Читать онлайн Решительный барон, автора - Маккензи Салли, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Решительный барон - Маккензи Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Решительный барон - Маккензи Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Решительный барон - Маккензи Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккензи Салли

Решительный барон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14



— Что мне делать? Я не могу туда вернуться? Дэвид запустил руку себе в волосы.
— А почему бы и нет? — Грейс старалась выровнять дыхание.
Ей пришлось почти бежать, чтобы не отстать от Дэвида, когда он так спешно покинул гостиную.
— В чем проблема?
Проблема определенно имела отношение к леди Уордем. Не успело ее имя вылететь изо рта мисс Смит, как Дэвид схватил Грейс за руку, можно сказать, выволок за дверь и увел в густые заросли кустов. И этот побег в кусты не имел ничего общего с обольщением. Теперь Дэвид даже пальцем до нее не дотрагивался. Сжав кулаки, он упер их в бока.
— Разве вы не слышали? Эта женщина — моя бабушка.
Он отвернулся, стиснув челюсти.
Грейс хотелось обнять его, успокоить, утешить, но, собственно, в чем его утешать и с какой стати успокаивать? Леди Уордем выглядела совершенно безобидной. Более того, глаза бедной старушки были полны тоски и раскаяния. И слез.
Что-то в этом было такое, чего она не понимала, так что следовало вести себя очень обдуманно и осторожно.
— Она мать вашей матери?
– Да.
Дэвид все еще смотрел куда-то в пространство. На щеке его судорожно подрагивал мускул. Он выглядел напряженным, как тетива лука.
— Вы знали ее прежде?
— Нет, упаси Бог. Откуда? — Он сверкнул глазами, но Грейс не была уверена, что он ее видит. — Ни она, ни ее муж никогда не приезжали с визитом и ни разу не прислали поздравление в день моего рождения. За тридцать один год моей жизни член этой семьи впервые признал мое существование.
Грейс положила ему на предплечье ладонь, на секунду подумав, что он отдернет руку. Но он этого не сделал. Только молча смотрел на нее с высоты своего роста.
— Быть может, леди Уордем хотела видеть вас, но муж не позволял ей. Она определенно вдова. Быть может, она впервые обрела свободу сделать то, чего жаждало ее сердце все эти годы.
Дэвид саркастически хмыкнул и отвернулся, но не ушел.
— Или, быть может, она была такой же недоброй, как ее супруг, но теперь поняла, что злоба и пренебрежение отвратительны. Быть может, она раскаялась в своих поступках — вернее, в отсутствии оных — и хочет исправиться.
Он опять посмотрел на нее сверху вниз.
— Почему я должен так думать?
— А почему нет? Она проделала долгий путь и безмерно рада, что увидела вас.
Дэвид снова недоверчиво хмыкнул. Грейс слегка встряхнула его руку.
— Что вы, собственно, теряете, Дэвид? Если она настолько бесчувственна, как вы полагаете, то ваше суждение должно так или иначе подтвердиться. Вы можете избегать общения с ней все то время, пока пробудете здесь, и считать это справедливым. Но если сердце ее изменилось, более того, если выяснится, что она всегда была добросердечной, то вы обретете родную бабушку и сбросите с себя груз боли и гнева, который несете всю жизнь. Ведь он должен сильно угнетать вас.
Он молча смотрел на нее с каменным выражением на лице. Намерен ли он полностью предаться своей ненависти и предложить ей оставить его наедине с этим чувством?
Лучше бы он так и сделал. Она выходит замуж за Джона, а не за Дэвида. Ей не следовало уходить с ним в сад. Она должна была отказаться от этого.
Но ей невыносима мысль о том, что она предоставит ему и далее терзаться душевной болью. Он должен избавиться от мучений — поговорить со своей бабушкой. Но выбор принадлежит ему и только ему. Она не может его принудить к этому.
Дэвид накрыл ее руки своими, и Грейс почувствовала, что тело его расслабилось.
— Вы пойдете со мной? Побудете рядом, когда я буду разговаривать с леди Уордем?
— Да, если вы этого хотите.
— Очень хочу. — Дэвид обнял Грейс. — Как это вам удалось вырасти такой умницей?
