Читать онлайн Решительный барон, автора - Маккензи Салли, Раздел - Глава 13 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Решительный барон - Маккензи Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.4 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Решительный барон - Маккензи Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Решительный барон - Маккензи Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккензи Салли

Решительный барон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 13



Алекс предоставил своему жеребцу Лиру самому выбирать дорогу к Лейкленду, как назывался загородный дом Моттона.
Он чувствовал себя усталым, но довольным. Право, стоило выехать из дому еще до рассвета: у него нашлось время на предварительное знакомство с приемами культивации, введенными Моттоном, а также потолковать с Уоткинсом, управляющим имением виконта. Этот человек просто гениален. Некоторые введенные им улучшения определенно можно будет внедрить на полях Клифтон-Холл а. Надо надеяться, что за время пребывания в гостях у Моттона у него найдется время обстоятельно побеседовать на эти темы с хозяином.
Лир запрядал ушами. Да, Алекс тоже это услышал, а натянув поводья и обернувшись, увидел позади цепочку экипажей. Он пригляделся получше и нахмурился: фигура всадника показалась ему знакомой, но на таком расстоянии он не мог быть в этом уверенным.
Тогда он присмотрелся к лошади всадника. Черт побери, этого жеребца он узнал бы где угодно. Какого дьявола здесь делает Дэвид, а главное, кого он сопровождает?
В голову ему пришла только одна возможность. Алекс резко дернул повод, в ответ Лир взбрыкнул задними ногами и вздернул голову в знак протеста.
— Прости, мальчик!
Он похлопал коня по шее. Дэвид, должно быть, тоже заметил Алекса, потому что пустил Зевса легким галопом, и тот преодолел расстояние между ними в считанные минуты.
— Алекс! Как я рад встрече!
Он мог ошибиться. Дай Господь, чтобы он ошибся! Однако особа, а скорее особы в карете могли быть только женщинами, а единственные дамы, которых, по мнению Алекса, мог сопровождать в дороге Дэвид, надо думать, Ке… то есть леди Оксбери и леди Грейс.
Возможно, леди Оксбери осталась в городе. От Лондона до Лейкленда, как говорится, рукой подать. Для столь короткого путешествия леди Грейс в качестве сопровождения достаточно было бы горничной; в случае чего девушка вполне могла бы найти для себя дуэнью и здесь.
Верно. А ему, пожалуй, стоило расправить крылья и улететь.
Он хотел бы улететь, умчаться — если не по воздуху, то верхом на коне. Ускакать со скоростью ветра в Клифтон-Холл и спрятаться за крепко запертой дверью.
Что за абсурд! Он не испуганный мальчуган, а леди Оксбери не какое-нибудь страшилище. Они оба взрослые люди, вполне способны вести себя соответственно и во время этого проклятого домашнего праздника держаться вежливо друг с другом.
Кстати, он может найти подходящий предлог, чтобы удрать оттуда завтра же утром, сославшись, например, на головную боль.
— Кто в карете?
Алекс напрягся, дожидаясь ответа. Экипаж двигался очень медленно, словно сидевшие в нем требовали особенно бережного обращения.
— Леди Грейс. — Дэвид сделал паузу и бросил на Алекса несколько странный взгляд. — И леди Оксбери.
С чего это Дэвид так высоко поднял брови, словно сообщал нечто многозначительное? Ведь не секрет, что Алекс повел себя с этой женщиной как полный идиот.
— Понятно, — обронил Алекс равнодушно, как бы обращаясь к самому себе, хотя, по правде говоря, и удивился, что Моттон знаком с Кейт… футы, леди Оксбери.
Знаком ли с ней Моттон? Это было бы не совсем обычно. Она долгое время не появлялась в светском обществе, а Моттон примерно одного возраста с Дэвидом… Он насупился.
— Ты имел какое-то отношение к приглашению на это сборище, Дэвид?
— Возможно, — усмехнувшись, ответил племянник.
