Читать онлайн Мужской взгляд, автора - Маккарти Эрин, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мужской взгляд - Маккарти Эрин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.62 (Голосов: 29)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мужской взгляд - Маккарти Эрин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мужской взгляд - Маккарти Эрин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккарти Эрин

Мужской взгляд

Читать онлайн

Аннотация

Нельзя вступать в личные отношения с коллегами.
И доктору Хьюстону Хейзу это преотлично известно.
Но что делать, если при каждом взгляде на хорошенькую стажерку Джози Эдкинс в голову ему лезут не профессиональные, а сугубо мужские мысли?!
Бороться с собой – или сдаться?
Видимо, все-таки сдаться.
Остается последняя мелочь… признаться ничего не подозревающей “покорительнице сердец” в своих чувствах и добиться взаимности!


Следующая страница

Глава 1

Джози Эдкинс должна немедленно прекратить вертеть соблазнительной попкой под носом у Хьюстона, иначе он не удержится и непременно ухватит и крепко сожмет ее руками.
А это может привести к обвинению его в сексуальных домогательствах. У него перед глазами прямо-таки замелькали заголовки передовиц: «Штат Флорида против доктора Хьюстона Хейза», «Хирург совращает врача-ординатора и лишается лицензии».
Малышка Джози и представить себе не могла, что он давно уже поглядывает на нее, словно кот на сметану. Она не специально соблазняла его округлостями своего зада, и потому он не мог винить ее в том, что она преднамеренно регулярно сбивает его с толку и нарушает его плавный и уравновешенный образ жизни.
Однако у него не укладывалось в голове, каким образом, черт возьми, практикующий хирург-травматолог может быть до такой степени неуклюжим. Это было выше его понимания.
Но, видит Бог, Джози была настолько неловка, что по меньшей мере раз пять-шесть на дню он был вынужден созерцать, как она кверху задом, на карачках, согнувшись в три погибели, подбирала с пола что-нибудь, оброненное ею. А сегодня было и того хуже.
Они были в полутемной нише, куда зашли, чтобы рассмотреть рентгеновский снимок одного пациента. И тут с Джози приключился ее очередной казус. Снимок выпорхнул у нее из рук, шлепнулся на пол и исчез под стоявшим рядом письменным столом. И вот теперь она ползала на четвереньках, разыскивая его.
Да поможет ему Господь.
Ну не должна женщина со столь вызывающе соблазнительными формами ползать на карачках у тебя под носом, если только она не раздета и сцена не является прелюдией к дальнейшим игрищам.
– Упс. Он прямо-таки выпрыгнул у меня из рук, доктор Хейз, – весело заявила она.
Хьюстон отсчитал от одного до десяти и обратно, прежде чем вновь обрел контроль над собой и справился с собственными телесными проблемами. Он не понимал, что в ней было такого, что вынуждало его прижимать то в правую, то в левую сторону свой восставший член, скрывая его от посторонних глаз, и нещадно потеть во время операций.
Она вовсе не принадлежала к его типу женщин. Небольшого роста, с нелепой стрижкой, в результате которой ее светло-каштановые волосы торчали в разные стороны вопреки всем законам тяготения. Когда она улыбалась, на щеках появлялись две ямочки-близняшки, и на глазок дать ей можно было не больше двадцати лет. Она непрерывно болтала. Он слышал, как другие сотрудники ласково называли ее «нашим звоночком».
И вот он стоял, не в силах отвести от нее глаз, сознавая, что тонкий халатик едва прикрывал самые стратегические места.
– Он должен быть где-то здесь. – Она шарила руками по полу, сунув голову под стол. – Что за грязь? – Она протянула назад руку, в которой Хьюстон увидел заплесневелую корку хлеба. Джози швырнула ее в сторону. – Надо сделать замечание уборщице.
