Читать онлайн Твой навсегда, автора - Маккена Шеннон, Раздел - ГЛАВА 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твой навсегда - Маккена Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 91)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твой навсегда - Маккена Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твой навсегда - Маккена Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккена Шеннон

Твой навсегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 2

Жест буквально сразил его.
Саймон мгновенно узнал ее, когда она прикрыла ладонью рот и быстро взглянула поверх руки. Но ему пришлось выдержать борьбу с памятью, чтобы совместить образ прежней Эл с этой сногсшибательной блондинкой. Он помнил худышку с испуганными, широко раскрытыми глазами, глядящими вверх из-под густой челки. Рот, казалось, был слишком велик для ее лица.
Женщина в кухне не имела ничего общего с той нескладной девочкой, у которой, пардон, не за что было подержаться. Что сзади, что спереди. У этой женщины были шикарные, круглые ягодицы, немедленно привлекшие его взгляд, когда она наклонилась к холодильнику. И то, чем она была наделена внизу, превосходно уравновешивалось тем, что у нее имелось наверху. Высокая, полная грудь мягко подпрыгивала при движениях. Нежный, лакомый кусочек так и просился в рот. Именно то, что Саймону нравилось.
Ее рука опустилась, обнаружив сочный чувственный рот. Темные брови больше не сходились впритык у переносицы. Изящные скулы и щеки окрашивал розовый румянец. С годами глаза и рот сделались очаровательными. Волосы цвета бронзы с золотыми прожилками, точно волнистый занавес, достигали ягодиц. Эл Кент превратилась в красавицу. Прежний и новый образы сошлись вместе, образовав одно бесшовное полотно. Как он мог даже на мгновение не узнать ее? Он хотел стиснуть ее в объятиях, но что-то витавшее вокруг них удержало его.
Пауза затянулась, и в воздухе повисло тяжелое молчание. Она не выказала ни удивления, ни радости. На самом деле вид у нее был почти испуганный.
– Эл? – Саймон сделал нерешительный шаг вперед. – Ты узнаешь меня?
Ее нежный рот поджался.
– Разумеется, узнаю. Ты совсем не изменился. Просто я была… удивлена, что ты не узнал меня.
– Я не помню, чтобы ты была так прелестна, Эл. – Слова вырвались раньше, чем Саймон успел их оценить. Не показались ли они ей глупостью или грубостью?
Судя по всему, Эллен именно так их и восприняла. Она схватила с прилавка бумажное полотенце и оторвала от рулона кусок. Собрала разбитые яйца и выбросила месиво в мусорную корзину, потом намочила другой кусок. Ее длинные волосы болтались впереди, закрывая, как вуалью, ее лицо.
– Что-нибудь не так, Эл? – осторожно спросил Саймон. – Я сделал что-то неправильное?
Она присела на корточки с полотенцем, вытирая как губкой плитку.
– Ничего неправильного.
– Но ты не смотришь на меня.
– Теперь меня зовут Эллен. – Она швырнула в мусор грязное полотенце. – И потом, что ты ожидал? Ты исчез и не давал о себе знать семнадцать лет. Ни письма, ни телефонного звонка. Даже почтовой открытки не прислал, сообщить, что ты не умер. Ты думал, что после этого я брошусь в твои объятия, визжа от радости?
Так. Значит, она не забыла его. Несмотря на ее гнев, у Саймона поднялось настроение.
– Гм… я… сожалею, что не писал, – пробормотал он.
Эллен демонстративно повернулась к нему спиной.
– Я тоже сожалею, что ты этого не делал. – Она принялась усердно перемывать чайные чашки.
– Какое-то время моя жизнь была поистине сумасшедшей. Я кое-как перебивался, чтобы просто выжить, пока не пристроился на военно-морской флот. Там меня несколько лет гоняли по всему земному шару, и я тем временем соображал, кем бы мне хотелось стать…
– И кем же? – спросила Эллен. Голос ее звучал язвительно, с вызовом.
