Читать онлайн Гордость и грех, автора - Маккейд Морин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Гордость и грех - Маккейд Морин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 11)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Гордость и грех - Маккейд Морин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Гордость и грех - Маккейд Морин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккейд Морин

Гордость и грех

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Ребекка опустилась в ванну и блаженно вздохнула. Два дня они со Слейтером провели в дороге – сначала ехали в дилижансе, потом на поезде – и наконец оказались в Сент-Луисе. Несмотря на то, что Ребекка выросла в этом городе, Слейтер знал его гораздо лучше. Он выбрал вполне пристойную, чистую и недорогую гостиницу.
Ребекка закрыла глаза и теперь просто наслаждалась тем, как понемногу расслабляются мышцы. Сегодня было уже слишком поздно, чтобы ехать за Дэниелом в приют Святого Франциска. Но завтра утром Ребекка непременно заключит его в объятия и уже не отдаст никому.
Ее мысли обратились к Слейтеру и их совместному путешествию. Он был молчалив, словно понимая, что Ребекке нужно время, чтобы все обдумать и взвесить. Но он всегда оказывался рядом в нужный момент и ничего не просил взамен. Ребекка почти поверила, что он любит ее. Она поняла это по его поведению. Слейтер никогда не высказывал своих чувств вслух, поэтому Ребекка тоже не решалась признаться в любви.
И все же она не сомневалась в том, что это была настоящая любовь, а не увлечение, как в случае с Бенджамином.
Льстивый и обходительный Бенджамин, поразивший воображение наивной девушки, оплакивающей своих родных, украл все, что у нее было. По щеке Ребекки скатилась слеза, и она сердито отерла ее тыльной стороной ладони.
Раздался тихий стук, и дверь, соединяющая комнаты Слейтера и Ребекки, распахнулась. Ребекка тут же прикрыла грудь руками, понимая всю нелепость собственного поведения. Ведь Слейтер знал ее тело, пожалуй, лучше, чем она сама.
Зрачки его слегка расширились, но он не сводил взгляда с лица Ребекки.
– Я просто хотел убедиться, что с тобой все в порядке, – произнес он, опускаясь на стул, стоявший рядом с ванной.
Ребекку обдало жаром, и ее соски напряглись под водой.
– Со мной все в порядке. – Ее голос прозвучал хрипло, хотя она совсем этого не хотела. – А как дела у тебя?
– Хорошо, – не изменяя тона, ответил Слейтер.
Его взгляд скользнул ниже. Ребекка не могла понять, как много он разглядел сквозь толщу воды, и едва сдерживалась от желания сжаться под его обжигающим взглядом.
Слейтер откашлялся и посмотрел Ребекке в глаза.
– Я ненадолго уйду. Хочу узнать, нет ли известий от моего друга из агентства Пинкертона.
Слова Слейтера подействовали на Ребекку, как ушат ледяной воды.
– Думаешь, он узнал что-нибудь о местонахождении Бенджамина?
– Возможно. – Слейтер замолчал, словно подбирал слова. – Мне нужно вернуться в Оуктри в понедельник.
То есть через пять дней.
– Почему?
Слейтер принялся изучать собственные руки.
– Я теперь не только владелец салуна. Я согласился стать шерифом Оуктри.
Ребекка смотрела на Слейтера, ошеломленная услышанным.
– А я думала…
На лице Слейтера возникла сардоническая усмешка.
– Ты думала, меня устраивает роль игрока в покер. Так и было. До недавнего времени. – Слейтер посерьезнел, а голубизну его глаз почти полностью поглотили зрачки. – Я рассказывал тебе, что меня и моего брата Рея отдали в приют, когда мне было одиннадцать лет. Через месяц после этого меня усыновили. Несмотря на то, что Рей не поехал со мной, я был рад покинуть это ужасное место. На деле же оказалось, что моим новым «родителям» попросту требовалась дешевая рабочая сила. Больше трех лет я спал в хлеву, непригодном даже для свиней, и работал от зари до зари. – Взгляд Слейтера стал отстраненным. – Я возненавидел тот хлев. Со мной жили и другие дети. Один из них, Томми, напоминал мне Рея. Я старался заботиться о нем и даже пообещал, что не дам его в обиду.