Она снова скрылась под столом – точнее, ее верхняя половина. Нижняя была выставлена словно напоказ. Ему было видно ее белье.
Тонкий халатик ничего не скрывал, а поскольку Джози скорчилась на коленях, он натянулся, оставив на обозрение ее трусики. Они чуть сползли, зажатые в расщелине между щечками попки, плотно облегая и маняще обрисовывая их. На каждой стороне трусиков виднелся отпечаток красной губной помады. Он вдруг подумал: а что она сделает, если он сейчас наклонится и прижмется губами прямо к этим отпечаткам?
И укусит ее.
Он зачарованно уставился на ее округлый зад и весь горел от желания попробовать ее на вкус, запустить руку между ног и ощутить пальцами ее пульсирующий жар.
Ему не терпелось узнать, не было ли подобных отпечатков губной помады на передней стороне ее трусиков. И когда он поцелует ее именно там, то почувствует, как ее нежный влажный холмик подастся вверх под его губами.
И это с трудом сдерживаемое желание дьявольски раздражало его.
Хьюстон никогда не испытывал подобных проблем, умея сохранять дистанцию как с пациентами, так и с сотрудниками. Его скорее можно было обвинить в излишней сдержанности. И вот эта женщина, этот крошечный, несуразный и улыбчивый торнадо, сломила его обычную отчужденность.
Обуреваемый этими мыслями, он нетерпеливо взглянул на часы. Сколько времени она уже возится там, на полу? Не меньше часа, наверное?
– Может, я вернусь попозже, доктор Эдкинс, когда вы справитесь со своим снимком?
Перед глазами промелькнула картинка, как его рука справляется с ее упругой попкой. Он хотел лишь высказать прохладный упрек, а на деле его замечание прозвучало многозначительным намеком. И то и другое, похоже, было слишком тонко для Джози. Она прыснула из-под стола, словно он просто поддразнивал ее, а затем закашлялась.
– Похоже, я наглоталась пыли. – Ее голова высунулась из-под стола ровно настолько, чтобы одарить его успокаивающей улыбкой. – Еще секундочку, и я отловлю его.
– Послушайте, это можно сделать позже. – Хотя он уже усвоил, что вряд ли что-либо способно заставить ее поторопиться.
Конечно, он мог отодвинуть ее в сторону и сам достать этот чертов снимок. Но ему не хотелось ни уязвлять ее самолюбие, ни оскорблять ее в лучших чувствах. Джози всегда так старалась исправлять свои оплошности! К тому же сам он был совершеннейшим мазохистом, которому не хотелось отказывать себе в созерцании ее прелестного зада, хотя он твердо знал, что ему не следовало, он не мог, не должен и не пойдет на поводу своего вожделения и не поддастся зову плоти.
Хьюстон недовольно выругался про себя, однако не оторвал глаз от откровенного зрелища и не порывался сам подобрать снимок.
– Я уже почти достала его. – Она ослепительно улыбнулась, почти вывернув голову направо, пытаясь засунуть руку как можно дальше под стол.
Он стоял, уперев руки в боки, снова и снова напоминая себе, что было бы просто кошмаром связаться со стажеркой, какой бы соблазнительной она ни была.
– Как бы мне сейчас пригодилась та резиновая рука, как у Длиннорукого Армстронга – фантастической куклы моего кузена, когда мы были совсем детишками. Помните такую? – спросила она.
Он покачал головой. Резиновые куклы было последнее, что могло волновать его в этот момент.
– Ну как же, это было так здорово! А вы в какие игры играли?
Хьюстон с трудом сдержал стон. Джози умудрялась совмещать полнейшую наивность с вызывающе заманчивым телом, причем это благополучно соседствовало с умными мозгами и незаурядной личностью. Перед таким необычным сочетанием ему было чертовски трудно устоять.
