Читать онлайн Стоя в тени, автора - Маккена Шеннон, Раздел - Глава 17 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стоя в тени - Маккена Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стоя в тени - Маккена Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стоя в тени - Маккена Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккена Шеннон

Стоя в тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 17

Коннор внутренне приготовился принять мучительную смерть. От неизбежной скоропостижной кончины его спасло лишь внезапное появление на крыльце соседнего дома дородной седоволосой матроны со сверкающими от любопытства поросячьими глазками.
— Привет, Эрин! — произнесла она писклявым голоском. — У тебя новый ухажер? Как его зовут?
— Привет, Марлин! Извини, я озябла, поболтаем позже. Мама, может быть, ты наконец пригласишь нас в дом?
— Да, разумеется, деточка, — сказала, покосившись на соседку, Барбара. — Милости просим! — Она горделиво вскинула голову и первой пошла к входной двери. Глядя на ее напряженную прямую спину, Коннор вспомнил, что Эрин ведет себя точно так же, когда разозлится, и сообразил, что Страшный суд у него еще впереди.
Проходя по коридору мимо гостиной, Коннор перехватил брошенный туда Эрин взгляд и по выражению ее лица понял, что пронзенный кочергой телевизор все еще лежит на полу. Коннор содрогнулся и тяжело вздохнул.
Барбара включила на кухне свет и замерла, скрестив руки на груди и поджав губы. Теперь Коннору стало ясно, от кого унаследовала Эрин свои царственные манеры.
— Ну? — промолвила наконец Барбара.
У Коннора екнуло сердце, он стушевался и онемел, лихорадочно соображая, как бы ему половчее соврать. Но Эрин повергла его в нокаут, тихо произнеся:
— Мама, мы с Коннором теперь всегда будем вместе. Он мой любовник.
Лицо Барбары покрылось красными пятнами. Дико и пронзительно взвизгнув, она бросилась к Эрин, норовя выцарапать ей глаза.
Коннор успел сжать ее запястья, и руки пожилой женщины обмякли. Он сказал:
— Не надо нервничать, миссис Риггз. Все равно уже ничего не изменится. Лучше успокойтесь и смиритесь.
— Отпусти меня, негодяй! Не смей ко мне прикасаться!
— А вы не распускайте руки!
У Барбары задергалась левая щека. Он разжал пальцы, она высвободила руки и, брызжа слюной, прокричала:
— Ты приглядывался к моей девочке много лет, развратник! Выжидал подходящего случая, чтобы совратить моего ребенка! Я видела это, не отрицай! У тебя было все написано на твоей похотливой физиономии. И вот теперь, упрятав моего мужа в тюрьму, ты все-таки добился своего!
Ему не оставалось ничего, кроме как ответить честно:
— Я так или иначе добился бы своего. Скверная история, в которую попал Эд, только замедлила неизбежный ход вещей.
Глаза Барбары остекленели, красные пятна проступили на ее морщинистой шее.
— Замедлила, говоришь? Да ты разрушил мне всю жизнь! Да как ты посмел прийти сюда после всего, что натворил, иуда? Ты предал своего лучшего друга, соблазнил его дочь! Гореть тебе за это в адском огне!
— Я выполнял свою работу, мадам! — строго сказал Коннор. — Разоблачать преступников — мой долг. Эд нарушил присягу и преступил закон, за что и был наказан.
— Вон отсюда! — яростно воскликнула Барбара.
— Нет, мама! — твердо возразила Эрин. — Без меня Коннор отсюда не уйдет. А меня выгнать из дома тебе не удастся, я тебе этого не позволю.
Губы Барбары задрожали.
— Что с тобой, доченька? Почему ты так поступаешь со мной? — спросила она, чуть не плача.
Эрин порывисто заключила ее в объятия.
— Нет, мама, все не так. Это нужно мне, понимаешь? Я хочу решать все самостоятельно, и тебе придется с этим смириться. Пожалуйста, сделай мне такое одолжение. Ведь я никогда ничего у тебя не просила.
— Но ведь ты всегда была послушной девочкой! — прошептала Барбара. — И никогда мне не перечила.
— Пожалуй, чересчур послушной, — с горечью подтвердила Эрин. — Я не шалила, не капризничала, всегда ночевала дома, в общем, была паинькой. Ты помнишь, как награждала нас с сестрой за примерное поведение шоколадками и позолоченными звездочками? Так вот, я стала взрослой, мама, и сама выбрала себе приз.
