Читать онлайн Мужской взгляд, автора - Маккарти Эрин, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужской взгляд - Маккарти Эрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужской взгляд - Маккарти Эрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужской взгляд - Маккарти Эрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккарти Эрин

Мужской взгляд

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18

На следующий день Хьюстон, насвистывая, направлялся в свой кабинет.
Джози снова наложила шину, и его будущая работа еще была под вопросом, но его это мало заботило.
Сейчас, когда Джози постоянно была рядом, он чувствовал себя таким счастливым, в душе у него все пело. И если бы не привычная сдержанность, он начал бы напевать вслух.
Хотя Джози и провела с ним ночь, те три главных слова так и не сорвались с его губ. Он уже намеревался произнести их, но так и не созрел для этого. Но это обязательно случится.
Джози никуда не уходила. Они были вместе. Он нарушил все свои правила, заведя роман с сотрудницей, ну и наплевать, пусть все идет к черту. Он устал от одиночества и вдруг обнаружил, что его жизнь могла измениться в любой момент. И оказалось гораздо лучше радоваться и наслаждаться тем, что он уже получил, чем переживать и беспокоиться о возможном будущем.
Проходя мимо кабинета Тима Шейнберга, он обернулся и вдруг заметил, что тот машет ему рукой.
– Эй, Хьюстон, у тебя не найдется минутка для меня? – Он собирался посетить нескольких больных, но сейчас было еще рано. Он проснулся с рассветом и почти сразу отправился в больницу, оставив Джози спящей в постели.
– Конечно, Тим. В чем дело? – Он заглянул в дверной проем.
– Как там обстоят дела у доктора Эдкинс в операционной?
Доктор Шейнберг сидел, откинувшись в кресле. Внешне брошенный вскользь, якобы случайно, вопрос отнюдь не был невинным. Хьюстон сразу почувствовал это.
Он также знал, что на какую-то долю секунды дольше, чем нужно, задержался с ответом.
– Отлично.
Тут, пожалуй, таилось некоторое преувеличение. Джози, конечно, многое умела – это верно, но ее движения были замедленны, решения взвешивались и принимались чересчур долго. Теперь-то он знал, почему это происходило. Но он оказался в неловком положении.
То ли защищать Джози в надежде, что она вот-вот появится сама, или сказать правду, тем самым, возможно, помочь какому-нибудь больному.
– Входи и закрой за собой дверь. – Тим выпрямился в кресле.
Черт! Хьюстон последовал указанию и опустился в кресло напротив Тима, стараясь сохранять непринужденность.
– Что-нибудь не так, Тим?
Это было очевидно. Пальцы Тима выстукивали нервную дробь по столу, другая рука возилась с галстуком.
– Хьюстон, мы давно знаем друг друга, и ты чертовски хороший хирург. И мы ведь друзья, верно?
Беспокойство Хьюстона усилилось. Тим действительно нравился ему, и он уважал его профессиональные качества, но сейчас было неясно, к чему он клонит.
– Конечно же, мы друзья. И в Акадию я пришел по твоей рекомендации.
Тим кивнул, пристально глядя на него.
– Скажи откровенно, Хьюстон. У тебя роман с одной из моих интернов?
У него вспыхнуло лицо. Он готов был взорваться. Но стиснул зубы и не произнес ни слова, Тим вздохнул:
– В общем-то меня это не касается, но тут у нас возникла проблема. У нас есть врач второго года ординатуры, у которой уже есть два балла «против» в ее характеристике. Она отличный врач, у нее превосходные отношения с пациентами. Они доверяют ей, и она вкладывает всю душу в работу с больными, такого я давно уже не видел. Но и ты, и я знаем, что ее хирургические навыки далеко не отличные, скорее посредственные.
Хьюстон не был уверен на этот счет или, может, не хотел этого допускать. Или слышать, когда это говорят вслух другие.
В любом случае ему не понравилось, что все его мысли, вся его озабоченность по поводу связи с Джози внезапно отходили на задний план как раз тогда, когда он сумел убедить себя в обратном.
– Ей просто недостает опыта.
Пригвоздив его к месту суровым взглядом, Тим фыркнул:
– Чего ей недостает, так это собраться и доказать, на что она способна. А также ей не следует состоять в интимной связи с тобой. Послушай, если это всплывет, ты лишь слегка обожжешься, а вот Джози сгорит совсем. Даже если она всего лишь твоя мелкая прихоть или увлечение, неужели ты хочешь, чтобы это оказалось на твоей совести?
Хьюстон запустил руку в волосы и топнул ногой, разозлившись на самого себя:
– Она не мелкое увлечение, а намного больше значит для меня, и я не хочу, чтобы она пострадала из-за этого, Тим.
Тут Тим улыбнулся, на его загорелом, испещренном морщинами лице появилась одобрительная усмешка.
– Рад слышать это от тебя. – Он развернулся во вращающемся кресле лицом к экрану компьютера. – Что ж, тогда мы исправим это тотчас же, ладно? Если вы не работаете вместе, нет ничего неприличного в том, что вы встречаетесь. Так что сегодня мы постановляем, что доктор Эдкинс переводится прямиком в больницу Сент-Джон.