– Фоторепортером, – ответил Саймон. – Внештатным, в данный момент. Все эти годы я провел в разъездах, главным образом в зонах военных конфликтов. Со временем жизнь моя более или менее наладилась, но я боялся… – Он запнулся.
– Да? – Эллен резко повернула голову. – Ты боялся чего?
– Что ты могла меня забыть, – сказал он.
Она ничего не ответила и, отвернувшись к стене, стала вешать чашки на крючки. Его рука, оказавшаяся у нее на плече, заставила ее вздрогнуть. Она выронила одну чашку, та зацепила другую, находившуюся ниже на крючке. Обе чашки разбились на мелкие осколки, со звоном разлетевшиеся по мраморному прилавку.
Саймон зашипел сквозь зубы и отнял руку.
– Ради Бога, извини. Это были бесценные старинные реликвии? Эл, прошу тебя, скажи, что это не так!
– Моя прабабушка привезла их из Шотландии в тысяча восемьсот девяносто четвертом году. Эти чашки путешествовали с ней вокруг мыса Горн.
– О Господи! – Саймон мучительно поморщился. – Терпеть не могу фамильные ценности.
– Это была часть ее приданого.
Я же извинился, – резко сказал он. Наступила неуютная тишина.
– Я вижу, ты по-прежнему оставляешь после себя хаос и разруху, – сказала Эллен.
– Это точно, – безразличным тоном сказал Саймон. Гнев определил выбор правильных средств обороны. – Как всегда, Эл.
– Некоторые вещи никогда не меняются, – пробормотала она.
– Совершенно справедливо, – мрачно согласился Саймон.
Эллен бочком прошла мимо него.
– Ах да, о чем мы говорили? Так что привело тебя обратно в Ларю?
Ее небрежный тон вызвал у Саймона раздражение.
– Я получил известие о Гасе, – сказал он.
– Только сейчас? – удивилась Эллен. – Но он умер пять месяцев назад.
– Письмо Хэнка не сразу нашло меня. Это он, Хэнк Блейли, написал мне. Мой школьный учитель по художественному творчеству. Помнишь его?
– Конечно, – сказала Эллен. – Никогда не думала, что он знает, где ты. И что это за место? – Глаза ее были полны недоверчивого любопытства.
– Афганистан, – коротко сказал Саймон без дальнейших объяснений.
– Значит, Гас оставил тебе свою собственность? – спросила Эллен, прервав неловкую паузу.
– Понятия не имею. Я не особенно об этом забочусь.
– Вы не виделись с тех пор, как ты…
– Ни разу, – сказал Саймон.
Эллен склонила голову набок, внимательно изучая его.
– Тогда почему ты вернулся?
– Не знаю. – Саймон сделал беспомощный жест. – Гас кончил жизнь самоубийством. Я не могу этого понять. Я должен был побывать на месте и все это обмозговать.
– Я понимаю, – сказала Эллен.
Под ее твердым пронизывающим взглядом Саймон чувствовал себя совершенно прозрачным. Таким же уязвимым, как тот нечесаный, нищий и полуголодный подросток семнадцать лет назад.
Он ответил ее же оружием, глядя ей прямо в лицо, пока его холодный взгляд не заставил ее покраснеть и отвести глаза.
– Я тут спрашивал насчет отеля. Люди сказали мне, что ты переделала Кент-Хаус под гостиницу.
– Ты хочешь здесь комнату? – спросила Эллен. На ее напрягшемся лице появилась тревога.
– Я не могу остановиться у Гаса, – сказал Саймон. – Там нет воды, нет электричества. И кругом отвратительная грязь. Мне доводилось спать и в худших условиях, но здесь я бы этого не хотел.
Эллен сцепила тонкие кисти рук. У нее были розовые ногти, отливающие перламутром. Нежные светлые волоски на ее предплечьях поблескивали золотом.
