Читать онлайн Твой навсегда, автора - Маккена Шеннон, Раздел - ГЛАВА 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Твой навсегда - Маккена Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.14 (Голосов: 91)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Твой навсегда - Маккена Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Твой навсегда - Маккена Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккена Шеннон

Твой навсегда

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

ГЛАВА 10

Эллен схватила Саймона за руку и потянула в комнату, пока он не передумал. Что ж, если это все, что можно с него взять, она возьмет эту малость. Даже если ей придется сетовать, плакать и раскаиваться в своем безумии до конца жизни. Она закрыла за ним дверь и сказала:
– Я хочу тебя.
Голод в его глазах воззвал к ее первородному инстинкту, вызвав трепетное волнение в теле.
– Ты меня знаешь, – сказал Саймон. Я не стану говорить тебе приятных лживых слов.
– Почему ты должен их говорить? И ты прав, я действительно тебя знаю. – Эллен приложила кончики пальцев к его горячей щеке. – Я так хорошо тебя знаю, Саймон.
Он отстранился.
– Не надо. Я пришел сюда убедиться, что с тобой все в порядке, а не соблазнять тебя. Я пытаюсь делать правильные вещи, а если ты…
– Это правильная вещь, Саймон, – сказала Эллен.
Он вплел пальцы в ее волосы и откинул назад ее голову.
– Ты собиралась замуж. Но тут появляюсь я – и пошло-поехало.
– Ты ничего не понимаешь. Ты сказал, что Брэд – ошибка, и в этом ты прав, Саймон. – Эллен погладила его лицо. – Рано или поздно это кончилось бы тем же. Лучше раньше, чем позже. Ты ничего не сделал, кроме того, что напомнил мне, как это хорошо – чувствовать, когда ты кого-то действительно хочешь. Это болезненная и мучительная вещь, но хорошая.
Саймон схватил ее за запястье и оттянул ее руку от своего лица.
– Возможно, до этого напоминания ты была в лучшем положении.
Эллен покачала головой:
– Я забыла, что значит испытывать реальные чувства. Но теперь я не смогу это забыть. Назад возврата нет.
Глаза Саймона были полны сомнения.
– Эл, я не могу давать каких-либо обещаний.
Она приложила палец к его губам.
– Я знаю, что ты не можешь, – мягко сказала она. – Мне не нужны обещания. Не беспокойся, все нормально. Правда. У меня с этим все в порядке.
– Никаких слов любви не будет, – сказал Саймон. – Просто секс. И только.
Эллен убрала волосы с его лба.
– Мне не нужно, чтобы ты говорил мне слова любви. Я тебя так хорошо знаю, Саймон. Я знаю о тебе все, что мне нужно. Ты можешь вообще ничего не говорить.
– О Боже… – Он закрыл глаза и покачал головой. – И какого черта я приехал сюда! Я не собирался разрушать твою жизнь.
Эллен хотела засмеяться, но у него было такое мрачное лицо, что смех выглядел бы странно.
– Если уж разрушать мою жизнь, то по крайней мере нужно делать это надлежащим образом. А пока я получила одни разочарования и ничего из привилегий.
– Каких привилегий? – Саймон нахмурился.
Эллен потянула его в глубь комнаты.
– Я шучу, Саймон, – сказала она серьезно. – Я пытаюсь заставить тебя расслабиться. Может быть, даже улыбнуться.
– Забудь об этом, – резко сказал он. Я не вижу смысла в шутках сегодня вечером.
Ее руки обвились вокруг него, и она поцеловала его в ямку возле шеи.
– Какая женщина не захотела бы, чтобы ее жизнь разрушил мужчина, подобный тебе.
– Подобный мне? – Саймон хмуро посмотрел на нее. – А какой я мужчина?
Эллен старалась не улыбаться, но ей не удавалось.
– Неприрученный.
Он казался оскорбленным.
– Что? Значит, меня нужно учить? Господь с тобой, Эл! Неужели все так плохо? Разве я такой невежественный?
Нервическое хихиканье, рвущееся из горла, точно булькающие пузыри, могло в любой момент ее предать, обернувшись слезами. Ей удалось их побороть.
– Не надо быть таким обидчивым, Саймон. Я сказала, что ты неприрученный. Неприрученный и неприученный – это разные вещи.
Я не вижу разницы, – проворчал он. Эллен взяла его руку и потерла о свое лицо.
– Между этими понятиями такая же разница, как между щенком и лесным волком, – сказала она с притворной строгостью. – Ты приехал на мотоцикле, в своей кожаной амуниции, с развевающимися волосами, такой яркий, энергичный и сексуальный. Ты каждый раз сводишь меня с ума, когда кладешь на меня руку.
Он все еще выглядел настороженным.
– Значит, я волк – так надо это понимать? И каждая женщина должна испробовать дикого волка, прежде чем она остановится на своем будущем суженом?
– О, успокойся, – сказала Эллен. – Ты встречаешь в штыки все, что бы я ни сказала. Никакая посконность здесь ни при чем. Я хочу тебя, потому что ты Саймон Патрик Райли. Все. Точка.
Саймон поймал ее в объятия, когда она отодвинулась.
– Я просто боюсь, Эл. И поэтому делаюсь невменяемым.
Она закрыла глаза и заставила себя говорить.
– Ты не должен бояться, Саймон. Ты это знаешь. Если только ты не хочешь… если это так тебя расстраивает…
– Нет! Черт побери, нет!
Ожесточенность в его голосе заставила Эллен вздрогнуть, но он прижимал ее так плотно к себе, что у нее не было возможности отодвинуться или даже взглянуть на его лицо.
– Я хочу, – сказал он прерывающимся голосом. – Хочу так ужасно, что готов умереть за это. Даже не думай, что я не хочу. Просто… просто никогда так не думай.
– Хорошо, Саймон. Я не буду. – Эллен ткнулась носом ему в шею. – Ну, так в чем проблема? Ты хочешь – я хочу. Никакой лжи. Никаких обещаний. Никаких иллюзий.