– Что за чертовщина? – Джози снова и снова перечитывала бумажку на столике, словно она могла каким-то таинственным образом превратиться в нечто более приятное или съедобное.
Сара перестала жевать сандвич ровно настолько, чтобы спросить:
– Что там?
Джози откусила кусок помидора, с удовольствием представив себе, что это голова доктора Хейза. Господи, а ведь она верила ему. Призналась, что любит его. Занялась с ним любовью аж на доске для серфинга! Рассказала о своих опасениях и страхах, а он сдал ее. Вот уж верно, акулы кусают не только в океане.
Проклятие, она боялась расплакаться прямо тут же, в кафетерии.
– Меня перевели в больницу Сент-Джон.
– Перевели? Почему? Разве они могут сделать это, не спросив тебя?
Дрожащей рукой Джози показала ей бумажку с чертовым текстом.
– Я тоже так думала. Но ты только послушай.
Это написал доктор Шейнберг. Все так. Но Хьюстон продал ее. Использовал. Дал ей понять, заставил почувствовать, что она небезразлична ему. И вот теперь это.
Гнев и боль душили ее. Она стала читать шепотом, чтобы никто в кафетерии не мог услышать:
– «Доктор Эдкинс – врач высокой квалификации, обладающий обширными познаниями как в общей медицине, так и в травматологии. У нее прекрасные взаимоотношения как с больными, так и с коллегами, она хорошо сотрудничает с коллективом хирургов».
Джози остановилась и сделала глубокий вдох. Сара вытерла губы салфеткой.
– Какое это имеет отношение к твоему переводу? Пока все звучит прекрасно.
– Я еще не дошла до самой дерьмовой части. – Дрожащим голосом она продолжила чтение: – «Однако главный хирург, доктор Хейз, полагает, что доктор Эдкинс обладает недостаточными профессиональными познаниями и навыками в области восстановительной, хирургической травматологии, и рекомендует перевести ее для прохождения ординатуры по курсу педиатрической травматологии в больницу Сент-Джон».
Сара не верила собственным ушам.
Понятна реакция Джози. Как он мог поступить так? Выгнать из Акадии, даже не поговорив с ней? Это было равносильно тому, чтобы жирно написать на ее профессиональном резюме: «Не доверяйте этой женщине со скальпелем».
– Перевод вступает в силу с первого октября, как говорится в этом шедевре, которым меня одарил доктор Шейнберг.
– Хьюстон ходатайствовал о переводе? – спросила Сара. – Это не он. Он не мог.
– Именно он. Ведь смог же!
Джози уронила голову на стол и с трудом удержалась, чтобы не смять эту бумажку в маленький шарик и не зашвырнуть в дальний угол комнаты. А потом расплакаться.
Хьюстон действительно бросил грязное пятно на всю ее карьеру.
– Джози, я не знаю, что и сказать. Может, он решил, что тем самым оказывает тебе услугу?
Она фыркнула, даже не пытаясь поднять глаза:
– Ну да, верно. Оказывается, погубить мою карьеру теперь называется – оказать мне услугу. Так я должна это понимать?
Ее слова звучали глухо из-под сложенных рук.
– Это мне наказание за шашни с сослуживцем.
Это его наказание. Таким образом он прогонял ее, после того как накануне позволил себе допустить ее слишком близко.
Контроль. Он должен всегда сам контролировать положение, а она осмелилась нарушить это правило.
Это была случайность, обернувшаяся самой большой ошибкой, – переспать с ним и влюбиться в него.
– У тебя локоть в салате.
Джози вскочила и обнаружила, что большой лист салата прилип к рукаву.
Великолепно. Она стряхнула его салфеткой и вдруг сообразила, как ей следует поступить.
– Пойду-ка поговорю с ним.
– Ты считаешь, что это хорошая мысль? – Сара сдвинула очки на лоб и нахмурилась: – Мне не кажется, что разговор с доктором Хейзом – это лучшее, что ты можешь предпринять немедленно.
– Ты права. – Джози схватила бумажку и прищурилась. Беседа – это слишком хорошо для него. – Я задушу его.
Сара покачала головой:
– Я не это имела в виду. Я хотела сказать, что ты сейчас не в той форме и настроении, чтобы вести разумную беседу с ним на эту тему.
– Разумную? – Джози вышла из себя. – Это ты называешь разумным?! – Она потрясла бумажкой перед ее физиономией. – Хьюстон Хейз не понимает значения этого слова. Я родилась с головой на плечах.
– Сейчас этого о тебе не скажешь.
Может, Сара и права. Но ведь проблема в гораздо большем, чем ее карьера. Речь шла о ее сердце. Хьюстон продолжал разбивать его на мелкие кусочки и топтать загорелыми ногами.
– Ладно, мне уже полегчало. Теперь хочется просто кастрировать, а не убить его.
– Не делай этого, – предостерегла ее Сара. – Может статься, что ты сама пожалеешь об этом.
Боль заполонила все ее существо, стучала в голове, вырывалась хриплым дыханием, отзывалась жгучими позывами в желудке.