— Черт побери, ты же знаешь, что я далеко не в самых теплых отношениях с леди Оксбери.
— Как ни удивительно, но когда я видел тебя вместе с этой леди на балу у Олворда, твои отношения с ней определенно выглядели очень теплыми, если не сказать больше. Мне оставалось лишь гадать, почему ты столь стремительно покинул Лондон.
Экипажи приближались к ним. Ну почему они движутся так медленно — чтобы продлить его мучения?
— Ты же не идиот, Дэвид! Думаю, мог бы сложить два и два.
— Мог бы. — Дэвид снова бросил на своего дядю загадочный взгляд. — Но если уж мы занимаемся сложением, ты и сам в состоянии произвести кое-какие простые расчеты.
— О чем ты толкуешь, будь оно проклято?
— Ты не общался с леди Оксбери со времени того утра после бала у Олворда?
— Нет. Разумеется, нет.
— В таком случае тебе, возможно, захочется с ней пообщаться в ближайшие дни.
— Зачем?
Брови Дэвида снова взлетели вверх.
— Леди Оксбери очень плохо чувствовала себя всю дорогу. По дороге из Лондона мы вынуждены были то и дело останавливаться.
— Я очень сожалею о ее дурном самочувствии, но какое отношение оно имеет ко мне?
— В том-то и вопрос, не так ли?
Что с Дэвидом?
— Ты что, полагаешь, будто я заразил ее какой-то болезнью?
— Не уверен, что леди Оксбери больна в буквальном смысле слова, — заявил этот молодчик, да еще рассмеялся при этом!
Неужели мир сошел с ума? Алекс снова посмотрел на карету. Господи, того и гляди он сам спятит.
— Я здоров как лошадь, к тому же давно не был в Лондоне, по крайней мере несколько недель.
Дэвид кивнул.
— Желудок у леди Оксбери был не в порядке всю дорогу. К счастью, ее горничная подготовилась к этому, ведь тошнота не столь необычна для тех, кто находится в таком положении, как леди Оксбери.
— В положении леди Оксбери? — Карета находилась не более чем в двадцати ярдах от них. — Каком положении? Какого дьявола ты говоришь загадками?..
Боже милостивый! Алекс уставился на Дэвида разинув рот. Тот пожал плечами.
— Как я уже сказал, у тебя может появиться желание серьезно поговорить с леди Оксбери. Более того, я настаиваю на таком разговоре. — Дэвид ухмыльнулся. — Мне представляется, что это может оказаться жизненно важным.
С этими словами негодный парень повернул коня и поехал к экипажам.
Алекс будто прирос к седлу. Положение. Тошнота. Не больна…
Но ведь она сказала, что бесплодна. Она была замужем за Оксбери двадцать три года и не имела детей. Ей сорок. Она не могла…
Он не мог…
Проклятие. Он тупо уставился на карету, когда та тяжело проезжала мимо него. В окне промелькнуло бледное лицо Кейт.
Разве она могла понести от него?
Поразительное чувство обладания охватило Алекса. Он едва мог дышать. Лир встрепенулся под ним, не понимая, чего ожидать от этого застывшего тела в седле.
Алекс мечтал о ребенке от Кейт. О том, что станет отцом…
Но что, если она все еще хочет вести жизнь веселой вдовы, завлекая одного треклятого мужика за другим к себе в постель?
Лир дернулся под ним, Алекс сжал коленями бока лошади. Постарался расслабиться, но это не сняло душевного напряжения и не изменило принятого им решения. Если Кейт знать его не желает, пусть так оно и будет. Но ему нужно его собственное дитя.
Он сделал глубокий вдох, чтобы успокоиться. Если это дитя вообще существует. Он не должен строить необоснованные умозаключения. Дэвид мог ошибиться. Скорее всего так оно и есть.
Но во всяком случае, дело выглядит так, что ему придется пробыть на этом чертовом празднике с начала и до конца.