Особенно в этом захламленном закутке в конце коридора. А Джози находилась всего в нескольких дюймах от него.
– Я хотела спросить, когда вы были маленьким, во что вы играли? – Она продолжала шарить руками по полу. – Во что-нибудь очень рискованное? Властелин мира – это вполне в вашем духе.
Ему следовало обидеться?
– Нет.
– А тогда во что же? В футбол? Наперсток? Шахматы? – Он сложил руки на груди и почесал подбородок. Утром он забыл побриться, колючая щетина раздражала его. Он отлично сознавал, что, если бы подобный смехотворный разговор завязал с ним другой сотрудник, он просто повернулся бы и вышел вон.
– Я играл в доктора. – И пусть она сама себе представит, что именно он имел в виду. Хотя у Джози, похоже, был врожденный иммунитет на сексуальные инсинуации.
– Ага, вот он! – Она вытащила снимок и вручила ему. Джози присела на корточки и откинула челку с глаз.
– Ну вот, не зря старалась. Похоже на операцию, когда вдруг уронишь отрезанную часть тела.
Хьюстон смотрел, как она стряхивает пыль с колен. Он читал личное дело Джози. На бумаге ее интеллектуальный коэффициент лишь несколько пунктов недотягивал до гениальности. А на деле она была разговорчивая, неуклюжая, очень аппетитная малышка. Которая, не прилагая усилий, заставляла его член рваться из брюк наружу.
– Спасибо, доктор Эдкинс. – Он взял рентгеновский снимок и стряхнул с него пыль, думая про себя, когда же, черт возьми, кончится ее ординатура. Если повезет, согласно ротации она перейдет из больницы Акадии в другую больницу, находящуюся милях в пятидесяти отсюда, и заберет с собой свою милую попку. Но пока у нее пошел лишь второй год ординатуры, и может протянуться еще год, а то и больше, прежде чем она покинет их.
А до того времени ему придется подолгу оставаться после работы, чтобы избежать осложнений или обвинений в том, что он заходил к ней. Он придерживался двух правил, с тех пор как порвал с последней постоянной подружкой четыре года назад. Никаких длительных связей. Никаких шашней с сослуживцами.
До сих пор это срабатывало. Его встречи с женщинами бывали нерегулярными, и, когда возникало взаимное согласие, случался необременительный секс. Но никогда с женщинами, с которыми ему приходилось ежедневно видеться по долгу службы.
Однако, став три месяца назад сотрудником больницы Акадии, он встретил Джози. И почему вдруг его гормоны решили, что правила существуют для того, чтобы их нарушать? То, что он согласился на эту должность, казалось хорошим карьерным ходом, это позволило ему полностью посвятить себя восстановительной травматологии, да и остальные врачи, входившие в группу травматологов, понравились ему. Это было умным решением, и он не допустит, чтобы какая-то вводящая в искушение стажерка путалась у него под ногами.
Рассматривая снимок на свет, Хьюстон попытался сконцентрироваться на работе и с удовольствием убедился в правильности своего первоначального диагноза.
– Отлично, я так и думал. Срочная операция, о которой я говорил родителям Эмбер.
Повторная операция у пятнадцатилетней девушки не слишком вдохновляла его, но Эмбер получила множественные переломы полгода назад, и операцию на лодыжке ей сделали в Атланте.
Переломы зажили, и Эмбер вернулась домой в Акадия-Бич. Однако по-прежнему страдала от постоянных болей и отеков. Хьюстон знал, что операция по удалению осколков костей оставалась единственной возможностью, чтобы предотвратить артрит на всю оставшуюся жизнь.
– И скоро? – поинтересовалась Джози.
– В течение недели.
– Ясно. Нет проблем. Я займусь этим. – На ее пухлых губах светилась улыбка, пока она поигрывала пластиковой карточкой с ее именем, прикрепленной на поясе.
