Читать онлайн Неотразимый граф, автора - Маккензи Салли, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неотразимый граф - Маккензи Салли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.89 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неотразимый граф - Маккензи Салли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неотразимый граф - Маккензи Салли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккензи Салли

Неотразимый граф

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

– Что они делают?
– Ничего. – Робби схватил Лиззи за руку и попытался развернуть ее. Лиззи вывернулась.
– Они определенно чем-то заняты. – Она с любопытством рассматривала скульптуру. Мужчина был, по всей видимости, двойником того, на которого она наткнулась задом в противоположном углу. Его руки сжимали плечи женщины, а лицо было искажено, скорее всего болью. И неудивительно, поскольку стоявшая перед ним на коленях женщина держала во рту кончик его набухшего, мм...
– Она что, кусает его?
– Нет, не кусает.
Голос у Робби был какой-то странный, придушенный. Его щеки и даже уши покраснели, и он смущенно отводил от нее глаза.
– Откуда ты знаешь? У него такое лицо, будто ему больно.
– Ему не больно.
– Ты уверен? – Лиззи снова посмотрела на скульптуру.
– Ради Бога, Лиззи. Это всего лишь скульптура. Безвкусное, непристойное произведение. Тинуэя стоило бы привязать к хвосту лошади, пустив ее вскачь, и четвертовать, чтобы не показывал тебе такие вещи.
– Этого он мне не показывал.
У мужчины было очень странное выражение лица. Она никогда не видела такого прежде. Если это не боль, то что же? Робби почесал лоб.
– Здесь есть и другие?
– По крайней мере одна. Поэтому я и не хотела, чтобы ты входил сюда. Но эта скульптура гораздо занимательнее той, что я видела, когда была здесь с Тинуэем.
– В этой нет ничего заслуживающего внимания.
– А по-моему, она интересная. Никогда не видела ничего подобного. – Лиззи вспомнила свою дневную прогулку по саду. – Хотя, если подумать... Тебе не кажется, что эти статуи могли вдохновить садовника Тинуэя на создание тех изображений? Должна заметить, камень как материал намного выразительнее растений.
– Лиззи! – Робби решительно взял ее за плечи и развернул в сторону главного прохода. – Пойдем отсюда. Жалею, что не послушал тебя и не остался стоять там, у двери. Почему ты просто не сказала мне, что лезть сюда, в гущу, неразумно?
– Сомневаюсь, что ты послушал бы меня. Если помнишь, ты был настроен очень решительно.
Мысли Лиззи вернулись к другому их гулянию в гуще растительности. Та прогулка ей очень понравилась, за исключением, конечно, того, что неприятно закончилась.
Она замедлила шаг.
Мэг предупреждала ее, чтобы она избегала встреч наедине с Робби, но в этот раз у нее просто не было выбора. А после попытки заигрывания с Тинуэем она вообще сомневалась, что сможет убедить кого-либо, что интересуется другим мужчиной.
План леди Беатрис был более привлекательным.
Удастся ли ей приворожить Робби несколькими поцелуями и объятиями? Здесь самое подходящее место для этого. Если он увлечется ею, то женится и вскоре поймет, что принадлежит ей навек. И будет счастлив. Оставалось только вбить эту мысль в его дурацкую голову.
Итак, где же лучше вынудить его повторить то, что он делал днем? Не на площадке. Там они будут на виду, и их сможет увидеть Тинуэй, если вдруг вернется. Здесь же было много самых разных затененных уголков, окруженных деревьями в кадках и драпированных цветущими лозами. Наверняка не все они скрывают бесстыдные статуи.
– Посмотри, Робби, какой красивый цветок.
– Меня не занимают цветы.
Все же хорошо, что Тинуэй привел ее в оранжерею. Что-то все-таки было в том, чтобы оказаться с настоящим мужчиной в уединенном месте. Это придает четкость мыслям. Представилось, что Тинуэй прижимает ее к себе, целует... Она поежилась. Омерзительно.
