Читать онлайн Находка Джинни Гамильтон, автора - Маккарти Сюзанна, Раздел - Четвертая глава в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Находка Джинни Гамильтон - Маккарти Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.92 (Голосов: 26)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Находка Джинни Гамильтон - Маккарти Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Находка Джинни Гамильтон - Маккарти Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккарти Сюзанна

Находка Джинни Гамильтон

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Четвертая глава

— Прячешься, Джинни? Это на тебя не похоже.
Иронический вопрос Оливера заставил Джинни обернуться. Выражение боли на ее лице, вызванное старыми мучительными воспоминаниями, тут же сменилось привычной улыбкой.
— Воздухом дышу, — беззаботно откликнулась она. — Внутри ужасно жарко. Не думаешь же ты, что я буду танцевать до рассвета без малейшей передышки.
— Нет, конечно, — сухо согласился он. — Сегодня ты была душой общества, как и всегда. Кажется, успела потанцевать со всеми, кроме меня. Тебе не хочется исправить это упущение?
Ее сердце гулко застучало в груди, но все же она заставила себя весело рассмеяться.
— Что ж, раз ты так много за меня заплатил, вряд ли я могу отказаться, верно?
В глубине его темных глаз что-то вспыхнуло.
— Я оплатил гораздо большее, чем один танец, — ответил Оливер, скользнув взглядом по ее пышной, белой груди, выставленной напоказ в глубоком декольте. Джинни знала, что он нарочно хочет ее смутить, но все же не смогла скрыть румянец.
Она вскинула подбородок, не желая признаваться, какое сильное впечатление производит на нее Оливер; однажды она уже сделала такую ошибку, будучи слишком юной и не способной противостоять его неотразимому обаянию. С тех пор она многому научилась. Пряча досаду за ослепительной улыбкой, она взяла его за руку, но как только шагнула вперед, направляясь в зал, Оливер ее остановил.
— Ты права, там слишком жарко. Музыка и здесь неплохо слышна.
Джинни невольно напряглась всем телом, когда он привлек ее к себе. Ей уже приходилось танцевать с ним после разрыва помолвки — раз или два, когда он приезжал в Англию, и они встречались на какой-нибудь очередной вечеринке. Было бы странно не общаться друг с другом, учитывая прочную связь их семейств. Кроме того, они оба стремились опровергнуть сплетни, доказывая своим поведением, что между ними никогда не было ничего кроме дружбы.
Но сегодня все пошло кувырком. По каким-то непонятным причинам Оливер все изменил своим возмутительным поступком на аукционе. А теперь ему приспичило потанцевать с ней здесь, на террасе, залитой лунным светом, где кроме них нет ни одной живой души, и воздухе пахнет жасмином…
Джинни выбросила из головы эти предательские романтические мысли, и вновь улыбнулась своей «фирменной» кокетливой улыбкой.
— Так что бы ты хотел получить от меня за эти деньги? — шутливо поинтересовалась она.
Оливер рассмеялся низким и хриплым смехом.
— Нечто, требующее твоих… уникальных способностей, — ответил он, снова взглянув на ее упругие груди, словно зачарованный тем, как они вздымаются при каждом вздохе под мягким зеленым бархатом.
Жаркое пламя растеклось по ее жилам. Джинни пришлось собрать все свои силы, чтобы сохранить спокойствие. Изогнув тонко очерченную бровь, она взглянула в насмешливые темные глаза.
— Что…?
Оливер улыбнулся. Внезапно на его лице появилось выражение полнейшей невинности, лишний раз напомнив ей, насколько может быть обманчива его внешность.
— Я хочу, чтобы ты устроила вечеринку.
Джинни осторожно выдохнула, стараясь, чтобы это не прозвучало как вздох облегчения.
— Что-то особенное, я думаю?
— Проводы Говарда на пенсию. Конечно мы отпразднуем дома его семидесятилетие, но в банке мне бы тоже хотелось отметить. Это даст возможность собрать наших деловых партнеров за пятьдесят лет.