– Плевать я на это хотела, поскольку не собираюсь больше заниматься с ним сексом. И уж точно – на доске для серфинга.
У Сары глаза на лоб полезли.
– Ты трахалась с ним на доске для серфинга? Это ж надо. И как оно получилось, здорово? Срочно ищу серфера.
Получилось здорово, даже слишком. «Значит, тебя можно заставить оголиться, навешать лапши на уши, а потом хладнокровно и расчетливо сломать тебе жизнь? Будь все проклято!» На глазах у нее выступили слезы, а в голосе прорезалась интонация подвыпившего попугая.
Джози чуть прищурилась и постаралась взять себя в руки.
– Мы встретимся с ним, но я буду вести себя спокойно и рассудительно.
Даже если это убьет ее.
Она схватила тарелку с недоеденным салатом и швырнула ее в мусор.
– Удачи тебе, – напутствовала ее Сара. – Только не надо швырять в него вещи или бросаться на него через стол. И вообще постарайся не придушить его.
– Да нет, я и не думала об этом всерьез. – А насчет того, чтобы задушить его, это был просто минутный порыв, крик души. Впрочем, хорошая пощечина была бы тут в самый раз.
Схватив оскорбительную бумажку, она выскочила за дверь, махнув рукой Саре на прощание. С каждым шагом она напоминала себе, что должна держать себя в руках.
Если она ворвется в его офис и начнет вопить как базарная баба, это делу не поможет. Надо просто потребовать от Хьюстона, чтобы тот опроверг это глупое и обидное утверждение об ее некомпетентности и отменил приказ о переводе.
К тому времени когда она добралась до двери его кабинета, она выглядела вполне пристойно. За исключением разве что пятна от салатного соуса на локте и мрачного выражения лица, от которого была не в силах избавиться.
В креслах три пожилых пациента ожидали приема, а совсем юная медсестра-регистраторша выглядела вконец умотанной. Когда Джози приблизилась к ней, девушка тяжко вздохнула:
– Я готова отдать все до последнего цента, если бы вы заняли мое место до конца дня.
– Так трудно пришлось сегодня? – сочувственно спросила ее Джози. Она сама хотя бы получала вполне приличную плату за трудности и неприятности, доставляемые работой. Эта девушка, судя по всему, едва наскребала на жизнь.
– Минут двадцать я сражалась со страховой компанией по поводу счета одного пациента, доктор Хейз начал прием на полчаса позже, мало того, я еще и ноготь сломала. – Она сунула ей палец под нос. – А ведь я только вчера привела руки в порядок, и обошлось мне это в двадцать баксов.
– Похоже, у нас обеих был не самый удачный день. А мне вот еще предстоит кое-что выяснить с вашим шефом.
Медсестра состроила гримасу:
– Только не слишком выводите его из себя, умоляю вас. А то вы уйдете, а мне с ним общаться до конца дня.
Джози с трудом выдавила усмешку:
– Ладно, постараюсь.
Карточка на двери процедурного кабинета была вынута, что означало, что Хьюстон находился там с пациентом. Она оперлась спиной о стену и приготовилась ждать. Часы на стене показывали двенадцать минут второго. У нее оставалось тридцать восемь минут до обеда. Она будет ждать его тридцать семь минут, если придется.
Не прошло и пяти минут, как дверь отворилась и появился Хьюстон с папкой в руке. Он едва не столкнулся с ней, но вовремя остановился.
– Джози! Рад видеть тебя здесь. Может, пойдем пообедаем? – Он потянулся к ней, словно собирался поцеловать, но она резко отстранилась:
– Я тебя оторву на минутку. – Он удивленно вскинул брови:
– В чем дело?
– Мне надо поговорить с тобой наедине.
Он с озадаченным и невинным видом полистал папку.
– Я почти закончил. Может, после обеда?
Покачав головой, она вытащила бумажку с приказом о переводе:
– Нет, это не может ждать. Я требую объяснить вот это.
– А что это? – Он склонился над ней, явно не узнавая бумажку, затем взглянул на часы.
– Приказ о моем увольнении. Перевод в Сент-Джон, вступающий в силу с первого октября. Ровно через неделю.
– Ну и что?
Несмотря на охватившую ее ярость, она заставила себя оставаться спокойной.
– Совершенно очевидно, что ты знал об этом. А теперь мне хотелось бы узнать, почему ты счел возможным очернить мою профессиональную пригодность.
Он посмотрел сначала налево, затем направо, наклонился к ней и спросил с опаской:
– О чем ты говоришь?
– Я говорю о том факте, что ты заявил доктору Шейнбергу, что я никудышный хирург, меня нужно отстранить от дела и отправить обратно в медучилище. – Ладно, пусть она слегка преувеличила. Но так было надо.
– Что? Пройдем в мой кабинет. – Он хотел взять ее под локоть, но она отдернулась, будто обожглась.
Не хватало еще, чтобы он у всех на глазах повел ее, как упрямую девчонку. Он нахмурился:
– Мы должны прояснить это, но у меня на все про все не больше пяти минут, Джози. Меня ждут больные. Давай займемся этим в кабинете.
