Читать онлайн Стоя в тени, автора - Маккена Шеннон, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Стоя в тени - Маккена Шеннон бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 6.8 (Голосов: 10)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Стоя в тени - Маккена Шеннон - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Стоя в тени - Маккена Шеннон - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккена Шеннон

Стоя в тени

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Все выложенные на столе вещицы были восхитительными, при виде каждой из них у истинного ценителя произведений искусства перехватывало дух от восторга. Их поразительная красота и неоспоримая историческая ценность делали эти артефакты предметом вожделения самых известных музеев. Особенно хорош был прекрасно сохранившийся бронзовый шит, усыпанный драгоценными камнями и украшенный причудливым орнаментом, характерным для латенского периода.
Эрин чувствовала себя на седьмом небе от счастья, созерцая все это богатство, но сосредоточиться ей мешал сверлящий взгляд Коннора. И она непроизвольно ерзала в кресле, чувствуя несвоевременное томление в промежности.
Бывшая начальница Эрин, Лидия, наверняка не остановилась бы даже перед убийством ради любого из этих предметов. Однако парочка крученых золотых обручей вызывала у Эрин сомнение: уж больно они напоминали находки, сделанные при раскопках в 1970 году археологами в Шотландии. Те же бородатые драконы на концах и такие же переплетенные драконьи хвосты посередине. Насколько ей было известно, других подобных образцов со времени той исторической находки зарегистрировано не было. Эрин знала это наверняка, так как написала статью об этом загадочном стиле изготовления ювелирных украшений, в которой выдвинула гипотезу о ритуальном и магическом использовании таких изделий. Тем не менее в сопроводительных документах указывалось, что обручи найдены в Швейцарии в 50-х годах. Эрин выключила диктофон и сказала:
— Для написания заключения мне потребуется провести дополнительное научное исследование, мистер Доббс.
— Надеюсь, это не подделка? — осторожно спросил он.
— Разумеется, нет! Все вещи подлинные, в этом у меня нет сомнений, — успокоила его Эрин. — Ничего более восхитительного мне видеть еще не доводилось. Каждая из этих вещиц достойна стать музейным экспонатом. У господина Мюллера отменный вкус! Сегодня я в этом еще раз убедилась. Я могу взять с собой копии сопроводительных бумаг?
Конечно, мисс Риггз! Берите, если вам это необходимо! — с любезной улыбкой сказал Найджел. Дверь кабинета распахнулась, и Тамара Джулиан внесла поднос, уставленный чашечками с горячим кофе и вазочками с пирожными и фруктами. Ослепив Коннора белозубой улыбкой, она проворковала:
— Коль скоро я не сумела уговорить вас отведать кофе в баре, мистер Маклауд, я дерзнула принести его сюда.
Эрин живо представила, как она выхватывает у рыжей стервы поднос и, ошпарив ее коленки кофе, с размаху бьет ее подносом по лисьей физиономии. К счастью, у нее хватило благоразумия воздержаться от этого поступка. Она взяла себе чашечку и паточным голоском промолвила:
— Огромное вам спасибо! Мне жизненно необходимо подкрепиться дозой кофеина!
— Угощайтесь, пожалуйста! — потирая сухие ладони, сказал Доббс. — Надеюсь, вы останетесь на ленч?
— Благодарю вас, — торопливо ответила Эрин, метнув взгляд в Коннора. — Но дома меня ждут неотложные дела. Я намерена сегодня же вернуться в Сиэтл.
Аппетит у нее действительно пропал, после того как она заметила, с какой страстью поглядывает на Коннора Тамара. А ведь на их предыдущей встрече эта рыжая лиса произвела на нее благоприятное впечатление как своим острым умом, так и познаниями в археологии и антиквариате. Сейчас же симпатия к этой особе у Эрин стремительно исчезала.
— Очень жаль, — сказала Тамара. — Шеф-повар этого заведения чудесно готовит седло барашка, а паштет из мяса крабов просто тает во рту.
— Мы с удовольствием отведаем его в другой раз, — сказал Коннор с постной миной. — Так мы можем ехать, милая? Перекусим по дороге.
