Он грубо ввел в нее член, расплющивая ее о дерево, изливая свою злобу в ее беспомощное тело.
Как только он закончил акт бешеного насилия, Молли высвободила руки и хотела вцепиться ему в глаза, но у него руки оказались длиннее. Он обхватил горло девушки и крепко сжал пальцы. Молли попыталась отодрать его пальцы, но ей не хватало сил. Глупая свинья, вздумала мериться с ним силой!
Ричард посмотрел ей в глаза, наполнившиеся страхом: один ее глаз все еще был обведен фиолетовым синяком. Наблюдая, как глаза стали вылезать из орбит, как рот девушки открылся в беззвучном крике, как лицо ее вдруг обмякло, Ричард чуял смерть.
Он снова изверг семенную жидкость, прижавшись к ее телу, потом разжал руки, и мертвое тело сползло на землю. Теперь ему стало намного легче.
Джеймс смотрел из окна своего кабинета на дождь, заливающий стекла сплошными потоками.
– Значит, выдумаете, в нас стрелял ваш кузен Ричард?
– Точнее, в меня. Я уверен, что он, а скорее его сообщник, целился только в меня.
Сара сделала шаг в сторону, и теперь он видел в окне ее отражение. Она была в одном из новых платьев, и Джеймс пожалел, что миссис Крофт сделала декольте не слишком открытым. Можно было бы обойтись и без кружевной отделки корсажа. Столь изящная линия шеи и еще более прекрасная грудь достойны того, чтобы быть открытыми.
Джеймс улыбнулся. Как только они приедут в Лондон, он отвезет ее и Лиззи к модистке. Лондонская мода, безусловно, более привлекательна.
– И вы можете улыбаться после всего, что с нами произошло?
Он обернулся и взял ее за руку.
– Я любовался вашим платьем. Вы знаете, что оно придает вашим глазам голубой цвет?
– Но глаза у меня не голубые!
– Нет-нет, сейчас именно голубые. – Он слегка наклонил голову, чтобы вдохнуть ее дивный чистый запах. – Еще один пункт для моего трактата.
Сара мягко высвободила свою руку.
– Вы ведете себя нелепо, ваша светлость.
– Джеймс!
– Ваша светлость! – Она отступила за угол стола. – Разве вы не говорили, что ваша тетя и леди Аманда будут моими компаньонками? Что-то они подозрительно долго отсутствуют.
– Возможно, они решили, что поскольку лошадь связана, нет нужды запирать дверь конюшни.
В глазах Сары сверкнули задорные огоньки.
– Лошадь вовсе не связана!
– Нет, конечно, но разве она этого не хочет? – Джеймс шагнул к ней и снова взял Сару за руки. Вся покраснев, она потянула руки назад.
– Разумеется, не хочет!
– Правда? Ни капельки?
– Ни чуть-чуть!
– И вы в этом абсолютно уверены? – Джеймс завел руки Сары себе за спину и привлек ее к себе.
– Видите ли, в конюшне может быть ужасно душно...
Джеймс нагнул голову и слегка коснулся губами ее лба под самыми волосами.
– Тем более. Разве лошадь не захочет высунуть морду в открытую дверь? – прошептал он. – Почуять свежий ветерок? Ночной воздух?
Глаза Сары закрылись, и он стал целовать ее опущенные веки, потом щеку, спускаясь к чувствительному местечку под ухом. У нее вырвался короткий полустон-полувздох, и она наклонила голову, чтобы ему было легче найти это место.
Он зарылся лицом в ее душистые волосы.
– Прелесть моя. – Джеймс отпустил ее руки, чтобы освободить свои. Может, он все же сможет что-нибудь сделать с этой кружевной пеной у выреза ее корсажа... Это казалось не таким уж трудным.
– Ваша светлость! – Сара оттолкнула его и быстро возвратилась на свою позицию за столом. – Ведите себя прилично!
– А стоит ли? – Он обвел взглядом кабинет. – Это место вполне подходит для небольшой шалости.
– Нет.
– Вы уверены?
– Совершенно уверена. У нас есть над чем подумать.
– В самом деле?
– Я имею в виду сегодняшнюю попытку убийства!
– Тогда у нас еще больше оснований для шалостей. Если время моего пребывания на земле так ограничено, я предпочитаю провести его с вами в этом уютном кресле у огня – и даже на этом красивом и толстом ковре.
– Прекратите! – Сара отвернулась. – Как вы можете делать из этого шутку?
Джеймс вздохнул. Саре не откажешь в упрямстве.
– На самом деле, Сара, я вовсе не делаю из этого шутки. Я делаю все, что возможно, чтобы защитить себя и свою семью, но это немного похоже на бой с тенью. Ричард действует очень изощренно.
Сара взяла со стола перочинный нож и машинально повертела его в руках, обводя пальцем выгравированный узор на его ручке.
– Но почему вы думаете, что человек, который пытался вас убить, это ваш кузен?
– А кто же еще? – Джеймс пожал плечами. – Я, конечно, не святой, но играю открыто и плачу по счетам. Я забочусь о своей собственности, сторонюсь чужих жен и дочерей – исключая, конечно, присутствующих. – Он замолчал и искоса посмотрел на нее.