Его темные сумрачные глаза были полны страдания, но он не сопротивлялся, когда Эллен приблизила его лицо к себе. У нее кружилась голова. Если бы не крепкие руки Саймона, ее тело, наверное, выпало бы из его объятий. Он пробежал пальцами по ее спине, ища застежку на платье.
– Ее нет, – сказала Эллен.
– Да? – Саймон поцеловал ее в шею, в плечо. Сладостное ощущение разлилось по всей поверхности спины.
– Никакой молнии нет, – пояснила Эллен. – Платье растягивается. Просто стяни его с меня, Саймон.
Он осторожно взялся за лямки на плечах и спихнул их вниз. Платье задержалось на ее лифчике, на котором не было бретелек. Саймон отступил назад.
– Теперь сама, – сказал он. – Я хочу смотреть, как ты это делаешь.
Эллен инстинктивно прижала руки к груди, чтобы не дать упасть своему бюстгальтеру. Она-то думала, что отдает себя в добровольное рабство, как шестнадцать лет назад, и что Саймон все сделает за нее, как это было тогда. Глаза его блеснули вызовом. Да, он хотел ее, но не хотел, чтобы это досталось так легко.
– Я не буду таким грубым, как прошлый раз, в доме Гаса, – сказал он тихо.
– Ты не был грубым, – сказала Эллен. У нее забегали мелкие иголочки по коже, когда она вспомнила о вчерашнем экстазе, в который Саймон вовлек их обоих. – Я знала, на что иду. Может, я была в смятении, но я понимала, что я делаю. Я не глупая.
– Я знаю, что ты не глупая. И я тоже понимал, что я делаю. Но сегодня вечером я не стану тебя обманывать. Сегодня мы будем отдавать себе полный отчет, где мы и что делаем. Никакого вранья.
Эллен скрестила на груди руки дрожа.
– Саймон, я…
– Сделай мне поблажку, дорогая. – Голос его был низкий, мягкий, искушающий. – Разденься для меня. Предложи мне себя – и обещаю, я возьму тебя.
Ну что ж. Сама напросилась. Стало быть, ей нужно набраться мужества и пройти через это, как бы она ни стеснялась.
Эллен старалась выглядеть чувственной и соблазнительной. Но она была слишком застенчива и прекрасно это сознавала. У нее покраснели щеки, руки ее дрожали. Она слышала свое тяжелое дыхание в тихой комнате, стягивая через бедра платье, которое легло на пол вокруг ее ног. Она осталась в одном лифчике, трусах и высоких, до бедер нейлоновых чулках, уронив перед собой волосы, чтобы скрыть краску.
– Не прячься за своими волосами, Эл.
Она тряхнула головой и откинула волосы на плечи, одновременно гордая и смущенная.
Саймон не сводил с нее глаз, очарованный.
– Сними все остальное.
Эллен расстегнула бюстгальтер, позволив ему упасть на пол. Потом сняла трусы – и они упали тоже. Тогда она наклонилась и медленно стянула чулки. Она подняла глаза и увидела в косоугольном зеркале свое отражение. Лицо ее пылало, глаза расширились от возбуждения.
Теперь она поняла, почему Саймон требовал от нее этот стриптиз. Он хотел достигнуть ее секретных глубин, когда она сама откроется ему. Это был ритуал обольщения, он обезоружил ее, возбудив изнутри.
– Повернись кругом, – мягким грудным голосом сказал Саймон.
Она затрепетала и повернулась, молча поднимая руки, приглашая его подойти ближе.
Наконец он приблизился и кончиками пальцев нежно коснулся ее, будто хрупкой хрустальной вазы. Она чувствовала на груди его горячее дыхание. Его мозолистые ладони деликатно поглаживали ее кожу, вызывая дрожь в теле, исторгая стон из груди. Его рука обхватила ее за грудь, затем осторожно провела вниз по животу и остановилась между ног. Эллен, тяжело дыша, вцепилась Саймону в плечи.
– Расставь ноги шире, малыш, – прошептал он. Она сделала, как ей сказали.
Саймон ласкал ее с невероятной нежностью, дразня кончиками пальцев чувствительную ложбинку по всей длине.
– Как ты хочешь, чтобы я делал дальше, Эл? – спросил он.
– Что?! – Ее пальцы еще крепче впились в сильные мышцы его плеч. – Я… я не знаю. Что бы ты ни сделал, это будет прекрасно. Все, что ты когда-либо делал, было прекрасно. Ты никогда не делал неверных движений.
– Значит, никаких заказов не будет, – вкрадчивым голосом пошутил Саймон.
– Пытаешься меня смущать, да? – накинулась на него Эллен. – Может, для начала скажешь, что у нас в меню, прежде чем я сделаю заказ.
Его зубы тотчас сверкнули в чуткой, понимающей улыбке.
– Тебе нравилось, как я вчера ласкал твою грудь, Эл? – Он наклонился и обвел языком ее сосок, легонько потягивая его зубами. – Тебе нравилось то, что я делал с тобой на мотоцикле?
– И то и другое, – нетвердо проговорила Эллен. – Мне это нравится. Но я хочу больше. Я хочу все.
Саймон обхватил ее бедра и опустился на колени, прокладывая поцелуями путь по ее животу вниз, к соблазнительной поросли, зарываясь лицом в темно-русые завитки. Его жаркое дыхание щекотало ей кожу между ног.
У нее начали дрожать и подкашиваться колени.
– Саймон!
– Что-то не так? – Он легонько потерся лицом о ее кожу, пробираясь рукой между ее трясущимися бедрами. Один палец осторожно попробовал сокрытую там мягкую плоть. Эллен ошеломленно посмотрела вниз, когда его палец проник глубже, раскрывая ее шелковистые влажные складки, отыскивая в них источник ее возбуждения.
– Все так, – дрожащим голосом выговорила она. – Просто я… просто я таю.
– Сейчас я расскажу тебе, что я хочу, – сказал Саймон. – Раздвинуть твои ноги пошире и приложиться ртом. – Он понудил ее расставить ноги, придвинув лицо к ее женскому холмику. Когда он осторожно скользнул языком внутрь, ее тело свела судорога удовольствия. – Я хочу слизывать твою влагу, – сказал он, – пока ты совсем растаешь и превратишься в озеро горячего, вкусного девственного сока. Я хочу нырнуть и купаться в нем всю эту долгую ночь – мое лицо у тебя между ног, мой язык внутри тебя.