— Минуточку! — воскликнул Доббс и, открыв портфель, извлек из него большой конверт из плотной бумаги. — Господин Мюллер собирался сделать вам это предложение вчера вечером. Собственно говоря, ради этого он и предпринял столь длительное и утомительное путешествие, несмотря на свое хрупкое здоровье. Должен отметить, мисс Риггз, что это весьма рискованный поступок, учитывая характер его заболевания…
— Еще раз прошу вас простить меня, право же, я не хотела! — выпалила Эрин, покраснев от смущения. — Все случилось спонтанно…
— Я вовсе не упрекаю вас, мисс Риггз, а только напоминаю вам факты, с тем чтобы впредь обо всех ваших решениях мы были бы проинформированы своевременно. Так вот, господин Мюллер уполномочил меня сделать вам это предложение от его имени. Как нам известно, раньше вы работали в институте Хапперта… — Он вопросительно посмотрел на нее. — Это так?
— Да, в течение двух лет, — подтвердила Эрин.
— Господин Мюллер нашел экспозицию, которую вы там организовали, великолепной. И решил выделить солидную сумму денег на строительство нового корпуса музея. Там будут размешены артефакты бронзового и железного веков, относящиеся к кельтской культуре. Естественно, свою коллекцию он с радостью подарит новому отделению музея.
— Это поразительно щедрый дар! — воскликнула Эрин, подумав, что Лидия, пожалуй, обделается от восторга, узнав об этом.
— Господин Мюллер альтруист по своей натуре, — сказал Доббс. — Он считает, что красота минувших веков должна радовать и обогащать всех наших современников.
— Как это мило с его стороны, — заметил Коннор.
Эрин поморщилась, Тамара усмехнулась, но Доббс кивнул, как бы не заметив сарказма в его голосе.
— Вы совершенно правы. Господин Мюллер — человек редких душевных качеств. Он сожалеет, что вас вынудили покинуть этот институт, и намерен выдвинуть в качестве главного условия своего пожертвования назначение именно вас, мисс Риггз, куратором всей кельтской коллекции музея.
— Меня? Я не ослышалась? Но… — Эрин пришла в жуткое волнение и даже побледнела.
— Мы не торопим вас с ответом, подумайте над этим предложением, взвесьте все хорошенько. Господин Мюллер с пониманием отнесется к вашему возможному отказу вернуться в институт, с которым вас вынудила расстаться недальновидная администрация. Если же вы сочтете предложение господина Мюллера неприемлемым, он подарит свою коллекцию другому музею. Как вы понимаете, недостатка в желающих получить такой дар нет.
— Право же, я совершенно ошеломлена! — призналась Эрин.
— Я вас понимаю, — усмехнувшись, промолвил Найджел Доббс.
— Я обязательно подумаю над вашим предложением, — добавила Эрин, внезапно покраснев.
— Да, подумайте и постарайтесь выкроить время для встречи с господином Мюллером, когда он снова будет проездом в Сиэтле.
— Безусловно! — выдохнула Эрин, с укором взглянув на Коннора. — Можете в этом не сомневаться! В любой удобный для него день и час.
— Надеюсь, ты не забыла, крошка, что на этой неделе нам предстоит отпраздновать нашу помолвку, — вставил Коннор.
Эрин обожгла его гневным взглядом и вскричала:
— Прошу запомнить раз и навсегда, дорогой, что на первом месте у меня работа! Тебе придется с этим считаться!
— Я не собираюсь ни с кем тебя делить, — прищурившись, заявил он. — Даже с душкой миллиардером.
Эрин передернула плечами и повторила:
— Передайте, пожалуйста, мистеру Мюллеру, что я готова встретиться с ним в любое время.
— Вот и чудесно! — сказал Доббс. — Мы свяжемся с вами, как только он определится со своими планами. И пожалуйста, мисс Риггз, разберитесь и вы наконец с вашими приоритетами. Речь идет о выделении пятнадцати миллионов долларов только на строительство нового корпуса института. Коллекция же раритетов, которую собирается подарить музею господин Мюллер, просто бесценна. Отнеситесь же к своему решению с должной ответственностью, учитывая все это.
— Я вас понимаю, — сказала Эрин очень серьезно.
Коннор встал с кресла и непринужденно воскликнул:
— Все это прекрасно, крошка! Если все обговорено, то нам пора попрощаться с мисс Джулиан и мистером Доббсом и отправиться в обратный путь.