– Нечего шутить, ваша светлость, все слишком серьезно. Я хочу получить от вас прямой ответ.
– Да, мэм. Я догадываюсь – вы были отличной учительницей. Вы разрешали своим ученицам повеселиться?
– Крайне редко, тем более когда у меня не находилось повода шутить. А теперь отвечайте.
– Ну, видите ли, только у Ричарда есть причины убить меня.
– Из-за вашего наследства?
– Да. Но главное, из-за того, что, по его мнению, я украл у него герцогство.
Сара недоумевающе сдвинула брови:
– Как такое может быть? Разве ваши законы о наследстве недостаточно четкие и ясные?
– Законы четкие, но факты несколько неясны. Наши с Ричардом отцы были близнецами. Поскольку мой отец родился на десять минут раньше, он и считался наследником. Ричард же думает, что при рождении произошла путаница – акушерка не ожидала двойни – и младенцев перепутали. По его мнению, когда наш дед скончался, наследником должен был стать его отец, и, таким образом, сейчас герцогом должен быть Ричард, а не я.
– Но это же нелепо, не правда ли?
– Ну может, не так уж и нелепо. И все же вряд ли он прав. Насколько я знаю, кроме Ричарда, никто не подвергал сомнению мое право на наследство, даже его отец.
Сара крепко стиснула ручку ножа. Если бы ей когда-либо понадобились доказательства того, что английская система законов о наследстве бестолкова и даже опасна, то эта история послужила бы отличным примером.
– Но как же Ричард может обвинять вас в узурпации его права, если даже его отец не обвинял в этом вашего отца? Именно тогда и было самое подходящее и разумное время оспорить наследство.
– Все верно. Вот только Ричард не отличается рациональным складом ума.
– Это ваша система первородства не является рациональной! – Сара укоризненно взглянула на Джеймса. – Если бы Англия избавилась от всех этих титулов и наследственной чепухи, люди вроде вашего кузена не проводили бы всю жизнь в ожидании смерти родственника.
– Ну, дело вовсе не так просто.
– И все же Ричард – настоящий тунеядец, признайте это.
– Признаю... Кажется, вы хотите меня заколоть?
– О! – Сара уставилась на ножик, который все еще держала в руках, словно только сейчас увидела его. – Нет, конечно.
– Отлично. – Джеймс взял у нее нож и положил его на стол. – Я не стану защищать Ричарда, дорогая, но все же не могу поверить, что в вашей стране нет таких типов.
– Может, и есть, только это совершенно другое дело.
– Вот уж не знаю. Может, вы и не называете их лордами, но, думаю, у вас тоже достаточно богатых людей, о преждевременной смерти которых не стали бы горевать ближайшие родственники, если после них остаются вполне земные сокровища.
– И все равно это не одно и то же.
Джеймс хотел было что-то возразить, но в это время в дверь осторожно постучали.
– В чем дело, Лейтон?
– Записка, ваша светлость. – Дворецкий передал Джеймсу сложенный листок бумаги и ретировался.
Джеймс прочитал записку и, сразу помрачнев, с силой скомкал ее в кулаке.
– Что там написано?
– Представьте себе: Молли, ту самую девушку из «Грин мэн», только что нашли задушенной недалеко от гостиницы!
– Опять Ричард?
– Готов поручиться в этом своей жизнью! – Джеймс положил смятую записку на стол и неожиданно притянул Сару к себе. Его янтарные глаза потемнели, а между бровями обозначилась глубокая морщинка, которую Саре тут же захотелось разгладить.
– Дорогая, мне было бы гораздо легче сохранить вам жизнь, если бы вы были моей женой, а не просто гостьей.
– Но если я стану женой, ваша светлость, разве это не поставит меня в еще более опасное положение? Сейчас я всего лишь бедная американская девушка, а как только выйду за вас замуж, стану герцогиней, не так ли? И полагаю, когда-нибудь... – Сара потупила взгляд. – Ну, раз у вас будет жена, то может появиться и сын, рождение которого вряд ли обрадует Ричарда.
Джеймс осторожно поднял ее лицо, и Сара неохотно поглядела на него. Глаза Джеймса уже не казались темными – они светились нежным и жарким огнем.
– Все это верно, прелесть моя. Если у меня появится жена – и ею будете, конечно, вы, – уж я постараюсь, чтобы у меня появился и сын. Я буду трудиться над этим днем и ночью.
– Днем? – ахнула Сара. – Неужели люди занимаются... ну, чем они там занимаются, чтобы завести ребенка, и днем тоже?
– Конечно! До и после завтрака. А может, и после ленча.
Ну нет, это, конечно же, невозможно!
– Вы говорите нелепости, ваша светлость!
– Джеймс, пожалуйста. – Он легко провел большим пальцем по контуру ее губ. – Сегодня утром вы так чудесно произнесли мое имя. – Джеймс устремил взгляд на ее губы, и голос его стал низким и хриплым. – Скажите это, Сара, прошу вас. Я хочу услышать свое имя из ваших уст.