— Конечно, — сказала Джинни с некоторым удивлением. — Я возьмусь за это с радостью.
Оливер хмыкнул.
— Какое счастье, что ты не можешь отказаться. Если только не попросишь, чтобы я забрал свою тысячу фунтов из оргкомитета.
Джинни с улыбкой покачала головой.
— Не говори глупостей. Ты уже составил список гостей?
— Да, но лучше тебе сходить со мной в офис и поговорить с секретаршей. Она помнит всех, кого я хотел пригласить, и сможет кое-что тебе посоветовать.
Джинни кивнула.
— Хорошо. Какое число тебя устроит?
— Можно через месяц? Тебе хватит времени для подготовки?
— Думаю, да. Хотя, все зависит от поставщиков, они могут быть завалены заказами. Но я знаю парочку, которая нам подойдет.
— Замечательно, — согласился Оливер все с той же насмешливой интонацией. — Тогда я бросаю на тебя это дело.
Джинни продолжала улыбаться, подозрительно разглядывая его из-под ресниц. Они оба притворялись, что это всего лишь простое соглашение между друзьями… и если бы не их прошлое, все бы именно так и было.
— Чего я понять не могу, — промурлыкала Джинни, — зачем тебе понадобилось платить такую кучу денег? Почему бы просто не попросить Алину?
Оливер рассмеялся. Только мерцающий блеск в глубине его темных глаз выдавал, что за его предложением что-то скрывается.
— Похоже, ты пытаешься отвертеться.
— Нет! — возразила Джинни. — Я же обещала.
— Конечно, — пробормотал Оливер. — И на этот раз я позабочусь, чтобы ты выполнила свое обещание.
Джинни похолодела: он имел в виду не только вечеринку. Она права Оливер ничего не забыл и не простил. Она попыталась шагнуть назад, но его руки сомкнулись вокруг нее, не позволяя спастись бегством.
Наверное, Джинни не должна его винить, ведь он знает только половину истории. Алина никогда не рассказала бы ему правду. Последние шесть лет Джинни пыталась убедить себя, что бессмысленно оплакивать то, что нельзя изменить. И почти поверила, что ее шрамы зажили.
Теперь покров, который она набросила на свое прошлое, начал сползать, и ей снова больно вспоминать себя девятнадцатилетнюю — такую невинную, опьяненную любовью, едва способную поверить, что предмет ее обожания соизволил обратить на нее внимание и сделал предложение руки и сердца. Он мог бы добиться любой женщины, но влюбился в нее!
Она была уязвима. На этой уязвимости и сыграла Алина… и на ее глупой, упрямой гордости…
* * *
Вечеринка в честь помолвки была идеей ее отца… и снова его сообщником выступил старый друг. Казалось, в гости созвали все население Земли. Сначала Джинни смущалась, но затем, танцуя с Оливером, почувствовала себя на седьмом небе. Разве можно быть такой счастливой? Разве это не вызов судьбе?
В миллионный раз она взглянула с гордостью на кольцо, украшающее безымянный палец левой руки — чистейший изумруд прямоугольной формы в окружении четырнадцати мелких бриллиантов. Джинни никак не могла привыкнуть к его тяжести… и не уставала поворачивать его к свету и любоваться игрой зеленого пламени.
Оливер улыбался ей, его темные глаза сияли.
— Снова любуешься кольцом?
— Конечно. — Джинни улыбнулась в ответ, радость бурлила в ней пузырьками шампанского. — Это самое красивое обручальное кольцо за всю мировую историю!
Он рассмеялся своим низким мелодичным смехом, который она так любила.
— Я рад, что тебе понравилось.
Джинни порхала, как бабочка. Если не считать дня ее рождения, она танцевала с Оливером впервые — и впервые оказалась в его объятиях. В последние шесть недель она разговаривала с ним только по телефону. Он звонил ей каждый вечер, но это ведь не заменит личного общения. Ее мучила мысль, что при встрече Оливер может передумать насчет помолвки.