– Тогда начинай ты, да побыстрее. – Соблазн завопить прямо в холле был велик. Но она удержалась, призвав себя к благоразумию, и вошла в кабинет.
Он последовал за ней, успокаивающе протянув к ней руки:
– Я не понимаю, что тебя так расстроило. Мы с Тимом посоветовались и решили, что для всех заинтересованных сторон будет лучше, если ты будешь переведена до того, как наши с тобой отношения станут достоянием гласности для всех. Я не говорил, что ты никудышный хирург и тебя следует отправить в медучилище. И если ходят такие слухи, значит, меня неверно поняли.
Это она неверно поняла его.
Слезы потекли по ее щекам, она яростно утерла их.
– Значит, вы с Тимом сидели у него в кабинете и решали, что будет лучше для меня? Это занятие не для слабонервных! А как Тиму стало известно, что между нами что-то было?
Он почесал подбородок.
– Судя по всему, у него есть глаза и уши. А люди говорят. У нас не было другого выбора.
– Тебя можно было перевести! – Нуда, ничего подобного никогда не могло прийти в их мужские головы. – Как вы могли проделать это со мной? Ни одного ординатора нельзя перевести без основательных причин, вроде серьезного ляпа или оглушительного провала. Теперь все будут спрашивать, что я натворила. Как вы могли такое сделать, зная, что это очень повредит мне? Еще вчера вечером… – Она на минуту утратила голос.
Хьюстон швырнул папку на стол и убрал волосы с ее лица.
– О, дорогая, ты ошибаешься, все будет совсем не так.
Когда он запечатлел поцелуй у нее на лбу, она вздрогнула. Ей захотелось, чтобы ее возмущение утихло. Пусть он убедит ее, что она заблуждается! У нее опустились плечи, она прикусила дрожащую губу.
– Я не собирался разрушать твою карьеру, я пытался помочь тебе, защитить тебя.
На какое-то мгновение она дрогнула, на нее нахлынули воспоминания о ночи, проведенной с Хьюстоном. Ей захотелось поверить ему, довериться тому, что она чувствовала в его объятиях, читала в его глазах. Но его слова подстегнули ее. Он мог называть это как угодно, но только не помощью.
– Да это все просто куча ты сам знаешь чего, Хьюстон! – Она снова помахала бумажкой перед его носом, не доверяя себе, если вдруг он надумает снова коснуться ее. – Ты просто избавляешься от меня. Прошлой ночью я перешла грань, слишком приблизилась к тебе, увидела частицу тебя подлинного да еще и совершила роковую ошибку, признавшись, что я люблю тебя. И теперь ты строишь препятствия, удаляя меня на безопасную дистанцию.
– Я этого не делаю!
«Неужели это так?» – подумал он. Нет, и еще раз нет. Он хотел, чтобы она была счастлива, чтобы ей не пришлось платить за его ошибки. Хьюстон попытался прикоснуться к ней, утешить и успокоить ее, но она оттолкнула его.
Он оказался в полном дерьме, и знал это. Джози была в бешенстве, за которым скрывалась обнаженная боль, которую он причинил ей, и он стыдился этого.
– Я не думал, что доктор Шейнберг обвинит тебя в некомпетентности. Возможно, мне следовало поговорить сначала с тобой, но это действительно единственный выход. Как хирург за пациентов отвечаю я, а не ты. И даже если бы ни единая душа не знала о наших отношениях, нам нельзя продолжать работать вместе. Мы отвлекаем друг друга. И ты не будешь счастлива.
Он сильно подозревал, что она никогда не обретет уверенности в себе, пока он маячит перед ней в операционной.
Однако на душе у Хьюстона скребли кошки. Его извинения обернулись защитой собственной позиции, а Джози не просто разгневана. Она опустошена. Никогда прежде он не видел ее в таком состоянии. И будь все проклято, но эти слезы убивали его. Он говорил ей, что рано или поздно он заставит ее плакать, что она не захочет его слушать, и вот они пришли к этому. Он не собирался причинять ей боль, но все получилось именно так.
– Да как ты смеешь говорить мне, что может сделать меня счастливой?! Ты ничего не знаешь об этом. Мне нравится хирургия, – произнесла она слабым, дрожащим голосом.
Он не представлял, как исправить ситуацию, когда сам не вполне понимал, в чем не прав, что сделал не так. Они вместе создали проблему, а потом они с Тимом приняли меры, чтобы разрешить ее. Нет, она вела себя неразумно.
Тогда он попытался сконцентрироваться на очевидном.
– Тебе ненавистна хирургия. Я наблюдал за тобой, ежедневно работая рядом вот уже три месяца. Да, тебе нравится медицина, но не хирургия. Ты занялась ею, потому что твой отец делал это, ты же сама сказала мне. Возможно, педиатрия будет лучшим выходом для тебя.
– А вот это не твое дело и не имеет никакого отношения к тому, что мы обсуждаем. То, что ты знаешь о моем отце, не дает тебе права решать за меня.