Глаза Слейтера заблестели, он отвел взгляд, но Ребекка успела разглядеть обиженного мальчишку, каким он был много лет назад. Ребекке хотелось утешить его, но мальчишка уже исчез. Перед ней стоял моложавый, но уже немало повидавший в жизни мужчина.
– Что с ним случилось? – спросила Ребекка, хотя уже догадалась, каков будет ответ.
– Лоуэлл, человек, который нас усыновил, выпорол его за то, что он уснул в поле. Томми так и не оправился после этого, и в одно прекрасное утро я не смог его добудиться. Спустя год после этих событий Лоуэлл попытался выпороть меня. Но тогда я уже вырос и мог за себя постоять. Я избил его и убежал. До сих пор не знаю, выжил он или нет.
Жалость к мальчику, которым был некогда Слейтер, и страдающему от застарелых ран мужчине, коим он стал, едва не задушила Ребекку. Ее шокировал тот факт, что кто-то мог обращаться с ребенком хуже, чем с животным. Но Ребекка уже поняла, что жизнь за пределами ее маленького благополучного мирка жестока и неумолима. Ее детство было наполнено любовью, смехом и всем, чего она только могла пожелать. Мальчик Слейтер видел лишь жестокость и лишения. Кто она такая, чтобы судить его за то, что он сделал, чтобы выжить? Он сделал то, что мог, но не опустился, а стал безукоризненно честным человеком, обладающим обостренным чувством справедливости и ответственности.
Слейтер глубоко вздохнул.
– А спустя еще шесть месяцев Эндрю поймал меня за руку, когда я пытался обчистить его карманы.
– И вместо того чтобы сдать в полицию, решил помочь, – произнесла Ребекка.
На губах Слейтера заиграла еле заметная улыбка.
– Да, он научил меня всему, что знал сам, чтобы я больше не воровал.
– А как ты оказался в агентстве Пинкертона?
– В начале войны играл в карты на речном пароходе. Я соблюдал нейтралитет, поэтому и конфедераты, и солдаты Союза оставили меня в покое. Но в один прекрасный день ко мне подошел человек и сделал предложение. Агентство Пинкертона вербовало новых сотрудников, чтобы воевать на стороне Союза. Война длилась уже три года, мне становилось все тяжелее соблюдать нейтралитет. И я согласился.
– На протяжении целого года я собирал информацию и передавал ее вышестоящим агентам. Все шло гладко. Даже слишком. Однажды я отправился в Атланту под видом игрока. Я должен был собрать информацию о передвижении войск конфедератов. Так я попал в Андерсонвилль.
Ребекка кивнула. Слейтер рассказал ей об этом в ту ночь, когда ранили Джорджию. Лицо Слейтера посуровело.
– Камеры там были рассчитаны на одного человека. Однако в них нельзя было вытянуться в полный рост. В одной из них я провел три дня. Она напоминала мне хлев, в котором меня запирали ребенком. Только та камера была в десять раз хуже. Еще долго после этого я не мог без содрогания заходить в помещение.
Ребекка бросила взгляд на левую руку Слейтера. Очевидно, эта дрожь служила напоминанием о тех ужасных днях.
– В ту ночь, когда тебе привиделся кошмар… Тебе снилось, что ты заперт?
– Да. – Слейтер глубоко вдохнул и посмотрел Ребекке в глаза. – Если бы тебя не было со мной в ту ночь, «Алую подвязку» сожгли бы, и мы все погибли бы в огне. Я запаниковал, а ты помогла мне сосредоточиться на том, чтобы освободиться от прошлого.
– Прости, Слейтер. Я многого не знала.
Мужчина ласково улыбнулся.
– Никто не знал. Эндрю были известны лишь кое-какие факты из моего прошлого. Ты первая, кому я рассказал все.
Исполненная робости и благодарности, потому что Слейтер так ей доверял, Ребекка откашлялась.
– А что случилось с твоим братом Реем?
Взгляд Слейтера затуманился.