Так. Он заставил ее нервничать. Она не хотела размещать его в своем доме. Черт подери, было бы ребячеством пытаться играть на ее самолюбии. Саймон прекрасно понимал, что он должен сжалиться над ней и тащиться в другой отель. Но одного понимания здесь было недостаточно. Сидящий в нем строптивец, похожий на Гаса, непременно должен был ее подразнить.
– Эл, если ты меня боишься, я уйду. Я не хочу доставлять тебе беспокойство. Я пойду к Хэнсону.
– Я боюсь тебя? Да не смеши ради Бога!
Саймон покачал головой:
– Нет, я серьезно. Если тебе неудобно…
– Почему мне должно быть неудобно? Я свободный человек и знаю свое дело. А у Хэнсона в мотеле дурной запах! И мебель в жженых пятнах от сигарет!
– Это ужасно, – пробормотал Саймон.
Она сердито сверкнула глазами.
– И еще клопы! Тебе хочется мыться в одной ванне с тараканами? Тебе нравится паутина на оконных занавесках?
– Что угодно, только не это.
Успех был налицо. Саймон поднял руки в знак капитуляции, прилагая все усилия, чтобы не ухмыльнуться. Комната была ему обеспечена.
Эллен прищурила глаза, давая понять таким образом, что он манипулирует ею.
– Я так понимаю, Мисси тебя не зарегистрировала?
– Если ты имеешь в виду девушку за конторкой в фойе, то нет, – сказал Саймон. – Она только взглянула на меня – и тотчас убежала. Похоже, она порядком не в себе.
– О Боже, – вздохнула Эллен. – Ну что мне делать с этой девушкой! Значит, она не дала тебе наш рекламный проспект.
– Никакого проспекта, – подтвердил Саймон.
– Ладно. Иди за мной. – Эллен направилась в столовую. – Я объясню тебе наши правила. Плата вперед, наличными или с кредитной карточки. Я стараюсь избегать чеков иногородних банков. Континентальный завтрак – от семи тридцати до десяти, по будням. Полный завтрак – по субботам и воскресеньям, с девяти до двенадцати. Те, кто встает рано, найдут в столовой чай и кофе, с шести тридцати. Кофе, чай и легкая закуска подаются в пять…
– Легкая закуска? – насмешливо повторил Саймон. – Фантастика!
– Да, булочки, печенье или свежие пирожные. – Эллен бросила взгляд через плечо, что придало Саймону смелости поддерживать шутливый тон. – И естественно, на сон грядущий, – продолжала она, – гости собираются в салоне на стаканчик хереса. В качестве бонуса.
Саймон последовал за ней в фойе, пристально глядя на изящный изгиб ее спины.
– Стаканчик хереса? Блеск! Это ли не изысканность!
– Ты также волен скрываться у себя в комнате, если предпочитаешь уединение. Лично мне все равно. – Эллен юркнула за конторку взять автомат для кредитных карточек. – Та комната, которая сейчас свободна, стоит сто двадцать долларов за ночь. Плата наличными или по счету?
– По счету, я полагаю, – сказал Саймон, погруженный в собственные мысли.
– Прекрасно. – Эллен достала из бюро регистрационную карточку и быстро поместила ее в нужную ячейку. – Как долго ты собираешься оставаться?
– Давай начнем с недели.
Эллен протянула руку за кредитной карточкой. Саймон выудил ее из своего бумажника и шлепнул ей в ладонь.
– Да брось ты, Эл.
Она тотчас отвела глаза, и ее профессиональная улыбка слегка померкла.
– Бросить – что? – Эллен вставила карточку в автомат.
– «Профессиональное пение и танцы!» – продекламировал Саймон. – «Привет, это я, Саймон! Есть кто-нибудь дома?» Помнишь, Эл?
Она провела машинкой по его карточке и стала набирать номер кода, постукивая пальцами по клавиатуре.