Грейс рассмеялась.
— Легко быть умной, когда решаешь не свои собственные, а чужие проблемы.
Он легонько поцеловал ее в кончик носа и сказал:
— В таком случае надеюсь быть умным для вас, когда вам придется решать какую-нибудь вашу проблему.
Грейс опустила голову, потому что не могла посмотреть ему в глаза, — ведь он увидел бы в них боль и желание. О, если бы он мог решить ее проблемы…
Она снова положила руку ему на предплечье.
– Идемте в дом, мне надо извиниться перед мисс Смит и леди Уордем за мое не слишком вежливое и чересчур поспешное бегство.
— Мне кажется, я должен принести свои извинения и вам, как вы считаете?


* * *


— Что?
Чайная чашка Алекса звякнула о блюдце, и, взглянув на хозяина дома, он почувствовал, что уши у него вспыхнули. Неужели Моттон заметил, что он уставился на Кейт, следя за ее разговором с леди Уордем и леди Килгорн?
Он намеренно выбрал себе место в противоположном оттого, где сидела Кейт, конце комнаты, когда мужчины, покончив с портвейном, вернулись в гостиную к дамам. По непонятной ему причине Кейт явно занервничала, когда он перед этим уселся рядом с ней. Теперь она, как ему казалось, использовала леди Уордем в качестве щита.
Каких его действий она может опасаться? Что он набросится на нее с упреками? Чепуха. Они оба в равной мере нуждаются в откровенном разговоре, однако гостиная Мотто-на для этого не подходит.
— Кажется, сегодня вечером я только и должен что извиняться перед всеми и каждым в отдельности, — пожав плечами, заметил виконт. — Надеюсь, вы не против, что здесь присутствует леди Оксбери?
— Конечно, нет. С чего бы мне быть против?
— В самом деле, с чего бы? — Виконт посмотрел на Кейт. — Тетя Уинифред говорила мне, что вы с леди Оксбери были знакомы еще до ее замужества.
Алекс насторожился.
— Только мимолетно. Помнится, мы виделись раз или два, когда она была. в Лондоне. Но ей предстояла свадьба с Оксбери еще до конца сезона, и поэтому она недолго пробыла в городе.
— Хм-м.
Черт побери, на что намекает Моттон этим своим «хм-м», да еще в таком тоне?
— Ведь Оксбери был намного старше ее?
— Да. — Неужели этот хам вообразил, будто Кейт изменяла мужу? — Как известно, она была всей душой предана ему.
— О, я уверен, что так оно и было. Леди Оксбери безупречна. — И снова эта противная улыбочка. — Так хорошо, что она теперь вернулась в Лондон после окончания срока траура. Как вы думаете, выйдет ли она снова замуж?
Чего добивается этот человек?
— Думаю, ничего удивительного в этом не было бы.
Моттон кивнул и сказал:
— Если бы это произошло, она могла бы родить ребенка или даже двух.
Чайная чашка Алекса разбилась о блюдце. Моттон поднял брови.
— Прошу прощения. — Он усмехнулся. — Мне надо продолжать мой обход с извинениями. Не сказал ли я чего-нибудь такого, что задело вас, Уилтон?
— Нет. Разумеется, нет. Это моя обычная неловкость в обращении с хрупкими предметами. И это я должен извиниться перед вами. Должно быть, я порядком устал в дороге, а сегодня к тому же пришлось очень рано вставать. — Алекс решил, что пора переменить тему разговора. — Кстати, я чрезвычайно доволен беседой с вашим управляющим Уоткинсом. Весьма знающий человек.
— Да, вы правы, он молодчина, верно? Ох, ч-черт!
Мисс Смит появилась в гостиной с Тео на плече и маленькой обезьянкой, одетой в черное платьице с серебряной отделкой, — цвета ливреи слуг Моттона.
— Я готов убить ее, клянусь, готов убить! — Моттон заставил себя улыбнуться. — Извините меня, Уилтон.
Виконт направился к своей тетке.
— Стоп! Опасность по левому борту! — заорал попугай и захлопал крыльями, растрепав прическу мисс Смит и задев крылом обезьянку, которая пронзительно завизжала.