– Не знаю. Я хотел вернуться в приют и забрать его, но так и не сделал этого. У меня был еще старший брат, Крид. Ему было шестнадцать лет, поэтому его не отправили в приют, как нас с Реем. – Глаза Слейтера потемнели от застарелой боли и гнева. – Я часто мечтал о том, как он вырывает меня из лап Лоуэлла, но прошел год, и я перестал мечтать об этом. Решил, что он забыл обо мне.
– А может, с ним что-то случилось, и он просто не смог приехать за тобой? – предположила Ребекка.
– Мы никогда этого не узнаем, – произнес Слейтер, пожав плечами, но все же не сумев скрыть своей боли.
С улицы доносились приглушенные звуки суетливого города, но в комнате царила тишина. Вспомнив первое впечатление, произведенное на нее Слейтером, Ребекка поняла, что его нарочитая грубоватость была лишь маской, призванной скрыть душевную боль. Но после того как убили Эндрю, из-под нее появился тот Слейтер, которого и полюбила Ребекка.
– Оуктри повезло, что ты станешь шерифом. Ты справедливый и честный человек, Слейтер Форрестер, – сказала Ребекка.
Его нежная улыбка согрела ей сердце.
– Спасибо, Ребекка. Мне дорого твое мнение. – Слейтер замолчал, и его глаза потемнели от страсти. – А мне очень дорога ты.
Пульс Ребекки участился. Он ее любит?
Внезапно Слейтер поднялся со стула и направился к двери.
– Мне нужно идти. С тобой все будет в порядке?
Разочарованная Ребекка попыталась ободряюще улыбнуться.
– Да. Ступай. А я искупаюсь и лягу спать.
Слейтер еще раз взглянул на Ребекку и скрылся в своей комнате.
Ребекка легла в ванну с теперь уже остывшей водой. Какая-то часть ее желала, чтобы Бенджамин никогда не нашелся. Но это ничего не меняло. Она по-прежнему была замужней женщиной, которая не могла дать Слейтеру того, что он заслуживал.
Слейтер ожидал сообщения от своего друга, и тот его не разочаровал. Телеграмма Брента была довольно лаконичной. В ней сообщалось, что Бенджамина Колфакса видели в Сент-Луисе. Две последние ночи он играл в одном из престижнейших заведений, посещаемых представителями светского общества. А вот последняя строчка в послании Брента на мгновение лишила Слейтера способности дышать.
«В Техасе живут два человека, носящие фамилию Форрестер. Тебя это интересует?»
Когда-то за бокалом вина он рассказал Бренту, что с детства не видел своих братьев. Брент, выросший в большой и дружной семье, принял близко к сердцу его рассказ. Для него стало делом чести отыскать братьев Слейтера. Слейтер давно уже забыл об этом разговоре. Но похоже, удача наконец улыбнулась Бренту. Слейтер послал телеграмму с просьбой сообщить подробности и попросил клерка присылать телеграммы на его имя в гостиницу.
А пока перед ним стояла серьезная задача. Попытавшись поставить себя на место Колфакса, он подумал, где его можно найти. Слейтер знал несколько игорных заведений, посещаемых представителями высшего общества, и направился в ближайшее. Ребекка показала ему фотографию Колфакса, и Слейтер знал, как он выглядит. Он надел один из лучших своих сшитых на заказ костюмов и поэтому легко смешался с остальными игроками. Этот игорный дом был не самым богатым в Сент-Луисе, и все же «Алая подвязка» и «Черный бык» – два самых больших заведения Оуктри – казались по сравнению с ним просто развалюхами. Тут и там раздавались приглушенные голоса, шорох карт и денежных купюр, звон бокалов. Все эти звуки были так привычны Слейтеру.
Он подошел к бару и заказал бренди. Потягивая напиток, Слейтер рассматривал посетителей в поисках Колфакса. Заметив похожих на него людей, он подходил поближе. Но при ближайшем рассмотрении ни один из них не оказался мужем Ребекки. Слейтер перешел в другой зал. Он бродил меж столов, словно выбирая, за какой из них сесть.
