Читать онлайн Магия чувств, автора - Маккарти Сюзанна, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Магия чувств - Маккарти Сюзанна бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.07 (Голосов: 41)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Магия чувств - Маккарти Сюзанна - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Магия чувств - Маккарти Сюзанна - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Маккарти Сюзанна

Магия чувств

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

На пальце Чарли сверкал огромный бриллиант. Она подвигала рукой, ловя солнечные лучи, и драгоценный камень заиграл восхитительным блеском. Рядом с ней за рулем роскошного «мерседеса», слегка посмеиваясь, сидел Пит.
— Нравится?
— Он великолепен. — Она озарила его счастливой улыбкой. — Просто не верится, что это произошло на самом деле.
— Это произошло, — с улыбкой заверил он ее. — Пожалуй, моя мама будет удивлена еще больше, чем твой отец.
— О, отец уже предвкушал это с великим удовольствием. Он всегда прочил мне в мужья кого-нибудь вроде тебя, — с ехидцей заметила она. — По крайней мере мне впервые в жизни удастся ему угодить.
Они ехали по прямой и пустынной дороге. Оторвав руку от руля, Пит стиснул ее кисть.
— Надеюсь, это послужит лучшему взаимопониманию между вами, — сказал он. — Жаль, когда в отношениях между отцом и дочерью такая пропасть.
— Да. — На ее лице отразилось мрачное предчувствие. — Хочется верить, что твоя мама также одобрит твой выбор, — как-то натянуто добавила она. Она, наверное, решит, что тебя ловко обставили.
— Это исключено: она слишком хорошо меня знает. — В его серых глазах плясали веселые искорки. — Возможно, ей потребуется какое-то время, чтобы привыкнуть, но я уверен, ты непременно придешься ей по душе.
— Надеюсь. — Чарли повернулась и стала смотреть на пробегающий мимо окон пейзаж. По обеим сторонам дороги до самого горизонта простирались равнинные поля; время от времени попадались дома с островерхой крышей и редкие деревья; тут и там виднелись белые подъемные мосты, перекинутые через канавы с водой, которые делили поля на ровные прямоугольники.
Они ехали в гости к матери Пита. После смерти отца Пита она переехала жить в деревню в окрестностях Амстердама, где прошло ее детство. Пит сообщил ей по телефону о своем намерении жениться, и она пригласила будущих молодоженов на воскресный обед.
Судя по всему, эта новость немало ее удивила, с грустью отметила про себя Чарли. Она ни сном ни духом не ведала о юной англичанке, и вдруг сын на ней женится! Что она может подумать? Одобрит ли выбор Пита?
На Чарли было то же шелковое темно-синее с белым узором платье, которое она купила для встречи с отцом. Пришлось немало потрудиться над непокорными вьющимися волосами: она до блеска разгладила их щеткой, после чего зачесала назад и повязала темно-синим, в тон платью, шарфиком. Во всяком случае, этот цвет был ей к лицу: он подчеркивал ее голубые глаза.
Неужели она и впрямь выходит замуж за Пита? Просто не верится! Может, потому, что прошло еще так мало времени — он сделал ей предложение всего три дня назад? И она еще не успела это как следует переварить?
Но что толкнуло его сделать столь решительный шаг? Хоть этот вопрос и возникал у нее, но не слишком ей докучал. Уж наверняка он делает это не из чувства долга после того, как лишил ее девственности. Если, конечно, он не настолько старомоден. Но в то же время… он так и не признался ей в любви. И все же предстоящее замужество переполняло ее сердце радостью, и ей было не до того, чтоб задумываться над столь пустяковым упущением с его стороны. Хотя, возможно, задуматься все-таки следовало бы, а?
Украдкой она кинула на него взгляд из-под ресниц. Казалось, он целиком сосредоточился на дороге, как будто ее здесь и нет. Точно так же прошли и последние три дня — рассчитывать, что после помолвки он забудет о своих деловых обязанностях, означало заведомо обречь себя на жестокое разочарование.
