Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Рейн вскочила на ноги, когда услышала звук проворачивающегося в замочной скважине ключа. Она завернулась в одеяло. Она дрожала, но не от страха. Она ославила страх так далеко позади, что уже и не помнила, что это такое.
Сет протиснулся внутрь, бросив тяжелый, размером с ладонь, амбарный замок на комод. Рядом с ним он поставил что-то завернутое в салфетку. Она облегченно вздохнула, увидев, что его рана перевязана. Белые бинты бросались в глаза, пестрея на его загорелой коже. Изношенная красная фланелевая рубашка висела навыпуск, не застегнутая, не закрывая кровавых пятен на джинсах. В руке у него она увидела початую бутылку виски. Он крепко приложился к горлышку.
— Ты пьян, — прошептала она. Его глаза блестели диким светом.
— Это лекарство, — сказал он, указывая на повязку. — Болит, знаешь ли. Я тебе сандвич принес на случай, если ты проголодалась.
— Ты, наверное, шутишь.
— Угощайся.
Он снова приложился к бутылке. Она плотнее закуталась в одеяло.
— Ты не хочешь дать мне какую-нибудь одежду? — Ее голос звучал по-деловому.
Он поставил бутылку на комод рядом с амбарным замком и двинулся на нее.
— Не вижу смысла, — ответил он. Он рванул одеяло и нахмурился, когда увидел на ней платье. — Эта штука все еще мокрая, Рейн. Ты так заболеешь. Снимай. В комнате уже тепло. Даже слишком тепло.
— Я не хочу сидеть перед тобой голая.
Не стоило этого говорить. И она поняла это, как только слова сорвались с губ. Его глаза вспыхнули нехорошим огоньком.
— Круто, — заметил он. Он стянул тоненькие лямки с ее плеч и провел рукой по нежной коже. Платье упало, застряв ненадолго на ее бедрах, к исцарапанным, запачканным грязью ногам. Рейн с трудом заставила себя не отшатнуться и не прикрыться хотя бы руками. Она выпрямилась и совладала с лицом. Пусть смотрит. Она все равно сохранит достоинство, несмотря на наготу. Он изучал ее тело жадным взглядом, задерживаясь на деталях. Он продолжал гладить ее ладонью, не пропуская ничего, словно пытался запомнить на ощупь.
Несмотря на его непредсказуемое настроение и выпитый им алкоголь, она совершенно не испытывала перед ним страха. Она приложила тыльную сторону ладони к его щеке.
— Ты весь горишь, — тихо сказала она.
— А то я не знаю. И так каждый раз, когда смотрю на тебя.
— Тебе нужно принять аспирин или что-нибудь…
— Какая ирония. — Он прервал ее, как будто она и не говорила. — Первый раз я так отнесся к женщине, и вот как оно все обернулось.
Она приложила ладонь к его лбу, пытаясь остудить его.
— Ты ведь знаешь, что я никогда бы не сделала ничего, что может навредить тебе, — пробормотала она.
— Т-с-с, я не собираюсь обсуждать это.
— Но, Сет, мы должны… Он прижал палец к ее губам:
— Нет, не должны. Не хочу никаких ограничений.
Она уже натыкалась на эту каменную стену, но больше это ее не пугало. Не теперь, когда она видела другую сторону его натуры: его нежность, его безграничную ранимость. Она обняла его за талию, стараясь не задеть повязку.
Он отпрянул назад и съежился. Убрал от нее руки.
— Какого черта ты делаешь? — проворчал он.
— Хочу согреться. Ты не хочешь дать мне хоть какую-нибудь одежду, а мне холодно.
Он держался сурово.
— Плохая идея. Я сегодня не могу себя контролировать. Вообще не могу. Так что не доводи до греха, Рейн.
Она прижалась щекой к его груди и нежно потерлась.
— Я знаю тебя, — сказала она мягко, но упрямо. — Ты меня не напугаешь. Сет Маккей.
— Да ну? — Его рука обняла ее, согревая теплом. — А вот ты меня пугаешь, крошка, пугаешь до смерти.
Сет сам не заметил, как они оказались на матраце, а он был уже в ней.