Близняшки Аддисон вскрикнули.
— Тетя Уинифред, ведь мы сегодня утром обсудили с вами вопрос о живности!
— Фу, Эдмунд! Тео хорошо себя ведет, а посмотри-ка: вот на поводке имя твоего тезки.
Она расправила красный кожаный ремешок, привязанный к ноге обезьянки. Алекс услышал позади себя сдержанный смех и обернулся. Изумление его было столь велико, что сердце так и подскочило в груди. Перед ним стояла Кейт и улыбалась.
Сердце оказалось не единственным взбудораженным органом в его теле.
— Она дала обезьянке крещеное имя лорда Моттона. Можете вы этому поверить?
— Нет.
Он тоже улыбнулся ей. Такого выражения ничем не омраченного веселья у нее на лице он не видел с тех пор, как ей было семнадцать. Если бы только она не вышла замуж за Оке…
Однако она вышла.
Впрочем, все это уже в прошлом. Теперь она здесь, перед ним, незамужняя и… беременная?
Скажет ли она ему? Должен ли он спросить? Но как задать такой вопрос?
Он откашлялся и допил чай, на этот раз умудрившись не разбить чашку. Кейт наблюдала за ним; крохотная морщинка образовалась у нее между бровей. О чем она думает?
— Хотите еще чашечку чаю, мистер Уилтон?
Он не хотел, но если скажет, что да, ей придется взять пустую чашку у него из рук и пойти за чаем, а у него будет время призвать свое сердце и другой орган к порядку.
— Благодарю вас, леди Оксбери, это было бы весьма любезно с вашей, стороны.
Кейт взяла у Алекса чашку и направилась к чайному столику. Нужно держать нервы в узде. Она вздохнула раз-другой, разливая чай, рука у нее слегка дрожала. Она должна сказать ему о ребенке.
Чашка звякнула о блюдечко. Кейт поспешила поставить ее на поднос и огляделась по сторонам. Никто не обращал на нее ни малейшего внимания, все взгляды были обращены на мисс Смит и лорда Моттона, на обезьянку, ну и, конечно, на попугая.
Она еще раз вздохнула, взяла с подноса чашку с чаем и посмотрела на Алекса. Насколько трудным это будет для нее? Надо холодно улыбнуться и сказать так: «Мистер Уилтон, вы помните вечер, который провели в моей постели? Помните. В таком случае должна сообщить вам, что вы тогда стали… то есть вы станете… менее чем через девять месяцев…»
Сказать это выше ее сил.
Но она обязана это сделать. Он заслуживает узнать, что станет от… Кейт судорожно сглотнула. Что у нее родится его ре…
Нет, она не сможет. Язык не повернется.
— Все в порядке, леди Оксбери?
— Что? Ах да! — Оказывается, она пересекла комнату, сама того не заметив. — Да, спасибо за внимание, мистер Уилтон.
Она передала ему чашку.
Алекс сделал глоток и посмотрел на Кейт. Их взгляды встретились. Кейт облизнула губы и заговорила:
— Мистер Уил…
— Леди Оке… — не дал ей договорить Алекс, и оба рассмеялись.
— Говорите…
— Нет, вы первая…
Кейт снова рассмеялась. Она услышала в ответ негромкий смех Алекса, потом он взял ее под руку.
— Первое слово за вами, леди Оксбери, — сказал он с улыбкой. — Я на этом настаиваю.
Кейт не могла собраться с духом и заговорить, но тут до нее донеслось громкое:
— Тетя Уинифред!
Кейт обернулась и увидела виконта Моттона. Оказалось, что Эдмунд-обезьяна забрался на декоративный карниз и злобно визжит на своего тезку человека.
— Хватайте эту поганую тварь!
— Тео! — прикрикнула на попугая мисс Смит. — Что за выражения!
— Это единственный случай, когда мы с Тео полностью согласны друг с другом, тетя. Вы можете усмирить это животное?
— Хорошо. Иди сюда, Эдмунд!
Мисс Смит потянула к себе поводок обезьяны, и он упал ей в руки. Эдмунд-обезьяна с пронзительным ликующим воплем перескочил на занавеску и повис на ней. Эдмунд-виконт, кажется, тоже хотел завопить во все горло или хотя бы смачно выругаться.