Ее постоянная улыбка вызывала у него головную боль. Ну, не может же, черт возьми, человек без конца улыбаться. А вот она могла, и он не в силах был остаться к этому равнодушным. Все в ней казалось ему привлекательным; она, можно сказать, почти нравилась ему.
При этой мысли он скорчил ей мрачную гримасу.
Карточка немедленно сорвалась у нее с пояса и упала на пол.
– Упс!
Казалось бы, это восклицание не могло прозвучать сексуально, но у нее это каким-то образом получилось.
Джози наклонилась, чтобы подобрать карточку, как раз в тот момент, когда он поворачивался, чтобы уступить ей дорогу. И конечно же, она уткнулась лбом в его бедро.
Его трусы были столь же тонкие, как и ее собственные, и она тут же ощутила тепло его кожи. Она задохнулась от неожиданности, а ее дыхание обдало его жаром.
Хьюстон быстро отступил назад. Чудовищным усилием воли он удержал рвущийся наружу восставший член.
– Ой, простите, эго я виновата! – вскрикнула она, смахивая густые волосы с ярко-зеленых глаз. От этого движения юбка натянулась, обнажив тонкую полоску бледной гладкой кожи над талией.
Открой он рот, из него вырвалось бы лишь глухое рычание, так что он постарался крепче стиснуть зубы.
В этот раз, направившись к холлу, она споткнулась. Ни на чем, как показалось ему. Но когда она покачнулась, он схватил ее за руку, чтобы поддержать.
– Спасибо, – произнесла она почти беззвучно, лишь кончик влажного языка мелькнул над блестящими зубками. А уголки глаз сузились, когда она улыбнулась.
Если бы она сообразила, насколько близок он был к тому, чтобы сдернуть ее трусики и немедленно трахнуть ее, она бы так не улыбалась.
Просто бы убежала. Или страстно застонала.
Черт! Хьюстон отпустил ее руку.
– Не стоит благодарности.
Обозленный, он повернулся к ней спиной, пытаясь скрыть восставшего бойца, окончательно вышедшего из повиновения. Он стоял прямо, слушая, как она, стуча каблуками по кафельным плиткам, покидает помещение.
Никогда еще он так неудержимо, с таким вожделением, не жаждал ни одну женщину. Он чувствовал себя безрассудным и уязвимым, полностью потерявшим контроль над собой.
Он презирал себя.
Хьюстон не собирался нарушать свое первое правило. У него не будет женщины, которая возбудит его настолько, что он захочет завязать с ней отношения больше чем на одну ночь. Но Джози Эдкинс уже привлекала его до такой степени, что он готов был плюнуть на второе правило.
Он никогда не спал с сотрудницами, но ведь до сих пор его так не завораживал ни один женский зад. Можно привести тысячу доводов в пользу того, что было бы настоящим бедствием завязать интрижку с Джози. Но и число аргументов против воздержания достигало нескольких сотен при одной только мысли о возможности короткой обжигающей связи с Джози.
Будет ли эта связь ошибкой? Несомненно. Но разве есть другое средство от эрекции, с которой ему придется иметь дело буквально через минуту? Ибо его член был далек от благоразумия и вовсе не собирался опадать.
Хьюстон совершат ошибки в жизни, хотя и не слишком грандиозные или непоправимые, вроде той, когда он в возрасте шестнадцати лет, разгоряченный парами виски «Джек Дэниелс», предложил руку и сердце своей первой возлюбленной.
Тогда он избежал беды – и раз и навсегда отказался от алкоголя. Да и теперь можно бы обойтись, если проявить чуть больше сдержанности. Пока ни одна душа ничего не знает, а экзерсис продлится не больше одной-двух ночей Хьюстон забрал снимок и направился к двери. Нет. Он не поддастся зову плоти. По крайней мере пока сама Джози не проявит хоть малейшей заинтересованности.
А вот тут уж он вовсе не был уверен, что сможет удержаться и не попробовать на вкус ее губки. Причем все до единой, даже самую потаенную.