– Я не понимаю, как ты можешь о чем-то говорить. Семнадцать лет я о тебе даже не слышала. Где ты? Что с тобой? Умираешь ли ты с голода, болен или погибаешь где-нибудь в сточной канаве…
Саймон поднял руки вверх:
– Ну ладно, сказала один раз – и будет. Хорошо, Эл?
– И когда ты наконец появляешься, – продолжала она, – ты приходишь ко мне просто потому, что тебе нужно где-то переночевать. В точности как в старые времена. Дружище Эл, такая полезная и удобная! – На дисплее наконец появился код. Эллен быстро нацарапала его в своем бланке и бросила Саймону его карточку. – Что тебе теперь от меня нужно?
Он положил руки на конторку и наклонился вперед.
– Я скажу тебе, чего я не хочу. Я не собираюсь использовать тебя, Эл. И никогда не собирался. Ни тогда, ни теперь. Если ты хочешь, чтобы я ушел, я уйду. – Саймон четко проговаривал каждое слово.
Эллен издала фукающий звук и в сердцах рванула выдвижной ящик. Отыскав там длинный ключ старинного образца, она швырнула его Саймону через конторку.
– Будешь жить в комнате наверху.
– Ха! В твоей прежней спальне? – Саймон взял ключ. – Я помню. Ты позволяла мне там спать, когда Гас напивался до чертиков. Ты приносила мне булочки, какао и другую еду. Правда, я не помню, чтобы я когда-нибудь входил через дверь. Я всегда забирался в ту комнату по дереву.
Эллен опустила глаза. Ее розовые щеки стали еще ярче. Она пододвинула к нему бланк и ручку.
Саймон подписал его и толкнул обратно через конторку.
– Эл, позволь мне объяснить тебе кое-что.
– Нет. Нечего мне объяснять. Я и так уже слишком заговорилась. – Она выбралась из-за конторки. – Сейчас я покажу тебе твою комнату, если хочешь. Я надеюсь, Мисси прибрала там.
– Эл, позволь мне…
– У тебя будет персональная ванна, – сказала Эллен, пятясь к лестнице. – Я перестроила дом, так что в каждой комнате есть своя ванна.
– Слава Богу, – сказал Саймон. – Она мне очень нужна. Я не хотел бы встретиться с миссис Мюриэл Кент без душа и без бритья.
Эллен прочистила горло.
– Моя мать здесь больше не живет. Она переехала в Калифорнию несколько лет назад. Я купила у нее дом, так что ты… гм… спасен.
– Понятно. – Саймон уставился на изящный овал ее щеки, размышляя, так ли ее кожа нежна на ощупь, как выглядит. Он старался не смотреть Эллен в глаза. О, наказание… У нее были поразительные глаза. Гипнотические. Чувственные. Текучего золотисто-коричневого цвета, с вкраплением брызг лесной зелени. С бездонной чернотой в центре – от ее зрачков, расширяющихся и сокращающихся с еле уловимой пульсацией.
Косые солнечные лучи проникали через витраж наверху, падая ей на лицо и руки. Украшая позолотой кончики ее ресниц и выгоревший пушок на предплечьях. Ее растрепавшиеся волосы сияли как нимб ангела с древней фрески.
– Саймон? – прошептала она. – Что ты делаешь?
Он подошел так близко, что ее грудь почти касалась его груди. Стоило ему качнуться вперед – и он мог обнять ее.
Память снова разверзлась перед ним. Дым. Роса. Рассвет. Эл. Чувственное обещание в ее глазах. Тугие тиски ее непорочного тела. Она почти убедила его остаться. Но он знал уже тогда, что никто, даже самый близкий человек никогда его не спасет. Такое уж выпало ему странное счастье – постоянно попадать под перекрестный огонь. Всем хорошим в своей исковерканной жизни он был обязан Эл, ей единственной. И самое доброе, что он мог для нее сделать, – это удалиться как можно дальше от нее.