Он повернул Лира в сторону дома Моттона и пустил коня в галоп. Он вполне может ехать рядом с каретой, и у него нет серьезных причин откладывать встречу с Кейт.
Он подъехал как раз в ту минуту, когда выездной лакей опускал ступеньки кареты. Дэвид помог спуститься леди Грейс, а потом еще одной женщине, пониже ростом, видимо, горничной, судя по одежде.
Леди Грейс посмотрела на Алекса, едва он приблизился.
— Мистер Уилтон! — Тут до них обоих донесся из кареты громкий вздох, точнее говоря, сдавленный стон. — Рада видеть вас.
Горничная бросила на него строгий взгляд с обещанием самых страшных наказаний — вплоть до повешения или четвертования, — если он причинит боль ее госпоже. Он осторожно обошел ее, после чего вся троица направилась к дому, оставив Алекса наедине с Кейт.
Он заглянул в карету — и готов был поклясться, что сердце у него куда-то провалилось.
Кейт была так прекрасна — она неподвижно сидела в полумраке, опустив голову и глядя себе на колени. Такая бледная и утонченная. Такая сдержанная, даже чопорная… но в ту памятную ночь в своей спальне она была какой угодно, только не чопорной.
Прилив желания охватил Алекса. Он хотел ее. Не важно, что она ему сказала, какое чувство к нему испытывала, — он хотел ее. И хотел ее любви. А если она и вправду беременна…
Он протянул руку и произнес:
— Кейт.
Она сжала губы, глядя на его обтянутые перчаткой пальцы, потом с чуть заметным вздохом опустила свою руку на его ладонь.
— М-мистер Уилтон…
Голос ее слегка дрогнул. Глаза были опущены.
Он помог ей спуститься. Когда ее ноги коснулись земли, Кейт взглянула на Алекса. Ее бледность сменилась ярким румянцем, потом лицо стало снова белым как мел. Что, если она упадет в обморок? Алекс взял ее под руку.
— Кейт, — заговорил он очень тихо, чтобы никто из слуг не мог разобрать его слов. — Вы хорошо себя чувствуете?
Она кивнула, потом облизнула пересохшие от волнения губы и сказала:
— Да.
Сделала паузу, судорожно сглотнула и добавила:
— Да, благодарю вас, все в порядке. — Она снова взглянула на него. — Алекс… мистер Уилтон… Я… Мне бы лучше прилечь, на этот раз поездка сильно утомила меня, — завершила она свою сбивчивую речь со слабой улыбкой.
Она трусиха. Ей следовало бы поговорить с ним прямо сейчас. Сказать, что хочет побеседовать с ним в приватной обстановке как можно скорее. Незачем откладывать этот разговор.
Но она трусиха. И к тому же ужасно устала. Она и представить себе не могла, что дорога из Лондона окажется столь изнурительной. И такой унизительной для нее лично. Сколько раз пришлось останавливать карету из-за ее недомогания? После нескольких первых таких остановок у нее в желудке уже ничего не оставалось.
Из кареты донеслось рычание.
— Ох, бедняжка Гермес.
Кейт обернулась. Гермес взирал на нее с сиденья кареты. Он хотел, чтобы его взяли на руки и вынесли из экипажа, — его не устраивала перспектива слезать по крутым ступенькам узкой лесенки.
— Позвольте мне взять его.
Алекс протянул к собаке свои широкие ладони. Гермес тявкнул разок, понюхал перчатки Алекса и милостиво принял предлагаемую помощь.
— У него есть поводок?
— О да, я…
Кейт заглянула в карету. Куда она положила поводок? Ей столько раз пришлось выходить из кареты за время этого тяжелого путешествия.
— Я… я не знаю, куда он подевался…
Алекс улыбнулся ей, и Кейт захотелось то ли растечься лужицей у его ног, то ли кинуться ему в объятия. К счастью, руки у него уже были заняты Гермесом.
— Не волнуйтесь, — успокоил ее Алекс. — Я могу нести его вместо вас, если боитесь, что сам пес убежит и, чего доброго заблудится.