Вот наконец он здесь, и все идет отлично. Все ли…?
Взгляд Джинни упал на стройную блондинку в узеньком черном платье, стоящую в противоположном углу комнаты. Она беседовала с кем-то из друзей Оливера, подчеркивая свои высказывания изящными жестами. Затем она, похоже, пошутила — ее собеседник рассмеялся, полностью поглощенный ею. Судя по выражению его лица, он не мог поверить, что это изумительное создание снизошло до разговора с ним.
Сердце Джинни сжалось от неприятного предчувствия. Она не ожидала, что Алина вернется в Англию с Оливером — в телефонных разговорах он этого не упоминал. Джинни пыталась убедить себя, что это ничего не значит — что может быть естественнее для Алины возвращения домой после расторжения второго брака?
Джинни попыталась скрыть свое разочарование, когда Алина присоединилась к ним за ужином, которого Джинни так долго ждала, надеясь, что этот ужин станет для них с Оливером первым романтическим свиданием. Если честно, она не знала, что и сказать — тем более, что на следующий день Оливер изменил свои планы, отправившись вместе с Алиной навещать старых друзей. Джинни побоялась показаться слишком прилипчивой или требовательной…
— Что притихла? — мягко пробормотал Оливер, согревая ее щеку своим дыханием. — О чем задумалась?
— О… я… ни о чем, просто… устала немножко. — Все это полная чушь. У нее нет причин для ревности… тем более, что Оливер сделал предложение именно ей, а не Алине. — Было так много хлопот. А ты был… занят. Я почти не виделась с тобой с тех пор, как ты вернулся из Нью-Йорка.
Оливер слегка отстранился и поднял голову.
— Прости, — ответил он с едва заметным раздражением в голосе. — Мне было некогда.
— Знаю. Просто… может, у нас будет возможность проводить вместе чуть больше времени…
— Вся следующая неделя в нашем распоряжении, — резко напомнил ей Оливер. — Мы сможем делать все, что захотим.
— Знаю… — Джинни уже пожалела, что затронула эту тему — она ведь не собиралась ссориться с ним в ночь помолвки. — Но… потом ты снова уедешь в Нью-Йорк на целую вечность.
— Я должен работать. — Слова звучали, как оправдание, хотя его тон не был добрым.
— Знаю. — Ее охватила досада: Оливер снова обращается с ней, как с маленькой глупой школьницей. — Просто… я хочу быть с тобой…
Она подняла заплаканные глаза, и Оливер улыбнулся, приподняв ее подбородок указательным пальцем.
— Я знаю. Прости, тебе… трудно. Но это ненадолго. Через пару месяцев мы поженимся и сможем быть вместе, сколько захочешь.
Оливер снова наклонил голову, на мгновение коснувшись ее губ своими. Яростное, незнакомое чувство охватило Джинни, и она прильнула к нему всем телом. Она хотела… жаждала настоящего поцелуя. Но здесь это невозможно.
Когда они поженятся… Всего лишь через пару месяцев. Она не сможет ждать так долго… И Оливер ее любит — иначе зачем ему было делать ей предложение? Наверное, он просто… сдерживает себя. О, она целовалась с кучей мальчишек, но ни разу с таким опытным мужчиной, как Оливер. Ей понадобится время, чтобы привыкнуть.
Казалось, все вокруг так и рвутся обнять ее, похвалить кольцо, пожелать счастья — тетушки и кузины, с которыми она встречалась только на свадьбах и похоронах. Жутко утомительно. Но в конце концов ей все же удалось улизнуть в свою спальню, чтобы расчесаться и поправить макияж. Довольная своей внешностью, Джинни глубоко вздохнула, успокаивая дыхание, настраивая себя на возвращение к гостям.
Но, шагнув в темный коридор, она едва не врезалась в Алину.