Тогда у него не было причин думать, что что-то может измениться. Но вот по прошествии семнадцати лет он снова здесь, и благоухающие волосы Эл находятся всего в каких-то дюймах от его носа. Руки его были уже готовы скользнуть вокруг ее талии, чтобы крепко прижать к себе это роскошное нежное тело.
– Э-э-эллен? – проговорил над ними слабый прерывающийся голос.
Оба тотчас отскочили в разные стороны, будто застигнутые во время поцелуя.
– Да, Мисси, – ответила Эллен. – Я здесь. – Голос ее был изумительно ровный.
– Гм… тут приходил какой-то мужчина, – сказала девушка. – Я подумала, он хочет комнату. Но я еще не прибралась наверху, и ванна тоже была грязная, поэтому я ее вымыла. Хотя, может, он уже ушел, – добавила она и слабыми неуверенными шагами стала спускаться вниз.
– Нет, Мисси, он не ушел, – сказала Эллен мягким и терпеливым тоном. – Он как раз здесь. Познакомься с мистером Саймоном Райли.
Мисси взвизгнула и замерла на лестничной площадке. Эллен покачала головой и после короткого тихого вздоха попыталась успокоить девушку:
– Все в порядке, Мисси. Можешь зарегистрировать гостя. Помнишь, я тебе показывала, как пользоваться аппаратом? Ты очень хорошо с этим справлялась.
Ее помощница, худосочная девушка в хлопчатобумажной рабочей блузе, все еще жалась к перилам. У нее было бледное лицо и пепельно-русые тщательно зачесанные назад волосы. Если бы лицо не было таким встревоженным, ее можно было бы даже назвать хорошенькой.
– Привет, Мисси, – сказал Саймон, стараясь, чтобы его голос не звучал угрожающе.
– Здравствуйте, – прошептала она.
– Молодец, что приготовила комнату, – похвалила ее Эллен. – Почему бы тебе не сполоснуть бруснику? А я пока провожу мистера Райли наверх.
Мисси кивнула и быстро, как мышь, юркнула мимо них с опущенными глазами. Саймон вопросительно посмотрел на Эллен.
Она развела руками:
– Что тут скажешь! Тяжелый случай. Но я все еще не теряю надежды. – Эллен боком прошла мимо Саймона, стараясь не коснуться его, и стала подниматься по лестнице. – Такие вещи требуют времени.
– Я вижу, – сказал он. – По-прежнему пытаешься спасать вселенную. Ты всегда была приманкой для убогих и безнадежных.
Эллен наградила его через плечо холодным взглядом.
– Вовсе нет. Я теперь очень практичная. И далеко не так сентиментальна, как раньше. – Она набрала воздуха в грудь и, сделав медленный выдох, приступила к экскурсу: – Спальни с фасада выходят на реку, но из твоей комнаты, единственной, также открывается вид на…
Эллен продолжала что-то говорить по стандартной программе бодрым, хорошо поставленным голосом хозяйки отеля. Но Саймон перестал ее слушать, отпустив свое внимание в свободный дрейф, блуждая взглядом по густому каскаду ее волнистых волос.
– А это, как ты видишь, библиотека с большим собранием книг. Гости приходят в эту комнату почитать или полистать журналы. Но мы призываем проявлять взаимную вежливость и соблюдать здесь тишину. Если кто-то захочет побеседовать, для этого есть застекленная терраса, салон, столовая, гостиная и веранда.
– Представляю себя задравшим ноги вверх и читающим газету в интеллектуальном святилище Фрэнка Кента, – заметил Саймон. – Это будет в высшей степени странное ощущение.
Эллен остановилась у двери, ведущей в верхнюю комнату.
– Сомневаюсь, что отец сможет выразить недовольство твоим поведением. Он умер шесть лет назад.
Саймон мысленно выругался.
– Извини, пожалуйста.