– Сегодня удача следует за вами по пятам, Колфакс.
Обернувшись, Слейтер тотчас же узнал мужа Ребекки. Колфакс засмеялся, и этот вкрадчивый звук заставил Слейтера заскрежетать зубами.
– Ее имя Элизабет.
– Когда свадьба? – спросил один из игроков.
– Через неделю.
Слейтер нахмурился. Что за чепуха? Бенджамин Колфакс собирается жениться? Но ведь он женат на Ребекке. Может, он думал, что Ребекка умерла? Нет, за неделю, что этот франт провел в Сент-Луисе, ему не хватило бы времени найти невесту. Впрочем, этого времени недостаточно для поисков новой жены.
А если он познакомился с ней раньше?
– Лучше наслаждаться свободой, Колфакс. Я слышал, жизнь в браке чем-то напоминает тюремное заключение, – пошутил другой игрок. – А у жены ключи от камеры.
Сидящие за столом засмеялись.
– Только не с моей Элизабет. Она меня понимает, – сказал Колфакс.
– Сначала все так говорят.
– Я уверен, что смогу справиться с собственной женой. – Своим самодовольством Колфакс напоминал лису, совершившую набег на курятник. Слейтер и так уже испытывал отвращение к сукину сыну за то, что тот украл деньги Ребекки, а потом бросил ее. Но то, что он еще и многоженец…
Слейтер с трудом подавил желание убить мерзавца и продолжал механически наблюдать за игрой. Когда один из игроков покинул стол, Слейтер занял его место.
Взгляд Колфакса скользнул по Слейтеру в попытке определить, что он за игрок. Но наука Эндрю не прошла даром. Слейтеру не составило труда сохранить непроницаемое выражение лица.
А вот сосредоточиться на картах оказалось не так-то просто. Он разрывался между желанием поколотить Колфакса и стремлением понять, что Ребекка нашла в этом франте. Только когда Колфакс подозвал официантку, Слейтер все понял. Безупречные манеры мерзавца скрывали его истинную сущность от таких наивных и неопытных девушек, как Ребекка. Она была для него всего лишь банком, финансирующим игру. Слейтер догадывался, что скорее всего его новая пассия была столь же наивна и богата, как и Ребекка.
Игра протекала ровно. Слейтер проигрывал одни партии и выигрывал другие, не переставая наблюдать за Колфаксом. Наконец два игрока извинились и вышли из-за стола. Проигрыш Колфакса был больше, чем выигрыш, и он собрался уйти.
Слейтер последовал за ним.
– Давно в Сент-Луисе? – спросил Слейтер, догнав Колфакса на улице.
Колфакс взглянул на него.
– Неделю. А вообще я часто здесь бываю.
– Я слышал, вас можно поздравить.
– Да, я женюсь на следующей неделе.
– Впервые? – нажимал Слейтер.
– Представьте себе. Я еще не встречал такой чудесной девушки, как Элизабет.
Слейтер заскрежетал зубами.
– А как же Ребекка?
Колфакс споткнулся.
– Кто?
– Ребекка Боуэн Колфакс. Ваша жена.
Колфакс начал беззвучно ловить ртом воздух, а его глаза расширились от испуга. Но Слейтер знал, что его напугало не то, что Ребекка жива, а то, что его поймали с поличным.
– Я думал, она умерла.
– Чушь. Как только ее деньги кончились, вы бросили ее, чтобы найти другой кошелек. – Слейтер достал из кармана пистолет и ткнул его Колфаксу в бок. – У Ребекки имеются веские причины на то, чтобы разыскать вас, и я собираюсь доставить вас к ней.
Колфакс попытался воспротивиться, но тягаться со Слейтером было бесполезно. Он сопроводил Колфакса к черному ходу гостиницы, а затем и к комнате Ребекки. Слейтеру ужасно хотелось вымазать негодяя смолой и обвалять в перьях, но он слишком ценил Ребекку, чтобы так поступить. Если она хочет сообщить Колфаксу о рождении сына и дать ему возможность все исправить, он покорится ее воле.