Но зато минуты, проведенные с ним вместе, были сущим блаженством. Они занимались любовью с такой алчностью, будто впервые отведали ее вкус, впрочем, для нее это так и было. Что же касается его… тут сомневаться не приходится: он применил весь свой опыт, все свое искусство… Сколько же женщин у него было в жизни? Если не считать ту, рыжеволосую… Жанину?
Вспомнив красавицу француженку, она слегка нахмурилась. Что-то тут все-таки не так. Хоть Чарли была вовсе не дурнушка, но, по правде говоря, ей было далеко до этой эффектной и элегантной особы, которая гораздо больше подходила Питу.
Но почему же он все-таки предпочел ее рыжеволосой красавице? И, казалось, не слишком расстроился, когда француженка с ним внезапно порвала? Что он тогда сказал? Дескать, у них совсем не те отношения, какие Чарли себе вообразила. Что он имел в виду?
Ее продолжали глодать сомнения, когда машина свернула с шоссе на узкий проселок. Он тянулся вдоль канала; впереди показались красные крутые крыши домов; это было небольшое селение, утопавшее в тени деревьев.
Но, не доезжая до него. Пит свернул с дороги и, преодолев мост, поехал вдоль противоположного берега. Вскоре они подкатили к невысокому каменному забору, за которым возвышался красивый особняк из светло-красного кирпича, построенный в типично голландском стиле: крутая островерхая крыша, ступенчатый фронтон. За железными воротами открывался ухоженный цветущий сад.
— Вот мы и прибыли. — Пит припарковался на аккуратной, усыпанной гравием стоянке, выбрался из машины и, обойдя вокруг, с присущей ему благовоспитанностью открыл даме дверцу. Чарли вышла и с любопытством посмотрела на дом.
Вблизи он оказался гораздо старше, чем ей показалось вначале. При нем было несколько пристроек, сооруженных в разное время, но выполненных в едином стиле. Эти пристройки придавали крыше причудливые изгибы. Окна двух нижних этажей были весьма необычного вида: вверху свинцовая решетка, внизу деревянные лакированные ставни, распахнутые навстречу летнему солнцу. Входная дверь, довольно внушительного вида, была из старого полированного дуба.
Едва они поднялись по трем каменным ступенькам на крыльцо, как дверь резко распахнулась и на пороге показалась полная дама средних лет с пушистыми светло-каштановыми волосами. Она встретила их лучезарной улыбкой и затараторила на голландском языке, так что Чарли, не слишком хорошо им владевшая, ничего не могла разобрать.
Пит поблагодарил ее по-английски:
— Спасибо, Ханни. У меня все отлично. А это Чарли. Чарли — моя тетя Ханни. Она живет с мамой и помогает ей.
— О-о… — В какой-то момент Чарли уже решила, что это мать Пита, но тут же сообразила, что этого не может быть: дама слишком молода.
— Goedemorgen, — вежливо поздоровалась Чарли.
Ханни в свою очередь одарила девушку удивленным взглядом. Чарли догадалась: тетушка Пита то же самое подумала и о ней. Дама тепло ей улыбнулась.
— Очень рада вас видеть. Пожалуйста, заходите. Госпожа ден Ауден в саду. Проходите, а я принесу кофе, ja?
— Спасибо, Ханни.
Изнутри дом был со вкусом обставлен старинной голландской мебелью, несколько громоздкой и тяжеловатой, но прекрасно гармонирующей с деревянными панелями просторной квадратной комнаты. Над камином висел подлинный Вермеер — Чарли сразу узнала его.
Через распахнутую стеклянную дверь открывался вид на внутренний сад. Покрытая каменными плитами терраса завершалась ступеньками, ведущими к ухоженной лужайке, окаймленной очаровательными цветущими клумбами. Под тенистой липой стояло несколько шезлонгов, в одном из которых сидела и читала дама.
Пожилая женщина, но довольно моложавая. Одета она была скорее из соображений комфорта, нежели в угоду моде, однако достаточно элегантно. Услышав их голоса, она оторвалась от чтения и подняла на них глаза. Чарли готова была поспорить, что в ее взгляде промелькнуло недовольство.
Однако сына дама встретила тепло.
— О, милый, наконец-то. — Она протянула к нему руки, и он, взяв их, наклонился и поцеловал мать в щеку.
— Мама, я хочу представить тебе мою невесту, — сказал он, подтолкнув Чарли немного вперед.
— О да.