Мисс Смит широко улыбнулась всем присутствующим.
— Никто не хочет прогуляться по саду вокруг террасы?
— Леди Оксбери?
Алекс подставил Кейт согнутую в локте руку. Та оперлась на нее и отправилась с ним в полный таинственных теней сад, где она могла бы наконец поведать ему о…
Она все еще не была к этому готова.
Леди Килгорн стояла у самой двери и наблюдала, как лорд Моттон и ее муж пытаются поймать обезьяну. Они с лордом Килгорном вот уже много лет жили врозь, но здесь выяснилось, что им отведена общая спальня. Это было совершенно некстати. По словам Марии, никакое другое помещение пока не успели подготовить. Леди Килгорн, разумеется, охотно вышла бы прогуляться.
— Леди Килгорн, вы не хотели бы присоединиться к нам?
Та рассмеялась. Кейт подумала, что леди Килгорн еще нет тридцати. У нее красивая белая кожа, черные как смоль волосы, прекрасные синие глаза.
— Я предпочла бы остаться и посмотреть, как Ян гоняется за прыткой обезьяной, но сомневаюсь, что он поблагодарит меня за это. Я слишком громко смеялась бы — ведь это так забавно. — Она перевела взгляд с Кейт на Алекса и добавила: — Да, я готова к вам присоединиться, если не помешаю.
— Нисколько не помешаете. Мы как раз собирались пригласить леди Уордем пойти с нами, не правда ли, мистер Уилтон?
— Конечно, леди Оксбери.
Выражение лица у Алекса было непроницаемым. Рассердился он или был доволен? Кейт не могла угадать. Впрочем, это не имело значения. Следи Килгорн с одной стороны и леди Уордем — с другой, она была в полной безопасности. Таким образом можно было отсрочить неизбежное еще на какое-то время.


* * *


— Лорд Доусон, с вашей стороны было бы очень любезно сопровождать меня на прогулке вокруг террасы.
— О, лорд Доусон, пожалуйста, я просто уверена, что вы предпочтете мое общество на прогулке в саду!
Дэвид уставился на девиц Аддисон, надеясь, что рот у него не разинуг от великого изумления. Неужели они не заметили, что на его руку опирается леди Грейс? Он был уверен, что по-прежнему чувствует прикосновение ее руки.
Он опустил глаза. Да, она тут как тут и с трудом сдерживает смех.
Он теснее прижал к боку свою руку, на которую опиралась Грейс. Он не отпустит ее ни на дюйм от себя, пока эти девственные пожирательницы мужчин остаются в пределах видимости.
— Прошу прощения, но, как вы вполне ясно, — постарался он не слишком напирать на последнее слово, — можете видеть, я уже сопровождаю леди Грейс.
— О, но вполне ясно и то, что она уступит свое место, — заявила то ли Абигайль, то ли Аманда, Дэвид не разобрал.
— Не правда ли, леди Грейс? — спросила вторая близняшка. — Вы уступите ваше место мне?
— Нет, мне.
Абигайль и Аманда вызывающе уставились друг на друга.
Дэвид еще крепче прижал к себе руку Грейс и заглянул ей в лицо. Он был уверен, что глаза его выражают одновременно мольбу и страх. Она не может бросить его сейчас, это было бы жестоко с ее стороны.
Грейс чуть заметно улыбнулась.
— Весьма сожалею, но нам с лордом Доусоном необходимо обсудить нечто весьма важное для нас обоих. Боюсь, что не могу уступить свое место на одной из вас.
Слава Богу! Дэвид постарался принять самый любезный вид и говорить вежливо.
— А поскольку я решительно не способен сделать выбор между вами, то, к сожалению, не могу предложить руку ни одной из вас. К тому же, как уже сказала леди Грейс, нам с ней необходимо обсудить важное дело, которое показалось бы вам весьма скучным. Так что, если позволите…
Он распахнул дверь в сад, в то время как близняшки продолжали что-то лопотать, брызгая слюной.
— Благодарю вас, леди Грейс, от всего сердца благодарю за то, что не оставили меня в трудный момент.
Грейс рассмеялась.