Слейтер постучал в дверь, и Ребекка открыла ее. Поверх халата на ее плечи была накинута шаль. Волосы были распущены и струились по плечам, подобно серебристому водопаду.
Ее рука взметнулась к губам, и краска отлила от лица.
– Бенджамин?
Колфакс неохотно кивнул.
– Ребекка. Я вижу, ты даром времени не теряла.
Слейтер пригвоздил мерзавца к стене и ткнул пистолетом ему в шею.
– Если ты еще раз оскорбишь ее, я тебя убью.
Лицо Колфакса залила мертвенная бледность. Схватив Бенджамина за руку, Слейтер втолкнул его в комнату, а Ребекка закрыла за ними дверь.
– Я нашел его в одном из игорных заведений. Он играл в покер, – пояснил Слейтер, а потом сухо добавил: – Похоже, он помолвлен и скоро женится.
Ребекка отвесила Колфаксу пощечину. Причем сила удара была такова, что голова негодяя дернулась в сторону. Она смотрела на него с омерзением, словно увидела перед собой отвратительного таракана.
– Почему ты так поступил со мной?
Ноздри Колфакса дрогнули, и он намеренно медленно оправил лацканы сюртука.
– Потому что мне нужны были деньги, а у тебя, дорогая Ребекка, ничего не осталось.
– Потому что ты украл все, что у меня было.
Слейтер молчал, давая Ребекке возможность выплеснуть гнев, который она копила в себе на протяжении нескольких месяцев.
Колфакс прищурился.
– Ты хотела получить в качестве супруга джентльмена. Ты его получила. А мне нужны были деньги. Это напоминало деловое соглашение.
Глаза Ребекки наполнились слезами, но в них читался только гнев.
– Я думала, ты меня любишь.
– Да ладно тебе, Ребекка. Любовь – это глупость, в которую верят лишь наивные девицы.
Ребекка стояла перед Колфаксом со скрещенными на груди руками.
– И ты воспользовался моей наивностью, чтобы жениться и уложить в постель, а потом проиграл все мое состояние в карты. – Она помолчала, но потом сказала: – Да, кстати, у тебя есть сын.
Колфакс растерянно заморгал, а потом рассмеялся.
– Ты и впрямь считаешь, что я в это поверю?
В глазах Ребекки вспыхнула ярость.
– Его зовут Дэниел.
Колфакс наигранно обвел взглядом комнату.
– Ну и где же он?
– Мне пришлось оставить его в приюте, чтобы разыскать тебя. Завтра я поеду за ним. – Она судорожно сглотнула, и Слейтер понял, что ее запас гордости заканчивается. – У тебя есть перед ним обязательства. Моральные и финансовые.
Колфакс поджал губы.
– Откуда я знаю, что он мой? – Он многозначительно посмотрел на Слейтера.
– У тебя есть мое слово. Слово твоей жены, – ответила Ребекка, упреждая желание Слейтера ударить ее мужа.
Колфакс вновь рассмеялся, и Слейтер перевел взгляд на озадаченную Ребекку.
– Что в этом смешного? – спросил Слейтер. Бессмысленный смех не смолкал.
Становилось ясно, что Колфакс женился на Ребекке из меркантильных соображений, и на брак с девушкой по имени Элизабет его толкнуло то же самое. Внезапно Слейтер догадался – перед ним брачный аферист. Если Колфакс женился исключительно ради денег, сколько раз он проделывал подобное?
– Сколько у тебя жен? – резко произнес Слейтер. Колфакс усмехнулся.
– Сбился со счета.
Ребекка покачнулась и взмахнула рукой, чтобы устоять на ногах.
– Ты хочешь сказать, мы никогда не были женаты? – еле слышно спросила она.
– Если Колфакс не разводился с предыдущими так называемыми женами, ни один из браков нельзя считать законным, – пояснил Слейтер, которого охватили гнев и головокружительное чувство облегчения. – А еще это значит, что у него не было никакого законного права проигрывать твое состояние и имущество.
С диким криком Ребекка бросилась к Колфаксу и принялась колотить его кулаками в грудь. Напыщенный щеголь попытался закрыться руками, но унижение придавало Ребекке сил. Слейтер позволил ей хорошенько поколотить мерзавца и только потом оттащил в сторону.