— Верь мне, милый, — шептала она.
— Нет, — упрямо твердил он.
— Хотя бы смотри мне в глаза, когда мы занимаемся любовью. Хотя бы это ты должен для меня сделать.
— Это не любовь, и я ни черта тебе не должен.
Но тут словно ток прошелся по его телу. Он замер, чувствуя возбужденное напряжение, соединяющее их.
— Черт бы тебя побрал, — проворчал он.
— Вот видишь? — прошептала она. — Это любовь, Сет. И так каждый раз, когда мы вместе. И так будет всегда. Мы не можем причинить друг другу вред, это против нашей природы…
Несколько минут спустя Сет лежал позади нее, прижимаясь горячей грудью к ее спине.
— Сет, ты не надел презерватив. Мы вообще никак не предохранялись, — сказала Рейн.
— Презервативы остались в мотеле. Хочешь спросить у Макклаудов, можно ли воспользоваться их запасом?
— Нет, — прошептала она.
— Я так и знал. Без них гораздо лучше. Я готов разрядиться сразу, как только оказываюсь в тебе… Ладно, давай спать.
— Сет…
— Хватит разговоров на сегодня.
Она проснулась где-то посреди ночи. Лицо болело, сбитые ноги ныли, шерстяное одеяло противно кололось. Тяжелая рука Сета мешала дышать.
— Сет, ты спишь? — прошептала она. Он вздрогнул и поцеловал ее в шею.
— Уже нет.
Она развернулась к нему.
— Мне надо в туалет.
Он отбросил одеяло и потянулся за джинсами.
— Пойдем, я тебе покажу.
Она завернулась в одеяло и пошла за ним по сумрачному коридору. Он открыл дверь, дернул за цепочку, чтобы зажечь свет, жестом показал на туалет и закрыл за ней дверь. Комната была такой огромной, что сантехника, казалось, потерялась в ней. Только сейчас она поняла, как сильно она хочет помыться.
Она выглянула за дверь.
— Я хочу искупаться, — сказала она ему.
— Ладно, — ответил он и пошел обратно в спальню.
Она пустила воду. Дверь открылась, и вошел Сет с обогревателем в руках. Он поставил его повыше, воткнул его в розетку и стал ждать, скрестив руки на груди. Он так привлекательно выглядел, одетый в одни только джинсы. Он был просто ослепительно хорош.
— Ты не подождешь за дверью, я бы хотела побыть одна, — попросила она без особой надежды.
— Нет.
Он бесстрастно смотрел на нее. Вода наполняла ванну, откуда поднимался пар. Рейн вздохнула и позволила одеялу упасть на пол. Сет подхватил его и повесил на крючок над обогревателем.
Она скрутила волосы в пучок. Их бы тоже не мешало вымыть, но она не могла даже подумать о том, что ей снова придется ходить с мокрыми волосами. Она забралась в ванну, поморщившись, когда горячая вода коснулась ее разбитых ног. Она погрузилась целиком и закрыла глаза, расслабившись и слушая шум воды.
Сет выключил воду, когда она дошла де ее подбородка, и Рейн открыла глаза. Он взял мыло, выловил ее ногу и намылил ее, не пропуская ни одного пальчика, ни одного подъема. Он опустил ее, выловил вторую ногу и повторил процедуру с той же любовной заботой. В комнате не раздавалось ни одного звука, кроме плеска воды.
Ее сердце болело от любви к нему.
— Я тебя не предавала, — сказала она тихо. — Придет день, и ты поймешь, что я говорю тебе правду.
— Да? — спросил он, не отрываясь от занятия.
— Да, — ответила она воинственным голосом. — И ты будешь чувствовать себя последним придурком, что не поверил мне. И я буду наслаждаться каждой минутой этого.
Его губы тронула легкая улыбка.
— Пугающие перспективы.
— Посмотрим, как тебе это понравится, когда это произойдет. Ты уже знаешь правду, просто не хочешь признаться себе.
Он гладил мылом ее колено.
— Правда — штука относительная, — заметил он.
— Да ладно тебе, — выпалила она. — Ты сейчас говоришь, как Виктор.