– Тебе опять холодно? Наверное, тебе надо показаться врачу. – Робби опять покраснел. – Никогда не слышал, чтобы... хм... женские недомогания вызывали такие перепады температуры. Ты уверена, что у тебя не лихорадка?
– У меня нет лихорадки. – Лиззи остановилась. Да, пребывание с мужчиной из плоти и крови в укромном месте явно проясняет мозги. Она точно знала, чем ей хотелось бы заняться с этим представителем мужского пола, и уже определила отличное место, где это можно сделать. Потащила его в нужном направлении.
– Откуда у тебя такие познания в области женских недомоганий? Ведь у тебя даже нет сестер.
Смущение совсем выбило Робби из колеи, и он покорно следовал за Лиззи.
Тинуэй придерживался мнения, что Робби всерьез увлечен ею, а барон все-таки мужчина. Он лучше любой женщины должен понимать таинственный ход мыслей Робби. Но почему же тогда граф не сделал ей предложения? У него для этого была не одна отличная возможность. Тинуэй так и не ответил толком на этот вопрос.
Она постарается, чтобы Робби по крайней мере еще сильнее увлекся ею.
– Нет у меня никаких познаний. Просто это само собой разумеется. Если бы все женщины были подвержены таким изменениям температуры, они постоянно то кутались бы в шали, то сбрасывали бы их.
– Хм. – Вот и появился прекрасный довод, способный раздразнить Робби. И самой вкусить удовольствие. Но как подвигнуть его на решительные действия? Не может же она, как сегодня днем, снова упасть на него. – Полагаю, ты прав. Может, потрогаешь мой лоб? Разве он не горячий?
Робби коснулся ее лба тыльной стороной ладони. Лиззи положила руки на лацканы его сюртука. У него такое твердое тело, так отличается от ее. Она погладила ткань. Как много всего надето. Хотелось дотронуться до его кожи. Ткань была грубой, а его кожа – теплой и гладкой. Лиззи втянула носом воздух. Чудесно. Его мускусный, пряный запах смешался с ароматами цветов, листьев и земли.
– Нет, – хрипловато сказал Робби, – у тебя вполне прохладный лоб.
– Странно. Мне очень жарко. Может быть, стоит потрогать и щеки?
Робби опустил руку к ее подбородку и погладил большим пальцем щеку.
Лиззи повернула голову и коснулась губами его ладони. В то же время ее пальцы начали расстегивать пуговицы его жилета.
– У тебя нет жара. – У него явно сел голос.
– Ты уверен? Думаю, температура у меня как раз поднимается.
Она распахнула его жилет и начала водить ладонями по рубашке. Так было лучше. Не то, что по коже, но лучше, чем по броне жилета. Могла чувствовать, как сильно бьется его сердце, ощущала тепло его тела.
В глазах Робби вспыхивали необычные, яркие искорки. Лиззи потянулась пальцами к его губам, провела по их контуру. Робби поцеловал ее пальцы.
Она затаила дыхание. Не хотела спугнуть его, дать вырваться из этой хрупкой паутины обольщения, которую пыталась соткать вокруг него. «Придвинься же, поцелуй меня, как в саду».
Его голова клонилась к ней.
«Ближе». Лиззи подняла лицо навстречу в ожидании...
Губы Робби мягко коснулись ее глаз.
Хотелось схватить его голову, прижать к себе, но она не убирала рук с его груди и ждала. Он поцеловал ее в скулу, в бровь, в щеку.
Лиззи чувствовала, что губы у нее опухли и трепещут. Ждали прикосновения его рта. Она была готова умолять его, но сдержалась. Знала, что если надавит, он очнется и поймет непристойность их поведения. Оттолкнет ее, накричит и потащит назад к леди Беатрис.
Лиззи не хотелось покидать оранжерею, пока он совсем не потеряет от нее голову.