Эрин натянуто улыбнулась и сказала, пожимая на прощание руку Доббсу:
— Передайте господину Мюллеру мою искреннюю благодарность. Я так признательна ему за то доверие, которое он оказывает мне! Оно так много для меня значит…
— Довольно болтать, крошка! — перебил ее Коннор. — Доббс сам придумает все остальное. Пошли! Хватит зря чесать языком!
Эрин в ярости резко обернулась и крикнула:
— Не смей разговаривать со мной таким тоном, Коннор Маклауд! Выбирай выражения! Не много ли ты себе позволяешь?
— Замечательно! — воскликнула Тамара и захлопала в ладоши. — Только так и следует обращаться с зарвавшимися мужчинами! Браво! Не позволяйте им вами помыкать, иначе они вообще сядут вам на шею. И тогда вам конец, можете мне поверить.
Эрин раскрыла было рот, чтобы порекомендовать ей оставить свои советы при себе, но взгляд Тамары был столь невинен и лучезарен, что Эрин смекнула, что рыжая плутовка нарочно провоцирует их с Коннором ссору, и лишь сдержанно промолвила:
— Благодарю вас за ценный совет, мисс Джулиан, однако с Коннором я уж как-нибудь справлюсь сама. Верно, милый?
— Да, малышка! Будь со мной построже, не давай мне спуску ни в чем! Я просто изнемогаю от нетерпения снова почувствовать твою крепкую руку, — не преминул пошутить он.
Эрин изобразила на лице милую улыбку и проворковала:
— Мы продолжим этот разговор в автомобиле, дорогой! Еще раз прошу вас извинить нас, господа! Желаю вам приятно провести день. Я скоро с вами свяжусь. Ну, Коннор! Вперед! Нам уже действительно пора. — Она направилась к двери.
— До встречи, ребята, — фамильярно сказал Коннор, устремляясь следом. — Не скучайте без нас! Развлекайтесь от души!
Тамара залилась звонким смехом, эхо которого разнеслось по всему коридору.
Догнав Эрин, Коннор попытался было заговорить с ней, но она резко оборвала его:
— Не сейчас! В машине! Лучше помолчи, если тебе дорога жизнь!
Он благоразумно оставил ее на время в покое. Они в полном молчании дошли до автомобиля, Коннор отпер дверцу и любезно распахнул ее перед Эрин. Она забралась в салон и закрыла пылающее лицо ладонями. Ее трясло от негодования. Такой злой она не была с тех пор, как ее уволили с работы.
— Коннор! — севшим голосом сказала она, когда он сел за руль. — Скажи на милость, какой в тебя вселился бес? Разве Найджел или Тамара дали тебе хоть какой-то повод заподозрить их в дурных намерениях в отношении меня? Почему же ты вел себя как полный идиот? Зачем ты меня смущал? Чем я провинилась перед тобой? Какую цель ты преследовал? Объясни мне это, ради Бога!
— Они показались мне подозрительными, — невозмутимо сказал Коннор. — Особенно эта хитрая рыжая стерва.
— Зато она явно прониклась к тебе симпатией! — вскричала Эрин.
— И этот прощелыга мне тоже не понравился, хоть он и строит из себя аристократа. И как бы ни были привлекательны все посулы мифического мистера Мюллера, который в очередной раз не соизволил встретиться с тобой лично, тебе вовсе не обязательно лизать ему задницу!
— Что? Так ты считаешь, что я готова лизать Мюллеру зад? Мерзавец! Да как у тебя только язык повернулся такое сказать! — в бешенстве вскричала Эрин и подалась вперед, норовя расцарапать ему физиономию. Коннор уклонился и стиснул ей пальцами запястья. Тогда Эрин попыталась укусить его за ухо.
— Позволь мне заметить, дорогая, — воскликнул он, сдерживая ее атаку, — что я разговаривал с этой парочкой достаточно вежливо, не грубее, чем они со мной. Не смей кусаться!
— Ты проклятый грубиян, хам, мужлан и параноик! — кричала Эрин. — Тебе повсюду мерещится какая-то чертовщина! Доббс и Тамара — милейшие люди!