— Они вели себя до крайности нагло, не правда ли?
— Вот именно. Я всячески старался избегать их с тех пор, как они начали выезжать в свет. Они живут недалеко от моего имения. Я полагал, что избавился от них, когда приехал в город, и пришел в ужас, когда встретил их в Лондоне, а еще менее был рад, когда встретил здесь.
Они прошлись по террасе. К счастью, то был не по сезону теплый вечер — дамы чувствовали себя достаточно уютно и без своих шалей. Исключением была только леди Оксбери, которая куталась в свою шаль.
— Кажется, ваша тетя чувствует себя не слишком хорошо?
Можно ли считать это еще одним признаком того, что леди Оксбери беременна? И правда ли, что она беременна? Он намекнул Алексу, что это можно считать вероятным, и Алекс повел себя так, словно подобная возможность не исключена.
Грейс нахмурилась.
— Право, не знаю, что мне вам ответить. Должна признаться, что беспокоюсь за нее. Она ведет себя весьма странно.
— Странно? Что вы имеете в виду?
Грейс вздохнула.
— Вы же сами заметили, какой нервной, даже слезливой стала она в городе. Не думаю, что она всегда была такой. И она очень быстро устает, хотя спит сейчас больше обычного.
Грейс снова сдвинула брови; было совершенно ясно, что она искренне огорчена и встревожена. Она женщина, так известны ли ей признаки беременности? Возможно, что сам он ошибается, но почему, например, горничная леди Оксбери в разговорах со своей госпожой то и дело употребляет слово «положение»?
Но как бы то ни было, Грейс так и не сказала ничего определенного. И он не должен упоминать о своих подозрениях. Алекс теперь здесь. Он вполне отвечающий за себя взрослый человек. Взрослый? Мужику уже сорок пять. Ну а леди Оксбери сорок. Можно подумать, что оба староваты для…
Во всяком случае, Алекс здесь. И это его личное дело. Сели леди Оксбери понесла от него, Алекс не должен успокаиваться до тех пор, пока не приведет создавшееся положение в удовлетворительное состояние.
Вопрос в том, удовлетворит ли это леди Оксбери. В этой истории замешаны двое, и, слава Богу, он не один из них. У него свои проблемы с достаточно сложным существом женского пола.
— Хорошо, что мистер Уилтон здесь, — заговорила Грейс. — Спасибо, что уговорили его приехать.
Солгать? Нет, нельзя, даже по оплошности.
— Должен признаться, что не уговаривал Алекса. Подозреваю, он явился к Моттону ради того, чтобы познакомиться с его новыми принципами севооборота или что-то в этом роде… Он был весьма удивлен, я бы даже сказал, потрясен, когда мы повстречались по пути сюда и он узнал, что леди Оксбери находится среди гостей.
— Вот как? — Грейс сдвинула брови, но на этот раз лишь на секунду, затем пожала плечами. — Ладно, это не имеет большого значения. Он здесь, и это все, что требуется. У тети Кейт есть возможность поговорить с ним. Они могут решить любые свои проблемы между собой.
Легче сказать, чем сделать, если проблема-та самая, о какой он думает. А единственный способ ее решения — особая лицензия на брак и обеты у алтаря как можно скорее. Люди могут сколько им заблагорассудится считать по пальцам месяцы между церковью и рождением младенца, тут уж ничего не поделаешь. Однако лучше было бы, чтобы леди Оксбери прошла по дорожке к алтарю в своем теперешнем виде, а не через несколько месяцев, когда уже очень заметно располнеет в талии.
И само собой разумеется, что они должны пожениться. Недопустимо, чтобы ребенок Алекса родился бастардом.
Мисс Смит высунула голову из-за двери на террасу. Попугай по-прежнему сидел у нее на плече.
— Вы все можете вернуться в дом, — радостно провозгласила она. — Лорд Килгорн поймал Эдмунда… я хочу сказать, мою обезьянку по имени Эдмунд.
— Поймать — это вздор! Заковать его в кандалы!