Его руки блуждали по ее телу: оглаживали бедра, ягодицы, исследовали формы. Теперь она ощущала трепет не только в губах. У нее было горячо и влажно между ног, болели груди, напряглись соски. Тем не менее она стояла спокойно, ожидая, когда он сам войдет в раж.
Руки Робби поползли вверх по бедрам, потом по спине до самой шеи. И снова оказались на ее подбородке.
Она чуть приоткрыла рот и кончиком языка облизнула воспаленные губы.
– Тебе все еще жарко? – спросил он хриплым шепотом.
– Да, – ответила она. – Разве ты не чувствуешь? Я вся горю. – Лиззи начала гладить его грудь. Он не отшатнулся. Прослеживая выражение его лица, переместила руки на его спину, потом на бедра. Странные искорки в глазах Робби разгорелись еще ярче. Коснувшись его ягодиц, она нащупала сильные мышцы.
Помимо этого, она ощущала упиравшийся в живот твердый бугор, но старалась не тереться об него. Бедняга опять опух. Не хотелось причинять ему боль. Хотя, судя по его поведению, не скажешь, что ему больно. Лиззи улыбнулась ему.
– Мне становится все жарче. А ты как? Тебе теплее хоть немного?
Робби хмыкнул. Казалось, что слова давались ему с трудом. Но и без слов его язык действовал достаточно красноречиво. Он протискивался сквозь ее губы и дразнил ее тем, что сначала заполнял ее, а затем исчезал.
У Лиззи подогнулись колени, и она повисла на нем. Надеялась не причинить боль его набухшему органу, но не смогла удержаться на ногах. Робби не отпрянул, и это хорошо. Она еще сильнее откинула голову и приоткрыла рот в ожидании поцелуя.
Робби перехватил ее тело так, что она уже не льнула к нему сама. Одной рукой он поддерживал ее спину, прижимая к груди, а другая сползла с ее подбородка на шею, а потом к вороту платья. Рука остановилась там, на корсаже, ощупывая ее. Лиззи выгнула спину, приподняв грудь. Ощутила ноющую боль в сосках.
– Не терпится, любовь моя? – шепнул Робби прерывисто.
– Да. Пожалуйста, мне нужно...
– Это? – Его пальцы скользнули под тонкую ткань. Хотелось кричать от удовольствия. Как хорошо, что она не повязала кружевную косынку.
– Да. О да.
Рука Робби накрыла ее грудь, потянула вверх, погладила. Потом он поводил пальцем вокруг соска, кругами, не касаясь болезненно чувствительного центра. Оторвал губы от ее рта и прильнул ко лбу.
Лиззи задыхалась. Стонала.
– Пожалуйста.
Робби ответил коротким смешком.
– Что «пожалуйста»?
– Пожалуйста... коснись...
И он коснулся. Покатал твердую маленькую бусинку между большим и указательным пальцами.
– О!
Она сходила с ума. Боль между ног была невыносимой. Там было горячо и мокро, а также ощущалась... пустота. Нужно было заполнить ее чем-то, но она не знала чем.
Может, Робби знает? Сумеет ли он помочь ей заполнить пустоту?
– Робби. – Лиззи попыталась прильнуть к нему, но он не давал ей двинуться. – Робби, пожалуйста.
– Ты разгорячена, любовь моя? Вот теперь тебе жарко, очень жарко. Думаю, я смогу тебе помочь.
Робби нагнулся и лизнул ее сосок. Господи, как прекрасно! Потом он припал к соску ртом и начал сосать его.
– Робби! – Лиззи скрестила ноги. Отчего от поцелуя в грудь в пустоте между ног что-то затрепетало, было тайной, но так оно и было.
– Робби...
– Ш-ш-ш... любовь моя. – Его рука скользнула по юбке вниз и остановилась там, где сходились ее бедра. – Ты этого хочешь?