Чарли почувствовала себя объектом критического изучения и не могла отделаться от неприятного ощущения, что в этом доме ей не слишком рады.
— Доброе утро, дорогая, — несколько скованно произнесла дама. — Рада с вами познакомиться.
— Здравствуйте, — робко улыбнувшись, ответила Чарли.
— Пожалуйста, садитесь.
Пробормотав слова благодарности, Чарли села в шезлонг, прямая как палка, судорожно сцепив руки на коленях. Встреча была столь натянутой и официальной, что обе женщины почувствовали облегчение, когда Ханни принесла кофе.
— О, Ханни, прекрасно. Питер, принеси тот маленький столик, чтобы поставить поднос.
За суетой приготовлений обстановка стала более непринужденной. Ханни протянула Чарли чашечку кофе и кусок сладкого темного фрисландского торта к счастью, теперь ей хоть было чем занять руки. Когда все расселись по местам, госпожа ден Ауден, как хозяйка дома, вновь обратившись к невесте сына, начала разговор.
— Сын мне говорил, что вы художник, — вежливо произнесла она.
— Да, — ответила Чарли с некоторой опаской: вряд ли ее будущей свекрови эта профессия внушает доверие.
— Я мечтаю взглянуть на вашу роспись, когда она будет закончена. По описанию Питера мне трудно ее представить. К тому же я практически не знаю современного искусства.
— О, там нет никакой абстракции, — поспешила разуверить ее Чарли. Просто… просто я предпочитаю яркие краски.
— Понятно.
Наступила неловкая пауза. Чарли отхлебнула кофе и откусила кусочек торта. Только бы ей сегодня окончательно не потерять способность к светской беседе, вести которую обычно для нее не представляло труда.
— Я… Очень вкусный торт, — начала было она. — Вы сами пекли?
— Нет, дорогая. Я купила его в маленькой кондитерской у нас в деревне, — пояснила Ханни с добродушной улыбкой. — Их выпекают прямо на месте. Я покупаю там не первый год. У них всегда вкусная выпечка.
— Да, очень. — Чарли благодарно улыбнулась ей.
Опять воцарилась тишина. Наконец мать Пита предложила:
— Не желаете ли осмотреть наш сад, дорогая? Пит вас проводит.
— Спасибо, с удовольствием. — Чарли действительно с радостью ухватилась за предложение, лишь бы как-то скоротать время.
— Обед будет через полчаса. Счастливей вам прогулки.
По ее улыбке Чарли поняла, что старшая дама тоже чувствовала себя не в своей тарелке.
Сад был великолепен. Широкие, поросшие травой дорожки вились между клумбами с цветами, спускались к берегам канала, над которым тихо шелестел сухой камыш. Яркие пестрые бабочки порхали над сиреневыми лепестками хризантем. На плакучей иве, свесившей свои ветви в тихо текущие воды канала, распевала песню зеленушка.
— Как здесь прекрасно! — от души воскликнула Чарли.
В ответ Пит улыбнулся.
— Рад, что тебе нравится. Я частенько приезжаю сюда на уик-энд отдохнуть от городской суеты.
— О… — Не иначе как теперь он рассчитывает появляться здесь вместе с ней. — Твоя мама… кажется, она от меня не в восторге, — пробормотала Чарли, безотчетно провожая глазами маленькую стаю куропаток, скользящих по водной глади меж камышей.
— Я же говорил, что ей потребуется время, чтобы к тебе привыкнуть, спокойно напомнил он. — В конце концов, ей почти семьдесят, и последние годы ей не приходилось знакомиться с новыми людьми.
Все же его мать, скорее всего, разочарована, с горечью подумала Чарли. Она ожидала увидеть радом с сыном женщину постарше и более ему подходящую…
Взяв ее за подбородок, Пит приподнял ее лицо.
— Потерпи, — серьезно сказал он. — Уверен, она тебя полюбит, когда лучше узнает.
Ее дрожащие губы растянулись в улыбке. Стоит ему так на нее посмотреть, как меркнут все проблемы.
— Ну, конечно, потерплю, — шепнула она. — Я хочу ей понравиться.
— Вот и хорошо. — Едва его рот скользнул по ее губам, как они растворились, слившись с ним в глубоком нежном поцелуе. Он притянул ее к себе, и они надолго позабыли обо всем на свете.
Наконец Пит поднял голову и взглянул на часы.
— Кажется, пора возвращаться в дом, — сказал он. — Обед будет с минуты на минуту.