Эллен сжала меж бедер его голову, содрогаясь.
– Остановись, – задыхаясь, сказала она.
Саймон поднял на нее глаза.
– На попятный? Испугалась?
Она неистово затрясла головой.
– Это хорошо, – сказал Саймон, – так как останавливаться уже слишком поздно.
Для устойчивости она оперлась на его широкие плечи.
– Я могу не справиться, – призналась она. – Боюсь, что я не выдержу, если ты будешь это делать.
Саймон встал с колен и повел ее к дивану. Он покосился, заметив ее неуверенность.
– Только не говори мне, что этот проклятый диван старинная фамильная ценность и привезен из Шотландии твоей прабабушкой.
– Гм… это действительно так, – призналась Эллен.
– О черт! – Саймон поднял голову на портрет над диваном. – Не подсказывай, Эл, – сказал он, глядя на чопорную белокурую леди в черном платье с высоким воротничком. – Позволь мне догадаться. Это, должно быть, сама прабабушка. Верно?
– Гм… да, – сказала Эллен. – Почему ты спрашиваешь, Саймон?
Он послал портрету насмешливый воздушный поцелуй и сказал:
– Можете смотреть на нас свысока сколько вам хочется, но этой ночью она моя. Принеси нам полотенце, малыш.
Эллен бросила на него смущенный взгляд.
– Полотенце?
– На диван, – терпеливо пояснил Саймон. – Я хочу трогать тебя губами прямо здесь, на этом чудесном диване твоей святой прабабушки. Ты станешь мокрой, Эл. Нужно подстелить полотенце, чтобы не попортить обивку.
Она сбегала в ванную комнату и вернулась с пышным банным полотенцем, прижимая его к своему раскрасневшемуся лицу.
Саймон выхватил у нее полотенце и взмахнул им над выцветшей от времени тканью обивки.
– Ну, вот теперь все под контролем. – Он мягко прижал Эллен к дивану, когда она села на край, и опустился перед ней на колени.
– Почему бы тебе тоже не снять свою одежду? – сказала она.
Он стащил с себя тенниску и отшвырнул ее прочь.
– Так лучше?
Эллен издала непроизвольный звук, восхищаясь шириной плеч и груди, силой и грацией рук – всем этим конгломератом великолепных мышц, двигающихся под блестящей золотисто-коричневой кожей. Поразительно. И чтобы никому не нужно было смотреть на такое добро? Не может быть! Это невероятно!
Она с жадностью пробежала руками по его плечам, готовая исследовать все до мелочей. Но Саймон был сосредоточен на своих собственных планах. Он подался вперед, целуя ей бедра. Эллен потянула за эластичный шнурок, державший сзади его волосы. Она распределила их по его мускулистой спине и ласково погладила.
Саймон посмотрел через спутанную темную вуаль и нетерпеливо заправил волосы за уши.
– Эл, зачем ты отвязала мою тесемку? – пожаловался он. – Верни ее мне. Трудно заниматься оральным сексом, когда твои собственные волосы все тебе загораживают.
– Ничего, приладишься. – Эллен пробросила шнурок через всю комнату. – Ты мне нравишься с распущенными волосами. Это меня возбуждает.
– О, это прекрасно! В таком случае я как-нибудь справлюсь. – Саймон смотрел на ее нагое тело, пробегая руками поверх ее бедер. В ту ночь, в потемках, я толком так и не видел тебя обнаженной. Потом я всегда жалел об этом.
– Я тоже, – призналась Эллен. – Я всегда мечтала, чтобы у нас было больше времени.
– Откройся, Эл, – попросил Саймон. – Позволь мне смотреть на тебя сейчас. Раздвинь ноги.
Напряжение, до сих пор ей неведомое, какого она даже предположить в себе не могла, разрешилось в длинном прерывистом вздохе, когда она вняла этой просьбе.
– О Боже! – прошептал Саймон. – Нет, ты только посмотри! – Он скользнул руками меж ее бедер, разводя их шире и лаская влажные шелковистые складки. – Я воображал тебя бледно-розовой, – мечтательно продолжал он. – Судя по твоим светлым волосам и веснушкам. Я рисовал себе твои светло-розовые соски и того же цвета кожицу там, внизу, с золотистыми завитками вокруг. Но посмотри, здесь ты перламутрово-розовая… – Погладив снаружи нежные складки, Саймон осторожно раздвинул их пальцами. – А там, когда ты сейчас возбуждена, ты алая, как клубника. Сладкая и прелестная. О, этот тайный скрытый огонь! Ты так прекрасна, малышка!
Саймон наклонился и принялся ласкать ее алчными движениями языка. Он согнул ее ноги в коленях и удерживал ее за бедра, втягивая губами чувствительный узелок, трогая каждую складочку, каждую впадинку. Его язык вбрасывался в ее женскую сущность как в ножны, истязая ее своими грабительскими налетами.
Вал нарастающих ощущений маячил такой огромный, что у нее не было уверенности, хватит ли ей сил выдержать его. Но Саймон не реагировал на ее протестующие стенания. Он следил за стремительным приближением ее оргазма, всецело сосредоточив на этом свое внимание, удерживая ее в последний момент и по-прежнему не отнимая рта, пока ее сотрясали конвульсии.
Как только затрепетали ее ресницы и приоткрылись глаза, он подхватил ее на руки, перенося в ее затененный альков. Там он положил ее на кровать, на сиреневое покрывало и наклонился расшнуровать свою обувь. Темный силуэт его мощного тела рельефно выступал в свете, падавшем из комнаты. Сбросив ботинки, Саймон выудил из кармана джинсов пару презервативов и сунул между подушками.
– Купил их в баре, – сказал он, растягиваясь на постели рядом с Эллен.
Она притронулась к его лицу, скрытому полумраком, изумившись, как лихорадочно горяча его кожа.