Ее нога выскользнула у него из рук и с плеском упала в воду. Он вытер брызги с лица.
— Не сравнивай меня с ним. Учитывая, как идут дела, я могу и не дожить до того, чтобы выяснить правду.
Она дернулась, как будто ее укусили.
— Не говори так! — Ей вспомнился сон и печальные глаза отца на удаляющейся лодке. — Пожалуйста, не говори так, — повторила она, сдерживая слезы.
Жизнь непредсказуема, — тихо сказал он. — Ангел смерти в черной лыжной маске может выскочить из тьмы в любой момент. Все, что ты можешь сделать, — это смотреть ему в глаза и наслаждаться каждым мигом. Как я наслаждаюсь прямо сейчас.
Она посмотрела в его пылкие темные глаза. Он был ближе к ней, чем когда-либо. Они так оторвались от нормальной, обычной жизни, что она уже ничего не воспринимала как должное. Миллион невероятных вещей мог оказаться правдой, а другой миллион бесспорных правд мог оказаться чистой иллюзией. Но одно было точно. Она его любила. Он спас ей жизнь. Он был красив, смел, отважен. Сегодня он сказал ей, что любит ее, и он не лгал. Никогда еще в ее жизни никто не делал для нее так много.
Правда останется правдой. Хочет он сам поверить в это или нет. И если он не собирается слушать ее слова, то она скажет ему все единственным доступным ей языком.
Она протянула к нему руки. Она заставит его понять.
В окнах было темно, когда раздался стук в дверь. Сет поднял голову, как будто и вовсе не спал.
— Да?
— Время действовать, — тихо сказал кто-то.
— Я сейчас спущусь. — Он включил свет и оделся в полной тишине.
Рейн села, пытаясь придумать какие-нибудь слова. Сет не обращал на нее внимания, натягивая рубашку. За ночь повязка пропиталась кровью. Он глянул на повязку мельком и застегнул рубашку, ничего не сказав.
Паника захлестнула ее.
— Вы поехали за пистолетом, так? За пистолетом Корасон? Он не ответил.
Не преследовали образы. Алое на белом, кровь на повязке Сета. Его красная рубашка. Тюльпаны на полу. Проклятие Корасон. Слова сами рвались из нее, полные ужаса.
— Ладно, ты побелил Сет, я признаюсь во всем. Я рассказала Виктору. Не ходи. Это ловушка.
Он улыбнулся и опустился перед матрасом на колени, но глаза его оставались печальны.
— Ты — это нечто, дорогая. Никогда не знаешь, что от тебя ждать в следующую секунду.
— Сет, я…
Он прервал ее быстрым поцелуем.
— Не шали.
Он взял амбарный замок и улыбнулся ей как-то странно, по-доброму. Дверь закрылась, замок щелкнул, ключ заскрипел в скважине.
Она слышала его легкие шаги по лестнице и далекий приглушенный гомон мужских голосов. Все было как всегда — паника, крушение надежд. Лодка отплывает вдаль, а она слишком мала, слишком беспомощна, чтобы что-то изменить. Блики фар мелькнули в лесу, когда машина отъехала от дома. Она закрыла лицо руками и разрыдалась.
Вскоре она погрузилась в неспокойную дрему. Образы сменяли друг друга, пока наконец один не вытеснил все остальные: бесконечная водная гладь, простирающаяся во все стороны от Стоун-Айленда.
Вдали глухо ворчал гром. Порывы ветра вздымали парусную лодку отца и с хлюпаньем швыряли ее в воду. Он никак не соглашался взять ее с собой. Он хотел побыть один; эта вечная извиняющаяся улыбка: прости, Катя, но у меня нет сил веселиться. Мне нужен покой, чтобы подумать. Беги домой, к мамочке, ты ей нужна. Идет?
Какая ирония. Она нужна Аликс. Лодка отплывала все дальше. Он помахал ей рукой, и она вспомнила сон, который Всегда прошлой ночью. Она закричала ему. задыхаясь от паники, но он раскрыл парус, и лодка уплыла совсем далеко. Всегда, когда ей снились л и сны, случалось что-нибудь ужасное. А если Аликс вплела ее с заплаканными глазами, то вечно говорила, чтобы она перестала ныть, а не то мамочка потеряет терпение.