— Оригинальный, однако, приз! — язвительно сказала Барбара. — Любопытно, долго ли ты забавлялся с моей дочкой, мерзавец?
Коннор задумчиво наморщил лоб, пожевал губами, взглянул на свои часы и сказал:
— Пожалуй, в течение сорока шести часов и двадцати пяти минут, мадам.
Барбара закрыла глаза и покачала головой:
— Боже правый! Эрин, деточка, почему ты не сказала мне, что возьмешь этого мужчину с собой в деловую поездку?
— Я тогда сама этого не предполагала, мама, — ответила дочь. — Коннор преподнес мне сюрприз, он приехал в аэропорт, чтобы меня охранять, и в гостинице, где мы с ним поселились, все и случилось…
— Охранять? — настороженно переспросила Барбара. — От кого же?
Коннор изумленно посмотрел на Эрин.
— Разве ты ей ничего не рассказала? Теперь понятно, почему она считает меня чудовищем!
— Что она должна была мне рассказать? — всполошилась Барбара. — Объясните мне наконец, что происходит!
— Вам лучше присесть, мадам, — сказал Коннор. — Разговор нам предстоит серьезный.
Молча выслушав рассказ Коннора о побеге Новака и Лу-каша из тюрьмы и злоключениях Синди, связавшейся с Билли Вегой, Барбара побледнела. А после двух выпитых чашек крепкого чая она стала смотреть на Коннора уже без явной ненависти в глазах.
— Синди звонила мне примерно с неделю назад, — наконец произнесла она. — Но я перед этим выпила успокоительное и плохо понимала, что она мне говорит. Однако ни о каких экзотических танцах она и словом не обмолвилась, ровно как и о том, что ее там удерживает против ее воли какой-то негодяй. Бедняжка!
— Мама, ты помнишь, как тебя навещала Тония? — спросила Эрин у Барбары.
Мать насупила брови.
— Смутно. Она работает медсестрой, не так ли? Довольно симпатичная брюнетка, имеющая странную привычку говорить очень громко? Да, она была у меня недавно.
— Она рассказала мне о телевизоре и фотографиях, мама… Барбара вздрогнула при упоминании телевизора, помолчала и с недоумением спросила:
— О каких фотографиях, доченька?
— Разве ты не помнишь?
— Нет! Историю с телевизором помню, на меня нашло какое-то безумие. А какие снимки ты имеешь в виду, я понятия не имею! — Барбара всплеснула руками.
Эрин встала и вышла из кухни. Уставившись друг на друга, Коннор и Барбара молча слушали отзвуки ее шагов.
— Моя жизнь рушится, — прошептала Барбара.
— Я вам сочувствую. Сам пережил нечто подобное. — Коннор тяжело вздохнул.
— Но мне бы не хотелось, чтобы ты видел, как это происходит со мной, — заметила Барбара.
— Даже и не знаю, что вам на это сказать, — пожав плечами, промолвил Коннор.
— И не надо, — холодно сказала Барбара.
Коннор закрыл рот и поджал губы.
Вернувшись вскоре на кухню, Эрин положила на стол стопку фотографий. Лица запечатленных на них людей были изуродованы ножницами или бритвой, глаза, носы и рты кем-то вырезаны.
Барбара охнула и прикрыла рот ладошкой. Очевидно, ощущая тошноту, она стремительно выбежала из кухни в туалет. Оттуда послышались характерные звуки: Барбару вырвало. Эрин вскочила, чтобы ей помочь, но Коннор остановил ее:
— Пусть переведет дух!
Забурчал туалетный бачок, зажурчала вода в стульчаке, из уборной вышла Барбара, обтирая полотенцем лицо.
— Я этого не делала, — глухо сказала она. — Я не могла изуродовать изображения своих детей. Это какая-то чертовщина!
Эрин взяла снимок, на котором она была запечатлена в подростковом возрасте вместе с сестренкой, сидящей у нее на коленях, и сказала:
— Если ты не делала этого, мама, значит, это сделал кто-то другой. У тебя есть какие-то предположения на сей счет?
Барбара прикрыла полотенцем рот и покачала головой. Эрин опустилась на табурет.
— У меня должны были сохраниться негативы. Я немедленно отпечатаю с них новые фотографии, все без исключения.
— Но что это изменит? — спросил Коннор.
— Мне плевать! Нужно что-то предпринять, чтобы полегчало на сердце. Извини, мне надо выйти. Я скоро вернусь.