— В гробу я видел таких милашек! — взорвался Коннор. — Они нахально пытались заморочить мне голову. А когда я чувствую, что меня обманывают, я не заискиваю и не улыбаюсь, даже если мне сулят золотые горы. Тебе понятно?
— Я присутствовала при разговоре и не слышала от них ни одного грубого слова! — воскликнула Эрин и снова попыталась высвободить руки.
— Значит, плохо слушала! — сказал Коннор, продолжая сжимать ее запястья.
— Кстати, Коннор, имей в виду, что коль скоро ты назвался моим женихом, то и веди себя подобающе. Еще одна подобная сцена — и ты перестанешь им считаться даже теоретически. — Эрин перевела дух.
— Неужели? — Коннор хмыкнул и покачал головой.
— Ты вел себя так, словно не считаешь меня женщиной, достойной уважения, сомневаешься в моих суждениях и ни в грош не ставишь мой профессионализм. Такое не прощается!
Коннор помолчал, наморщив лоб, и примирительно сказал:
— Но ты ведь знаешь, что все это был только спектакль!
— Ты так это называешь? А вот мне кажется, что ты устроил дешевый фарс! Ты вел себя, как герой пошлой мелодрамы! Кого ты пытался изобразить? Ревнивого любовника? Это смешно, Коннор! Ты и меня выставил в нелепом виде!
На скулах Коннора заиграли желваки, он потупился и с горечью произнес:
— Прости, Эрин. Твой взгляд свел меня с ума. Я чувствую себя придурком.
— Наконец-то ты понял, что ты собой в действительности представляешь, — съязвила Эрин. — Кстати, а что за взгляд ты имел в виду?
— Взгляд принцессы, явившейся на Землю с далекой планеты в другой галактике. За свою грубость в отношении лакеев Мюллера я извиняться не намерен, однако прошу меня простить, если я был груб с тобой.
— Что ж, приятно это слышать, я тебя прощаю на первый раз, — сказала Эрин.
Коннор помолчал и продолжал:
— Попытайся взглянуть на ситуацию моими глазами. Ты совершенно отгородилась от меня во время разговора с этим проходимцем Доббсом, игнорировала все мои замечания. А ведь я делал их не случайно, я хотел предостеречь. Тебя явно дурачат, Эрин, а ты всему слепо веришь. Нельзя идти на поводу у аферистов, заманивающих тебя в ловушку. Время и место встречи с Мюллером нужно хорошенько обдумать.
— Послушай, Коннор! С меня довольно! — взорвалась Эрин. — Больше я тебя с собой на деловые встречи не возьму. Ни под каким предлогом! Я не допущу, чтобы ты лишил меня возможности добиться чего-то путного в жизни.
— Боже, что я слышу! — простонал Коннор. — Как же мне достучаться до тебя? Взгляни же наконец на вещи трезво! Мюллер вновь не объявился, Доббс и Тамара запудрили тебе мозги обещаниями. И ты готова проглотить эту наживку! А я, по-твоему, должен бездействовать, глядя, как они пытаются обмануть тебя?
Отпусти меня! — отрешенно проговорила Эрин после долгой паузы. — Мне больно. — Он разжал пальцы, Эрин потерла запястья и продолжала, глядя в окно:
— Почаще бы мне делали подобные предложения! Да такой шанс представляется человеку раз в жизни! Стать куратором бесценной коллекции древностей, администратором нового корпуса музея — это ведь невероятная удача!
— Вот именно, невероятная! — Коннор ухмыльнулся. — В этом ты права. Почему Мюллер продолжает прятаться? Не потому ли, что он узнал, что я не отхожу от тебя ни на шаг?
— Ты все еще подозреваешь, что это Новак? — прошептала Эрин и обмякла, внезапно почувствовав упадок сил. Вместе с исчезающей энергией иссякла и ее злость. И на мгновение у нее возникло жуткое ощущение, что она вновь очутилась в уже знакомом ей водовороте, грозящем увлечь ее в черную бездну, туда, куда уже засосало почти всех, кто был ей дорог.
Она боролась с этой неведомой злой силой с раннего детства, старалась быть послушной, доброй и дисциплинированной, пыталась поладить с окружающим миром, жить рассудительно и спокойно. И что же из этого получилось? Оставили ее в покое темные силы? Нет, они отобрали у нее сначала отца, потом — мать, а сейчас забирают и Синди. Но ей одной не по силам им противостоять!