– Это совершенно неприлично, ваша светлость. – Сара намеревалась произнести эту фразу с серьезным укором, но очень трудно быть резкой, когда вас гладят по вискам.
– Джеймс!
Сара и не заметила, как ее пальцы дотронулись до его груди и стали скользить по его сюртуку. Она ощутила гладкий шелк и сразу же с поразительной ясностью вспомнила гладкую кожу его обнаженного торса.
– Вы герцог, ваша светлость.
– Я мужчина, прелесть моя. – Он поддразнивал ее, касаясь губами уголка ее рта. – И в очень большой степени. – Его губы передвинулись к другому уголку рта. – Прошу вас. Настоящая американка не должна обращать внимание на титулы.
Сару отчаянно привлекали его прикосновения. Она слегка повернулась, чтобы встретиться с его губами, но тут он приподнял голову...
Бесстыдница! Она снова вела себя как бесстыдница. Сара резко толкнула Джеймса в грудь, и он немного ослабил объятия.
– Ну же, дорогая. Я знаю, вы сможете это сделать.
– Вы просто смешны, ваша светлость.
– Джеймс, прошу вас!
– Сэр!
– Начните с буквы Дж. Это самая трудная буква. Ну, попробуйте вместе со мной: Дж-ж...
– Ну ладно, пожалуйста – Джеймс! Теперь вы меня отпустите?
– А нужно?
– Если вы меня не отпустите, я снова буду называть вас «ваша светлость».
– Это нечестно.
Джеймс усмехнулся и наклонился, чтобы поцеловать ее, но Сара выскользнула из его рук и убежала, чтобы не уступать своим бесстыдным желаниям.
Джеймс налил себе в стакан виски и уселся перед камином. Ему очень хотелось усадить Сару на колени, но увы... И все-таки ему удалось добиться, чтобы она назвала его по имени. Он не позволит ей вернуться к любимому ею «ваша светлость».
Джеймс мысленно обратился к сегодняшнему происшествию.
Так что же ему делать с Ричардом? Нужно бы как следует все расследовать, но он заранее знал, что никто не свяжет смерть Молли с его кузеном. И все же Джеймс ни на минуту не сомневался, что в смерти девушки повинен именно Ричард.
Убивал ли Ричард когда-нибудь раньше? Ходили какие-то слухи о девушке из университета. Джеймс не обращал на них внимания, считая беспочвенными. Но может быть, он ошибался?
И как защитить Сару? Она права. Их брак поставил бы ее в рискованное положение, хотя она и сейчас в опасности, поскольку Ричард не мог не заметить их связь друг с другом. Зато, если они поженятся, у него появится право защищать ее, запереть ее в комнате, приковать к своей кровати...
Джеймс улыбнулся, медленно потягивая бренди и представляя себе все захватывающие способы, с помощью которых он мог бы занимать ее и держать подальше от Ричарда.
Направляясь на следующее утро к конюшне, Сара думала о Ричарде и о выстреле. За себя она не опасалась – Ричард не дурак и наверняка уже догадался, что герцог Элворд не может жениться на бедной девушке из Филадельфии. Но вот герцог! Кажется, он недостаточно серьезно воспринимает грозящую ему опасность.
– Сара!
Она подняла взгляд. У входа в конюшню ее ожидал Джеймс. Солнце освещало его золотистые волосы и прекрасные мужественные черты лица.
Сердце у нее радостно забилось, а лицо невольно осветилось улыбкой.
– Привет, Джеймс! – Сара невольно отметила, как он обрадовался, услышав из ее уст свое имя.
– Эй, Макги, ты слышал – мисс Гамильтон назвала меня по имени!
Низенький седой мужчина неторопливо выводил из конюшни лошадь.
– Разумеется, слышал, ваша светлость, я пока еще не оглох.
Сара с улыбкой кивнула Макги.
– Вы ведете себя очень нелепо, ваша светлость.
– Нет уж, отступать нельзя, Сара, – отныне вы должны называть меня только по имени, верно, Макги?
На этот раз мистер Макги отделался удивленным выражением загорелого лица, между тем как Джеймс внезапно стал серьезным.
– Этот урок, Сара, мы проведем недалеко от дома. Макги говорит, что поблизости никто не видел ни Ричарда, ни каких-либо чужаков, но не стоит рисковать без необходимости.
Сара заметила, что при имени Ричарда Макги со злостью сплюнул на землю.
– Меня это вполне устраивает. – Она осмотрела лошадь, которую конюх держал под уздцы. – А эта животина не слишком большая?
– Не стоит бояться, мисс: Роза у нас кроткая, как овечка.
– Так ее зовут Роза? – Сара удивленно посмотрела на Джеймса, но тот только пожал плечами.
– Это очередная выдумка Лиззи. – Он усмехнулся. – Но тем не менее Макги прав: Роза действительно очень спокойная кобыла. Пойдем познакомимся с ней.
Джеймс взял у конюха поводья, подвел лошадь ближе, и Сара осторожно положила ладонь на шею Розы. Даже через перчатку она чувствовала тепло животного. Роза переступила с ноги на ногу и повела шеей.