Она спряталась под корнями мертвого дерева, которое расстилалось прямо у воды. Ветры и дожди вымыли там маленькую пещерку, как раз чтобы туда уместилась одиннадцатилетняя девочка, свернувшись калачиком. Оттуда ей хорошо было видно лодку. Пока что ничего плохого не происходило. Она не смела даже моргнуть. Иначе чары рассеются.
Она услышала тяжелые гулкие шаги на пристани. Так ходил только Эд Ригз. Катя никогда не любила Эда, даже несмотря на то что он был хорошим другом ее матери. Он разговаривал с папой, как будто тот был глупеньким, а ведь папочка был самым умным человеком на свете, кроме разве что дяди Виктора. Эд притворялся хорошим, но это было неправдой. И недавно ей приснился сон про него. Почти такой же, как прошлой ночью.
Он стоял перед ней на пристани и смотрел на лодку, которую ветер носил по волнам, словно мотылька. Он долго смотрел, как будто решал что-то. Внешне она была совершенно спокойна, но сердце бешено стучало в груди, когда он отвязал лодку, запустил мотор и отплыл от берега. Пары дизельного топлива дошли до нее, и ее едва не затошнило. Он направился прямо к белой лодке, уменьшаясь и уменьшаясь, превращаясь в черную точку, пока его совсем стало не разглядеть. Ветер крепчал, волны плескались уже у самых ее ног, подбираясь ближе. Небо больше не было белым. Оно потемнело, расплываясь желто-серым подтеком, напоминая гигантский синяк. Громыхнуло ближе. Начался дождь.
Она по-прежнему смотрела на белый мотылек паруса, боясь пошевелиться, но чары уже не работали, Эд разрушил их. Она представила, что ее взгляд — это веревка, и попыталась подтянуть мотылька к себе, но тот порхал над волнами.
Она выбралась из своего убежища, карабкаясь по лестнице из корней. Она побежала по тропе наверх. Она не хотела остаться один на один с Эдом, особенно после того, что ей приснилось. Быстро темнело. Но тут она поняла, что она все еще в своих солнцезащитных очках с лягушками. Хотя в них она видела лучше, пусть ей и было темно.
Но она не успела убежать, Эд причалил и выскочил из лодки, оказавшись прямо перед ней. Его глаза были широко распахнуты.
— Что ты сделал с папой? — потребовала она объяснений.
Эд открыл рот. Его руки тряслись. Все его тело тряслось, хотя было тепло.
— Солнышко, что ты здесь делаешь одна, под дождем?
— Где мой папа? — снова спросила она уже громче.
Эд посмотрел на нее и присел перед ней на корточки. Затем он протянул ей руку.
— Пойдем, я отведу тебя к папочке.
Он наигранно улыбнулся ей, но вспыхнула молния, и его улыбка превратилась в то, чем и была на самом деле, — во что-то ужасное, зловонное, кишащее змеями. Как в страшном кино, что она видела по телевизору, когда взрослые ушли на одну из своих вечеринок.
Зарокотал гром. Она закричала и побежала от него, словно лошадь, вырвавшаяся из загона. Она быстро бегала, но у него были длинные ноги. Его рука сомкнулась на ее запястье, но она была скользкая, как рыба. Она выдернула руку и помчалась дальше. Очки спали, но она не остановилась, а лишь громче закричала и ринулась в расплывающуюся перед глазами зеленую муть…
В дверь постучали, и она села, подавившись криком. Снова постучали — тот же вежливый негромкий стук, который вырвал ее из пучин кошмара. Она завернулась в одеяло, сердце бешено колотилось в груди.
— Входите, — сказала она осторожно.
Замок щелкнул, и дверь открылась. Это был тощий парень с тросточкой, он прижимал к груди кипу одежды. Сет звал его Коннор, кажется. Он поприветствовал ее холодным грустным взглядом.
— Доброе утро, — произнес он.
— Вы не пошли с ними?