— Это было бы самое лучшее, если вы не против. Ведь дом ему не знаком, как вы понимаете. Обычно я не беру Гермеса с собой, но я не могла оставить его при Уизеле в резиденции.
— Кто такой Уизел? — спросил Алекс, пристраивая Гермеса поудобнее для себя.
— Нынешний лорд Оксбери, — пояснила Кейт и покраснела. В желудке у нее было неспокойно, однако позыва на рвоту она вроде бы не ощущала. — Я понимаю, что не должна его так называть, просто это случайно сорвалось с языка.
На сей раз Апекс сдвинул брови.
— Он недобр по отношению к вам? Я слышал кое-что, но не считал эту болтовню обоснованной.
Теперь Кейт почувствовала, что, не дай Бог, вот-вот расплачется. Право же, она никогда раньше не была плаксивой — все эти эмоциональные штучки, видимо, связаны с ее положением.
Господи, уж это ее «положение»! Она должна сказать о нем Алексу, но как? Не может же она выпалить такое прямо здесь! Что, если он в ужасе от услышанного отшвырнет Гермеса прочь? Или придет в ярость?
А что, если она сообщит ему эту новость при людях, чтобы уберечь себя от этой ярости?
Нет, она положительно становится смешной. Алекс не оскорбит ее, это немыслимо.
— Леди Оксбери, вы действительно хорошо себя чувствуете? — Алекс на этот раз смотрел на нее без улыбки, скорее даже сердито. — Поймите, вы можете полностью рассчитывать на меня, если этот мерзавец посмеет обращаться с вами без должного уважения.
— Не тревожьтесь, я себя чувствую отлично. То есть не совсем, но… — Кейт слабо улыбнулась. — Простите, что говорю так бестолково. Я очень устала, вот и все.
— А я-то хорош, вынуждаю вас стоять и беседовать, в то время как вам больше всего хотелось бы улечься в постель…
Неужели Алекс покраснел? Если и так, то лишь на секунду, не более.
— …и отдохнуть. Обопритесь на мою руку. — Он улыбнулся. — Разумеется, не на ту, которая уже занята песиком.
Она любит его. О Господи, как же сильно она его любит!
Кейт была сильно встревожена. Она оперлась на руку Алекса, не без труда подавив готовый вырваться у нее нервный смех. Ее чувство к Алексу не самый главный повод для тревоги. Она не замужем, она беременна, она вынашивает ребенка от мужчины, которого ее брат ненавидит, от мужчины, которого она ввела в заблуждение, заверив, что бесплодна.
Она подняла глаза на Алекса, и он ответил на ее взгляд утешительной улыбкой.
Кейт крепко сжала губы, стараясь не расплакаться. Она просто обязана держать свои переживания под строгим контролем.
Лорд Доусон и Грейс дожидались их у входа в дом. Как только они появились, выездной лакей постучал в парадную дверь. Она распахнулась сразу после второго удара. Кулак лакея едва не уткнулся в большого серого попугая, и тот пронзительно выкрикнул:
— Эй, приятель, что ты делаешь!
Бедняга лакей отскочил назад, едва не споткнувшись о собственную ногу. Гермес, улучив момент, попытался вырваться от Алекса и разразился неистовым лаем.
Попугай наклонился вперед и тоже залаял.
Гермес взвизгнул и уставился на Алекса. Тот молча пожал плечами.
— Что за манеры, Тео! — Седовласая женщина, на плече у которой сидел попугай, строго посмотрела на своего питомца. — Сию минуту попроси прощения.
Тео закивал, вереща:
— Тео просит прошения, Тео виноват, виноват!
— Я тоже прошу прощения, — сказала женщина. — Тео вырос на парусном корабле. Случается, что его поведение оставляет желать лучшего. — Она отступила на шаг от двери. — Но вы могли бы спросить, где же мои хорошие манеры. Входите, пожалуйста. Я Уинифред, тетя Эдмунда… лорда Моттона. Мисс Уинифред Смит. А это, как вы уже знаете, Тео. Я унаследовала его, когда отошел в мир иной мой дядя Тео, упокой Господь его душу.