— Ой… Привет… — Ей удалось совладать с собой, спрятав мучительные сомнения и неуверенность за яркой улыбкой. — Ты ищешь ванную? Это с другой стороны — вторая дверь слева.
— Спасибо, — ответила Алина. Почему-то, когда она улыбалась, ее глаза оставались серьезными. — Между прочим, я искала тебя.
— Да? — У Джинни мурашки пробежали по коже; наверное, в коридоре сквозило.
— Думаю, нам есть о чем поговорить. Это твоя комната?
Она шагнула мимо Джинни и без приглашения распахнула дверь спальни. Ее взгляд скользнул по розовым оборочкам и пушистым мягким игрушкам, усаженным в ряд на кресле рядом с кроватью. О ее мыслях Джинни догадалась без слов.
— Итак… — Алина прошла по комнате и изящно присела на кровать, не заметив Медовушку, чье излюбленное место находилось прямо на подушке. — Мои поздравления, дорогая. Можно мне взглянуть на кольцо?
Джинни протянула ей руку.
— Ах, какая прелесть! Это я посоветовала Оливеру выбрать изумруд. Бриллиант бы тебе не понравился, верно?
— Да… — У Джинни заныло сердце; ей было неприятно узнать, что Оливер советовался с Алиной по поводу покупки кольца.
— И вы поженитесь через три месяца. Осенняя свадьба — как романтично! Знаешь, в первый раз я выходила замуж как раз в твоем возрасте. Слишком молодая, говорили люди, но я-то не слушала. — Алина пожала хрупкими плечами. — Естественно, Ларри был старше. На десять лет. Существенная разница, тебе не кажется?
Джинни показалось, что стены спальни сдвигаются вокруг нее.
— Я пережила страшное разочарование, — задумчиво продолжила гостья. Мне больно видеть, как ты повторяешь мою ошибку. Видишь ли, мужчины в таком возрасте уже избавились от романтических порывов юности. Чтобы принять решение о женитьбе им нужны веские причины.
У Джинни быстрее забилось сердце, она испугалась, что голос ее подведет.
— А именно?
— Что ж, Оливеру нужен сын — наследник, продолжающий династию. Естественно, все могло сложиться по-другому, будь у него брат, но… Поэтому я посоветовала ему жениться. Ведь я не могу иметь детей.
Она улыбнулась печальной улыбкой и протянула тонкую, холеную руку, чтобы поправить игрушечного медвежонка, упавшего на подушку.
— Надеюсь, я тебя не очень расстроила. Но я и вправду думаю, что лучше тебе все узнать заранее. Уверена, из тебя получится отличная жена для Оливера, если только ты не будешь заблуждаться насчет его любви к тебе.
И, грациозно поднявшись, Алина выпорхнула из комнаты, оставив за собой благоухающих шлейф дорогих духов.
Джинни стояла, как вкопанная, со слезами на глазах. Это не может быть правдой… Или может? С тех пор, как Оливер попросил ее руки, она пыталась понять, что такой мужчина как он мог найти в ней? Ему около тридцати, он добился успеха, много путешествовал, а она только что закончила школу. И он даже не говорил, что любит ее… по крайней мере, не прямо…
Она рухнула на край кровати, мрачно уставившись на свое отражение в зеркале. Неужели это правда? Неужели он женится на ней только ради наследника Марсденов, который займет его место в банке? Ради наследника, которого не может дать ему Алина.
Алина… Как Джинни в голову пришло, что она может сравниться с этим бесподобным созданием? Дело не только в красоте и элегантности, которые выделяют ее среди остальных женщин; а в утонченности, изяществе, умении отличить Моне от Матисса. И еще в способности завоевать и удержать мужчину. Вспомнить того парня, с которым Алина разговаривала на лестнице, — он же про все на свете забыл.