Она вновь оставила его наедине с Барбарой. Коннору показалось, что его живьем поджаривают на тлеющих углях, насадив на шампур. Обменявшись угрожающими взглядами, словно боксеры на ринге, они какое-то время молчали. Наконец Коннор спросил:
— Вы, случайно, не замечали следов взлома на замках?
Барбара покачала головой.
— А ваша охранная система в порядке? Вы давно ее проверяли?
— Да, все нормально, — уверенно ответила Барбара. — Я регулярно осматриваю замки и включаю охранную сигнализацию.
— А кому еще, помимо вас, известен секретный код?
— Я сменила его, когда арестовали Эдди. Нынешний код знаем только мы с дочерьми. Кстати, замки я тоже поставила новые.
— Странно…
— Вы думаете, я сошла с ума?
Коннор пристально взглянул ей в глаза, подумал и сказал:
— Нет, я не считаю вас сумасшедшей, миссис Риггз. Тут дело в чем-то другом…
— Вот как? — осевшим голосом переспросила она.
— Разумеется! — твердо сказал Коннор. — Мне доводилось общаться с сумасшедшими. Вы на них не похожи. Несомненно, вы напуганы, подавлены, утомлены. Однако с психикой у вас все нормально. Следовательно, вам морочит голову человек, обладающий огромными возможностями.
Барбара вздрогнула и хрипло спросила:
— Новак?
— В первую очередь я подозреваю его, — сказал Коннор.
— Но ведь до недавнего времени он содержался в строго охраняемой тюрьме!
— И тем не менее я остаюсь при своем мнении. Имея такие деньги, как у него, можно многое себе позволить. А он затаил обиду на вашего супруга. И, что существенно, Новак безумен. От всего происходящего в этом доме просто воняет безумием.
— Выходит, кто-то хочет внушить мне, что я схожу с ума?
— Не совсем так, — сказал Коннор. — Кто-то задался целью свести вас с ума. Потому и был использован трюк с телевизором. Вам, вероятно, это не известно, миссис Риггз, однако новейшие электронные устройства позволяют перенастроить телевизор таким образом, что становится возможным управлять им на расстоянии.
— Это Эрин рассказала вам о тех ужасных видеозаписях?
— Давайте поступим так: попросим одного моего приятеля, эксперта в этой области, осмотреть ваш телевизор. Сам я, к сожалению, профан в технике. Вы согласны, Барбара?
— Все это звучит так странно… Как если бы мы пытались разгадать загадку НЛО или тайну убийства Джона Кеннеди. Эта история смахивает на заговор параноиков.
— В самое яблочко! Именно это я и подразумевал, утверждая, что такое могло прийти в голову только безумному Новаку! — воскликнул Коннор с нескрываемой радостью.
Барбара помолчала, прищурившись, и все-таки спросила:
— Да вы сами-то нормальны? Только параноик способен с восторгом говорить о таких жутких вещах.
С трудом подавив гнев, Коннор внезапно подумал, что пора проанализировать все странные происшествия, случившиеся с ним самим за минувший год. Выстраивалась любопытнейшая логическая цепочка: предательство Эда, гибель Джесса, его собственная травма и кома, ночной звонок неизвестного в гостиницу, необъяснимое появление Габора Лукаша в подозрительном черном внедорожнике, преследовавшем их с Эрин на магистральном шоссе.
— Вам известно, миссис Риггз, что я был полицейским. И вы знаете, чем это обернулось для меня. Скажите, разве можно упрекать меня после этого в излишней подозрительности.
Барбара уставилась в чашку, признав справедливость его слов.
Понимая, что он пытается убедить в своей правоте не столько собеседницу, сколько самого себя, Коннор с жаром продолжал:
— В подобной ситуации нужно доверять инстинктам, иного не дано. Если не полагаться на интуицию, можно лишиться последней опоры и очутиться в вакууме.
Барбара ссутулилась и кивнула:
— Как точно вы определили мое нынешнее состояние! Я ощущаю себя песчинкой, заблудившейся в космосе.
— Добро пожаловать в реальный мир, миссис Риггз! — язвительно сказал Коннор.
— Благодарю вас, — вздрогнув и заморгав, машинально произнесла она.
Рискуя нарушить наладившееся между ними хрупкое согласие, Коннор спросил:
— Когда вам впервые показали порнографическую видеозапись по телевизору эти шутники, миссис Риггз?