— Ваш дядя назвал своего любимца собственным именем? — спросила Грейс, когда они ступили на мраморный пол обширной прихожей.
Мисс Смит рассмеялась.
— О нет, это сделала я. Первоначальное имя Тео было совершенно непристойным.
— Хе-хе, — вмешался в разговор попугай, — меня звали…
– Тео!
— Тео просит прощения, Тео виноват…
— А вы, должно быть…
— Барон Доусон, — ответил Дэвид. — А это леди Оксбери, леди Грейс и мой дядя, мистер Алекс Уилтон.
— Я так рада, что вы смогли приехать. Эдмунд тоже пришел бы поздороваться с вами, но он сейчас, к сожалению, занят весьма неотложным делом в розовой гостиной.
Из комнаты по соседству с прихожей вдруг донесся громкий треск, за коим последовал не менее громкий мужской голос:
— Чтоб тебе сдохнуть, волосатая тварь!
Мисс Смит тоже повысила голос:
— Уверена, что вы все очень устали после долгой дороги и хотели бы отдохнуть. Прошу вас, пройдите вот сюда…
Она повела их вверх по лестнице, а из гостиной до них снова донеслись треск и громкая ругань.
— Рад вас видеть, Доусон. Примите мои извинения за неприятное происшествие, которое случилось, как только вы вошли в дом.
Дэвид улыбнулся. Моттон выглядел сейчас таким спокойным. Трудно было поверить, что это он совсем недавно орал во все горло.
— Херес?
— Благодарю вас. — Дэвид взял у виконта стаканчик. — Чем это вы были заняты, когда мы явились?
— Гонялся за треклятой обезьяной тети Уинифред. — Моттон поморщился. — Это не самое воспитанное животное в христианском мире.
Дэвид, хохотнув, заметил:
— Попугай мисс Смит тоже не слишком знаком с этикетом.
Моттон округлил глаза.
— Кажется, я упоминал, что у тети Уинифред целый зоопарк, не так ли?
— Да, упоминали.
Дэвид глотнул хереса и окинул взглядом комнату. Из всех приехавших в предобеденное время гостей здесь находился только он.
— А где же все?
Моттон откашлялся и пояснил:
— Видите ли, я хотел улучить момент и поговорить с вами наедине.
— Вот как? — не скрывая удивления, произнес Дэвид, снова поворачиваясь к хозяину дома.
— Да.
Моттон сосредоточил внимание на своем стаканчике хереса и после паузы заговорил:
— Дело в том, Доусон, что значительную часть забот об этом приеме, вернее сказать, все заботы, включая список гостей, я поручил своей тетушке.
— Да? — Дэвид подумал, что это решение вполне разумное, но почему Моттон столь заметно им озабочен? — И в чем вопрос? У вас возникли какие-то сложности?
— Ну… — Моттон еще раз откашлялся и сделал большой глоток хереса. — Я бы сказал, хотя не знаю, согласитесь ли с этим вы, что тетя Уинифред производит впечатление вполне приятной, нормальной леди пожилого возраста, если не принимать во внимание попугая и обезьяну.
— Да… если не принимать во внимание попугая и обезьяну.
— К сожалению, наружность обманчива. Хотя тетя Уинифред редко бывает в Лондоне и почти никогда не посещает светские приемы, тем не менее знает все последние сплетни и, увы, умеет их использовать в своих целях.
— Использовать?
О чем это Моттон толкует?
— Да. У нее весьма своеобразное чувство юмора. Ей доставляет удовольствие устроить склоку, так сказать, впустить кота на голубятню, но убежден, что она этим занимается из самых добрых побуждений.
— Боюсь, что не совсем вас понимаю.
Моттон снова присмотрелся к своему хересу.
— Вы обратили внимание, что сюда приехали и леди Оксбери, и ваш дядя?