Эрин зажмурилась от охватившего ее отчаяния и вскричала:
— Выходит, это часть их плана? Попытка разрушить все, что я пытаюсь сделать, и поиздеваться надо мной вволю? И мне уже никогда не выкарабкаться из этой проклятой сливной ямы, в которой я очутилась?
— Пожалуйста, не волнуйся! — стал уговаривать ее Коннор. — И не злись на меня! Возможно, я действительно параноик и мне следует дать пинка под зад. Если хочешь, ты можешь это сделать немедленно. Только не плачь и не кричи. Иди ко мне, я тебя успокою!
— Не дотрагивайся до меня! — взвизгнула Эрин и прижалась в ужасе к дверце. — Просто помолчи и оставь меня в покое. О'кей?
Коннор уронил голову на руль и в отчаянии воскликнул:
— Боже, какой кошмар! Ладно, пристегнись, нам надо ехать.
Следующие два часа в машине царила тишина. Эрин смотрела в окно, стиснув зубы. Наконец Коннор остановил автомобиль напротив ресторана.
— Пошли, заморим червячка.
— Иди один, я не голодна, — процедила сквозь зубы Эрин.
— Нет, — решительно произнес Коннор. — Ты непременно должна поесть! — Он обошел вокруг автомобиля, распахнул дверцу и вытащил Эрин из салона.
Сопротивляться ему она уже не могла, только тихо сказала:
— Пожалуйста, не устраивай шоу на дороге. Я поем, успокойся!
— Вот так бы всегда! — пробурчал он.
Выходя из ресторана, Эрин задержалась у телефона-автомата, чтобы позвонить Синди. Но оказалось, что у нее при себе нет достаточного количества монет, и тогда Коннор предложил ей воспользоваться его сотовым телефоном, оставшимся в машине. Эрин так и не дозвонилась до сестры, но попыталась дозвониться до матери. Ее телефон отказался отключен.
— Проклятие! — воскликнула Эрин в сердцах и вернула мобильник Коннору. — Сегодня явно не мой день.
— Понедельник! — пожав плечами, сказал Коннор. — Кстати, как поживает твоя мама? Ты ведь была у нее?
— Паршиво, — ответила Эрин. — Она целыми днями лежит в постели. Не оплачивает счета. У нее отключили телефон за неуплату. Вот-вот отберут за долги дом. И вдобавок у нее начались галлюцинации. Она утверждает, что по телевизору постоянно показывают по всем каналам ту видеозапись, которой Виктор Лазар шантажировал отца. Ну, постельные сцены и прочую порнографию с его участием… Все это так ужасно!
Эрин разрыдалась в полный голос. Коннор усадил ее к себе на колени и стал гладить по спине. Она уткнулась мокрым от слез лицом ему в грудь и дала волю всему скопившемуся в ней отчаянию.
Прошло около полутора часов. У Коннора затекла покалеченная нога, им уже давно пора было тронуться в путь, однако он все еще продолжал держать в объятиях любимую женщину, самую прекрасную на белом свете. Он потихоньку вытянул заколки из ее волос и убрал их в карман пиджака. Ее шелковистые локоны рассыпались по его рукам, словно серебристые ручейки. Он прижался щекой к ее темечку — она головой надавила на клаксон и вздрогнула, разбуженная резким сигналом.
— Что это? Где мы? — испуганно произнесла она, хлопая глазами. — Почему за окнами темно? В чем дело, Коннор?
— Ты спала, дорогая. Я не осмелился разбудить. Она ощупала голову и с тревогой спросила:
— А куда подевались мои заколки?
— Очевидно, выпали, — с невозмутимым лицом ответил он, запуская двигатель автомобиля. — Может быть, поспишь еще немного? Это был очень трудный день.
Эрин зевнула, поудобнее устроилась на сиденье и снова задремала. Коннор полюбовался ее пухлыми губами и длинными ресницами, достал мобильник и позвонил Шону.
— Слушаю! — ответил брат.
— Ну, что новенького? — спросил Коннор.
— Тебя почти не слышно, старик! Говори громче! Ты где?
— Я в пути, Эрин спит, я не хочу ее будить. Выкладывай свои новости.