– Но это же полная нелепость! – говорила Джози своей подруге Саре, пытаясь открыть баночку сливочного сыра. – Почему это происходит именно со мной? Я не могу и шагу ступить в присутствии доктора Хейза, чтобы не уронить чего-нибудь.
Это случалось, только когда он был в комнате.
Предоставленная сама себе, она была вполне профессиональна и уверенна. Но когда появлялся Хьюстон Хейз с его проницательным, проникающим в самую душу взглядом и мощной фигурой, тонометр, казалось, сам собой выпрыгивал у нее из рук. Скальпели катились по полу, словно пустые бутылки. У нее дрожали руки, она сбивала подносы с хирургическими инструментами и натыкалась на капельницы.
Этому надо положить конец.
Она была взрослой женщиной с медицинским образованием, пользовалась уважением персонала больницы и пациентов. И с относительной легкостью и вполне компетентно начинала свой второй год в качестве травматолога-интерна. Все бы ничего, если бы не появлявшийся в присутствии доктора Хейза синдром ослабленного хватательного рефлекса, когда медицинские инструменты валились у нее из рук.
Сара удивленно подняла брови, размешивая сливки в кофе.
– Это сексуальная озабоченность, дорогая.
Услышав эту фразу, Джози дернулась, и баночка с сыром выскочила из руки, покатилась по полу, остановившись лишь под соседним столом, за которым два доктора – мужчины – обедали у окна, гордо выставившего на обозрение кусочек флоридского пляжа. Она замерла под лукавым взглядом Сары. Джози было совсем не смешно.
– Это не сексуальная озабоченность, – буркнула она, вставая, чтобы подобрать уже ненужный сыр.
Ложь. Не важно, что чувствовал он, но с ее стороны явно рвалось наружу неутоленное желание.
Доктор Хейз был для нее богом. Его лицо – от коротких черных волос до удивительных серо-голубых глаз – и все его крепко скроенное, мускулистое тело просто кричали о силе, самообладании и уверенности в себе.
Мужчина, который знал, чего хотел, и брал это без сомнений и колебаний, не откладывая в долгий ящик. И желание оказаться взятой им неуклонно росло и крепло в ней, пока в конце концов она не начала страдать хронической неуклюжестью в его присутствии.
Так что заявление Сары имело под собой основания. Но от этого ей не легче.
Джози полезла под соседний стол, успокаивая обоих докторов:
– Простите, мальчики, я тут уронила сыр.
Они сдвинули ноги, пока она выуживала норовистый сырок, отнюдь не удивленные тем, что Джози ползает по полу в поисках чего-то оброненного. Ее коллеги по больнице скорее ожидали от нее чего-нибудь в этом духе.
– Нет проблем, Джози, – ухмыльнулся Марк Гивенс, вгрызаясь в гамбургер.
Его ухмылка говорила сама за себя. Любой мог считать ее круглой идиоткой. Каким образом она надеется стать хирургом, если ее пальцы не удерживают простую баночку сыра? Восемь лет учебы могут пойти коту под хвост за какие-то три месяца. И все из-за секса. Или нехватки такового.
Она во всем винила некоего хирурга-травматолога. Если бы он не смотрел на нее испытующими небесно-голубыми глазами и не подходил слишком близко, она бы не нервничала. И все не валилось бы у нее из рук.
Она снова устроилась рядом с Сарой и вздохнула:
– Я гублю свою карьеру, еще не начав ее всерьез. Доктор Хейз боится доверить мне скальпель. И кто может винить его в этом?
Сара поправила золотистый конский хвостик на голове.
– Ты попала в порочный круг. Он действует тебе на нервы, ты дуреешь и делаешь глупости, а это заставляет его сомневаться в твоей квалификации. Ты психуешь еще больше, и все повторяется.
Джози знала, что она права. С самого первого дня, когда она три месяца назад увидела Хьюстона, принятого на работу в больницу, он заставлял ее трепетать. Своей уверенностью в себе, холодностью и мастерством хирурга.
– И что же теперь делать? Ведь он не позволит мне даже приблизиться к пациенту, не то что самой сделать операцию. А у меня нет оснований пойти к шефу ординатуры и пожаловаться. – При одной мысли об этом Джози становилось еще хуже. – В его глазах я буду просто нытиком. Кроме того, вдруг доктор Хейз заявит доктору Шейнбергу, что я полная идиотка, которую следует лишить медицинского диплома?
Всю сознательную жизнь она мечтала стать хирургом и по окончании школы упорно трудилась, чтобы добиться этого. Когда умер отец, сам бывший хирургом, она еще больше укрепилась в своей решимости.