Чарли сделала медленный глубокий вдох, стараясь унять биение сердца. И как только ему удается сохранять хладнокровный вид, когда даже обычный поцелуй приводит ее чувства в полный разброд, с завистью думала Чарли.
Пит взял ее за руку, и они пошли к дому. Пройдя через террасу в гостиную, где было сравнительно прохладно и шаги их не были слышны из-за толстого ковра, они услышали голос матери Пита.
Она говорила по-голландски, и хоть Чарли толком не разобрала, о чем речь, зато отчетливо услышала имя Жанины. Похолодев, она тайком бросила взгляд на Пита.
Он слегка нахмурился и громко прокашлялся, чтобы предупредить о своем присутствии. Его мать тотчас отозвалась:
— О, Питер, это вы? Обед готов. Госпожа ден Ауден вышла из столовой. Вид у нее был слегка виноватый. Безусловно, она догадалась, что ее разговор слышали. Но что из него поняла Чарли?
— Вам понравился сад, дорогая? — с подчеркнутым радушием осведомилась она.
— Да, очень, — пробормотала Чарли, которой больше всего хотелось испариться. Можно было не сомневаться, что госпожа ден Ауден предпочла бы увидеть на ее месте Жанину, считая ту куда более подходящей парой для своего сына. Чарли и сама была бы не прочь узнать, почему все-таки он не женился на француженке.
В той же атмосфере неловкости прошел остаток дня. Разговор за столом не клеился, и все облегченно вздохнули, когда при первом же удобном случае Пит объявил, что им пора ехать.
Визит к матери Пита оставил неприятный осадок, и по дороге в Амстердам им еще долго не удавалось от него избавиться. Чарли не терпелось спросить Пита о Жанине, но она не могла собраться с духом, а потому сидела тихо, погрузившись в свои страхи и сомнения. Интересно, о чем он думает, так ловко ведя машину?
Почему он сделал ей предложение? Трудно представить себе более непохожих друг на друга людей, чем они, да и нельзя так просто вычеркнуть тринадцать лет разницы. Любопытно, были ли у него с Жаниной размолвки до того, как они окончательно разбежались? Может, его некоторым образом «отшили»? Возможно, Жанину не устраивало, что он уделяет ей мало внимания и времени; если он всегда работал так, как в последние недели, то у них вполне могли возникать стычки.
Или он счел, что молоденькую девушку, которая от него без ума, будет легче укоротить в требованиях? Особенно если хватает одного поцелуя, одного прикосновения, чтобы привести ее в состояние совершенной беззащитности. Она сочтет за счастье согреть ему постель и будет этим вполне довольна.
Неужели он все себе так представляет? Ее сердце сдавила щемящая грусть. Не желает она мириться с отведенным ей закутком его жизни. Она хочет разделить с ним ее всю, разобраться во всех его деловых проблемах и помочь, где сможет. А ведь Чарли всегда воротило от разговоров о бизнесе и финансах. Вот что значит любовь.
Однако стоит ей сунуть свой нос, куда ее не просят, как она рискует потерять все, что имеет. Если она будет ему мешать, вполне возможно, он решит от нее отделаться. Следует проявлять осторожность и прежде всего постараться убедить его уделять ей больше времени. В конце концов, ему самому порой требуется отдых. Для начала она могла бы ему в этом помочь.
Мало-помалу она принялась приводить свой план в исполнение. В Музее Ван Юга проходила выставка картин из фонда одного из музеев Парижа, и Пит охотно согласился ее посетить, но вскоре оказалось, что выкроить для этого время ему не так-то просто.
— В четверг днем. Обещаю, — поклялся он, однако в последний момент выяснилось, что у него горит важный контракт с итальянским правительством. — В пятницу в девять утра у меня важная встреча, но к одиннадцати я непременно освобожусь, и все остальное время мы проведем вместе.
Но встреча затянулась, за ней последовали срочные переговоры с банком, после чего ему пришлось ожидать жизненно важного звонка из Японии. Чарли не могла скрыть своего разочарования.
— Мне ужасно жаль, Чарли, — вздохнув, он обнял ее за талию и притянул к себе. — Но это важно.
Она надула губки: пусть видит, как она расстроена.
— А я для тебя не важна? — возразила она.
— Конечно, важна. — И он чмокнул ее в кончик носа. — Мы пойдем сразу, как я освобожусь. Музей работает до пяти часов.