Нечего сидеть и хныкать, как дурочка, — резко сказала себе Джинни. Надо поговорить с Оливером. Она должна узнать правду. И принять ее с достоинством, как бы ни было трудно. Задержавшись на секунду, чтобы исправить повреждения, нанесенные горькими слезами, Джинни глубоко вздохнула, открыла дверь и решительно направилась к лестнице.
Вечеринка была в разгаре, но Оливер куда-то исчез… как и Алина. Кто-то обратился к Джинни, и она автоматически спросила с улыбкой на губах:
— Вы не видели Оливера?
— По-моему, он только что был на террасе.
— Спасибо.
Чувствуя, как сжимается сердце, Джинни вышла на широкую террасу через застекленную дверь и обежала вокруг дома. Оливера нигде не было… Но остановившись в размышлении, она услышала где-то рядом тихие голоса.
Они скрывались в тени, в дальнем углу веранды, под глицинией. Мужчина стоял спиной, но Джинни сразу узнала в нем Оливера по широкоплечей фигуре и темным волосам. И уж тем более она ни с кем не могла перепутать женщину в его объятиях, светлые волосы которой серебрились в лунном свете.
— Конечно, все останется по-прежнему, — прозвучал тихий, но отчетливый голос Оливера. — Между нами ничего не изменится…
Джинни шагнула вперед, ошеломленная этим неопровержимым доказательством. Оливер обернулся, удивление на его лице при виде девушки тут же сменилось раздражением. Алина ловко выскользнула из его объятий, улыбаясь, как сытая кошка.
— Простите, — пробормотала она и исчезла, оставив их вдвоем.
Оливер нахмурился, проводил взглядом Алину и вновь уставился на Джинни.
— В чем дело? — спросил он.
— Что значит, в чем дело? — всхлипнула Джинни. — Что ты здесь делал с ней?
Его темные глаза угрожающе заблестели.
— Что ты имеешь в виду? — резко переспросил он.
— А ты как думаешь? — Джинни набросилась на него, забыв о своем решении сохранять достоинство. Ей хотелось наорать на Оливера, но все же она умудрилась говорить тихо, чтобы не привлечь чужого внимания. — Ты вроде бы помолвлен со мной, но с тех пор, как вернулся в Англию, предпочитаешь проводить все свое время с ней!
— И что? — Его голос зазвенел от ярости. — Ради бога, ведь она моя сводная сестра! И у нее были неприятности. Я уже говорил, что не могу постоянно крутиться вокруг тебя, так что привыкай и не строй из себя избалованного ребенка!
Джинни резко выдохнула, словно получив пощечину.
— Избалованный ребенок? Так ты обо мне думаешь? — Со слезами на глазах она сорвала кольцо, прекрасное кольцо с изумрудом, которое носила на пальце не больше часа. — В таком случае получай назад! — И, швырнув кольцо к его ногам, она бросилась бежать по ступеням террасы и дальше через лужайку, растворившись в тени деревьев.
Ослепленная слезами, Джинни брела по покрытой гравием садовой дорожке, пока не вышла к той стороне дома, где гости парковали свои автомобили. Машина Оливера тоже была здесь — снова «Астон Мартин», как и в тот день, когда он забирал ее из школы на каникулы. Джинни погладила блестящий капот, вспоминая ту краткую поездку. Тогда она убеждала себя, что Оливер никогда не увлечется наивной маленькой школьницей, и была совершенно права.
Звуки нетвердых шагов по гравию заставили ее испуганно обернуться. Это был Марк Рэнсом — пьяный, как всегда, со спутанными черными кудрями и смокингом нараспашку.
— А… это Джинни! Привет, старушка. Потрясная вечеринка! — Он икнул. Извини… кажется, меня тут обкормили.
Джинни слабо улыбнулась. Она знала Марка целую вечность; он постоянно клялся ей в безумной любви, но она не принимала его слова всерьез — то же самое он твердил доброй дюжине ее подружек.
— Ты же не собираешься вести машину в таком состоянии? — спросила Джинни с некоторым беспокойством. Марк был вполне способен на любую глупость.