Спотыкаться на ровном месте и ползать по полу на четвереньках в поисках рентгеновского снимка было не самым лучшим способом достичь этой цели.
Сара положила ложку на стол и усмехнулась:
– Знаешь, что надо делать, когда кто-то внушает тебе страх? Представить его себе совершенно беспомощным. Ну, например, что он стоит перед тобой в нижнем белье.
У Джози запылали щеки. От внезапно возникшей перед глазами картинки более чем шестифутовой загорелой мускулистой фигуры доктора Хейза в коротких подштанниках все ее чувства вошли в неуправляемый штопор.
– Тебе нравится мучить меня? – с трудом выдавила она почти шепотом.
Сара пожала плечами:
– Ну, ты могла бы просто переспать с ним. Это вернет ему нормальный человеческий статус.
Хотя в устах Сары это прозвучало не более возбуждающе, чем совет сходить в туалет, Джози покраснела. Ей стало вдруг жарко, несмотря на то что кондиционер работал на полную мощность.
– Это еще хуже! Не могу же я заниматься сексом с шефом! – Насколько ей известно, это шло против существующих правил, не позволяющих нарушать этику корпоративного братства, царившую в больнице. Кроме того, едва ли она произвела большое впечатление на Хьюстона. Как в интеллектуальном, так и в физическом плане. Джози привыкла, что мужчины не проявляют к ней особого интереса. И похоже, доктор Хейз не был исключением.
– Да я уверена, что он истерически расхохочется от перспективы переспать со мной. Я совсем не нравлюсь ему. По крайней мере мне так кажется, – добавила она.
Бывало, что он чертовски долго хмуро смотрел на нее, видимо, пытаясь разобраться, каким образом круглая идиотка вроде нее сумела выжить в медицинском институте.
И он никогда не улыбался. Во всяком случае, ей. Правда, порой он бросал на нее совсем другой взгляд, глубокий и пронизывающий, от которого ей тут же хотелось взглянуть в зеркало и убедиться, не забыла ли она одеться утром. Она убеждала себя, что ей это только кажется, что это плод ее изголодавшегося по сексу воображения. А может, все-таки она не обманывалась?
– Знаешь, Сара, иногда я замечаю, что он смотрит на меня, и ловлю в его глазах такой взгляд! Нет, это безумие, я, конечно же, ошибаюсь.
Она помахала рукой перед лицом при одной мысли о глазах Хьюстона, буквально ощупывающих и раздевающих ее.
– Это какой еще «такой взгляд»? – Сара остановилась, не донеся чашку до рта.
Джози оглянулась вокруг – убедиться, что никто не обращает на них внимания, и едва слышно прошептала:
– «Если бы мы были наедине, я бы содрал с тебя одежду!» – вот какой.
Ей не часто приходилось встречать подобный взгляд, поскольку большинство мужчин видели в ней веселого, жизнерадостного приятеля. Что-то вроде беззаботного медвежонка из диснеевского мультфильма. А те редкие случаи, когда она замечала в чьих-то глазах проблеск особого интереса, навсегда остались в ее памяти.
Сара поставила чашку на столик.
– Ты уверена?
– Нет, конечно. – Это могло быть просто бредом или галлюцинациями, вызванными недосыпанием и отсутствием сексуальной разрядки.
Доктор Хейз был мужик что надо. Он мог заполучить любую женщину, которую захочет, она в этом уверена. Так с чего бы ему хотеть ее, пухленькую простушку?
– Вся моя жизнь рушится, – посетовала она.
Это было так похоже на нее – совершать что-нибудь до абсурда глупое – например, по уши втрескаться в мужика, от которого зависела ее карьера.
– Не драматизируй, Джози. – Худая и высокая, в темных очках, Сара выглядела очень строгой, и ее воспринимали всерьез. – Люди уважают тебя. Мне самой пришлось самоутверждаться, пока меня не стали принимать всерьез.
– Тебе легко говорить!
Малый рост был проклятием Джози. Она казалась не выше среднего шестиклассника, к тому же коротко стригла каштановые волосы. Да еще от рождения у нее были ямочки на щеках, что совсем не придавало ей солидности. А учитывая ее врожденную непоседливость и жизнерадостность, большинство окружающих считало ее не слишком умной. Ее поведение с доктором Хейзом лишний раз подтверждало это.
Сара вытерла губы бумажной салфеткой.
– А ты хоть раз подумала, что, становясь хирургом, ты отвергаешь собственную натуру, изменяешь себе? Может, тебе лучше заняться чем-нибудь другим? Чем-нибудь необычным?