— Да. Я старался намекнуть вам, что это было бы отличным совпадением.
Моттон покачал головой:
— Никакого намека не потребовалось. Как только я упомянул имя леди Оксбери тете Уинифред, она немедленно внесла в список гостей мистера Уилтона.
— Великолепно.
— Но это еще не все. — На губах у Моттона появилась сочувственная улыбка. — Леди Оксбери и мистер Уилтон не единственные гости, которых тетя Уинифред пригласила с тайными намерениями.
Дэвид услышал женские голоса, затем увидел и обладательниц оных. Есть ли среди дам Грейс? Да. Вот и она, а следом за ней появились… близняшки Аддисон. Дэвид полыхнул на Моттона гневным взглядом, однако тот лишь пожал плечами и сообщил:
— Это еще не самое худшее.
Не самое худшее? Что может быть хуже? Близняшки едва не сбили Грейс с ног, устремившись к нему. Ладно, Моттону придется отчасти поплатиться за это бесстыдное нападение — пусть внесет свою лепту. Дэвид кивнул барышням, обошел Моттона сзади и приблизился к леди Грейс, оставив виконта на съедение дружной парочке матримониальных акул.
— Как чувствует себя ваша тетя? — спросил Дэвид.
Грейс, как всегда, выглядела прекрасно в небесно-голубом платье с низким вырезом.
— Она отдыхает. Думаю, скоро спустится. — Грейс огляделась по сторонам и спросила: — А где ваш дядя?
— Уверен, он тоже скоро появится здесь.
Дэвид заметил, что одна из сестер Аддисон смотрит на него. Взяв леди Грейс под руку, он увел ее к окнам. Времени терять не следовало, сейчас не до экивоков и обмена любезностями.
– Могу ли я попросить вас об одном благодеянии?
Грейс удивилась, но тотчас ответила:
— Да. Думаю, можете. А в чем оно заключается?
— Видите вон тех двух молодых женщин, которые разговаривают с лордом Моттоном? Они близнецы.
Грейс оглянулась.
— Да, конечно. Мисс Аманда и мисс Абигайль. Я только что встретила их в холле.
— Можете вы устроить так, чтобы я ни на секунду не оставался наедине ни с одной из них?
— Зачем?
— Они хотят загнать меня в мышеловку к священнику, а я не желаю быть пойманным.
Он улыбнулся ей. Грейс раскрыла веер и начала обмахивать им покрасневшее лицо. Ее прекрасная кожа отзывалась на любую эмоцию.
Проклятие, Дэвид вдруг ощутил неодолимое желание увидеть, как она покажет себя во время страстных любовных наслаждений в постели. Не самая подходящая мысль для гостиной лорда Моттона.
— Вы мне поможете, Грейс? Защитите меня? Умоляю!
Веер задвигался быстрее. Грейс еще раз взглянула на девиц Аддисон.
— Вы говорите чепуху.
— Я говорю правду. Тягостную правду.
Она слабо улыбнулась и покачала головой.
— Это абсурд, но хорошо, я сделаю все от меня Зависящее, чтобы вы не были пойманы одной из мисс Аддисон.
— Благодарю вас, я…
— Уверена, что он здесь, Корделия. — С этими словами в комнату вошла мисс Смит вместе с пожилой седовласой женщиной, которая опиралась на трость. — Такой высокий сильный малый.
Мисс Смит обвела взглядом присутствующих и остановила его на Дэвиде — он-то и был самым высоким из всех. Глаза у мисс Смит вспыхнули, она подхватила свою спутницу под руку и повлекла за собой к нему.
Дьявол. Что-то такое было в этой старухе, которую привела с собой мисс Смит… Может, именно ее имел в виду Моттон, когда сказал, что Аддисоны не самое худшее?
Мисс Смит подошла к нему и заулыбалась:
— Леди Грейс, прошу извинить меня за вмешательство, но вот эта дама желает познакомиться с лордом Доусоном.