Шон прокашлялся и заговорщицки произнес:
— Я наведался в берлогу твоей крошки, и знаешь, что выяснилось? Ее подружки просто очаровашки! К сожалению, ничего существенного об этом раздолбае мне от них узнать не удалось: ни фамилии, ни рода его занятий, ни постоянного места жительства. Все милашки твердили главным образом одно — что он крутой парень, сексуальный гигант, красавчик и богач, разъезжающий на таком «ягуаре», что просто экстаз. Но духом я не упал и решил навести справки о Синди у музыкантов ансамбля «Грязные слухи». Ты удивлен, братец? Так вот, оказалось, что Синди раньше играла с этими парнями на саксе в баре «Ар энд би». Она знает в музыке толк и неплохо владеет инструментом, как утверждают ее бывшие коллеги. Мне пришлось угостить гитариста и ударника пивком и жареными куриными крылышками, чтобы разговорить их. Короче, выяснилось, что Билли представился им чем-то вроде импресарио, втерся к ним в доверие, организовав для них двухмесячное турне по трактирам округа, и вскружил голову доверчивой Синди, навешав ей на уши лапши о радужном будущем. В итоге же их гонорары за каждое выступление оказались весьма скромными, по тридцать баксов каждому за вечер. Ребята с ним разругались, и он растворился в туманной дали вместе с интересующей тебя крошкой. Вот уже месяц как о ней ни слуху ни духу. Ясно?
: — Не совсем. Если они с ним работали, должны были сохраниться какие-то контракты. Хотя бы номер его разрешения на агентскую деятельность им известен? Или фамилия? Ну хоть что-то?
— Ровным счетом ничего, братец. Расчеты производились «черным налом», а телефон, по которому они с ним связывались, давно уже не отвечает. Сам он представляется всем как Билли Вега, но, разумеется, это только псевдоним, как выяснил Дэви.
— Проклятие! — в сердцах воскликнул Коннор. — Значит, зацепиться не за что?
— Не отчаивайся! — успокоил его брат. — Музыканты сказали мне по секрету, что их звукооператор был по уши влюблен в Синди. С тех пор как она сбежала с Билли, он впал в черную меланхолию, уединился в подвале своего дома и лечит там разбитое сердце наркотиками и порнофильмами.
— Бедняга, — поморщившись, заметил Коннор. — Так он долго не протянет.
— Верно. Любовь зла. Так вот, я собираюсь проведать этого доходягу в его логове. Кто знает, а вдруг ему что-то известно о похитителе своей возлюбленной? Ведь, как известно, ревнивцы весьма внимательны к своим соперникам. А еще у меня имеется список всех злачных заведений, в которых Билли устраивал для «Грязных слухов» концерты. В общем, Коннор, я ради тебя вынужден травиться дешевым пивом, дымом марихуаны и глохнуть от скверной музыки в стиле кантри. Надеюсь, что за мои муки мне воздастся сторицею.
— Так и будет, продолжай в том же духе! Я на тебя надеюсь, Шон, — сказал Коннор. — За мной подарок.
— Да уж, братец, от этого тебе не отвертеться! Как только мы обстряпаем это дельце, тебе придется приготовить для меня свое фирменное острое рагу из курицы с тушеной фасолью.
— Но в последний раз я готовил такое блюдо два года назад, — неуверенно ответил Коннор. — А сейчас я не помню точно его рецепт. Там ведь главное — не переборщить со специями, особенно с красным стручковым перцем.
— Ерунда, вспомнишь, старина. Начни пока практиковаться. Ты сделаешь свое рагу, я куплю пивка, чипсов и острого сыра. Вот будет пирушка! У меня уже текут слюнки.
— Договорились! — воскликнул Коннор. — Вот что я тебе скажу, Шон: ты отличный парень!
— Лучше бы ты сказал это моим бывшим подружкам, — усмехнувшись, ответил брат. — Кстати, как прошла минувшая ночь?
Коннор выдержал паузу и пробурчал:
— Эта тема не подлежит обсуждению.
— Любопытно… Значит, у тебя с ней все очень серьезно?
— Так серьезно, что даже страшно. Рекомендую впредь этим не интересоваться, это смертельно опасно, — глухо сказал Коннор.