Сара мгновенно убрала руку и, с опаской посмотрев на Джеймса, увидела, что он изо всех сил пытается удержаться от смеха.
– Я же говорил: Роза до того смирная, что ее даже пушечным выстрелом не испугаешь.
– А я бы с удовольствием воспользовался пушкой, чтобы кое от кого избавиться, – пробормотал Макги.
Джеймс удивленно поднял брови, а Сара, улыбнувшись, снова провела рукой по красиво изогнутой шее Розы. Кобыла повернула голову и задумчиво посмотрела на девушку.
– Какие у нее красивые глаза!
– Согласен. А теперь давайте посмотрим, как вам понравится вид из седла. – Джеймс обхватил Сару за талию и поднял ее вверх. – Оп!
Оказавшись в седле, Сара испуганно уставилась на герцога с высоты лошадиного крупа. Джеймс придерживал девушку, чтобы она не потеряла равновесия, и через ткань амазонки она чувствовала его горячие ладони.
Сара рискнула оглядеться. Вокруг собрались рабочие посмотреть на ее первую попытку. Она осторожно выпрямила спину и проверила, надежно ли держится в седле.
– Надо сказать, очень непривычно видеть землю под таким углом! – Она смущенно улыбнулась.
– И вам это нравится?
– Пока не уверена.
– Ну хорошо. Сейчас я отпущу руки. Как вы думаете, вы удержитесь в седле?
Саре вовсе не хотелось лишаться надежной поддержки герцога, но она боялась показаться трусихой перед такой многочисленной аудиторией.
– Конечно!
Джеймс отпустил руки, шагнул назад... И тут же Сара мертвой хваткой вцепилась в седло. Джеймс улыбнулся:
– Молодец! Теперь возьмите поводья. Нет, только не надо так их натягивать: вы порвёте бедной Розе губы, – просто слегка придерживайте их и попытайтесь привыкнуть к движению, пока я отведу Розу на круг и затем мы несколько раз обойдем его.
Сара постаралась как можно увереннее кивнуть головой, и Джеймс повел Розу по пологому склону. При первом же шаге лошади Сара снова вцепилась в седло. «Джеймс не даст тебе упасть», – сказала она себе и слегка ослабила хватку, а затем села прямо. К тому времени, когда закончился второй круг, она уже чувствовала себя гораздо увереннее в седле.
– Ну как? – спросил Джеймс.
– Отлично! Думаю, я готова попытаться сделать следующее упражнение.
– Ого! Прекрасно! – Джеймс кивнул Макги, и тот вывел огромную коричневую лошадь. Сара порадовалась хотя бы тому, что ей не предложили забраться на этого гиганта.
– По-моему, это не та лошадь, которую я помню по гостинице.
– Нет, то был Ньютон, а Пифагор у нас уже старенький. Зато у него отличные манеры, верно, старина? – Джеймс похлопал коня по шее, и тот кивнул крупной головой, словно соглашаясь с хозяином. – Он охотнее, чем Ньютон, идет медленным шагом, и, кроме того, он ладит с Розой.
– Пифагор и Ньютон? – спросила Сара, любуясь тем, как легко герцог взлетел в седло.
– Правильно. – Джеймс взял в руки поводья и повернулся к Саре: – Математика всегда была моим самым любимым предметом. В день моего пятнадцатилетия мне подарили Пифагора, а Ньютона я купил сам, когда возвращался из Кембриджа, и он был со мной на войне.
– Вы долго там находились?
Джеймс заставил Пифагора двинуться вперед, и Роза послушно поплелась за ним.
– Долго ли? Если считать не по календарю, а по событиям, то, кажется, целую вечность. Я пробыл в Испании с лета 1811 по апрель 1813-го, когда у моего отца стало сдавать здоровье, и участвовал в сражениях при Сьюдад-Родриго, Бадахос и Саламанке. При этом я пропустил Витторию и, конечно, Ватерлоо.
Сара заметила, как на щеке Джеймса задергался желвак, когда он крепко сжал рот. Потом он покачал головой и снова с улыбкой повернулся к ней:
– Ну а в Америке я побывал в перерыве между окончанием Кембриджа и началом войны в Испании и, кстати, видел «Золотые ворота».
Пифагор повел Розу из манежа. Сара слегка отклонилась, чтобы не удариться о забор, и Роза послушно шагнула в сторону, так что юбка Сары только слегка их коснулась.
– Мы проехали слишком близко, – пояснила Сара, и Джеймс рассмеялся.
– Роза никогда намеренно не повредила бы вас. Просто она немного рассеянна.
– Она разве не помнит, что я сижу на ней?
– Ну, она, конечно, понимает, что на спине у нее кто-то сидит. А вот когда вы как следует научитесь пользоваться уздечкой, она будет полностью вам подчиняться.
Сара нагнулась и похлопала лошадь по шее. Звякнув уздечкой, Роза тряхнула головой, что Сара расценила как дружеский кивок.
– Значит, вы приезжали в Америку? А вы побывали в Филадельфии?
– К сожалению, нет. У моего отца были кое-какие финансовые дела в Нью-Йорке и в Бостоне, куда я и поехал. Я собирался навестить также вашего отца, но мне пришлось срочно вернуться в Европу и отправиться на войну. Так что можно считать, что в прошлом мы с вами едва не встретились.