— Нет, нет… просто вышел хлебнуть свежего воздуха, — заверил ее Марк, моргая. — Значит, тебя уже окольцевали? Этот ублюдочный Олли Марсден всегда был счастливчиком! Я так и знал, что он тебя окрутит, пока остальные будут чухаться! — Он тяжело вздохнул и наклонился к Джинни, обдав ее перегаром. Знаешь, ты всегда мне нравилась. Я понимаю, почему ты меня кинула. Да, я неудачник, и слишком много пью. Это наследственное! Но все равно, ты самая красивая. Вот и Олли это заметил.
— Да, но… Я не выйду за него, Марк. Я его ненавижу!
Марк нахмурился, с трудом переваривая эту неожиданную новость.
— Не выйдешь за него? Но ты же помолвлена.
— Я только что расторгла помолвку, — с горечью пояснила Джинни. Наверное, это была самая краткая помолвка в истории. — Слезы хлынули рекой, и она прижалась к Марку, ища утешения. — О, Марк…!
В растерянности он обхватил ее руками и погладил ее волосы.
— О…! Но тогда… Идем, детка. То есть…
Джинни подняла голову и взглянула на Марка. Он и вправду красив, когда не слишком пьян. Многие девушки за ним увиваются вопреки… или скорее благодаря его испорченной репутации. И вообще, что ей терять?!
— Поцелуй меня, Марк, — скомандовала Джинни.
Он заметно удивился, но возражать не стал. Закрыв глаза, она подняла к нему лицо для поцелуя.
Целовался он замечательно, если не считать перегара. Конечно, не как Оливер… Но Джинни не собиралась больше думать об Оливере. Она обняла Марка за шею, привлекая его к себе. Ободренный, он тут же начал ее лапать. В нормальных обстоятельствах она влепила бы ему пощечину, но сегодня ей было все равно. Более того, она вела себя так, словно ей это безумно нравилось!
— Идем в машину, — неразборчиво пробурчал Марк.
Да! Разве она не отплатит Оливеру той же монетой? Отомстит, потеряв свою драгоценную невинность на сидении его же собственной машины! Дверца оказалась незапертой, Джинни открыла ее, и они рухнули на сиденье, сплетясь руками и ногами. Марк тяжело дышал, пытаясь нащупать застежку платья. Его слюнявые губы скользили по ее лицу.
В машине было тесно и неудобно, и Джинни уже начала сожалеть о своем необдуманном поступке. Но Марк был полон энтузиазма. Он придавил ее к сиденью и покрывал поцелуями шею и плечи. Джинни попыталась оттолкнуть его, устроиться поудобнее, но он воспринял это как очередное поощрение и полез ей под юбку.
— Марк… Пожалуйста… — шептала Джинни, пытаясь снова натянуть платье на плечи и отталкивая Марка свободной рукой. — Мы не должны…
Что-то ее царапнуло, и Марк выругался.
— Черт… я зацепился запонкой за твои дурацкие колготки! — буркнул он, пытаясь исправить проблему. Спьяну он перевалился на сиденье водителя, уткнувшись локтем в руль, и нажал на гудок.
— Ой, нет…! — В панике Джинни попыталась вырваться, от чего ее юбка задралась еще выше, и в этот миг дверца машины распахнулась.
Первой Джинни увидела победоносно улыбающуюся Алину. За ней — толпу зевак, не желающих пропустить такое зрелище. Улики были налицо: волосы Джинни в диком беспорядке, платье едва не сваливается с плеч, и на обнаженное бедре — ладонь Марка.
— Джинни! Что же это…? — В голосе Алины звучало непомерное удивление. — Как ты могла?