Его лицо сделалось еще напряженнее.
— Калекам достается работа нянек. — Он показал ей палку. — Я тоже от этого не в восторге, так что давайте не будем это обсуждать.
— Тогда почему вы просто не запрете меня и не уйдете? — спросила она. — Я все равно никуда не денусь из этой комнаты.
— Да уж. Совсем не то же самое, что двое наемников, которые гонялись за вами прошлым вечером. Да простит меня Бог, но если нас всех четверых убьют, то вы тут умрете от жажды и голода, прежде чем кто-нибудь услышит ваши крики. У нас здесь соседей поблизости нет.
Она сглотнула и отвернулась.
— Заставляет задуматься, да? Лично я считаю, что вы ни в чем не виноваты. Сета, правда, в этом убеждать бесполезно.
— Да?
Коннор стрельнул в нее взглядом.
— Да, — повторил он. — Бесполезно. — Он положил кипу одежды на комод. — Никто из нас подолгу тут не живет, так что одежды немного. Я собрал тут кой-чего из детских вещей Шона. Уж не знаю, подойдут ли они вам.
— Да, пожалуй, — согласилась она с благодарностью в голосе.
— Когда оденетесь, спускайтесь вниз, если хотите, конечно. Я сварил кофе, и есть еда, если вы проголодались.
— Так вы меня не будете запирать?
Он оперся обеими руками на палочку и посмотрел на нее, сузив свои зеленые глаза.
— А вы собираетесь делать какие-нибудь глупости?
Она затрясла головой. Несмотря на его трость, она понимала, что ей не справиться с этим человеком. Этот взгляд говорил ей, что он, пожалуй, так же опасен, как и Сет. Все братья Макклауд произвели на нее такое впечатление.
— Спасибо за одежду, — сказала она. — Я скоро спущусь. Кипа на комоде состояла из одного рванья. Из всего этого ей удалось выбрать потертые джинсы, которые подошли на бедрах, но были так длинны, что ей пришлось трижды закатать их. Они были исписаны грубыми антисоциальными надписями, сделанными несмывающимся маркером. Единственной рубашкой, которую приличная женщина могла надеть, оказалась черная косоворотка с надписью «Мегадет»
type="note" l:href="#FbAutId_18">[18]
. Она не закрывала пупок и туго обтягивала грудь.
Нашлась еще пара высоких кед, чей цвет невозможно было определить с точностью, настолько они выносились. Они были слишком большими, как у клоуна, и избитые ноги больно обдирались о грубую материю, но она зашнуровала их потуже, трогательно благодарная каждой дырочке под шнурки.
Вдоль лестницы висели картинки и рисунки. Она спускалась и рассматривала их. Некоторые были написаны углем, некоторые ручкой, а некоторые акварелью. В основном там были изображены деревья, животные, различные ландшафты. Их простота и сила вызвали в памяти молчаливую таинственность Стоун-Айленда.
Коннор опешил, когда вошел на кухню.
— Господи Иисусе! — воскликнул он. — Э-э, в смысле… ну да. Кофе в кофеварке. Чашки над раковиной. Сливки в холодильнике. Хлеб в хлебнице, если захочешь съесть пару тостов. Масло, джем, арахисовое масло и сливочный сыр — все это тоже в холодильнике. Выбирай что хочешь.
Она налила себе кофе.
— Там на лестнице очень красивые рисунки, — сказала она. — Кто автор?
— Мой младший брат, Кевин, нарисовал все это.
Она достала из холодильника кварту
type="note" l:href="#FbAutId_19">[19]
молока пополам со сливками и разбавила кофе.
— А Кевин — это один из братье), которых я встретила вчера?
— Нет, Кевин умер десять лег назад. Автомобильная авария.
Она уставилась па него, сжав картонную коробку. Дверца холодильника так и осталась открытой.
Коннор легонько толкнул дверцу, и она медленно закрылась.
— Это одна их многих причин, почему мы помотаем Сету, — сказал он. — Макклауды знают, что это такое — потерять брата.
Она посмотрела на потемневший в тостере хлеб. Во рту пересохло, аппетит пропал.