Страх, нет, ужас охватил Дэвида. Он взглянул на седовласую женщину. Неужели она плачет? Боже милостивый, не может быть…
— Лорд Доусон, — заговорила мисс Смит. — Рада представить вам леди Уордем. — Улыбка расплылась едва не до ушей. — Вашу бабушку.


* * *


Кейт вздохнула. Она больше не может откладывать выход в гостиную. Она полностью одета и отпустила Марию.
Надо было спуститься вместе с Грейс, когда та недавно заглянула к ней, но у нее не хватило смелости. Она даже предпочла бы сослаться на усталость и остаться в отведенной ей комнате, однако она не может спрятаться на все время домашнего праздника. Необходимо побыть на людях и, само собой, пообщаться с Алексом.
Она присмотрелась к своему отражению в высоком зеркале на подвижной подставке, особенно тщательно разглядывая фигуру в профиль и благодаря Бога за нынешнюю моду на платья с высокой талией. Ведь живот у нее уже начал округляться — или это ей кажется?
Но груди, однако, совсем иное дело: они заметно увеличились и теперь едва умещались в лифе платья. Мария уже говорила ей о том, что лиф надо расставить.
Надо захватить с собой шаль на случай сквозняка. Куда это Мария положила ее шаль, когда распаковывала вещи? Кейт открыла гардероб и один за другим начала выдвигать ящики… А, вот она где! Кейт накинула шаль и решила ринуться навстречу неизбежности. Перевела дух — и покинула свое убежище.
Кейт постояла перед закрытой дверью в гостиную. Там ли Алекс? Должно быть, там, ведь она пришла с большим запозданием.
Кейт снова перевела дух, поплотнее завернулась в шаль и кивнула лакею, который стоял и ждал, когда она даст ему знак отворить дверь. Может, ей сразу удастся найти укромный уголок.
О чем только она думает? Ей предстоит опекать Грейс. Там, в гостиной, находится лорд Доусон.
Кейт переступила порог и окинула комнату внимательным взглядом. Она тотчас увидела Алекса, словно он являл собой живой магнит. Он разговаривал, точнее слушал, стоя спиной к двери, что говорит ему одна из мисс Аддисон. Кейт направилась в противоположный конец гостиной. Да, она должна обсудить с ним… ситуацию, но не здесь, а где-нибудь в укромном уголке.
Она не обнаружила среди присутствующих лорда Доусона. Но ведь он гораздо выше всех этих мужчин за исключением Алекса и не мог затеряться в толпе. Может, вторая мисс Аддисон загнала его куда-нибудь в угол? Нет, вон она стоит и беседует с очень молодым джентльменом.
А где же Грейс?
— Вы ищете вашу племянницу, леди Оксбери?
Кейт вздрогнула, не заметив появления мисс Смит. К счастью, Тео при ней не было.
— Да. Вы знаете, где она?
Мисс Смит улыбнулась и сообщила:
— Лорд Доусон пять минут назад увел ее с собой вон в те заросли.
— Что?!
Те из гостей, что находились поблизости, прервали свои разговоры и обернулись на это чересчур громкое восклицание. Кейт попробовала улыбнуться, дабы соблюсти приличие, но сердце у нее так и запрыгало. Оно билось так сильно, что она испугалась, как бы эти удары не вытолкнули из корсажа ее набухшие груди.
Мисс Смит взяла ее под руку и сопроводила к банкетке, на которой сидела в одиночестве седая старая женщина.
— Прошу вас, успокойтесь, леди Оксбери. Я уверена, что леди Грейс находится в полной безопасности в саду вместе с лордом Доусоном. Он испытал вполне объяснимое потрясение, и боюсь, что в этом моя вина.
— Потрясение? Ваша вина?
О чем толкует эта женщина? Мисс Смит кивнула.
— Да. Мне довелось подружиться с…
Она вдруг умолкла и, сдвинув брови, посмотрела на шаль Кейт.
— Вам не жарко, леди Оксбери?