– Да. – Она закрыла глаза. Его прикосновение было восхитительным, но... Лиззи выгнула спину, прижимаясь к его руке. Ей нужно было чего-то большего, но она не могла понять чего. – Робби, я... ты... пожалуйста.
Его пальцы задвигались, наткнулись на средоточие ее желания, и Лиззи содрогнулась.
– Робби!
Он заглушил ее вскрик поцелуем.
Робби в жизни не видел ничего прекраснее. Лиззи с раскрасневшимися щеками и затуманенными глазами безвольно обвисла в его объятиях. Он прижал ее к себе, погладил по волосам и усмехнулся.
Господи, как великолепно он себя чувствовал!
Раньше ему никогда не удавалось довести женщину до удовлетворения.
Ему захотелось сделать это еще раз. Снова прочувствовать страсть Лиззи, видеть ее, охваченную желанием, слышать ее стоны, вскрик при оргазме. Хотелось унести ее в свою комнату, раздеть, осыпать поцелуями каждый дюйм ее восхитительного тела, а затем глубоко войти в нее на всю его длину.
Это было бы райское наслаждение.
Но сможет ли он сделать это? Наверное. Чувствовал, что сможет. Если бы только рядом оказалась мягкая постель. До его комнаты идти слишком далеко. Он не вытерпит. Огляделся. Земля была покрыта острыми камнями и опавшими листьями. Здесь негде было лечь. Где же еще? Скамья возле двери слишком твердая. И вся на виду. А вдруг Тинуэй вернется? Он ведь знал, что они здесь. Вполне может прийти, чтобы проверить, что их так надолго задержало в оранжерее. Или Фелисити. Она вполне могла найти дорогу сюда.
Господи, а что, если она зашла сюда вслед за ними? Вдруг она застукает его между белыми бедрами Лиззи, как когда-то Макдафф...
Его охватила тревога. Умастилось дыхание, вспотели ладони, а самый важный его орган съежился. Робби закрыл глаза и зарылся лицом в волосах Лиззи. К черту все! Он опять был сморщенным и беспомощным. Бесполезным.
Сглотнул, потом стиснул зубы, закрыл глаза. Фыркнул. Черт побери! Не будет же он плакать. Не плакал многие годы, с тех самых пор, как осознал, что его проблема – это не отклонение от нормы, а проклятие. Уже смирился с этим.
И это никогда не беспокоило его в такой степени.
Все из-за Лиззи. Она была ему небезразлична. Он любил ее.
Черт побери все!
Злость придала резкости его голосу.
– У тебя неприличное платье.
– Что? – Лиззи удивленно воззрилась на него.
– Твое платье. Посмотри на него. – Робби отодвинул ее от себя. – Твои груди выставлены напоказ.
Ее очаровательные груди сияли в приглушенном свете оранжереи, как диковинные цветки. Лиззи зарделась и принялась подтягивать лиф вверх, на полагающееся место.
– Они были прикрыты должным образом, пока ты не стал хватать их руками. – Проступившая на щеках краска становилась все ярче. Она наклонила голову и отступила от него. – Я хотела сказать, что мое платье было... оно вполне приемлемо. И уж точно выдержано в рамках приличия.
– Ха!
Лиззи перестала приводить в порядок платье и взглянула на него:
– Не смейте говорить со мной таким тоном, лорд Уэстбрук. Мое платье меньше открыто, чем у большинства присутствующих здесь дам.
Ему не было дела до других платьев, его беспокоило только это. Его волновали эти груди, а также то, кто будет смотреть на них.
– Я наблюдал, как Тинуэй пялился в вырез твоего платьяна протяжении всего ужина.
– Ничего ты не видел! Ты был слишком занят, флиртуя с леди Фелисити, чтобы заметить хоть что-нибудь.
– Не будь дурой. Трудно было не обратить внимания на хозяина дома. У него уже текли слюнки. Это было то еще зрелище.