— Но уже почти половина четвертого. Я хочу все посмотреть обстоятельно, а не нестись галопом по залам, — не унималась она.
— Мы обязательно пойдем при первой же возможности.
Его твердый тон внушал уверенность, и она нехотя сдалась. В субботу днем они наконец попали на выставку, и она не обманулась в своих ожиданиях. Гениальные творения художника привели Чарли в состояние совершенного экстаза. Готическая церковь в Овере, приобретшая под его кистью удивительные, причудливые очертания; трагическое мироощущение, вылившееся на холст при изображении крытых соломой лачуг в Кордевилле; смятение и отчаяние, которыми веяло от последнего автопортрета.
Крепко вцепившись в руку Пита, Чарли пожирала взглядом полотна истинного гения, создавшего столь невероятное творческое богатство. После музея они отправились в дом на Принсенграхт, где в последние годы войны еврейская девочка Анна Франк, скрываясь вместе с семьей, писала свой дневник. Не выпуская руки Пита, со слезами на глазах Чарли долго разглядывала фотографии кинозвезд, так трогательно приклеенные к стене, поражаясь невероятной жестокости убийц пятнадцатилетней девочки.
— Она была даже моложе меня, — прошептала Чарли, когда они собрались уходить.
Пит ласково обнял ее за плечи, прислонившись щекой к ее волосам, и она без лишних слов поняла, что он разделяет ее чувства.
После мемориального дома-музея они на прогулочном катере отправились на экскурсию по каналам Амстердама. Над городом уже сгущались сумерки, когда они медленно проплывали под ярко освещенными мостами, которые отражались в водной ряби. Пит показывал ей наиболее интересные виды панораму семи мостов, которые один за другим удалялись в перспективу, или как из-за угла возникал грациозный деревянный мост Магере Брух, перекинутый через широкую реку Амстел.
Настроение у нее значительно поднялось. Чтобы развеселить ее, Пит решил прогуляться с ней по шумным, переливающимся яркими огнями улицам, где била ключом жизнь ночного города. Раньше она здесь ходила только днем и ни разу вечером. Она хихикала при виде толп туристов, разевающих рот на откровенную рекламу ночных клубов или пытающихся тайком поглазеть на девочек в окнах, представительниц древнейшей профессии.
— Здесь это происходит так явно, — смущенно заметила Чарли, — не то что в Англии, где все шито-крыто.
Пит пожал плечами, кинув на нее насмешливый взгляд.
— Обычный бизнес, — ответил он.
— Хм! На днях я здесь встретила Дирка ван Лейдена, — неожиданно вспомнив, сказала она.
— Дирка? — удивился он. — Что он тут делал?
— Просто прогуливался. — Она вовсе не собиралась намекнуть, что Дирка сюда привела более подозрительная причина, чем ее. — Я делала здесь зарисовки для росписи, — пояснила она. — Мы вместе возвращались.
— А-а. — Разговор их оборвался, так как они стали осторожно пробираться сквозь толпу по мощенной булыжником мостовой, где мимо довольно быстро проносились машины, при том, что улица была узкой, а на пути то и дело встречались опасные, неогороженные входы в полуподвал.
Наконец, дойдя до тихой внутренней гавани, Чарли остановилась, любуясь суетой на водном пути; прохладный бриз шевелил ей волосы. Интересно, какой здесь был вид, когда не существовало этих искусственных островов, до того, как плотина, протяженностью в девятнадцать миль, не защитила собой местность от превратностей сурового Северного моря?
— Раньше отсюда уходили в плавание корабли? — вслух размышляла она. Трудно представить, что когда-то они отправлялись в путь и возвращались не раньше чем через год. А сегодня мы за полдня можем облететь полземли.
Пит рассмеялся.
— О да, определенно мир стал более досягаем. И это к лучшему. Мне не приходится тратить целый год, чтобы попасть на одно из моих предприятий в Джакарте.
— Нет! — при мысли о том, что она может так долго его не видеть, Чарли вздрогнула и крепко прижалась к нему.