– Спасибо за напоминание. Я совсем об этом не подумала.
Саймон поцеловал ей пальцы и опрокинул на спину, мягко побуждая раздвинуть ноги. Его длинный палец проник внутрь, выводя чувственные круги, массируя и раскрывая ее, в то время как она совершала вокруг него непроизвольные отрывистые движения. Она была влажная, скользкая, податливая, отчаявшаяся.
– Саймон, прошу тебя, возьми меня. – Эллен обхватила руками его голову. – Я хочу ощущать тебя внутри. Я мечтала об этом уже…
Его мягкий голос был неумолим.
– Не сейчас.
– Почему? – Она почти застонала от разочарования. – Не мучь меня, Саймон! Я не могу выносить этих терзаний. Я чувствую…
– Подожди. – Он двинулся назад и начал снова дразнить ее ртом.
Напряжение сгустилось до такой степени, что ныло в груди. Эллен выгнулась в постели, рыдания экстаза толчками прорывались сквозь ее горло.
Пружины скрипнули, когда Саймон забрал ее в свои объятия. Он вылил на нее целый дождь ласк, покрывая ее губы, щеки, подбородок нежными поцелуями. Она узнавала в них свой собственный запах, результат ее возбуждения.
– Тебе хорошо? – спросил Саймон.
Эллен закивала и прижалась лицом к его твердой груди. Его шелковистые волоски щекотали ей нос. Она вдыхала этот уникальный, острый мужской запах, стараясь втянуть его как можно глубже в легкие. Саймон вплел пальцы в ее волосы, целуя и прижимая ее к себе, пока не унялась ее дрожь.
– Хорошо, ну а теперь давай, – сказала Эллен. – Давай же, Саймон. Я ждала достаточно долго.
– Подожди еще чуть-чуть. – Он снова скользнул пальцем внутрь ее, и ее чуткая плоть тотчас плотно сомкнулась вокруг него. – Ты еще не готова.
– Ну почему? – взмолилась она. – Ты в своем уме? Я за всю жизнь не была так готова, как сейчас! Почему ты тянешь?
Саймон погрузил два пальца. Она оцепенела и судорожно всхлипнула.
– Потому что ты такая маленькая, – решительно сказал он. – А я – нет.
– Большое спасибо. – Эллен сделала усилие и протянула руку к пряжке его ремня. – Пусть я буду арбитром в этом вопросе. Позволь мне осмотреть тебя. Сними джинсы.
Саймон схватил ее за руки, отводя их от себя.
– Ты уже видела меня нагим, раньше, – с мягким смехом сказал он.
– Едва ли! – резко возразила Эллен. – В четыре утра? И с глазами, полными слез? Тогда мне было не до разглядывания деталей!
– Я не сильно повредил тебя в ту ночь?
– Гм… – Эллен заколебалась. Она никогда не могла ему лгать. Он слишком хорошо ее знал. – Ну… в общем, да, – призналась она. – Но ведь я была…
– Да, девственница. Я знаю. Это было очевидно, черт побери! Но тогда я не соображал, что делаю. Я обошелся с тобой слишком грубо.
– Ну и что с того? – сказала Эллен, обернув руки вокруг его шеи. – Какое это имеет значение сейчас? Я больше не девственница.
– Видит Бог, даже тогда я хотел, чтобы все было как положено. Надеюсь, сейчас я так и сделаю с Божьей помощью. Так что не торопи меня, Эл. Ты будешь готова, когда я скажу, что ты готова. Не раньше.
Она была удивлена его резким тоном.
– Извини, что я позволила себе иметь свое мнение!
– Можешь иметь любые мнения, какие тебе хочется! Это ничего не изменит. – Саймон провел кончиками пальцев поверх ее бедер, поигрывая влажными завитками на лоне и целуя ее в шею. – Хочешь, открою тебе секрет, Эл? В ту ночь я тоже был девственником.
Ее свинцово тяжелые веки открылись.
– Не может быть!
– Может. – Саймон продолжал развлекаться с ее влажным вихорком, скрывающим крошечную бусинку.
– Но девушки в школе без конца рассказывали о страстном целовальнике…
– Несомненно, я с ними много целовался. И лапал их тоже. Но я никогда не делал непристойностей до той роковой ночи. Разве ты не помнишь, что мне недоставало техники?
– Нет, не помню, – резко сказала Эллен. – Ты помешан на этой технике, будь она неладна! Я гроша ломаного не дам за твою дурацкую технику!
– О, теперь она не дурацкая! Не бросайся словами, пока не попробовала.
– Скорее бы уж дождаться, – проворчала Эллен. – Если это произойдет, прежде чем я умру в преклонном возрасте, то…
Саймон пресек ее молящим поцелуем.
– Помилуй, Эл. Я делаю это не для того, чтобы сердить тебя, а потому, что это важно для меня. Я сегодня на взводе. Я не хочу потерять контроль и все испортить.
– Почему ты должен что-то испортить? – Она поцеловала его в лоб, в его заостренные скулы. – Не тревожься, Саймон. Прислушайся, как все спокойно. Только ветер шевелит деревья. Квакают лягушки. Сверчки поют. И никаких горящих строений на многие мили вокруг.
Он подпрыгнул, как будто его ущипнули.
– Не сглазь!
– Не глупи, – успокаивала его Эллен, гладя по волосам.
– Прошу тебя, не шути так. Я этого не вынесу, Эл.
Она обхватила его за шею, залезая на него сверху. Из его расплющившихся легких вышел весь дух, и она, воспользовавшись этой минутной слабостью, протянула руку расстегнуть ремень.
– Эй, – заворчал Саймон, – я все чувствую!
– Ну позволь мне. Я просто посмотрю. – Эллен расстегнула молнию его джинсов. – Это будет справедливо.
Саймон вздохнул. Затем столкнул на бедра свои джинсы и, скинув их, боком сел на кровати. Лампа со стороны гостиной высвечивала прекрасные линии его подтянутого тела. Со стороны ниши на него падали темные тени.
Восставшая мужская плоть выступала прямо перед ним. Большая, длинная и тяжелая. Расширенная, в форме сердечка на конце, налитая и поблескивающая. «Он прав», – признала в глубине души Эллен. Саймон был крупнее других мужчин. Гораздо крупнее любого из тех, с кем она имела интимные отношения, хотя ее послужной список был короток.