Барбара пожевала губами, стараясь вспомнить точную дату, но память подвела ее, и она ответила:
— Приблизительно два месяца назад. Сначала я подумала, что это сон.
— Как утверждают музыканты из группы, в которой играла Синди, приблизительно в то же самое время она спуталась с Билли Вегой.
— Вы хотите сказать, что эти события как-то связаны между собой? — выпалила Барбара.
— Вы же знаете, миссис Риггз, что тем, кто расследует преступные заговоры, повсюду мерещится какая-то тайная связь! — ответил со змеиной улыбкой Коннор.
— Вы полагаете, что Новак поручил Билли контролировать поведение Синди, как в свое время он велел Габору попытаться манипулировать Эрин?
— Это не исключено. Хотя Габор — убийца, а Билли — обыкновенный жулик и аферист, предпочитающий обманывать легковерных девиц.
Барбара вздрогнула и спросила:
— А почему бы нам не обратиться в полицию? Вспомнив свой телефонный разговор с Ником, Коннор ответил:
— Вы не хуже меня знаете, как работает наша полиция. У них там вечно не хватает ни времени, ни людей, чтобы расследовать совершенные и совершаемые преступления. Синди уже не ребенок, и Билли Вега не позволяет себе в отношении нее ничего противозаконного, он ведь не идиот. Не думаю, что полиция станет что-то предпринимать только из-за того, что чья-то дочь связалась с плохим парнем.
Сверху, из спальни, донеслись отзвуки легких шагов Эрин, пытавшейся навести в комнатах порядок.
Неожиданно в Конноре начала закипать ярость.
— Знаете, миссис Риггз, а ведь если человек не безумен, он обязан отвечать за свои поступки! — резко сказал вдруг он, сам того не желая.
— Что вы имеете в виду? — недоуменно спросила Барбара.
— Здоровая женщина не должна отсиживаться дома и пить успокоительное, в то время как ее дочь буквально лезет из кожи вон, пытаясь ей помочь.
Барбара вскочила так порывисто, что стул с грохотом упал на пол, и вскричала:
— Да как вы смеете так со мной разговаривать!
Коннор выдержал ее разъяренный взгляд, давая понять, что не намерен извиняться и отказываться от своих слов. Кто-то обязан был сказать ей горькую правду, чтобы вывести из апатии и заставить действовать, и он взял на себя эту миссию, хотя и понимал, как это опасно.
— Мама! Что происходит? — Эрин застыла в дверях, держа в руках папку с бумагами.
— Все в порядке, доченька, — сказала Барбара. — Извините, я ненадолго вас оставлю. Мне надо подняться в спальню и переодеться.
Горделиво вскинув подбородок, она вышла из кухни. Проводив ее изумленным взглядом, Эрин спросила:
— Что ты ей наговорил, Коннор?
— Ничего особенного, — пожав плечами, сказал он. — Просто она поняла, что над вашим домом нависла опасность, и Решила, что ей будет лучше думаться не в банном халате, а в нормальном платье.
Необдуманная резкость, допущенная им в разговоре с Барбарой, повлекла за собой тяжелые последствия. Миссис Риггз в мгновение ока превратила его в своего раба, мальчика на побегушках и козла отпущения. До самого вечера он в поте лица послушно выполнял все ее распоряжения: выносил мусор, чинил кран в ванной на втором этаже, возил ее и Эрин на автомобиле в телефонный узел, чтобы ей снова подключили телефон, в бакалейную лавку, фотоателье и мастерскую по ремонту антикварных вещей, где едва не надорвался, пока тащил тяжеленные каминные часы. Но при этом он ни разу не пожаловался, стоически терпя все выпавшие ему испытания.
Вернувшись домой, они стали спорить из-за разбитого кочергой телевизора. Барбара требовала, чтобы Коннор вынес эту рухлядь на помойку, он же настаивал на том, чтобы телевизор осмотрел Сет. В конце концов Барбара уступила, но настояла на том, чтобы проклятый прибор убрали с ее глаз долой в чулан. Но хуже всего было то, что она заставляла его то и дело звонить Шону и узнавать, как идут поиски Синди. А это означало, что его смекалистый младший братец станет свидетелем всех унижений, которым он подвергался в доме Риггзов.
— Умоляю вас, Барбара, — пытался возражать Коннор, — постарайтесь успокоиться! Шон сам позвонит нам, как только у него появятся новости.