Джинни покраснела, как помидор. Пытаясь натянуть платье на плечи, она сбросила руку Марка с ноги, разорвав при этом колготки, и вылезла из машины. И бросилась прочь от свидетелей ее позора — обежала вокруг дома, ворвалась в заднюю дверь, промчалась по лестнице, закрыла за собой дверь спальни и рухнула на кровать, поклявшись, что не выйдет отсюда в ближайшие сто лет…
* * *
Неужели это случилось так давно? Танцуя с Оливером, прижимаясь к его стройному, мускулистому телу, вдыхая острый запах его кожи, с легкостью можно представить, что этих лет не было… что они танцуют на вечеринке в честь помолвки, и на пальце Джинни — то самое кольцо.
Жаль, что прошлого нельзя изменить. Тени той ночи оказались слишком длинными.
Джинни украдкой изучала лицо Оливера — жесткую линию подбородка, твердые губы. Она так и не узнала, как он воспринял ее выходку. Джинни отправила ему вежливое письмо с извинениями, а к тому моменту, когда она вышла из своего добровольного заключения, он уже уехал в Америку.
Сплетни тем временем разгулялись вовсю. Свидетели происшествия заметили не так уж много, но с радостью заполнили пробелы — и история начала обрастать подробностями. Невнятные опровержения Марка были отброшены — он был настолько пьян, что вряд ли запомнил случившееся. Только Алина могла восстановить репутацию Джинни, но она предпочла многозначительно отмалчиваться.
Поначалу Джинни не слишком беспокоила людская молва — что значит такая мелочь для разбитого сердца? А вскоре выяснилось, что уже ничего не исправишь — стоило ей хотя бы раз потанцевать с парнем на вечеринке, и его тут же заносили в растущий список ее предполагаемых любовников.
К сожалению, ее партнеры по танцам частенько оказывались не такими джентльменами, как предполагалось. Они слишком боялись насмешек приятелей, боялись прослыть неудачниками. В результате репутация Джинни оказалась даже хуже, чем у Марка, причем без малейших доказательств.
Что касается Алины — она победила. Или так это представлялось в те времена. Сомнения возникали постепенно. Ведь если Оливер действительно так сильно любил ее, то почему не женился? Даже если современная медицина не способна вылечить ее бесплодие, можно ведь усыновить ребенка. Всегда найдется куча более разумных решений, чем изощренный план, придуманный Алиной.
Если бы у Джинни нашлась хоть толика здравого смысла, она сообразила бы вовремя, вместо того, чтобы действовать так опрометчиво. Но она была юной и неуверенной в себе, переполненной романтическими мечтами — слишком легкой добычей для Алины. Сейчас, пожалуй, она смогла бы стать достойной соперницей.
Но уже поздно, — мрачно размышляла Джинни, — слишком поздно. Зачем гадать о несбыточном? Если Оливер и питал к ней какие-то чувства, с ними давно покончено. А теперь он решил, что пришло время для мести — блюда, которое, как говорят, вкуснее есть остывшим.
Повеяло холодом, и ее мысли смешались. Как долго они танцуют? Луна, сиявшая на бархатном небе, словно серебряный доллар, давно скрылась. Оркестр еще играл, но сквозь окно было заметно, что зал почти опустел: несколько пар продолжали танцевать среди плывущих в воздухе воздушных шариков и спутанных лент серпантина, кто-то сидел за столиком, а официанты неустанно сновали по залу, убирая оставшуюся от ужина грязную посуду.
— Ой… я и не заметила, что так поздно, — сказала Джинни, подавив зевок.
Оливер взглянул на строгие золотые часы.
— Ты ведь никуда не торопишься, раз собиралась танцевать до утра.
— О, мне еще не надоело. Но вскоре может надоесть, если не остановишься.
Оливер рассмеялся.
— Разве ты не слишком взрослая, чтобы изображать испорченного ребенка?
— Ой, нет. — Джинни решительно покачала головой. — Я собираюсь оставаться испорченным ребенком, пока не превращусь в старую скандалистку.