— Перестань, Тео! Поводок крепче завязали у него на ноге, он больше не сумеет вырваться. — Она обратилась ко всем собравшимся на террасе: — Заходите, это совершенно безопасно, и поймите, прошу вас, что было безопасно и раньше. Тео озорник, но он и мухи не обидит. — Она отступила в сторону, чтобы леди Килгорн и леди Оксбери могли пройти в дверь. — Эдмунд — обезьяна, это так, но смею вас заверить, что мой племянник тоже никого не обидит. Однако с мужчинами вы никогда не можете быть вполне уверены, не так ли, мистер Уилтон? Сюда; позвольте мне помочь вам, Корделия. Да, благодарю вас, мистер Уилтон, так любезно с вашей стороны, что вы взяли Корделию под руку. Вот сюда, прошу вас.
Гости один за другим возвращались в гостиную. Грейс сделала было шаг вперед, но Дэвид удержал ее, шепнув:
— Не спешите…
Они случайно оказались в той части террасы, куда падала тень от большого дерева. Если бы они вели себя тихо и спокойно, прочие гости ушли бы в дом, не заметив их отсутствия, в общей толчее. Можно было остаться на несколько минут наедине.
Дэвид обнаружил, что ему неспокойно оставаться даже ненадолго наедине с Грейс. Все его размышления о детях возбудили кровь. Надо было хоть немного остыть, да и один из его органов должен был угомониться, прежде чем Дэвид войдет в полную света, тепла и любопытствующих взглядов гостиную.
— Прекрасный вечер, не правда ли, Грейс?
— Вечер великолепный.
Она, как и Дэвид, была рада провести еще хоть несколько минут за пределами гостиной. Там жарко и душно, к тому же ей до крайности не понравились девицы Аддисон. Отвратительная парочка назойливых, бесстыжих нахалок!
Она глубоко втянула прохладный ночной воздух. Ветерок шелестел листвой деревьев, и откуда-то издалека доносилось уханье совы.
В углу террасы было очень темно, а лорд Доусон стоял очень близко к ней. Грейс отошла на несколько шагов и оперлась обеими руками о балюстраду. Хочет ли Дэвид поцеловать ее?
Нужно настоять, чтобы они прямо сейчас ушли с террасы в дом.
Дэвид не последовал за ней, а остался на месте. Быть может, и ему просто приятно дышать свежим воздухом, не маяться в духоте и не страдать от присутствия прилипчивых мисс Аддисон.
Грейс успокоилась. Само собой, успокоилась. В сущности, она может уже считать себя женой Паркер-Рота. Ей незачем ожидать поцелуев от другого мужчины.
Однако она не замужем. Пока еще нет.
— Насколько я понимаю, вы намерены поговорить с вашей бабушкой завтра?
— Да, после завтрака, — то ли усмехнулся, то ли вздохнул он. — Признаться, я нервничаю не на шутку. Может, нам с вами стоит покинуть гостиную и поговорить сегодня вечером, но я не думаю, чтобы вы или я желали привлекать к себе внимание.
— Разумно. Люди вечно интересуются чужими делами. Почему общество столь жадно до сплетен, просто непонятно.
Дэвид слегка пошевелился.
— Не знаю, о чем мы будем говорить, но верю, что вы правы. Даже если бы я хотел уклониться, леди Уордем…
— Ваша бабушка.
Грейс бросила на Дэвида взгляд через плечо. Он должен научиться произносить это слово. Барон кивнул.
— Моя б-бабушка явно считает нужным обсудить положение.
— Она стареет. Она только что кончила носить траур по своему супругу. И, вероятно, считает, что время драгоценно и ограниченно.
— Вероятно.
Грейс почувствовала, что Дэвид уже рядом с ней, повернулась и тотчас оказалась зажатой между его твердым телом и балюстрадой. Они остались наедине в самом темном уголке террасы. Она должна была чрезвычайно встревожиться.
Грейс и в самом деле почувствовала нечто чрезвычайное, но вовсе не тревогу.
— Я благодарен вам, Грейс.
— За что?
— Вы меня выслушали. Вы задали правильные вопросы.
Теперь света стало вполне достаточно — взошла луна; они находились настолько близко друг к другу, что Грейс заметила, как смягчился взгляд Дэвида.
— Вы пробудили во мне смелость, когда я особенно в ней нуждался.