Лиззи резко выдохнула. Брови сошлись на переносице, образовав глубокую морщину.
– Ты тупой болван и пустозвон. – Управившись с лифом, она попыталась привести в порядок волосы. Они почему-то ужасно растрепались.
– Это тебе не поможет. Ты выглядишь совершенно скомпрометированной.
Это заявление стоило ему еще одного убийственного взгляда с ее стороны.
– Возможно, потому что я действительно скомпрометирована. А ты, как я полагаю, так и не собираешься сделать мне предложение?
Настала его очередь краснеть.
– Лиззи...
– Что, Лиззи? Лиззи, сделай меня счастливейшим человеком и выходи за меня замуж?
Она стояла, уперев руки в бедра, и вопросительно смотрела на него.
– Ох, Лиззи...
– Нет, конечно же, нет. Благодарю тебя, Лиззи, за доставленное удовольствие. Мы еще разок сделаем то же самое, как только окажемся в уединении, в гуще растений. – Она ткнула его пальцем в грудь. – Даже не рассчитывайте на это, лорд Уэстбрук. Я больше не стану резвиться с вами в зарослях.
Робби слышал, с какой болью она говорила это. Он никогда не хотел причинять ей боль. Схватил ее руку, сжал в своих ладонях.
– Лиззи... – вздохнул он. Что еще можно сказать?
Выражение ее лица смягчилось.
– Это из-за того, что ты предпочитаешь мужчин, Робби? В этом твоя проблема?
– Боже, нет! – Он бросил ее руку, словно обжегся, и, отступив назад, чуть не упал, поскользнувшись на гладкой гальке. Не могла же Лиззи подумать... нет, это было слишком отвратительно. Хотелось изрыгнуть содержимое желудка в ближайшую кадку. Не то чтобы его удивила осведомленность Лиззи в таких вопросах – у ее двоюродного брата были очень странные наклонности, – но то, что она подумала так о нем...
Боже, его стошнит.
– Ты можешь мне все рассказать не стесняясь, Робби. Я никому не передам. Просто мне хотелось бы знать.
– Лиззи. – Он не мог больше выслушивать это. – Нет. Поверь мне, я ни капельки не интересуюсь мужчинами.
– Я не изменю своего отношения к тебе, если это так.
– Нет же. Честно. Ни в коей мере. Откуда ты это взяла?
– Лорд Тинуэй предположил, что такое возможно. – Лиззи пожала плечами. – Это звучало здраво. Я не припомню, чтобы твое имя упоминалось в лондонских сплетнях в связи с какой-либо женщиной, не было слухов и о том, чтобы у тебя была любовница.
– Господи! – Ему это и в голову не приходило. Если даже Тинуэй находит это возможным, то что же могут подумать светские любители сплетен? И Коллинз упоминал о чем-то подобном. Неужели все следят за ним и обсуждают его? – Ты разговаривала об этом с Тинуэем? С ума сошла, что ли?
– Нет. Я просто... – Лиззи опустила глаза. Она говорила так тихо, что он едва слышал ее. – Думаю, я просто надеялась, что... – Запнулась и подняла глаза, но только на уровень его подбородка. – В общем, хотела понять, почему не нравлюсь тебе.
– Нет! – Робби не мог вынести ее срывавшийся на рыдания тон. Ему мучительно больно было смотреть, как она отводила наполненные слезами глаза. – Знаешь, все, что произошло здесь, да и тогда, днем, в саду Тинуэя, говорит о том, что ты мне очень нравишься. – В растерянности потер лоб. Как же убедить ее? Не может же он сказать правду. – Все настолько... сложно.
– Так объясни. Я не собираюсь давить на тебя. Да и какое я имею право делать это? – Лиззи хмыкнула, потом нахмурилась и скрестила руки под грудью. – Однако не кажется ли тебе, что я все же заслуживаю твоей откровенности?
– Да. – Он должен ей это как-то объяснить. Он воспользовался ее неопытностью. Нельзя было так поступать.