— А я привык думать о тебе, как милой маленькой девственнице. Как же я ошибался… так берег твою невинность, так боялся напугать тебя… — Ладонь Оливера скользнула вверх по ее плечу и остановилась у горла, заставив девушку вскинуть голову. — Но я зря беспокоился, верно? Возможно, будь я менее галантен, тебе бы не понадобилось резвиться на заднем сидении моей машины с пьяным гулякой, не способным даже оценить удовольствие, которое ты так щедро ему доставляла.
Наконец Оливер дал волю своей долго скрываемой ярости. Когда его пальцы сомкнулись на горле Джинни, она испытала настоящий ужас. На мгновение ей показалось, что Оливер хочет ее задушить. Но в следующую секунду он ее поцеловал, крепко и решительно, силой раздвинув ее губы, вторгнувшись языком в самые глубокие уголки ее рта, требуя покорности.
Это был не поцелуй — наказание. По крайней мере, этого хотел Оливер. Но его жестокость пробудила в Джинни дух авантюризма, разожгла в ней пламя, подогреваемое болью и страданиями прошедших шести лет, и внезапно она начала целовать его в ответ с такой же яростной страстью.
Рука Оливера лежала на ее талии, и, когда Джинни изогнулась, чтобы глотнуть воздуха, тугой корсет ее платья сдавил грудь, шершавая ткань коснулась нежных сосков, от чего перед глазами Джинни заплясали искры. Если бы Оливер целовал ее так раньше, она не позволила бы ни Алине, ни кому-либо еще, отнять его у нее…
Наконец Оливер разомкнул объятие, его темные глаза блестели насмешкой.
— Что ж, ты явно кое-чему научилась с прошлого раза, — заметил он, и, судя по его тону, это не было комплиментом.
Джинни с горьким удовлетворением встретила его взгляд, гордо вскинув голову.
— Ничего удивительного, — огрызнулась она, изо всех сил стараясь сохранить легкомысленный вид. — Шесть лет — это очень долго. Я провела их не в монастыре.
— Нет, судя по всему. — Оливер зло рассмеялся. — Если хотя бы четверть того, что я о тебе слышал, является правдой, скорее ты провела их в борделе!
На ее мягких губах вспыхнула дерзкая улыбка.
— Ты веришь сплетням, Оливер? Как не стыдно!
— О, я никогда не полагаюсь на информацию, полученную не из первых рук, — сказал он с оттенком иронии в голосе. — Я всегда провожу собственное… расследование. — Он погладил подушечкой большого пальца ее дрожащие губы, размякшие после его грубого поцелуя. — По-моему, сплетни подтверждаются.
— Можешь не надеяться, что я попаду в твою коллекцию, — гневно ответила Джинни. — Ты купил меня всего на один день, вот один день и получишь. — И, резко развернувшись, она направилась в танцевальный зал.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Находка Джинни Гамильтон - Маккарти Сюзанна

Разделы:
1 глава2 глава3 глава4 глава5 глава6 глава7 глава8 глава9 глава10 глава

Ваши комментарии
к роману Находка Джинни Гамильтон - Маккарти Сюзанна



velikolepnii roman.tolko jalko chto v avariu popadaet v konce glavnaia geroinia!
Находка Джинни Гамильтон - Маккарти Сюзаннаketi.
6.08.2011, 1.42





Прочитать можно, не скучно. Куда делись романы от которых дух захватывало!?
Находка Джинни Гамильтон - Маккарти СюзаннаИрина
28.10.2011, 9.19





Нормальный роман , можно почитать
Находка Джинни Гамильтон - Маккарти СюзаннаE
28.04.2015, 22.46





Миленький роман на один вечер: 6/10.
Находка Джинни Гамильтон - Маккарти Сюзаннаязвочка
29.04.2015, 0.37





Можно почитать.
Находка Джинни Гамильтон - Маккарти СюзаннаКэт
14.07.2015, 7.12





очень даже понравилось
Находка Джинни Гамильтон - Маккарти СюзаннаMariam
13.05.2016, 20.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100