— Извини, — пробормотала она.
— Садись, — сказал Коннор, — поешь что-нибудь. Ты очень бледная.
Она заставила себя проглотить тост с арахисовым маслом под его пристальным взглядом, после чего он выдал ей фланелевую куртку, рукава которой свисали дюймов на пять ниже кончиков пальцев.
— Я собираюсь поработать здесь, в офисе. Я был бы признателен, если бы ты все время оставалась в поле видимости, — заявил он прямо. — Есть диванчик и цигейка, если ты замерзнешь. В шкафу есть книги. Разберешься сама.
— Спасибо. — Она устроилась на диване и отвернулась к окну. Коннор смотрел на экран монитора, поглощенный своим занятием. Она догадалась, за чем он мог наблюдать.
— Ты следишь за пистолетом? — Она поднялась на ноги. — Можно мне…
— Оставайся там и занимайся своими делами… пожалуйста. — Его голос звучал жестко. — И постарайся расслабиться.
— Конечно, — прошептала она. Да, как же, расслабишься тут.
Она села обратно на диван, подобрала под себя ноги и стала смотреть на туман, поднимающийся меж сосен. Прореха в облаках открыла ее взору сияющую горную вершину вдали, за каньоном. Это напомнило ей об опале.
По спине поползли мурашки. Она подумала о лодке Сета. Там она положила ожерелье в карман его пиджака. Она совсем об этом забыла. А Сет и вовсе об этом не знал.
Боже правый. Все дело в подвеске. Иначе и быть не может. Это она виновата в том, что убийца выследил их. Она снова поднялась на ноги, сердце ушло в пятки.
В этот момент гравий хрустнул под колесами подъезжающей машины.
— Коннор, я должна тебе кое-что сказать, — начала она. — Я…
— Тише, — он жестом приказал ей сесть обратно и подошел кокну, чтобы посмотреть, кто приехал. — Странно, — пробормотал он. — Не думал, что он знает об этом месте.
— Кто?
— Парень, с которым я работаю, — Коннор озадаченно смотрел в окно. — А точнее, на которого я работаю, учитывая, что его только что повысили. Иди наверх. Быстро. Он может зайти на чашечку кофе. Оставайся наверху, пока я не скажу тебе, что все чисто. И вот еще что, Рейн.
Она обернулась у самой лестницы.
— Да?
— Не заставляй меня жалеть, что я выпустил тебя из-под замка.
Она кивнула и побежала на чердак. Она посмотрела в окно над козырьком крыльца. Занавесок не было. Если выглянуть наружу, то тебя могут заметить. А это взбесит Коннора. С другой стороны, этот мужчина его коллега. Его босс. И уж точно ей он не угроза.
Но красные глаза человека в лыжной маске и пустой взгляд убийцы у отеля преследовали ее. За последние пять лет она научилась ничего не принимать как должное. Не выглянуть из окна — значит рискнуть нарваться на нечто худшее, чем гнев Коннора.
Она на цыпочках подкралась ближе к окну, оставаясь в тени, но мужчину скрывал козырек. Нужно было подобраться ближе. Входная дверь отворилась, Коннор вышел приветствовать гостя. Не сказать, чтобы его голос звучал дружелюбно, скорее нейтрально. Вопросительно. Она не слышала, о чем они говорили через двойное стекло.
Мужчина ответил, его голос звучал глубже, чем баритон Коннора. По спине ее побежали мурашки. Она придвинулась ближе. Если он посмотрит наверх, то точно ее увидит. С этой точки она видела только, что это лысеющий, немного полноватый человек, одетый в черный свитер. Коннор задал еще один вопрос, который она не услышала. Человек пожал плечами.
Коннор заколебался, затем кивнул, соглашаясь. Он добавил что-то еще, возможно, приглашая гостя в дом, и развернулся.
Она подавила бесполезный крик предупреждения, когда человек выхватил что-то из-за пазухи. Рукоять пистолета ударила Коннора по голове, и он упал, не издав ни звука. Мужчина присел перед ним на колени и потрогал его горло. Затем встал, оттолкнувшись рукой от его живота, и огляделся по сторонам.