– Не я принимал решение. – Впрочем, может, и не без его участия. – Но тут не было выбора. Ради наших карьер, твоей и моей, я должен был сделать это.
– Как ты мог так поступить? Разложить все по полочкам? Полностью отделить меня, зная, что это причинит мне боль? Ты предостерегал меня, но я не верила тебе. Ты оказался гораздо равнодушнее и холоднее, чем я могла себе представить.
И эта ледяная холодность и безразличие, которые, как она утверждала, он пускал в ход в качестве щита. Ее слова терзали его, однако в ответ он лишь пожал плечами. Нанести удар, ранить, прежде чем ранили тебя.
– Похоже, ты не считала меня слишком холодным вчера, когда была в моей постели.
Она погрозила ему пальцем, а в ее голосе зазвучала твердость, которой он не слышал прежде.
– Не делай этого, Хьюстон, не превращай это снова в секс. Я не потерплю такого.
Она была права. Но он не знал, что сказать. Джози была необходима ему, она стала частью его жизни, и он не хотел терять ее теперь, когда только что обрел. Но как он сможет убедить ее, что перевод пойдет ей на пользу?
– Как мужчина, а не хирург, я хочу, чтобы ты была счастлива. Как хирург и коллега я желаю защитить тебя. Неужели ты этого не видишь?
– Счастлива? Да что ты знаешь о моем счастье?
У него опустились руки, когда она еще раз оттолкнула его.
– Я знаю, что ты несчастлива. Каждый день я смотрю на тебя и задаюсь вопросом, почему ты не видишь, как я это делаю. У тебя есть выбор и все возможности заниматься именно тем, что соответствует твоей натуре, ты же набрасываешься на другое, что тебе вовсе не по душе. Но сейчас речь идет не о счастье, а о том, чтобы сохранить твою карьеру.
Сам он и представить себе не мог, как это возможно – иметь право выбора и все же делать то, что тебе совсем не по вкусу. Но раз уж Джози захотела стать хирургом, он в доску расшибется, чтобы она им стала. Он помахал здоровой рукой перед ней и слабо улыбнулся:
– У меня сейчас нет выхода. Я не могу заниматься тем, что мне нравится. А когда я вижу, как ты каждый день борешься, преодолеваешь себя, мне становится грустно.
Реакция не замедлила последовать. Гнев улетучился с ее лица. Джози какое-то мгновение жевала собственные губы, затем тяжело вздохнула:
– Ты хотел унизить меня, заставить страдать?
– Нет, конечно же. Совсем наоборот.
– Ты желал сохранить наши отношения надолго? – При этих словах у него все сжалось внутри. Именно этого он хотел, страстно желал, но, услышав, как она произнесла это, решительно и серьезно, причем будучи зла на него, он запаниковал. Он не был хорош для нее и не мог стать тем, кто был ей нужен. Получить кайф от общения с Джози и не строить планов, не загадывать дальше, не заботиться о будущем – вот чего он хотел.
– Я и так-то не слишком хорош в общении с людьми, а сейчас мне предстоит пережить самый трудный период в жизни. Ведь сейчас я почти калека.
Он поежился при этих словах. Но если ты не можешь ни вести машину, ни писать, другого слова для этого не найти.
Джози не проявила ни малейшего сочувствия. Она надулась, обиженно отбросив челку со лба.
– Да, конечно, у тебя плохо работает рука. Ну и что? Ты вообще ошибка природы. А я слишком толстая и неуверенная в себе. У всех у нас есть недостатки, Хьюстон.
Это была не его вина, но он мог остаться инвалидом со своей рукой.
– Это не одно и то же.
Джози теряла его. Он уже дрейфовал в другом направлении, отстраняясь от нее, отталкивая ее. А она не могла больше этого выносить. Ее сердце было разбито.
Существовала лишь одна причина, по которой она могла бы остаться.
– Скажи мне, Хьюстон, но только по-честному, ты любишь меня? – прошептала она в надежде, несмотря ни на что, получить желанный ответ.
Его лицо застыло, плечи напряглись, челюсти сжались. И хотя глаза его, казалось, готовы были сказать очень многое, в них светились ласка и тревога, его губы не шевельнулись. Она выждала долгий момент, давая ему возможность высказаться, затем, поникнув, повернулась, закусив губы, чтобы не разрыдаться.
С глубоким вздохом она направилась к двери.
– С понедельника я приступаю к работе в больнице в Сент-Джоне. Надеюсь, твоя рука заживет.
– Джози! Ты же не уйдешь вот так просто, верно ведь? – Да, она уйдет. Потому что она так и не получила его.
– Мы сможем все уладить, – настаивал он.
Ее рука чуть задержалась на ручке двери, но затем ее решимость возобладала. Нет. Она заслуживала большего. Она хотела заполучить все блюдо целиком, да еще и порцию острого соуса в придачу.
– Прощайте, доктор Хейз.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мужской взгляд - Маккарти Эрин