– Ничего, – сказала она и продолжила объяснения: – Если подняться по этим ступенькам, то…
– Эл, я был здесь раньше, разве ты не помнишь? Ты можешь расслабиться? Прошу тебя.
Она, будто не слыша, продолжала, строго следя за своим голосом:
– Вот верхняя комната. Боюсь, что она недостаточно велика для кровати королевских размеров. – Эллен отперла дверь и распахнула ее. – Поэтому я посчитала, что обычный размер будет уместнее. – Она жестом пригласила Саймона войти.
Он оглядывался кругом, сбитый с толку изменившейся обстановкой. Раньше в этой комнате стояла односпальная кровать с гофрированным бело-розовым покрывалом. Рядом находился белый туалетный столик с высокой стопкой книг. На стене висел плакат, где прекрасная дева с пылающим взором восседала на единороге.
Прежняя спальня превратилась в нейтральную, сделанную со вкусом, милую комнату. Стены оклеены дорогими обоями с неброским цветочным узором, кровать с четырьмя столбиками в старинном стиле покрыта пестрым пледом. В комнате были также умывальник, большое зеркало, деревянное бюро и пушистый ковер.
Саймон чувствовал себя обкраденным.
– От тебя здесь больше ничего не осталось.
– После перепланировки я поселилась в бывших хозяйских покоях.
– Я вижу, – сказал Саймон и уныло посмотрел в окно. – Но по крайней мере тот дуб более или менее сохранил свой вид. Только стал выше.
– Ванная комната рядом, вниз по лестнице, – сообщила Эллен. – Я позабочусь, чтобы Мисси оставила тебе свежие полотенца, губку и…
– Прекрати! – не выдержал Саймон. Голос его прозвучал жестче, чем он хотел. Эллен вздрогнула. Он умолк, подбирая слова, чтобы вложить в них свои чувства, растерянные в замешательстве. – Не обращайся со мной так официально, – сказал он беспомощно. – Мы с тобой были друзьями. Разве нельзя вернуться к тому, на чем мы остановились?
Эллен уронила волосы на лицо, позволив себе прикрыться вуалью.
– Ты помнишь, как это было, когда мы остановились, Саймон?
Черт побери, да! Пожар и дым. Обезумевшие лошади с их ржанием, отзывающимся в голове. Запредельно подскочивший адреналин. Хрупкая девочка, обвивающая себя вокруг него. Всплеск тепла и смущающего желания. Едва ли он мог забыть подобное.
Он осторожно прочистил горло.
– Помню.
Эллен попятилась к двери.
– Тогда ты должен понимать, почему мы не можем вернуться к тому же. О, уже почти подошло время чая! – спохватилась она. – Я должна…
– Эл, не уходи, прошу тебя, – настаивал Саймон.
– Я должна все организовать в столовой. Мисси одна не справится. Если хочешь, можешь через полчаса присоединиться к нам. Будет кофе, чай и булочки. – Эллен немного помедлила. Глаза ее до краев заполнились слезами. Она закачала головой, отвергая их – с ним вместе. Волосы ее завихрились в водовороте, когда она резко повернулась кругом.
Дверь со щелчком захлопнулась. Легкие шаги застучали по ступенькам и замерли, сделав короткую паузу. Заботливая хозяйка должна была убедиться, что в его ванной комнате есть полотенца и губки. Всегда и во всем совершенна.
Шаги возобновились и вскоре затихли.
Скинув ботинки, Саймон повалился на кровать и подпрыгнул на ортопедическом матрасе. Как это похоже на Кентов! Все только лучшее.
Его импульсивное желание остановиться здесь явилось для него не меньшим сюрпризом, нежели для нее. Саймон впервые осознал, что, находясь здесь, в Ларю, он может причинить вред не только себе самому, но и ей. Для него явилось полной неожиданностью, как она потрясающе хороша. К этому он не был готов. Сейчас он поступал нечестно. Это грязная, отвратительная выходка с его стороны.