Он посмотрел наверх. Их глаза встретились. Это был тот самый человек, которого она видела, когда ходила к Биллу Хейли. Это был друг ее матери, Эд Ригз. Старше и тяжелее, и сейчас у него не было усов, но ошибиться она не могла. Он пытался убить ее семнадцать лет назад. Он пришел, чтобы закончить работу.
Он исчез под козырьком крыльца. Она осмотрелась вокруг, увидела пустую комнату и сжалась от тошнотворного чувства дежа-вю. Боже, снова одна в спальне без оружия. От лампы толку не было: хрупкая рама из бамбука и ткани. На комоде стояла бутылка виски. Она схватила ее и взвесила в руке. Бутылка была почти пустой. Чуть лучше, чем ничего.
Он уже не купится на дешевый трюк с бутылкой за дверью, но трусливо ждать, пока он придет за ней, она тоже не собиралась. Она уже пробовала такой подход и с уверенностью могла заявить, что ну его к черту. Особенно если учесть, что на этот раз никто не спешил спасать ее. Сет бегает за пистолетом Корасон. Коннор в отключке. Она молила Бога, чтобы тот был жив и не сильно ранен.
Все зависело от нее. Опять же до недавнего времени так оно и было.
Рейн крепче сжала горлышко бутылки. Затем она увидела тяжелый амбарный замок на комоде и взяла его тоже. Она спрятала бутылку за спину и медленно пошла по ступенькам вниз. Ей было страшно до смерти, но она не покажет этого. Кто лучше не умеет притворяться? Всю жизнь она готовилась к этому моменту. Великое последнее притворство. Она даже не пыталась идти неслышно. Напротив, она топала. Насколько это было возможно в клоунских кедах.
— Привет, Эд.
Ригз свернул за угол лестницы. Он оторопело уставился на нее.
Это напоминало постер с дешевого рисованного комикса. Девчонка стояла на верхней ступеньке. Ноги широко расставлены, грудь вперед. В своем сексуальном наряде, с растрепанными волосами, она выглядела бесподобно. Сейчас он понимал, почему Новак хочет ее. Даже синяки на лице не сильно портили картинку. Она выглядела как супермодель под кокаиновым кайфом, сексуальная, дикая и совершенно непредсказуемая.
Не забывать о деле! Он делает это для Айрин.
Он поднял пистолет и наставил на нее.
— Я не хочу причинять тебе вред. Выражение презрения не исчезло с ее лица.
— Тогда зачем ты тычешь в меня пистолетом, Эд?
— Тебе придется сейчас пойти со мной, — сказал он ей. — Если ты не начнешь глупить, то с тобой все будет в порядке.
Она шагнула вниз. Прежде чем он понял, что делает, он отступил на шаг, как будто она была опасна для него.
— Ты убил моего отца. — Ее голос звенел от нескрываемой ненависти.
Он продолжал целиться в нее, но она, похоже, не видела его или просто не придавала значения.
— Старые новости, — сказал он, посмеиваясь. — Кроме того, это был акт милосердия. Питер спал и видел, как бы покончить с собой. Я только избавил его от страданий. Спускайся сюда, медленно и спокойно, Катя. Не усложняй себе жизнь, договорились?
Ее глаза странно светились, как у Виктора, когда у него было плохое настроение.
— Зачем мне это? — спросила она. — Ты ведь все равно меня убьешь. Ты уже пытался, когда я была ребенком. Помнишь это, Эд? А я вот не забыла.
— Как же, как же, помню, ты и тогда была маленькой сопливой дрянью. Не валяй дурака, Катя. Будь паинькой. Шаг за шагом.
— Да пошел ты, боров. Ты убил моего отца.
Ее губы растянулись в безумной улыбке, обнажив зубы. Она достала из-за спины руку с бутылкой и бросилась на него, издав воинственный крик.
Он инстинктивно поднял руку, защищаясь. Ту самую руку, о которую она разбила торшер. Он взвыл от боли и не среагировал на железную штуку, которую она запустила следом. Металл ударил его по челюсти.
Затем эта маленькая дрянь прыгнула прямо на него.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100