Эллен неуверенно протянула руку и обхватила пальцами фаллос. Он был такой твердый, такой горячий, но с исключительно нежной и гладкой кожей. Эллен осторожно погладила его – и тело Саймона дрогнуло в ответ.
Он накрыл своей рукой ее руку и, крепко сжав ее, провел вдоль горячей бархатистой поверхности. Эллен задвигалась от восторга. Саймон убрал ее руку.
– Довольно, – сказал он. – Больше не нужно. Я слишком возбужден. Еще одно поглаживание – и все будет на твоем покрывале. Мне лучше войти в тебя.
Она пошарила между подушками, отыскивая его презервативы. Разорвала пакет и протянула ему.
Саймон надел кондом и склонился к Эллен. Его густые шелковистые волосы щекотали ей лицо и плечи, пока он водил округлым кончиком, набирая ее скользкую влагу.
Приготовившись войти в нее, Саймон сделал шумный выдох, с резким свистящим звуком.
– Ты такая крохотная, Эл. У тебя давно этого не было?
– Около… около пяти лет, – призналась Эллен.
Саймон замер.
– Пять… лет? Но… разве твои мужчины… Брэд…
– Нет, – тихо сказала она. – У нас с ним ничего не было. Мы ждали.
– Отлично, – сказал Саймон. В голосе у него звучала ярость. – Мне было ненавистно думать, что ты спишь с ним. – Он втолкнулся глубже и усилил давление.
Эллен прогнула спину и переместилась, ища более удобное положение.
– Но почему? – продолжал Саймон. – Почему пять лет? Ты такая прекрасная и сексуальная, Эл. Любой мужчина, увидев тебя, захотел бы обладать такой женщиной.
Но по его голосу чувствовалось, что он все понял и уже знает ее ответ.
– Я сравнивала их с тобой, – сказала она просто. – Ни один мужчина никогда не возбуждал меня и на десятую долю. Поэтому я решила, что это нереально. И потом, со временем я все больше начинала чувствовать грусть, холод и пустоту. Мужчины этого не любят, обычно это их отпугивает. Несчастные! В том не было их вины.
– О Боже, Эл, – хрипло проговорил Саймон. – Но пять лет… – Он был в смятении.
– Позже у меня отпала охота даже пытаться. Вплоть до настоящего времени. Я хочу этого сейчас, Саймон. – Когда он попробовал выдвинуться, Эллен в отчаянии дернула его назад. – Не надо, – сказала она. – Прошу тебя. Мне кажется, что я умру, если ты остановишься.
Его руки до боли сдавили ей плечи.
– Но тебе было только шестнадцать, когда я ушел!
– Ты считаешь меня недотепой? – обиделась Эллен. – Ты прав! Я круглая дура! Но как будто у меня был какой-то выбор! Просто так уж получилось!
– Эл…
– Ты ни в чем не виноват, Саймон! Я не взываю к твоей жалости. Я не прошу от тебя любви. Мне тридцать два года, и я лучше знаю, что мне надо. Так дай мне, пожалуйста, то единственное, что я хочу!
Он успокоил ее поцелуем в подбородок.
– Я не смог бы остановиться, даже если бы захотел. Поэтому не волнуйся. Хорошо?
– Хорошо. – Эллен содрогнулась, когда он двинулся глубже. Саймон прижался своим горячим лицом к ее шее.
– Расслабься, – умолял он.
– Ты тоже. – Она стиснула его, вся вибрирующая мелкой дрожью.
Он вращал большим пальцем вокруг ее чувствительного узелка, помогая себе скользить глубже внутрь медленными, осторожными движениями.
– Эл? – позвал он задыхающимся голосом. Она придвинулась теснее и поцеловала его лицо.
– Все хорошо. Мне это нравится. Я замечательно себя чувствую.
Я не хочу, чтобы ты чувствовала себя замечательно. Я хочу, чтобы ты чувствовала себя превосходно. Эллен засмеялась.
– Ты слишком многого от себя требуешь.
– Обхвати меня ногами, – приказал Саймон.
Она сомкнула ноги вокруг него и впилась пальцами в его сильные мускулистые плечи. Судя по тому, как все распирало внутри, он внедрился в нее уже до предела. Ощущения были намного сильнее, чем в ее мечтах и фантазиях.
Эллен впитывала его непостижимую мощь и животворную силу. Он преобразовывал все, к чему прикасался. До его возвращения она была наподобие восковой куклы. Сейчас ее чувства ожили, заставляя ее изнывать от желания, открывая ей что-то новое, неизведанное, погружая ее в море эмоций. Она принимала его тело в свое собственное, млея и беспомощно двигаясь вокруг него в этой страстной капитуляции.
Тепло в груди распространилось вширь и вглубь, сжигая на своем пути все преграды и унося ее в сладкое забвение.
Саймон подавил свой оргазм, чтобы это не мешало ему следить за ней. Он не хотел пропустить момент, когда эта прекрасная женщина будет биться в конвульсиях вокруг него.
Эластичные ножны туго сжимали его, словно выдаивая своим мощным биением, втягивая его еще глубже. В это мгновение он хотел привязать ее к себе любым возможным способом. Душой. Телом. Золотым кольцом или еще какой-то вещью. Чем угодно. Всем.
Он хотел закрепить свои права на всю эту красоту.
Его тело казалось таким огромным и тяжелым наверху ее хрупкого женского тела. Он тыкался носом ей в лицо, вкушая ее слезы.
– С тобой все в порядке? – неуверенно спросил он. – Может, я сделал тебе больно?
Эллен сжала вокруг него руки и ноги.
– Позволь мне плакать, если мне этого безумно хочется.
– Гм… хорошо, – покорно сказал Саймон. – У тебя так обычно бывает?
– Что бывает? – резко спросила она.
– Слезы перед оргазмом. Дай мне знать, чтобы я мог себя сдержать.
– Я не знаю, – оправдывалась Эллен. – Может быть. Не могу сказать. – Она шмыгнула носом и утерлась тыльной стороной кисти. – Ты слишком щепетильный, Саймон.