Нужно найти выход из положения. Это уже дело чести. Лиззи необходим полноценный мужчина, который мог бы доставить ей все радости любви и материнства. В противном случае она не будет счастлива. Даже если она сейчас считает, что любит его, вскоре осознает ошибку. Возникнут разочарование и горечь. Он этого не вынесет.
– Я жду.
Может, удастся объясниться, не раскрывая всей правды?
– Проблема в том, Лиззи, что я не могу ни на ком жениться.
– Что это значит? Ведь ты же ни на ком не женат тайно, правда?
– Конечно, нет.
– Тогда в чем же проблема? Тебе ведь в любом случае придется жениться. Ты же граф. Тебе нужны наследники.
– Не нужны. У меня есть наследник – мой двоюродный брат.
– Робби, у тебя ведь только двоюродная сестра – Сара.
– Ты забыла. Кроме двоюродной сестры, у меня есть еще двоюродный брат – Тиоболд.
Лиззи изумленно взглянула на него, потом фыркнула.
– Этот идиот? Ходят слухи, что кормилица уронила его в младенчестве и он стукнулся головой. Ты ведь не собираешься всерьез оставить ему все свое состояние?
Такая перспектива совсем не радовала Робби, но альтернативы не было.
– Он не так уж плох.
– Ну, может быть, и не так уж, но вполне достаточно. Ты знаешь, что он помешан на табакерках? В его лондонской квартире хранится восемь тысяч пятьсот сорок три табакерки, и он норовит показать каждую из них.
Робби усмехнулся. Он не ожидал ничего приятного от этого разговора, но упоминание Лиззи о табакерках Тиоболда развеселило его.
– Ты-то, конечно, не была в его апартаментах?
– Конечно, не была. Незамужней девушке не пристало посещать апартаменты одиноких джентльменов. Он рассказал мне об этом на одном балу у Истхевенов. Все о своих табакерках. Поверь, я была счастлива, когда подошла Симпл Саймингтон и увела меня от него. Я впервые обрадовалась появлению старой толстушки.
– Может, сын Тиоболда будет достойнее.
– У него никогда не будет сына. Любая женщина, согласившаяся по глупости выйти за него, умрет от этого маразма, прежде чем дело дойдет до брачной постели. Дворецкий обнаружит ее бездыханное тело среди коллекции, в то время как Тиоболд будет восхищаться своей одна тысяча четыреста семьдесят второй табакеркой.
Робби улыбнулся:
– Вижу, мой кузен тебе не по вкусу.
– Робби, он никому не нравится, и ты знаешь это. Ему нельзя доверить продолжение рода Гамильтонов.
– У меня нет выбора. Единственное, что я хотел объяснить тебе, так это то, что я не могу жениться. Мне ни к чему жениться, потому что я не могу иметь детей.
Леди Фелисити затаилась в тени группы растущих в кадках деревьев, наблюдая, как лорд Уэстбрук и леди Элизабет покидали оранжерею. У лорда Уэстбрука был расстегнут жилет, а у леди Элизабет – сбившийся на бок ворот платья и распустившиеся по спине волосы. Они занимались чем угодно, только не любовались растениями Тинуэя.
Тем не менее они не пели себя как любовники. Они шли поодаль, не смотрели друг на друга и почти не разговаривали.
Интересно.
Неужели опыт оказался таким неприятным? Или настолько насыщенно эротическим, что их чувства притупились?
Фелисити надеялась на второй вариант. Раз уж ей суждено родить Уэстбруку наследника, то она хотела, чтобы процесс его зачатия был лучшим сексуальным опытом в ее жизни. А опыт у нее был богатый. Будучи очень изобретательной, она умудрилась испытать все возможное и при этом остаться девственницей.
Но если она хотела стать графиней Уэстбрук, а именно к этому она и стремилась, то ей придется иметь дело с леди Элизабет. О, она была готова к соперничеству.