Сара попыталась представить себе Джеймса в тесном кабинете отца со столом, заваленным политическими памфлетами и книгами по медицине, в обществе озабоченных насущными проблемами американского общества молодых республиканцев, но не смогла – он показался бы там чужаком, как лебедь на пруду между утками.
– Боюсь, вам стало бы там страшно скучно, если только вы не любитель политических споров.
– Неужели вы никак не развлекались?
– Я занималась домашним хозяйством и училась в школе.
– Гм... Значит, мне не пришлось бы пробиваться сквозь толпу ухажеров, чтобы завоевать ваше внимание?
– Нет, не пришлось бы. – Сара настороженно взглянула на Джеймса, опасаясь увидеть в его глазах жалость к себе, но лицо его оставалось задумчивым.
– Так вы собираетесь научить меня верховой езде или нет?
Джеймс медленно улыбнулся:
– Да, дорогая, непременно.
Они вернулись в конюшню только через два часа.
– Простите, я не думал, что урок так затянется.
Сара беззаботно махнула рукой:
– О, не беспокойтесь: мы, американки, достаточно выносливые.
Джеймс усмехнулся:
– Вечером вы почувствуете себя не так уверенно, поэтому рекомендую вам принять перед обедом горячую ванну.
– Благодарю вас, доктор, и обязательно последую вашему мудрому совету.
Джеймс легко спрыгнул на землю и протянул руки, чтобы помочь Саре спуститься.
– Хватайтесь крепче.
Сара кивнула, но когда покинула седло, руки ее согнулись, и она соскользнула вниз.
– О!
Всем своим телом она ощутила его мускулистый торс, и тут же ее пронзил жар смущения. Все это выглядело странно и пугающе, но все же ей пришлось прильнуть к Джеймсу. Ноги ее ослабели; она боялась, что если отпустит его, то упадет прямо на грязный двор конюшни.
Подняв на Джеймса беспомощный взгляд, Сара заметила в его глазах уже знакомое страстное выражение.
– Прекратите!
– Что прекратить? Вы же сами на меня свалились.
– Вовсе нет!
Джеймс не стал спорить дальше и с удовольствием прижал Сару к себе. Правда, ему пришлось слегка откинуться назад, чтобы она не почувствовала, насколько сильное удовольствие он испытывает. Нагнув голову, Джеймс поцеловал ее.
– О! – снова прошептала она.
– М-м?
От нее пахло лошадиным потом, свежим ветром и еще чем-то необыкновенно приятным и легким.
– Джеймс! – Сара напряглась и сумела слегка отклониться. – На нас все смотрят! – Под светло-рыжими ресницами ее огромные глаза стали вдруг золотистыми. Кажется, такое случается от испуга.
Только тут Джеймс пришел в себя и огляделся. Рабочие тут же разбежались по своим местам.
– Простите. – Он усмехнулся ее девическому смущению. Когда они поженятся, он будет ее целовать в любой момент и в любом месте. – Но и вам не обязательно вот так падать на меня.
– И вовсе я не падала! – возмутившись, Сара стала напоминать очаровательного котенка. – Просто у меня подогнулись руки, и мое падение так же застало меня врасплох, как и вас!
Джеймс снял перчатку и заправил за изящное ушко Сары выбившуюся прядь светло-золотистых волос.
– Удивление было не главным моим ощущением.
У нее прервалось дыхание, и она откинула голову назад.
– Не смотрите на меня так.
– Как?
– Как будто вы готовы меня проглотить!
Джеймс засмеялся, шагнул назад и положил руку Сары на свой локоть:
– Неужели я вас напугал?
– Н-нет, – помедлив, ответила она. – Наверное, вы хотели именно этого, но я не испугалась.
– А что же вы почувствовали?
– Не знаю. – Сара задумчиво посмотрела на свою руку, лежащую на его локте. – Мне было как-то странно. Уютно и вместе с тем немного тревожно.
– Тревожно?
Сара покусала нижнюю губу.
– Да, но не сказала бы, что неприятно. Как будто я чего-то ждала – не знаю, чего именно. – Она искоса взглянула на Джеймса и увидела, что он усмехается.
– Ну вот, вы опять!
– Что опять?
– Смотрите на меня этим своим взглядом, который меня смущает.
– Правда? – Джеймс снова усмехнулся. – А знаете, что почувствовал я?
– Нет. – Она с любопытством подняла на него глаза. – И что же?
– То же, что и вы. Я как будто чего-то ждал. – Он нагнулся к ней. – То есть нет – я точно знал, чего ждал!
Сара растерянно моргнула, затем выдернула руку и стукнула герцога по плечу, но удар оказался таким легким, что он сразу понял: она не сердится.
– Разве вы не знаете, что бить герцога не позволяется законом?
– Ха! Я американка и, если мне захочется, могу ударить кого угодно, даже герцога.