– Я не щепетильный! – запротестовал он и, протянув руку, щелкнул переключателем возле кровати. Красноватый свет падал на них обоих. – Я хочу проникнуть глубже внутрь тебя. Ничего?
Она кивнула и прошептала:
– Это изумительно.
– Я хочу больше, – сказал Саймон. – Ты сможешь выдержать, Эл?
Ее глаза светились такой любовью и нежностью, что он почувствовал укол страха.
– Я смогу выдержать все, что бы ты ни сделал.
Саймон двинулся вглубь жестче, чем собирался.
– Не надо бросать мне вызов, Эл, – предупредил он. – Это не самое благоприятное эмоциональное состояние для нас.
Она напрягла все силы, впившись ногтями в его бицепсы.
– Не беспокойся. Ты не напугаешь меня ни капельки. Так что даже не пытайся.
– Значит, ты ничего не боишься? – сказал Саймон. – Удачи тебе, малыш! – Поймав ее на слове, он поддался инстинкту и дал себе волю.
Саймон вонзился внутрь глубоко, жестко и эгоистично, надеясь, что она вскрикнет, заставит его остановиться. Заставит его произнести слова извинения.
В действительности же произошло то, к чему он был совершенно не готов.
Ему показалось, будто его столкнули со скалы и он кувыркается в свободном падении. Под конец он обнаружил себя в ее объятиях, жестоко сотрясающимся, извивающимся вокруг нее. Словно обезумевший, он покрывал неистовыми поцелуями ее заплаканное лицо. Ее открывшиеся губы приготовились принять бросок его языка так же, как ее тело приняло в себя его плоть, наносящую мощные удары. Эмоции, теснившие его грудь, превратились в настоящий гейзер тепла и света. Накопившаяся энергия прорвалась наконец, и последовал вулканический взрыв.
Саймон был сметен и уничтожен.
Ласковые руки Эллен коснулись его волос, возвращая его назад из небытия, из плавания вне пространства и времени. Она была так нежна, гладя его влажные спутанные волосы на взмокших плечах. За этим угадывалось ее полное приятие всего, что он делал. И всего, что было в нем.
Его душили спазмы. Он приподнялся и, перекатившись над ее телом, прошагал в ванную. Горло его по-прежнему было наглухо закрыто. Взяв себе тайм-аут, он помылся в ванне и дал время высохнуть испарине. Он стоял, глядя на себя в зеркало, и думал об Эллен. О том, какая страстная, горячая и прелестная она была. И о том, как он был далек от этого в своих ожиданиях. Он даже мечтать не смел о такой глубине ее чувств к нему.
Тем хуже для нее. Последствия будут катастрофичны.
Эллен, привстав на колени в кровати, дожидалась, когда он выйдет. Глаза ее до краев были наполнены одобрением. Невероятно.
– Что-то не так? – спросила она.
Саймон поднял руки, молча позволив им упасть, и покачал головой.
– Я сделала что-то не так?
– Дело не в тебе, – сказал он. – Ты совершенна, Эл.
– Нет, я не совершенна. Я далеко не совершенна, Саймон.
Он снова покачал головой.
– Меня гложет тревога, Эл. Я в неуверенности оглядываюсь через плечо, словно в любую минуту кто-то подойдет и вышвырнет меня пинком под зад. «Убирайся, Райли! Какого черта ты суешься в рай?»
У нее затряслись плечи, то ли от смеха, то ли от слез. Или от того и другого.
– Тебе это только кажется, – сказала она. – Никто не собирается тебя вышвыривать. Это все у тебя в голове, Саймон.
– Я знаю, – сказал он. – Но это нехорошие мысли. А что у мужчины в голове суть реальность. Это все, что у него есть.
– Это далеко не все, что у тебя есть. – Эллен соскользнула с кровати, обвивая его руками. Его мужская плоть напряглась против ее бедра, тут же отреагировав на прикосновение шелковой кожи. – Теперь ты не совсем один. У тебя есть я. И я люблю тебя, Саймон.
От ее слов у него в ушах поднялся страшный рев.
– Не надо, Эл, – резко сказал Саймон. – Ты обещала.
– Никаких слов о любви, я знаю. Я сказала, что не стану ждать их от тебя. Но я не обещала, что не буду говорить их тебе сама. И я люблю…
– Перестань. – Он закрыл ей рот рукой. – Если ты хочешь еще секса, я дам тебе больше секса. Но это все.
– Я возьму все, что я могу взять, – сказала Эллен, ни на миг не отводя глаз.
– Ты заслуживаешь большего.
– Я заслуживаю тебя, – ответила она, прижимаясь к его телу. – Я хочу больше. Я хочу поглотить тебя. Прокрасться внутрь тебя и бродить повсюду. Читать твои мысли. Знать все, что у тебя на уме. Даже отвратительные вещи. Я не боюсь тебя. И ты перестань бояться себя!
Она была так прекрасна сейчас, загоревшаяся гневом, что Саймон был ослеплен ею.
– Ты даже не понимаешь, что ты говоришь, – сказал он. – Ты выстроила некую романтическую модель. Но я не вписываюсь в твою фантастическую идею. Я…
– Великий и ужасный Саймон! – закончила Эллен. – Пришел, включил рубильник и выбил все мои предохранители! Ты думаешь, мне не справиться с тобой? Ха! Самонадеянный глупец! Подумай получше.
Он взглянул на ее лицо – и кровь вскипела в его жилах. Его мужская плоть была тверда как камень, будто самого бурного за всю жизнь оргазма, который он только что имел, вовсе не было.
– Ты провоцируешь меня, Эл. Это что, тебя возбуждает?
Ее подбородок вскинулся вверх.
– Меня все в тебе возбуждает.
– Хорошо. Если ты хочешь все, ты это получишь.
Он повернул ее кругом и притянул к постели, лицом вниз.
Она боялась взглянуть ему в лицо.
– Саймон?
– Дай мне другой пакет, – сказал он.
Эллен порылась под подушкой и передала ему презерватив.
– Раздвинь ноги как можно шире, – сказал Саймон, хватая ее запястья и заводя их ей за спину.