Кейт вообще все время было жарко, с тех пор как… Кейт поплотнее натянула на плечи шаль.
— Нет, мне в самый раз. В гостиной, по-моему, немного сквозит.
Мисс Смит в ответ на это вскинула бровь и слегка пожала плечами.
— Ладно, как вам угодно. Так я хотела сказать, что дружна с леди Уордем, бабушкой лорда Доусона с материнской стороны.
Кейт не удержалась и охнула. Мисс Смит говорила о матери той женщины, которую любил Станден и которую, видимо, так и не мог забыть.
Она просунула руку под шаль и положила на живот. Алекс не рассказывал ей о смерти своего брата. Обвинял ли он Стандена? Если бы лорд Уордем не пообещал выдать свою дочь за Стандена, если бы юную чету не преследовали…
Ей тогда было всего девять лет, Стандену — двадцать пять, столько же, сколько Грейс теперь. Он вернулся домой после тогдашнего сезона совершенно другим человеком. Но каковы были чувства леди Уордем? Станден потерял женщину, которую, как он думал, любил, хотя эта женщина его не любила. Леди Уордем потеряла дочь.
— Лорд Уордем умер в прошлом году, примерно в то же время, когда скончался ваш муж. — Мисс Смит замолчала, взяла Кейт за руку и погладила. — Примите мои искренние соболезнования по случаю вашей утраты, леди Оксбери.
— О, что вы, благодарю вас, мисс Смит.
— Вы, разумеется, намного моложе Корделии. Вы можете снова выйти замуж.
Неужели в глазах у мисс Смит промелькнул намек? Нет, вряд ли.
— Хотя Корделия… — Мисс Смит пожала плечами. — Боюсь, что здоровье у нее неважное. Я ей твержу, что она проживет еще десять, а то и двадцать лет, но, по-моему, она мне не верит. Я ей говорю: посмотри, мол, на меня. Мне скоро семьдесят, а я вполне здорова. Чувствую себя так, словно буду жить вечно… Да, если бы не мой ревматизм…
Кейт не знала, что сказать. Но ей не стоило беспокоиться: мисс Смит не нуждалась в поощрении, чтобы продолжить разговор.
— Корделия желает устроить все как было. Завершить неоконченное дело. Поэтому, когда она сказала мне, будто всегда сожалела, что не познакомилась с сыном Харриет, я поняла, что должна кое-что предпринять. Я так люблю воссоединять людей.
Неужели мисс Смит подмигнула? И когда она собирается отпустить ее руку? Было бы грубостью высвободиться от нее рывком.
От двери донесся какой-то шум. Обе подняли головы. Высокий, широкоплечий, очень рассерженный на вид мужчина и очень худая, тоже рассерженная женщина вошли в гостиную.
— О Господи! — произнесла мисс Смит. — Это лорд и леди Килгорн. Шотландцы, горячие головы. Пойду-ка я помогу Эдмунду разобраться с ними. — Она улыбнулась и снова погладила руку Кейт. — А вы пока посидите с Корделией, хорошо, дорогая? А вот и мистер Уилтон, он тоже составит вам компанию.
Алекс! Нет, она еще не готова. Кейт бросило в холод, потом в жар. Только бы не упасть в обморок, только не это…
— Дорогая леди Оксбери, вы так побледнели. Мистер Уилтон, я думаю, леди Оксбери надо присесть, не правда ли? Вы могли бы проводить ее вон к тому диванчику?
Кейт услышала его глубокий голос и почувствовала пожатие его крепкой руки на своем локте.
— С удовольствием, мэм.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Решительный барон - Маккензи Салли



И в жизни так бывает. Прочитайте, отдохнете за чтением хорошего романа. 8
Решительный барон - Маккензи СаллиНадежда
10.02.2013, 22.50





Хороший роман приятно читать♡♡♡
Решительный барон - Маккензи Саллимика
2.05.2015, 9.28








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100