— Не смей меня успокаивать! — кричала Барбара. — Речь идет о жизни и безопасности моей дочери! Немедленно позвони брату!
Реакция Шона была мгновенной и жесткой.
— Послушай, Коннор! Затри минуты, прошедшие после твоего последнего звонка, ничего не случилось. Пожалуйста, прими успокаивающие пилюли!
— Я не виноват, меня заставляют, — прошептал Коннор.
— Теща уже превратила тебя в подкаблучника?
— Полегче на поворотах, Шон! Думай, что говоришь!
— Нет уж, это ты пошевели мозгами, придурок! Не отвлекай нас! Звони по вымышленному номеру и притворяйся, что разговариваешь со мной. Все. Будь здоров, идиот!
— Сам дурак! — огрызнулся Коннор и, убрав мобильник в карман, пробурчал: — Пока ничего нового.
Эрин, похоже, втайне злорадствовала, наблюдая его мучения, и не перечила матери, чувствуя себя хозяйкой положения. Когда стемнело, Коннор выскользнул из дома на террасу, чтобы перевести дух. Плюхнувшись на заднее крыльцо, он потер покалеченную ногу, разболевшуюся от перенапряжения, и полез в карман за табаком.
Не обнаружив там кисета, он вспомнил, что бросил курить, поморщился, достал сотовый телефон и набрал номер Сета.
— Привет, Коннор. Что стряслось? — тотчас же ответил тот.
— Мне нужна твоя помощь!
— Считай, что ты уже ее получил. Говорят, ты влюбился. Должен сказать, что предмет твоей страсти весьма темпераментная штучка, так что поберегись!
— Мне сейчас не до шуток! Я недавно бросил курить и взвинчен до предела. Поговорим серьезно. У меня к тебе две просьбы.
— Готов их выслушать и удовлетворить, старина. Излагай!
— Ты мог бы произвести техническую проверку дома Барбары, матери Эрин? С ее телевизором происходят непонятные вещи, кроме того, кто-то тайком проник в ее жилище, отключив охранную систему и вскрыв замки, после чего устроил в доме погром.
— Хорошо, я все сделаю, но не раньше, чем послезавтра.
— А почему не сегодня же?
— Потому что в данный момент я нахожусь на Стоун-Айленд, вместе с матерью Рейн и ее отчимом. На завтра мы запланировали морскую прогулку и ужин в Северн-Бей. Послезавтра они улетят утренним рейсом в Лондон. Как ты сам понимаешь, я не в силах ничего изменить.
Судя по голосу Сета, приезд родственников не вызвал у него особого восторга. Коннор сочувственно улыбнулся: он встречался с матерью Рейн, Алике, на его свадьбе. Это была воистину мощная, неуправляемая натура, подлинное стихийное бедствие, женщина-ураган. Пойди бедняга Сет против ее воли, она бы смела его, как бурный грязевой поток в горах.
— Надеюсь, что после отъезда тещи от тебя хоть что-нибудь останется, — сказал Коннор. — Ведь Алике способна сожрать живьем кого угодно.
— Спасибо за поддержку, дружище! Говори твою вторую просьбу, я весь внимание.
— Я хочу, чтобы ты оснастил мой компьютер рентгеновским передатчиком и одолжил мне радиомаяк, для Эрин.
— Мне казалось, что ты не отпускаешь ее от себя ни на шаг.
— Это так, но она все еще не воспринимает мои опасения всерьез. И меня это нервирует. Поэтому я и хочу подстраховаться.
— Ты собираешься рассказать ей об этом?
Коннор промычал в ответ нечто маловразумительное.
— Хочешь совет? Женщина приходит в бешенство, когда узнает, что ее мужчина не уверен в себе. Но ярости ее нет предела, если она поймет, что ты не доверяешь ей!
Его самоуверенный тон вызвал у Коннора приступ хохота.
— И кто это говорит? Лучше на себя посмотри, лицемер!
— Я всего лишь хочу тебе помочь! Чтобы ты не испортил отношения с этой девушкой.
— Она не согласится на это. Лучше ей пребывать в неведении, пока Новака не поймают и не отправят за решетку.
— Что ж, весьма разумно. Согласен. Я тоже поступил бы аналогичным образом, окажись на твоем месте.
— Не сомневаюсь, ты ведь такой же мнительный!
— Ты меня явно недооцениваешь. Я куда мнительнее! Что ж, приезжай ко мне сам и выбирай любое оборудование. Ты знаешь, где оно у меня хранится.