Было бы глупо колебаться, после того как она сама на это напросилась. Но она не сознавала, каково чувствовать себя беспомощной и незащищенной при этом порочном способе секса. Она медленно раздвинула ноги. Саймон прополз по матрасу и, встав на колени сзади нее, оттолкнул ее ноги еще шире.
– Ты дрожишь, – сказал он.
Она кивнула, уткнувшись в простыни.
– Ты меня боишься? Если ты не хочешь, чтобы я продолжал, я остановлюсь.
Эллен покачала головой. Она не могла говорить.
– Значит, это тебя возбуждает. – Саймон с нежностью погладил ее кончиками пальцев по ягодицам и осторожно проследовал вниз между ними, дразня ее легкими, как перышко, прикосновениями.
Эллен подрагивала при каждом его движении.
– А твоя попка ведет себя вызывающе, – продолжал Саймон. – У тебя такая гладкая кожа и такие сексуальные округлые бедра, с сильными мышцами под ними. Совершенное женское тело. В мире нет ничего прекраснее.
– Саймон, прошу тебя! – Эллен была готова взорваться от его чувственных пыток. Или сойти с ума, если он продолжит это неуемное исследование самых сокровенных уголков ее тела, которое он сделал собственной территорией. – Ну, сделай же что-нибудь!
– Все, что хочешь, малыш, – проворковал он. – Руками, языком или?.. Скажи мне, как ты хочешь?
– Я снова хочу тебя внутри меня, – сказала она. – Ну пожалуйста.
Саймон схватил ее бедра и подтянул вверх, заставив ее опустить лицо и опереться на локти. Ее упавшие волосы легли лужицей на скомканных простынях. Стоя на коленях, головой вниз, она была полностью открыта для него. Сделав пробное движение, он жестко толкнулся внутрь. Набухший кончик фаллоса, преодолев сопротивление, продвигался легкими толчками дальше.
– О, это так хорошо! – простонал Саймон. – То, что я делаю, отличается от твоих фантазий?
Она мечтала об этом, изнывала, жаждала этого. Но в действительности ощущения оказались куда интенсивнее, нежели ей представлялось. Вынести это было почти невозможно.
– Да, очень отличается, – прошептала она, чувствуя, как огромный фаллос плавно движется внутри ее.
– Как? – спросил Саймон. У него перехватило дыхание от удовольствия, когда он медленно выдвинулся и снова стремительно вошел внутрь.
– В… в большую сторону, – неровным голосом ответила Эллен.
– Ты имеешь в виду мой член?
– Я имею в виду все. Всего тебя. Поверх моего тела и всей меня. Ты заполонил собой все, что есть в моей жизни.
– Это хорошо или плохо? – спросил Саймон.
– Это и не хорошо, и не плохо, – прошептала она. – Это просто есть – и все.
Саймон крепче обхватил ее бедра и, медленно покачиваясь, то погружался, то выходил наружу.
– Чем еще я отличаюсь от того, кого ты воображала в своих фантазиях?
– Разговорчивостью, – выпалила Эллен. – Ты дьявольски болтлив.
Он засмеялся с чистым, радостным звуком, без горечи.
– Мне приятно, что ты думала обо мне. Меня это заводит.
– Только таким образом я могла заставить себя кончить, – призналась Эллен.
Саймон внезапно напрягся. Она совершила промашку. Ей казалось, что признание должно понравиться ему, но он мгновенно ретировался и стал далеким и холодным. Даже несмотря на то, что его плоть проникала и овладевала ее телом.
– О Боже, – пробормотал он. – Не говори мне этого, Эл. Я не могу ничего поделать с собой, – сказала она. – Просто я говорю тебе правду. Я люблю тебя, Саймон. Я люблю…
– Не надо. Я даю тебе все, что могу. Но не проси от меня большего.
– Я ничего не прошу, – сказала Эллен. – Но я не властна над тем, что я чувствую…
– Тсс. Я не хочу это слушать. – Саймон склонился над ее телом и прижал свой горячий рот к ее спине. Его темные волосы щекотали ее влажную кожу. Его длинные пальцы держали ее за бедра крепкой хваткой, на грани боли. Его мужская плоть пульсировала внутри ее. – Я собираюсь взять тебя жестко, Эл, – сказал он.
Суровые интонации в его голосе, казалось, говорили, что ее согласие не спрашивается, и все же он ждал от нее ответа. Его большое тело буквально гудело горячей, взрывоопасной энергией.
Эллен сделала длинный прерывистый выдох.
– Я могу развалиться на куски, – сказала она.
– Я удержу их вместе, – ответил ей Саймон. – Можешь на меня положиться.
И она положилась.
Саймон взял, что хотел. Без слов любви, без ласк. Просто держа на ней руки, чтобы тело ее оставалось на месте, пока он безжалостно достигнет конечного пункта.
Вначале, встречая его мощные толчки, Эллен сдерживалась. Но вскоре она начала отвечать ему тем же, рыдая и судорожно глотая, требуя отдать ей все, что у него есть. Навалившись на нее сверху, Саймон задвигал бедрами. После серии коротких пронзительных бросков он издал сдавленный звук и на миг сделался неподвижным. Мощный заряд, извергшийся в момент наивысшего удовольствия, все еще бился внутри ее. Она лежала на животе, пытаясь отдышаться.
Когда Саймон поднялся, она повернулась к нему спиной, плотно свернувшись клубочком, с руками вокруг коленей и волосами поверх мокрого лица.
Он своего добился и дал это ясно понять со всеми вытекающими отсюда выводами.
Эллен не могла ни смотреть на него, ни разговаривать с ним, не выказывая, как сильно она его любит. Но ее любовь была наказуема. Она не могла этого перенести, даже если ее наказывали удовольствием. Это было слишком обидно. И слишком стыдно сознавать, что твоя любовь отвергнута.
Саймон пошел в ванную. Было слышно, как бежит вода.
Вернувшись, он постоял возле кровати несколько минут, глядя на Эллен. Потом натянул свою одежду и вышел.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Твой навсегда - Маккена Шеннон