Ребекка попыталась вырваться, но потом силы оставили ее. Она обмякла в руках Слейтера и уткнулась ему в грудь.
Колфакс поправил жилет и сюртук.
– Ввиду того, что у меня нет никаких законных обязательств перед Ребеккой и моим так называемым сыном, я должен откланяться.
– Ну уж нет, – прорычал Слейтер. – Многоженство противозаконно, как и воровство.
– Я не вор.
– Ты обманывал невинных женщин, проигрывал их деньги и имущество, а это даже хуже, чем открытый грабеж. И поэтому ты отправишься в тюрьму.
– У вас нет доказательств того, что я был женат на ком-то кроме Ребекки.
Слейтер холодно улыбнулся.
– Пока нет, но будут. – Он выдержал паузу. – Мои друзья из агентства Пинкертона с радостью помогут мне упрятать тебя, сукин сын, за решетку надолго.
Колфакс тут же потерял напускную храбрость.
– Я не выживу в тюрьме.
– Очень на это надеюсь. – Слейтер посмотрел на Ребекку, взирающую на него со смущением и благодарностью. – Я вернусь, как только доставлю. его в полицейский участок.
Кивнув, Ребекка отошла в сторону. Силы почти покинули ее. Обеспокоенный ее молчанием, Слейтер не хотел уходить, но Колфакса необходимо было доставить в тюрьму. И Слейтер выполнил возложенную на него миссию с огромным удовольствием.
Правда, ему потребовалось некоторое время, чтобы убедить полицию Сент-Луиса в том, что Колфакса необходимо упрятать за решетку. Сначала полицейские восприняли информацию скептически, но когда Слейтер рассказал им о положении, в котором оказалась Ребекка, и о том, что удалось насобирать сыщикам из агентства Пинкертона, представители власти согласились задержать негодяя.
Когда Слейтер повернулся, чтобы уйти, Колфакс прокричал ему вдогонку:
– А как же мой сын?
Слейтер остановился и в упор посмотрел на «джентльмена».
– Какой сын?
После этого он развернулся и поспешил к Ребекке. Тихо постучав в дверь, он позвал:
– Ребекка, это я, Слейтер.
За дверью раздались тихие шаги.
– Я хочу побыть одна.
Слейтера охватило разочарование, но он уважал ее желание. Должно быть, она испытала небывалое унижение, узнав о том, что была лишь одной из многочисленных девушек, обманутых Колфаксом.
– Хорошо. Но если захочешь поговорить, ты знаешь, где меня найти.
– Спасибо, – прошептала Ребекка.
Слейтер устало поплелся в свою комнату, разделся и лег. Из-за стены он слышал приглушенные рыдания Ребекки. Уснуть ему удалось не скоро.
На следующее утро Слейтер поднялся с постели рано. Он побрился, надел темные брюки, рубашку и жилет. Он не хотел, чтобы Ребекка отправилась в приют одна. Кроме того, ему было интересно взглянуть на ее сына. Он надеялся, что мальчик окажется блондином, как и его мать, ничуть не похожим на отца.
Он вышел в коридор в тот самый момент, когда дверь комнаты Ребекки распахнулась. Похоже, она не ожидала увидеть Слейтера, но за удивлением скрывалась радость.
– Доброе утро, – сказала Ребекка, смущенно улыбнувшись.
– Доброе утро, – ответил Слейтер. – Не хочешь присоединиться ко мне за завтраком?
Она покачала головой.
– Я слишком нервничаю и совсем потеряла аппетит. Но кофе, пожалуй, выпью.
Ребекка взяла Слейтера под руку. Ее ладонь источала тепло, а на лице не видно было признаков бессонной ночи: глаза ярко блестели, на щеках играл нежный румянец. В гостинице был вполне приличный ресторан, но, оказавшись за столиком, Слейтер понял, что не сможет проглотить ничего, кроме кофе.
– Спасибо за то, что разыскал Бенджамина, – начала Ребекка, пригубив кофе.
– Ты ведь этого хотела.