— Нет, я…
Он вынудил ее замолчать, тронув губы кончиками пальцев. Хитрец снял перчатку; кожа его была теплой и показалась Грейс чуть шероховатой, особенно когда он обвел пальцами очертания ее губ.
Что он натворил? Почему ее губы вроде бы припухли? Грейс немного приоткрыла рот.
— Да. — Тут он чуть-чуть оттянул ее нижнюю губу большим пальцем. — Вы наделили меня смелостью.
Его губы тронули губы Грейс — так же легко. Одно быстрое прикосновение, второе.
— О, — выдохнула она, овеваемая его запахом, к которому примешались ароматы туалетного мыла и накрахмаленного полотна.
Дэвид обнял ее и привлек к себе, что вышло весьма кстати, потому что колени Грейс именно в эту минуту предпочли обратиться в жидкое состояние. Губы Дэвида продолжали игру с ее губами, дразня все теми же легчайшими прикосновениями. Грейс застонала.
Должно быть, только этого знака он и дожидался. Его губы тесно приникли к ее губам, а язык коснулся ее языка, потом зубов и неба. И снова она застонала, ощутив, что открылась еще одна полость в ее теле, жаркая, чувствительная до боли, до безумия.
Дэвид поцеловал ее в щеку, и все, что смогла сделать Грейс, это прижаться к нему всем телом, задыхаясь от страсти и ни о чем не думая.
— Я хочу вас, Грейс.
Да, это верно. Он хочет ее. Она хочет его. Нет…
— Вы нужны мне, Грейс. Ради этого… — Он вернулся к ее губам и снова проник языком к ее языку. — Но также ради вашей мудрости… — Он поцеловал ее лоб. — И ради вашей силы духа.
Он слегка отпрянул и взял в ладони ее лицо.
— Выходите за меня замуж, Грейс. Умоляю.
Он снова просит ее выйти за него замуж. Лорд Доусон — Дэвид — просит ее стать его женой. Жить у него в доме, спать в его постели. Рожать ему детей.
Она могла бы сказать «да» и чувствовать его дивные, страстные поцелуи на своей коже, на всем теле и заниматься такими вещами, о которых она пока что и представления не имела…
Однако она не может сказать ему «да». Существует Джон Паркер-Рот. Существует папа. Существует история их семей.
Почему же в эти минуты ни одно из этих соображений не кажется убедительным?
— Грейс? Вы согласны выйти за меня замуж? Стать моей женой?
— Я… — Может ли она сказать «да»? — Я…
— Ах вот вы где, непослушные дети!
Грейс попыталась отскочить и ударилась о балюстраду. Мисс Смит с Тео на плече вышла на террасу и направилась прямо к ним.
Господи, ну можно ли попасть в такое глупое положение? Хорошо хоть вся ее одежда в порядке.
Ну разумеется, в порядке, что это ей вздумалось?
— Непослушные дети! Непослушные! Дети!
— Ш-ш, Тео!
Дэвид откашлялся.
— Мисс Смит, я…
— И вы умолкните, лорд Доусон. У нас домашний праздник. Правила свободные, никаких особых строгостей. Всем ясно, что молодые люди могут пошалить.
— Пошалить! Вот именно! Самое время! Непослушные…
— Тео! Уймись! — Мисс Смит улыбнулась лорду Доусону и Грейс. — Могу я сказать вам то же самое?
— Я…
Во рту у Грейс пересохло, она не могла произнести больше ни слова.
— Мисс Смит… — заговорил Дэвид спокойным тоном.
Старая леди рассмеялась, не дав ему продолжить.
— Ни слова больше! Вы не могли бы считать себя молодым и здоровым, если бы не постарались сорвать поцелуй при лунном свете! А теперь идемте — пора присоединиться ко всем остальным. Мы собираемся расставить карточные столики, и нам понадобится ваша помощь, лорд Доусон.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Решительный барон - Маккензи Салли



И в жизни так бывает. Прочитайте, отдохнете за чтением хорошего романа. 8
Решительный барон - Маккензи СаллиНадежда
10.02.2013, 22.50





Хороший роман приятно читать♡♡♡
Решительный барон - Маккензи Саллимика
2.05.2015, 9.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100