— Ах, моя малышка Чарли, — улыбнулся ей Пит, — ты сердишься, что я слишком занят делами и не могу с тобой даже погулять по парку. А что бы ты делала, если бы пришлось стоять здесь и, провожая меня, махать вслед кораблю, как прежде делали девушки на Башне Слез?
— Я бы тебя не отпустила, — отчаянно заявила она. — Но не только потому, что я хочу гулять с тобой по парку. Я волнуюсь за тебя. — Она серьезно на него поглядела. — Ты слишком много работаешь. Ты же создал свои компании, так пусть они работают сами по себе, а ты хоть немного поживи в свое удовольствие.
— Ах, если б все было так просто! — Он покачал головой. — В бизнесе не бывает ни минуты покоя. Стоит остановиться, как тебя тут же вытеснят другие. Постоянно нужны новые идеи и изобретения, иначе конкуренции не выдержать.
— Такое впечатление, что бизнес — это монстр, который пожирает твою жизнь, — с возмущением проговорила она.
— Да. — Он криво усмехнулся. — В некотором смысле это так. Я работаю, целый год только затем, чтобы обеспечить себе работу на следующие два года. И кажется, мне от этого никогда не избавиться.
— Если захочешь — избавишься. Компанию можно продать.
Выпалив эти слова, Чарли затаила дыхание. Мысль пришла ей в голову неожиданно, и она, как обычно, ляпнула, не подумав. Она сразу же поняла, что разозлила его: он весь напрягся и резко выпустил ее из рук.
— Об этом не может быть и речи, — отрезал он и зашагал вокруг защитной полосы к улице Дамрак. — Бездельничать не имею ни малейшего желания.
Чарли кинулась за ним.
— Я вовсе не имела в виду совсем ничего не делать, — стала она уверять, стараясь избежать ссоры. — В жизни есть столько возможностей проявить себя вместо того, чтобы надрываться до полусмерти.
Неожиданно он остановился и посмотрел на нее тяжелым и холодным взглядом.
— Не смей даже говорить на эту тему, — процедил он. — Компания была смыслом жизни отца и брата, а теперь она моя.
— Она украла у них жизнь, — вскрикнула она, неожиданно осознав, что тема их разговора гораздо серьезнее, чем она могла себе представить. Унесет и твою, если так будет продолжаться.
— Упорный труд еще никого не убивал, — резко заявил он.
— Убивают переутомление и стрессы, которым ты себя подвергаешь. Зачем? Зачем ты это делаешь? Неужели тебе мало того, что случилось с твоим братом? Ты просто упрям!
— Я больше не желаю обсуждать этот вопрос. — Он повернулся и пошел дальше.
— Но почему? — Она была в отчаянии. — Я же твоя невеста.
— Вот именно. И когда я делал тебе предложение, ты знала, сколько мне приходится работать, чтобы иметь возможность покупать такие вещички, как этот бриллиант на твоем пальце. Так что теперь, будь любезна, не жалуйся.
— Я не жалуюсь…
Но он ее уже не слушал. Он пошел вперед, а ей оставалось только плестись за ним следом. Вот так все начинается, с горечью подумала она. Ясней ясного он дал ей понять, что вход в эту область его жизни ей запрещен. Раз она хочет быть с ним рядом, придется довольствоваться теми крохами, которыми он возжелает с ней поделиться.
Но она так сильно хотела быть с ним рядом, что приняла бы любые условия. Она всегда будет там, где он захочет, заполняя собой маленькие паузы между, несомненно, более важными событиями его жизни. Она будет забавлять его и согревать ему постель, никогда не требуя большего, чем он захочет ей дать. Несмотря даже на то, что до сих пор не услышала от него признания в любви.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Магия чувств - Маккарти Сюзанна

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10

Ваши комментарии
к роману Магия чувств - Маккарти Сюзанна



скуучно!!!! не понравилось!
Магия чувств - Маккарти СюзаннаДана
2.05.2011, 20.59





забавненько....)
Магия чувств - Маккарти СюзаннаОксана
20.10.2011, 22.24





примитивная сказка для домохозяек
Магия чувств - Маккарти Сюзаннаmarusja
1.11.2011, 17.51





СКУЧНО,НЕ ИНТЕРЕСНО,ЗРЯ ПОТРАТИЛА СВОЕ ВРЕМЯ.
Магия чувств - Маккарти СюзаннаОксана
1.11.2011, 20.42





А мне понравилось)
Магия чувств - Маккарти СюзаннаАся
29.11.2015, 19.53





Слабовато 4 из 10
Магия чувств - Маккарти СюзаннаКсения
20.03.2016, 9.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100