Прекрасный, очень нежный, трогательный роман. Искренне наслаждалась чтением! Советую читать!
Твой навсегда - Маккена ШеннонТатьяна
17.02.2013, 0.34





Советую!!!!! Читать!!!!! Сюжет не нов, но!!!!!!! Очень люблю такую манеру написания: диалоги живые, настоящие!!!! Так разговаривают и чувствуют настоящими люди в жизни! Для меня стоит в одном ряду с таким книгами как " Однажды летом", "У любви свои законы"
Твой навсегда - Маккена ШеннонMirta29
18.07.2013, 21.26





Очень понравилось...не оторваться... Читать!!! Страсть, эротика, любовь... Удовольствие от хорошей литературы!
Твой навсегда - Маккена ШеннонStefa
26.11.2013, 1.03





Очень понравилось...не оторваться... Читать!!! Страсть, эротика, любовь... Удовольствие от хорошей литературы!
Твой навсегда - Маккена ШеннонStefa
26.11.2013, 1.03





Все ничего...но с сексом и их фантазиями-перебор....
Твой навсегда - Маккена ШеннонNatali
26.11.2013, 17.52





Мужик зачетный, делает, пардон, кунилингус в каждой главе, при этом красавец и все такое. А еще герои в сексе треплются как на интервью, в постели у них просто удивительная говорливость, обычные супруги за неделю столько не говорят друг другу сколько здесь в момент проникновения. В общем, ржака.
Твой навсегда - Маккена Шеннонкато
28.11.2013, 17.12





Дальше 12 главы не осилила... Динамики как минимум не хватает.
Твой навсегда - Маккена ШеннонShootka
29.11.2013, 16.24





Неплохо.
Твой навсегда - Маккена Шеннонren
10.12.2014, 1.56





не смогла дочитать, одно и то же, секс в разных позах, и при этом болтают как две бабы на посиделках.
Твой навсегда - Маккена ШеннонДиана
20.01.2016, 16.54





Влюбленные сумели преодолеть все и стать настолько близки, как только могут быть мужчина и женщина.Диалоги бесподобны...
Твой навсегда - Маккена Шеннонsasha
21.01.2016, 2.09





читайте,не плохо.9.
Твой навсегда - Маккена Шеннонларик
23.01.2016, 10.51





ВАУ!!! Скока секаса! 8/10. Неплохо, но не более того. И хотя откровенные разговоры действуют возбуждающе, но ,таки да, столько трепа в процессе-перебор. Периодические затмения героя тоже напрягали, и вещие сны - притянуто за уши.
Твой навсегда - Маккена ШеннонНюша
27.01.2016, 18.06








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100