— Спасибо за доверие, старина. Да, чуть не забыл! Не мог бы ты осмотреть и квартирку Эрин? Нужно обеспечить ей полную безопасность, заменить замки, укрепить дверь. Запиши ее адрес. — Коннор с опаской оглянулся. — Я здесь как на иголках, жду новостей от Шона о результатах розыска Синди, младшей сестры Эрин.
— Да, я наслышан о ее злоключениях, — вздохнув, сказал Сет. — Жаль, что пока не могу подключиться. А было бы забавно пошататься по стрип-барам с твоим братом. Знаешь, дружище, я рад, что ты ожил и проявляешь о ком-то искреннюю заботу. Это значит, что ты не безнадежен.
— Приятно услышать хоть от кого-то похвалу. Ладно, Сет, я тебе еще позвоню! — Коннор выключил телефон и уставился в темноту. Скрипнула дверь, он узнал легкую поступь Эрин и запах ее духов. Она села на крыльцо и обняла его за плечи. Ему тотчас же стало спокойнее. Эрин сказала:
— Спасибо тебе за все, что ты сделал для мамы.
— Пустяки. Подумаешь, немного посуетился. Главное, что ты рядом со мной, любимая.
— Не говори глупости, Коннор! Ты не нуждаешься в моей помощи. Не знаю, что уж ты наговорил маме, но она преобразилась. Энергия переполняет ее, как в лучшие времена, когда папу еще не арестовали.
От необходимости как-то ответить ей Коннора избавила пронзительная трель мобильника. Эрин замерла, затаив дыхание. На крыльцо выбежала Барбара. Раздался еще один звонок.
— Что же ты ждешь! Отвечай! — вскричала Барбара. Коннор откинул крышку, нажал на кнопку и произнес:
— Алло!
— Это я, — послышался голос Шона. — Мне только что позвонила сказочная красавица по имени Сейбл, в которую я безоглядно влюбился, и сообщила, что интересующий нас придурок недавно вошел в клуб «Дворовая кошка» в компании с двумя девицами, одна из которых похожа на Синди. Это злачное заведение упоминала и Лу Энн. Я посылаю ей в благодарность за подсказку букет прекрасных роз.
— Не сори деньгами! — пробурчал Коннор.
— Не будь скрягой! Но вернемся к главному. Сейчас мы уже на полпути к этому бару. Если поторопимся, то будем там через полчаса. Дэви закончил занятия в спортклубе и тоже направляется туда. Ну, что ты на это скажешь? Повеселимся?
— Встретимся на парковочной площадке! — сказал Коннор. Шон объяснил ему, как лучше добраться до места, Коннор сунул телефон в карман и встал.
— У нас, кажется, появилась зацепка!
— Тогда поехали. Я готова, — сказала Эрин.
— Я только возьму свою сумочку! — воскликнула Барбара и побежала в дом.
Коннор уставился на Эрин, обескураженный ее решением поехать с ним. Она сложила руки на груди и загадочно улыбнулась:
— Не хочешь же ты бросить нас здесь одних, когда вокруг нас кружат подручные Новака? Нет, я абсолютно отказываюсь в это верить! Ты не оставишь нас им на растерзание.
— Так нечестно, ты играешь не по правилам!
Дверь снова распахнулась, и на крыльцо вылетела Барбара с болтающейся на плече дамской сумочкой.
— Если вы не возьмете меня, — звенящим голосом воскликнула она, — я последую за вами на своей машине. Ведь там мой ребенок! Моя Синди! Я не позволю, чтобы эти акулы ее сожрали!
Коннор принялся вытаскивать из салона всякое барахло, сваленное на заднем сиденье, чтобы освободить для Барбары место. Среди прочего хлама обнаружилась и массивная трость с набалдашником, которой он пользовался, выписавшись из больницы. Потом он забыл о ней, но теперь она нашлась очень своевременно.
Клуб «Дворовая кошка» располагался в приземистом длинном строении, над входом в которое сверкала неоновая вывеска: «Веселые девочки и коктейли». Шон и Майлс переминались с ноги на ногу на парковочной площадке, но Дэви поблизости видно не было.
— Ты подоспел вовремя, — сказал Шон и добавил, увидев вылезающих из машины женщин: — Ба! Да ты прихватил с собой подкрепление! Чует мое сердце, что скоро здесь будет чертовски весело.
Коннор представил дамам своего брата и Майлса.