– Необычным? – Джози откинулась в кресле. Как она могла хоть на минуту подумать, что Сара – ее лучшая подруга! – Что я, по-твоему, должна делать? Продавать воздушные шарики? Изготовлять бижутерию? У меня же были высшие баллы по всем предметам в институте. Да я получила диплом с отличием!
Ее голос разносился далеко вокруг. Но ей было наплевать. Она гордилась тем, что по окончании института в знак отличия она могла носить золотой галун на шее.
Размешивая еще один пакетик со сливками в полупустой чашке кофе, Сара покачала головой:
– Я не это имела в виду. Ведь ты общительный и компанейский человек, а избрала профессию, более свойственную надменным, не склонным к болтовне мужчинам. Тебе ежедневно приходится подавлять веселую, любящую шутку сторону своей натуры, и это неизбежно будет угнетать и раздражать тебя.
Интересная и вовсе не столь уж обидная теория, как показалось поначалу Джози. Но она-то знала, что ее выводит из себя. И причина была вовсе не в необходимости быть менее разговорчивой.
– Благодарю вас, доктор Фил. Но мне кажется, все гораздо проще. – Она хотела доктора Хейза. Джози потрясла головой: – Хотя хирургии и не слишком свойственны веселость и легкомыслие, я сейчас уже не смогла бы вернуться назад и оставить ее. Люди подумают, что я свихнулась. Как можно выбросить на ветер все эти годы учебы и затраченные на нее деньги? Я просто хочу, чтобы доктор Хейз относился ко мне, как к любому другому врачу, врачу-мужчине. Но у меня все валится из рук, и я заливаюсь краской всякий раз, когда он оказывается поблизости.
– И что только ты в нем нашла? – удивилась Сара. – Ведь он такой холодный и чопорный.
Что она видела в нем такого, заставлявшего ее пульс биться учащенно, а ее руки трястись? Кроме красивого лица и крепко сложенной фигуры.
– Он просто великолепен, Сара. Абсолютно спокоен во время операции, уверен в себе, но не высокомерен. Он всегда знает, что делает. – Она почувствовала, как у нее все переворачивается внутри при одной мысли о нем. Опершись подбородком на руки, она продолжала: – У него все мысли направлены на то, чтобы быть превосходным хирургом. Все остальное для него не имеет значения.
Джози сама хотела бы достичь подобного уровня концентрации.
На Сару это не произвело никакого впечатления.
– По мне, так это просто скучно. Я всегда думала, как хорошо быть педиатром. Вокруг моего кабинета не бродят толпы самовлюбленных эгоистов.
– А мне это не может наскучить. – Джози чуть вздохнула, представив себе, как Хьюстон сфокусировал на ней взгляд голубых глаз, а умелые руки засунул ей куда-то промеж ног. – По правде говоря, зря ты подкинула мне эту идею насчет нижнего белья. Теперь, когда я встречу доктора Хейза, я тут же представлю его себе в голом виде. – И кто знает, что еще вывалится у нее из рук. Ей еще повезет, если с ней самой ничего не случится. Сара ухмыльнулась:
– Да я просто ревную. Тебе хотя бы достался взгляд, да еще какой! А я вот уже год как без мужика. И пенисы я вижу только у восьмимесячных мальчиков.
Джози прыснула:
– Это не совсем то, что нужно.
– Да уж, совсем не то. – Сара устроилась поудобнее, и вдруг ее глаза широко распахнулись. – Великий Боже, я видела это!
Чуть повернувшись на стуле, Джози воскликнула:
– Что? Что ты видела?
– Только не оборачивайся, – тихо прошипела Сара. – Доктор Хейз только что вошел.
Джози застыла в полуобороте, словно в разгар исполнения необычного ритуального упражнения йоги.
– Ну и что? Что он делает?
– Он бросил на тебя взгляд. – Сара замахала руками, словно увидев перед собой НЛО: – Ух ты, похоже, температура тут подскочила сразу градусов на десять.
Джози почувствовала, как волосы у нее на затылке встают дыбом, и прикусила губу, полная решимости не смотреть в сторону доктора Хейза.
– Это просто безумие. – Она отодвинула свой неаппетитный тост. – У меня такое ощущение, будто мы в институтском кафетерии, а не в больнице. Я фантазирую по поводу этого человека, а ведь его совершенно не знаю. Мы с ним и разговаривали-то единственный раз, когда он читал мне нотацию по поводу моего последнего приступа идиотизма.
– Иногда слова вовсе не нужны.
Джози представила себе доктора Хейза, на котором ничего не было, кроме стетоскопа в руках, проводящим у нее внутреннее обследование.
О, черт! Сара и представить себе не могла, насколько глубокомысленным оказалось ее утверждение.