— Вот это да! У меня уже мурашки ползут по коже. Что же такого особенного она с тобой сотворила? Неужели позволила тебе поиметь ее в…
— Все, Шон! Больше об этом ни слова! Жди моего звонка завтра. Пока!
Коннор отключил телефон, убрал его в карман и покосился на Эрин: похоже было, что она крепко спала. На сердце у него слегка полегчало. Ресницы спящей принцессы покоились подобно черному китайскому вееру на ее щечке. И хотя полумрак скрадывал все цвета в салоне, воображение моментально восстановило все нежные оттенки цвета ее век, глаз, щек, губ и волос. Блузка выбилась из-под пояса, пуговицы на ней расстегнулись, и полные груди выглядывали из-под белоснежного бюстгальтера. Коннор подумал, что нужно подарить ей дорогое нижнее белье из чистого шелка с кружевами, на тонких бретельках и с изящными застежками, чтобы наслаждаться, глядя, как она медленно раздевается. А еще лучше — участвовать в этом действе.
Внезапно мимо их автомобиля промчался знакомый черный лакированный «форд-эксплорер». Коннора охватила дрожь: именно эту машину он заметил, когда заезжал на стоянку возле ресторана. Пробыв в зале приблизительно полчаса, они около двух часов потом еще просидели в своем «кадиллаке». Какого же дьявола тогда черный внедорожник опять оказался с ними рядом? От жутких догадок у Коннора даже волосы на голове зашевелились. Он утопил педаль газа, догнал подозрительный «форд» и взглянул на его номер. Все сомнения отпали.
Машина была та же, новенькая и блестящая, словно только что выехала из автосалона, с запомнившимися Коннору цифрами на номерной табличке — 55504538. Проклятие! Пассажиров вроде бы в салоне не было, только водитель. Коннор сбавил скорость и позволил «форду» уйти вперед, а сам включил сигнал поворота, якобы намереваясь через пару миль съехать с магистрального шоссе.
В действительности же ему хотелось выяснить, как поведет себя тот, кто его преследует. Но и водитель черного «форда» тоже был не промах: он резко перестроился в другую полосу и слегка притормозил. Поравнявшись с ним, Коннор, к своему неописуемому ужасу, увидел осклабившегося щербатым ртом и побритого наголо Габора Лукаша. Наглец опустил стекло, навел на Коннора ствол обреза и помахал ему рукой.
Коннор тотчас же резко затормозил. «Форд» умчался вперед, а проснувшаяся Эрин воскликнула:
— В чем дело? Что произошло?
— Мне показалось, что я видел… — Он осекся, вспомнив, что в первый раз не заметил в салоне внедорожника никого, кроме шофера. Может быть, ему все просто почудилось?
— Нет, это невозможно… — пробормотал он, обтерев тыльной стороной ладони вспотевший лоб.
— О чем ты, Коннор? Объясни все толком! Не отмалчивайся!
Мозг его лихорадочно перебирал варианты возможных ответов. Самым вероятным объяснением внезапного появления в черном «форде» Габора было то, что Лукаш просто ожидал подходящего момента, согнувшись в три погибели на полу машины. Но вот только поверит ли ему Эрин? Пожалуй, скорее она сочтет его рассказ бредом сумасшедшего. Коннор издал тоскливый стон.
— Что случилось? Что такого ты увидел? — спросила она, смертельно побледнев от недоброго предчувствия.
Не произнеся ни слова, Коннор нажал на газ и, догнав «эксплорер», снова заглянул в его салон. Тот был пуст, если, конечно, не считать шофера. Коннор похолодел.
— Мне показалось, что на заднем сиденье сидел Габор, — выдохнул он.
Тихо охнув, Эрин зажала рот ладонью и посмотрела на движущийся вровень с ними автомобиль, за рулем которого невозмутимо сидел какой-то молодой парень с узким вытянутым черепом.
— Но в той машине вообще нет пассажиров, — прошептала она. — Взгляни еще разок сам!
— Я вижу, — удрученно произнес Коннор. — Что очень странно… — Он наморщил лоб и поджал губы.
— Коннор, милый! — тонким голоском воскликнула Эрин. — Ты просто переутомился. Давай я сяду за руль, а ты поспи.
— Нет! — отрезал он. — Я чувствую себя великолепно.