— Благодарю вас за помощь, — чопорно промолвила Барбара, пожимая Майлсу руку.
Шон изобразил на лице обаятельную улыбку, Майлс шмыгнул носом и потупился, проглотив от смущения язык. Шон начал излагать свой план похищения Синди из стрип-клуба.
— Прошу внимания! — Он окинул всех строгим взглядом. — Действуем так: вы ждете меня снаружи, я незаметно проскальзываю в этот вертеп, нахожу Сейбл и с ее помощью вывожу наружу Синди. После этого мы, мужчины, возвращаемся в клуб и разбираемся с этим паршивцем Билли. Куда вы, миссис Риггз! Подождите!
Барбара, не дослушав его, решительно двинулась к входу в бар, бормоча:
— Там моя девочка, я должна ее спасти!
Шон догнал ее, схватил за руку и стал убеждать не делать глупостей. Но Барбара Риггз закусила удила и ничего не желала слушать. Тем временем Коннор взял из машины трость, удобную как для самозащиты, так и для нанесения чувствительных ударов по болевым точкам, и вернулся к Барбаре. Шону удалось-таки урезонить ее и убедить подождать его снаружи. Поцеловав ей руку и ослепительно улыбнувшись, хитрец исчез в чреве притона. Барбара намертво вцепилась в сумочку, прижав ее к груди, и застыла возле двери в ожидании. У Коннора неожиданно заныла покалеченная нога.
Спустя несколько минут Шон распахнул дверь и подал всем знак войти внутрь. Тускло освещенное помещение было наполнено сигаретным дымом и гулом голосов. Пахло потом и разлитым пивом. На помосте несколько голых девиц вертелись и кривлялись у столбов, ублажая публику. По всей длине барной стойки горели, пульсируя, красные лампочки.
Одетая в нежно-розовый брючный костюм, Барбара не могла не привлечь к себе внимания. Но она не замечала устремленных в ее сторону взглядов и медленно шла вперед, вытаращив остекленелые глаза, поджав губы и прижав сумочку к груди, словно щит. Шон распахнул какую-то дверь в конце зала, и вся компания очутилась в длинном темном коридоре. Миновав его, спасители Синди оказались в гримерной. Им навстречу вышли, громко разговаривая, две девицы в обтягивающих джинсах. При виде подозрительной группы незнакомцев они испуганно переглянулись и умолкли.
— Синди здесь, — шепнул Коннор Эрин и Барбаре. — Забирайте ее и без лишнего шума выводите наружу. Я буду ждать вас у входа. — Пока все шло достаточно гладко, но он по собственному опыту знал, что подобные авантюры никогда добром не заканчиваются.
Эрин прошла в гримерную, Барбара — следом. Спертый воздух насквозь пропитался запахом пудры, талька, духов и фиксатора для волос. Готовящиеся к выступлению пташки накладывали на лица грим и переговаривались на повышенных тонах. От ослепительно яркого света, отраженного зеркалами, на глаза Эрин навернулись слезы.
Тем не менее она сумела разглядеть в дальнем углу Синди. Сестра сидела на полу, поджав к подбородку колени, одетая в — крохотные трусики и слабое подобие лифчика. Взор ее был мутен, губы неестественно распухли. Какая-то тощая белобрысая девица что-то с угрожающим видом говорила ей, Синди в ответ лишь трясла головой.
— Синди! — окликнула сестру Эрин.
— Мама! Эрин! — Синди вскочила и бросилась к ним навстречу.
Барбара заключила дочь в объятия и разрыдалась. Худосочная блондинка с лисьей физиономией поспешила покинуть гримерную. Синди расплакалась, Эрин же деловито спросила:
— Где твоя одежда? Надо уносить ноги.
— Не знаю, куда Билли спрятал мое платье… — сказала сестра, растерянно глядя на нее.
— Вот, натяни хотя бы мои лосины, — предложила ей мускулистая рыжеволосая женщина. — Меня зовут Сейбл, — представилась она Эрин. — Это я позвонила Шону, разыскивающему Билли. Синди ваша сестра?
— Да, — сказала Эрин. — Огромное вам спасибо! Синди, где твои туфли? Не пойдешь же ты отсюда босиком! Очнись же наконец и напряги мозги!
— Оставьте ее в покое! Билли накачал ее каким-то дерьмом, и она сейчас витает в облаках. Да вы взгляните сами! Она едва стоит на ногах! — сказала Сейбл. — Выступать на помосте она явно не способна, очевидно, он готовил ее для чего-то другого… Ей лучше выйти на свежий воздух.