– Вот это ответ! Все старые сплетницы в «Олмаксе» были бы в полном восторге! – рассмеялся, представив себе лицо Сайленс Джерси, если бы Сара действительно ударила Девоншира, Ратленда или Камберленда. – Мне придется приглядывать за вами, когда мы встретимся с принцем, – ведь наш регент частенько заслуживает хорошей взбучки.
– Не сомневаюсь. Только... почему же вы его тогда терпите?
– Потому что со временем он станет нашим королем, а в отличие от вас, американцев, мы, англичане, все еще привержены своим монархам. Возможно, мы боимся: если принц умрет, с ним умрет и вся знать. Лично я не уверен, что привыкну быть просто мистером Раньоном.
Сара остановилась, заставив остановиться и Джеймса. Он вопросительно взглянул на нее с высоты своего роста.
– А по-моему, вы были бы самым замечательным мистером Раньоном!
Джеймс не сводил с нее глаз.
– Сара! – Он покачал головой и почему-то посмотрел в сторону дома. – Сара, любовь моя, все-таки я сильно надеюсь, что вы согласитесь выйти за меня замуж.
– Ура! Джеймс говорит, что сегодня мы поедем в Уэстбрук!
Сара отложила книгу и с улыбкой подняла глаза на Лиззи. Девушка едва не танцевала от радости. Ее волнение казалось несколько преувеличенным, если иметь в виду, что речь шла об обычном визите к соседу.
– Не могу себе этого представить: Робби разливает чай в качестве хозяина дома. – Сара засмеялась.
– Ну, это не совсем так. То есть, конечно, будут подавать и чай, и печенье – его экономка миссис Мэндли превосходная кулинарка, – но мы едем верхом специально для того, чтобы вы во время поездки привыкали к лошади, а заодно получили возможность посмотреть на дом, где вырос ваш отец. – Лиззи с размаху опустилась на стул рядом с Сарой. – И как кстати пришлось, что миссис Крофт как раз только что сшила мне новую амазонку, которая делает меня значительно старше, вы не находите? Старше и еще... искушенней, что ли. – В голосе Лиззи звучало волнение, смешанное с нарочитой уверенностью.
– О, конечно. Я уверена, что Джеймс будет просто в восторге от вашего нового облика. – Лиззи высунула язык, и Сара снова рассмеялась. – А вот будь сейчас на моем месте леди Аманда, ей вряд ли понравились бы ваши манеры, мисс! Она непременно заметила бы вам, что леди не должны проявлять столь сильного энтузиазма: опускаясь на сиденье, им следует делать это как можно более изящно, а не плюхаться в кресло и уж наверняка не позволять себе показывать окружающим язык.
– Слава Богу, ее здесь нет, а вы знаете, что я умею себя вести как положено, когда захочу. – Лиззи грациозно поднялась и сделала изящный реверанс. – Мисс Гамильтон, надеюсь, у вас нет возражений против того, чтобы присоединиться сегодня к небольшой поездке в поместье лорда Уэстбрука?
Сара в ответ так же грациозно кивнула:
– О, леди Элизабет, разумеется, у меня нет никаких возражений, если только его светлость действительно одобряет эту идею.
Лиззи опустила юбки и, весело подпрыгивая, побежала к двери.
– Еще как одобряет – ведь именно он и придумал эту поездку после того, как майор Дрейсмит сообщил, что злой кузен Ричард отбыл в Лондон.
Через несколько часов вся компания отправилась в Уэстбрук. Майор Дрейсмит и Лиззи умчались вперед, а следом за ними потихоньку двинулись Джеймс и Сара. Ее искусство верховой езды заметно улучшилось со времени их первого урока, но она пока еще предпочитала ехать шагом.
– Жалко, что вам приходится тащиться со мной, – сказала Сара. – Без меня вы давно бы уже их нагнали.
– Отнюдь. – Джеймс усмехнулся. – Рано утром я уже насладился быстрой ездой, а кроме того, я предпочитаю ваше общество компании своей сестры. Чарлз последит, чтобы с Лиззи ничего не случилось: не зря же на Апеннинах он до умопомрачения занимался с рекрутами.
Сара посмотрела вдаль, но Лиззи и Чарлза уже не было видно.
– Кстати, а чем теперь, когда закончилась война, занимается майор Дрейсмит?
– Право, не могу сказать. – Джеймс нахмурился. – Признаться, думаю, и сам Чарлз этого не знает.
– Разве у него нет поместья, которое требовало бы его внимания?
– Увы, нет. Он второй сын в семье, так сказать, запасной игрок. После окончания Кембриджа Чарлз несколько лет слонялся по Лондону, пил, играл в карты, посещал прости... – Джеймс осекся и закашлял. – Короче, вел совершенно беззаботный образ жизни. Думаю, он пошел со мной на войну только от скуки, хотя лучшего и придумать не мог – это придало его жизни какую-то осмысленность. К тому же он оказался отличным офицером.
– А его брат?
– Найтсдейл? И что вы хотите о нем узнать?
– Возможно, ему нужен управляющий поместьем?
Джеймс засмеялся.
– У Найтсдейла уже есть отличный управляющий, Сара. А за Чарлза можете не беспокоиться: ему не нужна никакая помощь, тем более от брата.
– Почему?