Эл была так добра к нему. Когда он был выброшен в открытый мир, у него не было ничего, кроме ее наволочки с едой и деньгами. Тогда Эл поддержала его. В его представлении она была символом дома и безопасности. Но те прежние представления были неверными. Эл была просто несчастным, ласковым ребенком. Сердобольной ко всем. И он этим воспользовался, овладев ею прямо на клумбе ее матери.
После той ночи в его жизни было много секса. И много жарких минут. Но даже самым жарким из них было далеко до мощи эмоционального взрыва в ту сумбурную ночь среди цветов.
Саймон закрыл глаза и перевернулся на живот. Он считал, что ведет себя как мерзавец. Он не имел права появляться в этом доме со своими эротическими фантазиями о прекрасной принцессе. Семейное счастье со стороны кажется вещью приятной и возбуждающей, но на него это не распространяется. Он точно знал, по какому сценарию будут развиваться события.
Началось с малого – разбитых яиц и антикварных чашек. Дальше все пойдет по нарастающей, хуже и хуже. Однажды Эл поймет, что неприятностей от него больше, чем он сам стоит. Тогда он окажется в очень трудном положении.
Саймон всегда предпочитал избавить себя от этого унижения заблаговременно.
Тем женщинам, с которыми он спал, он всегда говорил без утайки, что их отношения не накладывают никаких обязательств. Отсутствие таковых он пытался компенсировать сексуальным удовлетворением. Во всяком случае, в этом отношении он действительно был щедр. Ублажение женщины в постели являлось искусством, и он посвятил себя его изучению со всей основательностью.
Но такая женщина, как Эл, не удовлетворится, пока мужчина не встанет на колени, обещая достать ей луну.
Расследование смерти Гаса сулило ему адские страдания. Однако использовать Эл, чтобы найти утешение и развеяться, было бы несправедливо. Тем более что он собирался уехать отсюда. Один раз это уже было, и она до сих пор не изжила обиду.
Подобные женщины не для таких, как он. «Мужчина – гарант несчастья», – с иронией подумал Саймон. Эта мысль заставила его горько рассмеяться.
Эта ухоженная спальня годилась для благопристойного секса в добрых старых традициях. Поэтому Саймон чувствовал себя здесь не на месте. Не сказать чтобы сам он когда-либо следовал подобным приличиям, но его изощренный ум был готов представить и такое тоже. Кровать с четырьмя столбиками. Прекрасные полотняные простыни. Большие пуховые подушки. Классная женщина. Почему нет? Он мог себе это вообразить.
Разумеется, он сверху. Благословенная позиция. Электричество выключено. Через окно струится лунный свет. Их тела будут осмотрительно задрапированы пледом, когда он двинется внутрь ее. Нежно ее обнимая. Благоговейно глядя в глаза. Все прилично, чинно и благородно.
Bay! Приятель! Его мужская плоть над ним подшутила. Саймон вынужден был перевернуться на бок, чтобы дать ей какое-то пространство. Он представил, как Эл, нагая, хрупкая, лежа под ним, вбирает его в себя. Глубоко. Скользяще. Пружинисто. Он начинает двигаться внутри ее, целуя ее – жадно, страстно. И ласкает ее соски, пока она льнет к нему в стремлении к удовольствию, отдавая себя. Подобно тому, как она отдавалась той ночью, много лет назад, позволив ему познать, какой неистовой может быть ее девичья страсть.
Нет, для почтенного, приличествующего секса это было слишком. Фантазии явно выходили из рамок. Но прежде чем Саймон это понял, воображение нарисовало следующую картину. Подушки вместе с прекрасным пледом сброшены на пол, и простыни сорваны с матраса. Вспыхнувшие зарницы высвечивают розовые и золотистые штрихи ее гладкой кожи. Он пробегает по ней языком, слизывая каждую соленую капельку.