классная книженция рррррррекомендую
Мужской взгляд - Маккарти Эринкэт
29.05.2012, 18.15





8/10
Мужской взгляд - Маккарти ЭринМарго
2.02.2013, 22.27





Немного нудновато, но секса много )))
Мужской взгляд - Маккарти ЭринНадежда
4.02.2013, 15.17





О дамы! Зацените опечатку: "красивые черты его ЯЙЦА исказила мрачная гримаса." Просто по Фрейду.
Мужской взгляд - Маккарти ЭринВесточка
20.02.2013, 16.57





Очень хороший роман,!!
Мужской взгляд - Маккарти ЭринМария
19.05.2013, 2.18





Читать можно. Секса, действительно, много, неплохо выстроена сюжетная линия, но чихнуть с...ми в лицо признающемуся в любви - явный перебор...
Мужской взгляд - Маккарти Эринольга
28.11.2014, 22.15





Мне этот роман как-то не очень... и обилие секса не спасает ситуацию. Герой только и делает, что мечтает о минете, героиня-нимфоманка... Да и назвать роман нужно было как-то иначе, например "Мокрые трусы". 2/10.
Мужской взгляд - Маккарти ЭринНюша
5.06.2016, 19.41





Мне этот роман как-то не очень... и обилие секса не спасает ситуацию. Герой только и делает, что мечтает о минете, героиня-нимфоманка... Да и назвать роман нужно было как-то иначе, например "Мокрые трусы". 2/10.
Мужской взгляд - Маккарти ЭринНюша
5.06.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100