Джеймс пожал плечами.
– Я вообще не могу себе представить, чтобы мужчина согласился зависеть от своего брата, да к тому же Найтсдейл и Чарлз не ладят друг с другом. Не то чтобы они друг друга ненавидели; просто у них нет ничего общего. Думаю, Чарлз и ночи не провел в доме своих предков с тех пор, как уехал в Итон. А когда он приезжает в наши края, то предпочитает останавливаться у меня или у Робби.
– В самом деле? – Рассказ Джеймса весьма огорчил Сару. Если бы ей посчастливилось иметь сестру или брата, она приложила бы все свои силы, чтобы жить с ними в дружбе. – А как насчет собственной семьи Чарлза? Он разве не собирается жениться?
– О, он даже не помышляет об этом. Ему же только тридцать лет, и у него еще будет время связать себя кандалами.
Сару покоробила эта формулировками, она хмуро уставилась на челку между ушей Розы.
– Но вы ведь, кажется, еще моложе, не так ли?
– Да, но я озабочен проблемой передать мой титул следующему поколению – проблемой, решить которую, надеюсь, поможете мне вы. – Джеймс усмехнулся, и Сара тряхнула поводьями, призвав лошадь ускорить шаг. Однако Роза, вместо того чтобы пуститься вскачь, остановилась и с упреком оглянулась на нее.
Джеймс рассмеялся и подвел Пифагора ближе, так что его нога коснулась юбки Сары.
– Если вы намерены убежать от меня, любовь моя, то только не на этой развалине. – Он перегнулся с седла и положил ладонь на ее руку, натягивающую поводья. – Но надеюсь все же, вы не хотели меня бросить. – Он наклонился еще ближе и остановил взгляд на ее губах.
– Джеймс! – Окрик Лиззи послышался удивительно близко.
Герцог поспешно выпрямился и оглянулся – лицо Лиззи выглядело весьма озадаченным. Сбоку от нее скакал майор Дрейсмит, изо всех сил сдерживая смех.
– Чем вы тут занимаетесь? – строго спросила Лиззи.
Джеймс слегка покраснел, а Сара, скрывая замешательство, нагнулась и похлопала Розу по шее.
– Полагаю, ваш брат давал мисс Гамильтон советы по верховой езде, – с каменным лицом произнес майор Дрейсмит, хотя в глазах у него прыгали смешинки.
– О! – Лиззи посмотрела на брата, а затем перевела взгляд на Сару. – И все же нельзя ли ехать поскорее, а то мы так никогда не доберемся до Уэстбрука.
– Поместье сразу за вон тем холмом, Лиззи! Ты поезжай с майором вперед, а мисс Гамильтон еще нужно время, чтобы привыкнуть к таким поездкам.
Но Сара вовсе не хотела рисковать и снова оказаться наедине с герцогом, особенно теперь, когда майор Дрейсмит определенно понял, что собирался сделать его друг.
– Я уверена, что смогу ехать быстрее. – Она слегка стегнула Розу хлыстиком по крупу. На этот раз лошадь глубоко вздохнула и заметно ускорила шаг.
Уэстбрук оказался огромным строением из серого камня, как будто его задумали как замок, расположив мощные деревянные ворота между зубчатыми башнями, но потом забыли об этом и предоставили строительству идти как Бог на душу положит. Теперь сооружение представляло собой довольно беспорядочное нагромождение башен и башенок, причудливых колонн с глубокими нишами между ними и выступающими по фасаду каминными трубами.
– Как вы здесь не заблудитесь? – с удивлением взирая на странный фасад, спросила Сара у Робби, который встречал их на широкой каменной дорожке. Он засмеялся.
– В доме все не так сложно, как это выглядит снаружи. – Робби обернулся и поцеловал руку Лиззи, отчего девушка слегка покраснела. – Заходите и располагайтесь.
Робби повел их по широкой открытой лестнице.
– Это самая старая часть дома, построенная в 1610 году. Последующие владельцы дома делали самые прихотливые пристройки, нимало не заботясь о сочетании нового стиля со старым. Ну вот мы и пришли.
Сара оказалась в длинном коридоре, стены которого украшали портреты представителей Гамильтонов, владевших поместьем два столетия.
– Это первый граф Гамильтон. – Робби указал на портрет, изображающий мужчину с длинными рыжевато-каштановыми локонами, в широком, отделанном кружевами воротнике и в блестящих доспехах.
Сара невольно ахнула.
– Да, сходство почти полное, – Джеймс. – Подстригите локоны, и вы получите портрет Робби, готового идти в сражение. Вот только мы с Робби перерыли все чердаки, но так и не смогли найти древние латы, изображенные на портрете.
– И мы решили, что скорее всего они принадлежали художнику, – подтвердил Робби, двигаясь дальше вдоль ряда портретов и поочередно представляя Саре каждого из ее предков.
Наконец он остановился перёд холстом, висевшим почти в самом конце галереи.
– Этот портрет был написан сэром Джошуа Рейнольдсом за год до отъезда вашего отца в Америку. Мой отец говорил, что им стоило большого труда заставить Дэвида позировать.