Ребекка склонила голову набок, и Слейтер подумал, что в своей скромной шляпке и платье она мало чем напоминает мисс Глори.
– Это так. Но нужно быть осторожной в своих желаниях, иначе пожалеешь.
Слейтер провел пальцем по ручке чашки.
– Ты жалеешь об этом?
– Нет, – без тени сомнения в голосе ответила она. – Просто никогда не могла себе представить, что у меня будет внебрачный ребенок.
– Но ведь ты полагала, что вы муж и жена?
– Мой отец всегда говорил, что неведение не может служить оправданием.
– Нет. Но оно может быть объяснением. Тебе нечего стыдиться. Ведь в том, что произошло, виноват Колфакс.
Ребекка допила кофе и огляделась. Ресторан постепенно заполнялся посетителями.
– По крайней мере мне теперь не нужно решать, разводиться с ним или нет.
Слейтер напрягся, но потом заставил себя расслабиться. Перегнувшись через стол, Ребекка накрыла его руку своей ладонью.
– Хочу, чтобы ты знал. По дороге в Сент-Луис я приняла решение развестись с ним, и к черту последствия. Я не могу жить с человеком, которого ненавидела бы до конца своей жизни.
Сердце Слейтера затрепетало от радости, и слова любви едва не сорвались с его губ. Но он не произнес их, потому что пока не был в себе уверен.
– Ты готова к встрече с сыном?
Лицо Ребекки осветила ослепительная улыбка.
– Я только об этом и думаю.
Слейтер ощутил укол ревности: ведь ребенок доставлял Ребекке столько радости.
Слейтер заплатил извозчику за то, чтобы тот отвез их к приюту на другом конце города и подождал.
Угрюмая монахиня, с ног до головы одетая в черное, отворила дверь. Она узнала Ребекку и, бросив на Слейтера оценивающий взгляд, отправилась за Дэниелом. Слейтер опустился на стул, а Ребекка принялась беспокойно расхаживать по коридору. Прошло десять минут, прежде чем он услышал шаги.
Слейтер встал, увидев монахиню с младенцем в руках. Ребекка замерла, а он легонько подтолкнул ее в спину. Сам же он избегал смотреть на ребенка. Подойдя к единственному окну, он смотрел сквозь стекло невидящими глазами и прислушивался к нежному, наполненному любовью голосу Ребекки, разговаривающей с сыном.
Он не мог состязаться с ребенком за любовь Ребекки. Освободившись от Бенджамина, она могла остаться в Сент-Луисе и подыскать себе подходящего мужа. Благодаря печальному опыту она будет теперь действовать осмотрительно и найдет спутника жизни, который полюбит ее и ее сына.
Легкое прикосновение вывело Слейтера из раздумий. Обернувшись, он увидел неуверенно глядящую на него Ребекку.
– Слейтер, познакомься с моим сыном Дэниелом, – произнесла она.
Помимо своей воли он посмотрел на мальчика и тут же пал жертвой его глаз, которые были чуть темнее, чем у Ребекки. Слегка вздернутый носик и форма подбородка малыша напомнили Слейтеру его мать.
– Хочешь его подержать? – спросила Ребекка и, прежде чем Слейтер успел в страхе отшатнуться, вложила ребенка в его руки. Малыш оказался совсем легким, но размахивал ручками и ножками так бойко, что Слейтеру пришлось схватить его покрепче.
Малыш перестал брыкаться и устремил на Слейтера немигающий взгляд. Дэниел, казалось, оценивал его, и Слейтер улыбнулся собственным странным мыслям. Он провел пальцем по ручке малыша, и тот, зажав палец Слейтера в кулачок, потащил его в рот.
– Наверное, он голоден, – высказала предположение монахиня. – Я принесу его бутылочку. – С этими словами она исчезла за дверью, оставив Слейтера наедине с Ребеккой и ее сыном.
Слейтер продолжал наблюдать за малышом, и его смущение переросло в изумление.
– Он такой красивый и похож на тебя, – тихо произнес Слейтер, не сводя взгляда с Дэниела.
Ребекка засмеялась, и на ее щеках вспыхнул яркий румянец.