— Вы совершенно правы, — согласилась Эрин. — И как можно скорее, пока она не упала в обморок. Однако было бы неплохо найти для нее какую-нибудь обувь!
— Ей надо выпить воды! — посоветовала Сейбл. — И не подпускайте к ней Билли, он законченный наркоман и непременно посадит бедняжку на иглу. Как я ненавижу этого урода! Вот, наденьте на нее балетные туфли! — Она сунула Эрин пару старых тряпичных тапочек.
— Большое вам спасибо, это лучше, чем вообще ничего.
— Поторапливайтесь! — сказала Сейбл. — Уходите, пока не поздно!
Синди покорно позволила Эрин и Барбаре натянуть на нее лосины и тапочки. Они подхватили ее с двух сторон под мышки, словно тряпичную куклу, и выволокли в темный коридор. Там их уже с нетерпением поджидал Майлс, он снял с себя сюртук и накинул его Синди на плечи. Заметив неестественную припухлость ее губ, он гневно вскричал:
— Этот подонок избил тебя!
Синди вздрогнула, прищурилась и, узнав его, воскликнула:
— Майлс! А ты как здесь очутился?
— Разыскивал тебя! Этот козел ударил тебя по лицу. Все, ему не жить… — Майлс заскрежетал зубами, его глаза засверкали.
Синди потрогала разбитые губы и пролепетала:
— Да, он стукнул меня. Но все уже прошло, я не чувствую боли.
— Он труп, — сказал Майлс.
Окруженные тремя мужчинами, женщины стали протискиваться сквозь плотную толпу в зале. Им никто не препятствовал. Эрин молила Бога, чтобы все прошло гладко. Вот они выскользнули за дверь — и прохладный свежий воздух остудил их разгоряченные лица. Оставалось только дойти до автостоянки.
Входная дверь бара внезапно распахнулась, выпустив наружу гул толпы и ревущую музыку джаз-бэнда. Кто-то крикнул вслед беглецам:
— Эй, ребята! Куда это вы тащите нашу танцовщицу? Стойте!
— Похоже, представление началось! — пробормотал Шон, злодейски ухмыльнувшись. — Наконец-то!
Коннор передал Эрин ключи и сказал:
— Живо садитесь в машину! А мы потолкуем с парнями…
— Но как же…
— Поговорим потом! Садись за руль и заводи мотор! Быстро!
Эрин поняла, что спорить бессмысленно, и, впихнув сестру и мать в автомобиль, захлопнула заднюю дверцу и села на место водителя. Синди уткнулась носом в колени матери и разрыдалась, Барбара стала утешать ее, поглаживая по голове и спине. Никто из женщин даже не подозревал, какой опасный спектакль разворачивается у входа в бар. Эрин завела двигатель, схватила с пассажирского сиденья мобильник Коннора и сжала его в руке. Сердце билось в ее груди с такой силой, что казалось, вот-вот вырвется наружу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стоя в тени - Маккена Шеннон



"амурный меч"? "ритуальный любовный танец"? "сокровищница удовольствий"? "кипящий колодец амурной влаги"? Кто вы и что вы сделали с Шеннон Маккена? Она так не пишет. Переводчику нужно вернуться обратно работать учительницей английского в 5-х классах. Наберут какого-то сброда в издательство, а нам потом продирайся через дебри идиотизма.
Стоя в тени - Маккена Шеннонаня
19.05.2012, 15.34





а-а-а! я пролистала дальше!!! и зачем я только это сделала. "язык подобен хоботку шмеля", "заветный росистый тоннель", "вместилище наслаждений". "Позволь мне в волю насладиться этим жаром!" - "Овладей мной немедленно! Я изнемогаю". Да, вот такие диалоги. Как в дешёвом романчике времён девяностых. Я не хочу обратно в девяностые! Итог: НЕ ЧИТАТЬ!
Стоя в тени - Маккена Шеннонаня
20.05.2012, 0.13





это господин Сорвачев берется подрабатывать. я лично считаю-ему надо ручки по локоть откусить-чтоб не поганил авторов
Стоя в тени - Маккена Шеннонджафара
24.06.2012, 12.06





Мда, романчик вызывает смежные чувства5/10
Стоя в тени - Маккена ШеннонЕлена
15.10.2013, 14.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100