Он поворачивает ее тело так и сяк, пока не выяснит, что заставит ее трястись и рыдать от удовольствия. Он стремится доставить ей наслаждение, безудержно и алчно. Выдать все от и до, на полную катушку.
Саймон уже просунул руки в джинсы, дав себе некоторое облегчение, как вдруг с подушки скатилось что-то маленькое и круглое. Это что-то угодило ему в голову и, отскочив от макушки, разместилось в ямке у шеи. Он выудил шарик, завернутый в золотую фольгу, и засмеялся. Ну вот! Как только дело дошло до крамольных мыслей, Эл в ту же минуту бомбардирует его шоколадом. Саймон развернул фольгу. Шоколад. Темный, как полночь, сладко-горький шоколад, наподобие того, который всегда любил Гас.
Саймон сел на кровати, сунул за щеку шоколадный шарик и уткнулся лицом в ладони. Пока во рту, точно шлейф, стелился изысканный вкус, перед закрытыми глазами в золотистой дымке светилось лицо Эл.
«Ты видишь, что делаешь только хуже себе, Саймон».
Ее последние слова из того памятного разговора.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твой навсегда - Маккена Шеннон



Прекрасный, очень нежный, трогательный роман. Искренне наслаждалась чтением! Советую читать!
Твой навсегда - Маккена ШеннонТатьяна
17.02.2013, 0.34





Советую!!!!! Читать!!!!! Сюжет не нов, но!!!!!!! Очень люблю такую манеру написания: диалоги живые, настоящие!!!! Так разговаривают и чувствуют настоящими люди в жизни! Для меня стоит в одном ряду с таким книгами как " Однажды летом", "У любви свои законы"
Твой навсегда - Маккена ШеннонMirta29
18.07.2013, 21.26





Очень понравилось...не оторваться... Читать!!! Страсть, эротика, любовь... Удовольствие от хорошей литературы!
Твой навсегда - Маккена ШеннонStefa
26.11.2013, 1.03





Очень понравилось...не оторваться... Читать!!! Страсть, эротика, любовь... Удовольствие от хорошей литературы!
Твой навсегда - Маккена ШеннонStefa
26.11.2013, 1.03





Все ничего...но с сексом и их фантазиями-перебор....
Твой навсегда - Маккена ШеннонNatali
26.11.2013, 17.52





Мужик зачетный, делает, пардон, кунилингус в каждой главе, при этом красавец и все такое. А еще герои в сексе треплются как на интервью, в постели у них просто удивительная говорливость, обычные супруги за неделю столько не говорят друг другу сколько здесь в момент проникновения. В общем, ржака.
Твой навсегда - Маккена Шеннонкато
28.11.2013, 17.12





Дальше 12 главы не осилила... Динамики как минимум не хватает.
Твой навсегда - Маккена ШеннонShootka
29.11.2013, 16.24





Неплохо.
Твой навсегда - Маккена Шеннонren
10.12.2014, 1.56





не смогла дочитать, одно и то же, секс в разных позах, и при этом болтают как две бабы на посиделках.
Твой навсегда - Маккена ШеннонДиана
20.01.2016, 16.54





Влюбленные сумели преодолеть все и стать настолько близки, как только могут быть мужчина и женщина.Диалоги бесподобны...
Твой навсегда - Маккена Шеннонsasha
21.01.2016, 2.09





читайте,не плохо.9.
Твой навсегда - Маккена Шеннонларик
23.01.2016, 10.51





ВАУ!!! Скока секаса! 8/10. Неплохо, но не более того. И хотя откровенные разговоры действуют возбуждающе, но ,таки да, столько трепа в процессе-перебор. Периодические затмения героя тоже напрягали, и вещие сны - притянуто за уши.
Твой навсегда - Маккена ШеннонНюша
27.01.2016, 18.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100