– Думаю, когда он вырастет, ему не понравится, что его называют красивым.
– Ну, тогда симпатичный.
Ребекка кивнула.
– Так лучше.
Черты ее лица смягчились, когда она наблюдала за своими мужчинами.
– Трудно поверить, что у тебя нет собственного ребенка. Похоже, тебе нравится держать его на руках.
Внезапно Слейтер понял, что совсем не нервничает.
– Пару раз мне довелось держать на руках детей, но я никогда не задумывался о них всерьез.
– И что ты думаешь о Дэниеле?
В голосе Ребекки чувствовалась напряженность, и Слейтер понял, что именно она хотела сказать.
– Он твой ребенок, Ребекка.
Она опустила глаза.
– И Бенджамина.
– Нет! – резко бросил Слейтер, отчего Дэниел заплакал. Слейтер принялся тихонько напевать, а когда малыш успокоился, тихо обратился к Ребекке: – Когда Дэниел вырастет, он будет гораздо лучше Колфакса, потому что его мать ты.
Губы Ребекки изогнулись в горькой улыбке.
– Только вот у меня нет средств, чтобы вырастить его.
Слейтеру очень хотелось обнять и успокоить Ребекку, но он сдержался. Вместо этого посмотрел в ангельское личико Дэниела, и решение, которое казалось таким сложным, вдруг оказалось очень простым.
– Теперь, когда я стал шерифом, большую часть времени буду проводить вне салуна, – произнес Слейтер, стараясь сохранять безразличие. – Но поскольку я собираюсь продолжить управлять «Подвязкой», мне будет нужен помощник.
– Как насчет Данте? – спросила Ребекка.
Слейтер фыркнул, и малыш на его руках издал тихий булькающий звук.
– Ты не представляешь, чего мне стоило уговорить Данте заменить меня на то время, что я пробуду здесь. Он предпочитает оставаться барменом. Кроме того, он терпеть не может цифры.
Ребекка провела пальцем по шелковистым локонам сына.
– Кажется, я знаю, кто мог бы согласиться управлять «Алой подвязкой» и вести бухгалтерию, – сказала она.
Слейтер едва сдержал улыбку.
– А она не будет возражать против того, что ее сын растет в салуне?
Ребекка нежно засмеялась.
– Ее беспокоит лишь одно. Она боится, что мальчика слишком избалуют многочисленные тетушки и дядюшки.
Сердце Слейтера едва не выскочило из груди, и ему пришлось дважды сглотнуть, чтобы обрести способность говорить.
– А как насчет отца?
Ребекка стояла так близко, что Слейтер увидел, как участился пульс на ее изящной шее. Она слегка повернула голову, чтобы посмотреть Слейтеру в глаза.
– Его матери придется выйти замуж, но Дэниел всегда будет номером один в ее сердце. Не всякий мужчина захочет быть вторым.
– Ее избранник должен по-настоящему любить и уважать ее. – Слейтер обхватил Дэниела одной рукой, а другую положил на щеку Ребекки. – Я люблю тебя, Ребекка Глори Боуэн. Ты выйдешь за меня?
Глаза Ребекки наполнились слезами.
– Я тоже люблю тебя, Слейтер. Люблю уже давно. – Она закусила нижнюю губу. – Но ты уверен, что хочешь жениться на падшей женщине?
Слейтер улыбнулся.
– Это как раз то, что мне нужно.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Гордость и грех - Маккейд Морин



Роман супер, события развиваются динамично, без лишних соплей и слюней 10 б. хоть и сюжет стандартный- он-бывший военнопленный со своими демонами, её тоже жизнь слегка потрепала, но события захватывают целиком
Гордость и грех - Маккейд МоринМери
4.06.2014, 20.09





Ггероиня меня просто бесит,так и хочется ей дать голове.Муж её спустил в карты все её наследство,оставил без кола и двора,а она поехала его искать дать ему видите ли второй шанс ради ребёнка.Фу.Дура.
Гордость и грех - Маккейд МоринНаталюша
2.04.2015, 21.11








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100