Фелисити нахмурилась. Соперница ли ей леди Элизабет? Должно быть. Незамужняя, к тому же сестра герцога, который был другом графа. Помимо этого, леди Элизабет и Уэстбрука тоже связывают дружеские отношения. Тем не менее объявления о помолвке не было. Почему бы это?
Если леди Элизабет рассчитывала на то, чтобы стать графиней, то ей следовало бы лучше раскладывать свои карты. Раз Уэстбрук не очень торопится с предложением, ей нужно подставить его при свидетелях.
Фелисити вынырнула из-под листвы. Объект ее преследования со спутницей удалялись по коридору. Она не собиралась советовать леди Элизабет, как заарканить неподдающегося графа, потому что сама хотела сделать это.
Посмотрела на дверь оранжереи. Очередная загадка: с чего это Тинуэй помогал леди Элизабет? Ведь знал, что Фелисити охотится за Уэстбруком. Она видела, что граф пошел по этому коридору. Следовала за ним. Ему все же удалось ускользнуть, а вместо него она столкнулась с Тинуэем. И Тинуэй, как она ни пыталась отделаться от него, увел ее назад в музыкальный салон.
Тинуэю, как известно, чужда филантропия. Так почему же он поддерживал леди Элизабет? Если ему и следовало кому-то помогать, так это Фелисити. Она подруга Шарлотты, а Тинуэй, похоже, неравнодушен к ней.
Интересно, в чем там дело? Обычно весьма откровенная, Шарлотта проявила изрядную выдержку при упоминании имени барона и ничего не сообщила о своих с ним отношениях.
Что ж, в этом доме еще придется погостить несколько дней, так что времени достаточно, чтобы разгадать все загадки... и скомпрометировать одного графа. Нужно подумать над тем, какую устроить ловушку и как загнать его в нее. Западня должна быть недвусмысленной и сработать в присутствии публики. Нельзя дать Уэстбруку ни одного шанса ускользнуть.
Фелисити направилась наверх в свою комнату. К сожалению, в одиночестве. Лорд Питер, по-видимому, все еще ублажал Шарлотту.
Была идея пригласить его к себе в комнату после Шарлотты, но она отказалась от нее. Уж слишком он гордился вчера тем, что разделил постель с герцогиней. Что ж, утром должен был прибыть лорд Эндрю. Вот кто забавный. У него в запасе много интересных штучек.
Леди Фелисити остановилась на лестнице и улыбнулась. А ведь он просил руки леди Элизабет и получил отказ. Насколько помнится, он был весьма огорчен, получив от ворот поворот. Может быть, ему будет любопытно узнать, что леди Элизабет не лучше ее. О нем говорят как о довольно мстительном человеке.
Да, лорд Эндрю может действительно оказаться очень полезным.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Неотразимый граф - Маккензи Салли



хорошая книга
Неотразимый граф - Маккензи Салливирсавия
7.09.2010, 15.10





читайте.очень увлекательно.
Неотразимый граф - Маккензи Саллиирина
5.02.2013, 17.24





Поучительное пособие. Молодежи следует почитать.
Неотразимый граф - Маккензи СаллиНадежда
6.02.2013, 11.29





Прикольный роман, но на один раз.
Неотразимый граф - Маккензи СаллиКсения
6.02.2013, 14.16





Очень классный роман, интересный и с сюжетом, мне очень понравился! Первый роман за последнее время заслуживающий внимания!
Неотразимый граф - Маккензи СаллиТанчик
10.02.2013, 19.45





Самая большая чушь, которую я только читала. Все бегают с мокрыми кисками и эрегированными членами, а невинная девственница ведет себя, как прожженная гулящая баба.
Неотразимый граф - Маккензи СаллиАngie
18.08.2014, 21.58








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100