На большом групповом портрете были изображены дедушка и бабушка Сары, а также отец Роберта: все они выглядели спокойными и веселыми. Отдельно от общей группы стоял ее отец, напряженный и серьезный – казалось, он сейчас достанет часы из кармашка сюртука и прикажет художнику поторопиться. По его виду было ясно, что ему скучно торчать в мастерской.
– Сэру Джошуа удалось очень точно передать характер моего отца.
Робби рассмеялся и повернулся к последней картине.
– Моя мать обожала сэра Томаса Лоуренса и его романтический стиль, поэтому отец упросил его сделать наш семейный портрет. Признаюсь, я питал больше симпатии к дяде Дэвиду.
– Что вы хотите сказать, Робби? – возмущенно спросила Лиззи. – На этой картине вы выглядите очаровательным мальчиком.
– Что ж, мне жаль лишать вас иллюзии, Лиззи, но я вовсе не был пай-мальчиком. Просто отец подкупил меня обещанием подарить мне пони, если я доставлю маме удовольствие и немного посижу тихо. Для меня это было настоящей пыткой, но мне так хотелось иметь пони!
– Я вижу, на стене осталось свободное место, Робби, – усмехнулся майор Дрейсмит. – Надо полагать, ты собираешься вскоре повесить здесь портрет своей собственной семьи?
Сара не могла не заметить интерес Лиззи, с которым та ожидала ответа хозяина дома.
Робби замахал руками, словно отгоняя от себя нечистого.
– Ты ставишь меня в неловкое положение перед нашим герцогом, Чарлз. Может, Джеймс и стремится обзавестись семьей, но я еще долго намерен оставаться холостяком.
Сару так и подмывало сказать что она вовсе не собирается выйти замуж за Джеймса, но помрачневшее лицо Лиззи заставило ее отказаться от этого намерения.
Джеймс оперся на балюстраду открытой террасы в Элворде и посмотрел вниз, на облитый лунным светом сад. Раскрытая дверь за его спиной вела в теплую освещенную библиотеку. Он глубоко вдохнул, наслаждаясь запахами земли и растений. Весенний ветерок трепал его волосы, когда, запрокинув голову, он смотрел на быстро бегущие по темному небу облака.
Он любил Элворд всем своим сердцем, всем своим существом. Тем не менее на следующий день ему предстояло ехать в Лондон с его вечным шумом и грязью. Там ему предстоит окунуться в жизнь великосветского общества, состоящую из бесконечных сплетен и пересудов. Там находится и Ричард.
Джеймс массировал затылок, растирая затекшие мышцы шеи.
Как бы ему ни хотелось остаться в Элворде, он не мог этого сделать. Лиззи пора появиться в свете, да и Саре тоже. Она должна получить возможность посещать вечера, танцевать и даже принять ухаживания других мужчин, прежде чем он привезет ее домой и, сделав своей герцогиней, возьмет ее к себе в постель и станет заниматься с ней любовью.
Господи, как ему не терпелось дождаться этого момента! Он снова увидит ее обнаженной, как в ту ночь в «Грин мэн»; но на этот раз она его не прогонит, и он закончит то, что почти начал в тот раз.
Джеймс бросил последний, прощальный, взгляд на луну и на сад. Эта тихая и благоуханная ночь долго будет согревать ему душу. В Лондоне даже в садах досаждают шум и суета, а луна слишком часто оказывается недоступной взгляду из-за дыма, который извергают тысячи печных и каминных труб.
Он сладко потянулся и, вернувшись в библиотеку, плотно прикрыл за собой дверь, а затем стал медленно подниматься по лестнице, направляясь в свою одинокую постель.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Знакомство с герцогом - Маккензи Салли



мне очень понравилась эта книга
Знакомство с герцогом - Маккензи Салливирсавия
7.09.2010, 15.09





Начало книги на 10, но чем дальше... гг в расцвете сил-и девственник-непонятно.
Знакомство с герцогом - Маккензи Саллиелена
19.04.2013, 18.16





Начало книги на 10, но чем дальше... гг в расцвете сил-и девственник-непонятно.
Знакомство с герцогом - Маккензи Саллиелена
19.04.2013, 18.16





Один раз можно прочитать.
Знакомство с герцогом - Маккензи СаллиКэт
13.06.2013, 19.57





Надумано, но довольно динамично, сплошной водевиль с претензией на интригу.Однако понравилось
Знакомство с герцогом - Маккензи СаллиItis
5.10.2013, 21.57





РОМАН ХОРОШ НО ГОМОСЕКСУАЛИЗМА НИ КАК НЕ ОЖИДАЛА ХОТЯ ЭТО ПРАВДА ЖИЗНИ
Знакомство с герцогом - Маккензи СаллиНАТАЛИЯ
12.03.2014, 8.54





Сюжет старенький, но довольно интересный. Книга интересная.
Знакомство с герцогом - Маккензи СаллиКатерина
1.05.2014, 1.33





xoroshii 7 iz10
Знакомство с герцогом - Маккензи Саллиerika
26.12.2015, 14.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100