Губы Эрин задрожали, она отвернулась, пряча навернувшиеся слезы. Коннор резко свернул со скоростной дороги на обычное шоссе, чтобы не подвергать Эрин риску, достал из кармана сотовый телефон и позвонил Дэви.
Брат моментально взял трубку и с тревогой спросил:
— Что стряслось? У тебя возникли проблемы?
Он всегда нутром чуял, когда кто-то из его младших братьев оказывался в беде.
— Ты разговаривал с Шоном? — спросил Коннор.
— Да. Он попросил меня навести справки о похитителе сестры Эрин. Я сейчас работаю над этим. Что тебе нужно?
— Номер одной машины… 55504538 Ты не мог бы его «пробить»?
— А что за машина?
— Об этом поговорим отдельно, позже. Проверяй быстрее номер, который я тебе назвал.
— Успокойся, малыш! Я тебе перезвоню! — Дэви отключился.
— Куда ты меня везешь, Коннор? — спросила Эрин.
— Мы поедем другой дорогой, на магистрали сейчас небезопасно, — пробурчал Коннор уклончиво. — Этот черный внедорожник не внушает мне доверия.
— Но тогда нам придется всю ночь добираться до Сиэтла! — запаниковала Эрин.
— Достань из бардачка карту, — сказал Коннор и только тогда с ужасом вспомнил, что там лежат и распечатки материалов о Мюллере, добытых Дэви. Эрин увидела их и спросила:
— Это работа твоего брата?
— Да, — виновато сказал Коннор. — Разверни карту. Пока Эрин молча рассматривала карту, зазвонил телефон.
— Да! — бросил Коннор в трубку.
— Номерной знак, интересующий тебя, установлен на автомобиле «форд-эксплорер» 2002 года, черного цвета, принадлежащем Рою Фитцу. Этому типу шестьдесят два года, он разведен, имеет скверную репутацию. Одно время торговал подержанными автомобилями в городе Кус-Бей, штат Орегон. Это тебе что-то говорит?
— К сожалению, нет, — ответил Коннор. — Но все равно спасибо за помощь! Пока!
Эрин покосилась на него и промолвила:
— Можно доехать по этому шоссе до Редстоун-Крик, свернуть на магистраль, ведущую на север к Бонневилю, а там подумать, что делать дальше. Тебя такой вариант устраивает?
Все это было сказано так мягко и спокойно, что Коннор, растрогавшись, был готов целовать ей ноги.
— Конечно, дорогая, — дрогнувшим голосом ответил он.
Эрин дотронулась кончиками пальцев до его колючей щеки и пригладила вихор у него за ухом.
От ее нежного прикосновения напряжение, сковывавшее Коннора, исчезло. Он перевел дух и подумал, что сумеет добраться до Сиэтла, не растеряв по дороге остатков рассудка.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Стоя в тени - Маккена Шеннон



"амурный меч"? "ритуальный любовный танец"? "сокровищница удовольствий"? "кипящий колодец амурной влаги"? Кто вы и что вы сделали с Шеннон Маккена? Она так не пишет. Переводчику нужно вернуться обратно работать учительницей английского в 5-х классах. Наберут какого-то сброда в издательство, а нам потом продирайся через дебри идиотизма.
Стоя в тени - Маккена Шеннонаня
19.05.2012, 15.34





а-а-а! я пролистала дальше!!! и зачем я только это сделала. "язык подобен хоботку шмеля", "заветный росистый тоннель", "вместилище наслаждений". "Позволь мне в волю насладиться этим жаром!" - "Овладей мной немедленно! Я изнемогаю". Да, вот такие диалоги. Как в дешёвом романчике времён девяностых. Я не хочу обратно в девяностые! Итог: НЕ ЧИТАТЬ!
Стоя в тени - Маккена Шеннонаня
20.05.2012, 0.13





это господин Сорвачев берется подрабатывать. я лично считаю-ему надо ручки по локоть откусить-чтоб не поганил авторов
Стоя в тени - Маккена Шеннонджафара
24.06.2012, 12.06





Мда, романчик вызывает смежные чувства5/10
Стоя в тени - Маккена ШеннонЕлена
15.10.2013, 14.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100