Следующая страница

Ваши комментарии
к роману Мужской взгляд - Маккарти Эрин



классная книженция рррррррекомендую
Мужской взгляд - Маккарти Эринкэт
29.05.2012, 18.15





8/10
Мужской взгляд - Маккарти ЭринМарго
2.02.2013, 22.27





Немного нудновато, но секса много )))
Мужской взгляд - Маккарти ЭринНадежда
4.02.2013, 15.17





О дамы! Зацените опечатку: "красивые черты его ЯЙЦА исказила мрачная гримаса." Просто по Фрейду.
Мужской взгляд - Маккарти ЭринВесточка
20.02.2013, 16.57





Очень хороший роман,!!
Мужской взгляд - Маккарти ЭринМария
19.05.2013, 2.18





Читать можно. Секса, действительно, много, неплохо выстроена сюжетная линия, но чихнуть с...ми в лицо признающемуся в любви - явный перебор...
Мужской взгляд - Маккарти Эринольга
28.11.2014, 22.15





Мне этот роман как-то не очень... и обилие секса не спасает ситуацию. Герой только и делает, что мечтает о минете, героиня-нимфоманка... Да и назвать роман нужно было как-то иначе, например "Мокрые трусы". 2/10.
Мужской взгляд - Маккарти ЭринНюша
5.06.2016, 19.41





Мне этот роман как-то не очень... и обилие секса не спасает ситуацию. Герой только и делает, что мечтает о минете, героиня-нимфоманка... Да и назвать роман нужно было как-то иначе, например "Мокрые трусы". 2/10.
Мужской взгляд - Маккарти ЭринНюша
5.06.2016, 19.41








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100